Здесь может быть Ваша реклама

Подробнее
8915

Поделиться

Наталья Грехова, «Перекрёсток»: «Мы ушли в стратегию максимальной открытости с поставщиками»

«Перекрёсток» взял курс на открытое взаимодействие с поставщиками, не боится делиться с ними информацией и совместно работать над ошибками. О том, какие результаты показал пилот программы «Имплант» и какие еще решения в области логистики внедряет ритейлер, рассказала Наталья Грехова, директор цепи поставок торговой сети «Перекрёсток», на конференции для поставщиков Х5 Dialog 2022.

Фото: X5 Group Грехова_Наталья

– Каких результатов удалось добиться за последнее время в направлении сотрудничества с поставщиками в сети «Перекрёсток»?

– Взаимодействие с поставщиками – стратегическое направление для логистики, цепочек поставок. Действительно, в этом году мы многое сделали в этом направлении. Мы ушли в стратегию максимальной открытости. Это касается и работы с данными, и взаимодействия по совместным проектам, и решения проблем как с нашей стороны, так и со стороны поставщика. В целом этот год на фоне общего контекста событий очень сблизил производителей и розницу.

Мы запустили интересную программу – «Имплант», анонсированную год назад на конференции Х5 Dialog 2021. Мы успешно отработали ее с 19 поставщиками в пилотном режиме. Суть заключается в том, что сотрудник поставщика находится на территории сети, проходит обучение, получает расширенный доступ к информации, к которой ни один поставщик раньше не имел доступа, и работает в интересах своей компании, над своим портфелем брендов. Такой подход позволяет выделить проблемы как на стороне сети, так и на стороне поставщика, а максимальная открытость помогает нам стать предсказуемыми друг для друга. Все это дает возможность улучшить сервис.

По итогам работы пилотного проекта доступность продукта на полке для товаров с длительным сроком годности увеличилась почти на 2%, свежих продуктов – на 6%.

Программа «Имплант» позволяет увеличить оборот, снизить уровень потерь как для производителя, так и для сети, а также уменьшить товарные запасы. То есть философия открытого взаимодействия с поставщиками работает.

Другой блок, которым мы активно занимались в течение года, – это разработка портфеля логистических решений для поставщиков. Есть достаточно много неэффективных аспектов в цепях поставок как со стороны производителя, так и со стороны розницы. По отдельности найти решения не получится – это возможно, только если работать совместно. В результате у нас появилась возможность доставлять товар на высоких палетах и палетах с микс-продуктом. Они отличаются от стандартных и направлены на определенные потребности поставщиков. Например, поставщикам с небольшим портфелем товаров очень важно иметь хорошую утилизацию машин (соотношение объема или массы товара к полной вместимости машины. – Ред.), поэтому высокие палеты – это решение специально для них. Поставщикам, у которых очень широкий портфель низкооборачиваемой продукции, выгодно, чтобы на одной палете было несколько позиций. Такого рода решения делают логистику эффективнее.

– В прошлом году поставщики говорили о проблемах с возвратом оборотной тары. Вы смогли решить эту задачу?

– Мы создали специальный центр, который выстроил с нуля процессы по возврату оборотной тары, подписали дополнительные соглашения с поставщиками о том, как будем работать, многие процессы оцифровали. В итоге мы выросли по объему возвращаемой оборотной тары на 30% по сравнению с прошлым годом. К текущему моменту четверть поставщиков уже прошла все финансовые сверки по оборотной таре, а наш долг перед ними снизился. Мы однозначно смогли упорядочить работу в этой сфере и видим позитивную обратную связь от поставщиков. Но, конечно же, мы продолжим эту работу.

– Вы очень многое сделали для улучшения работы с поставщиками.

– Да, кроме уже перечисленного, мы создали отдел клиентского сервиса по работе с поставщиками, где разбираются любые вопросы по взаимодействию, например, по эффективности, сервису и т. п. И, если на стороне поставщика возникают какие-либо проблемы, он может позвонить и мы совместно будем работать над появившимися вопросами, искать удобные для обеих сторон варианты. Мы анонсировали открытие такого отдела год назад, и очень здорово, что у нас получилось это сделать. И мы продолжим делать еще больше.

Фото: X5 Group

Фото: X5 Group

– Расскажите об актуальных цифровых решениях. Например, о системе прогнозирования на основе машинного обучения. Какие успехи в развитии этого направления?

– Существует точка зрения, что в настоящее время нужно увеличивать товарный запас. В то же время в кризисной ситуации и производитель, и розница обязательно смотрят, все ли в порядке с наличностью. В текущем году мы наблюдали серьезную продуктовую инфляцию, при этом рост оборота не успевает за ростом цен, поэтому оборачиваемость капитала снижается. Это проблема, поскольку вместо того, чтобы вкладываться в развитие бизнеса совместно с поставщиками, приходится фокусироваться на создании товарных запасов. Но у нас есть решение. Мы уже накопили большой опыт кризисного управления и с большой точностью можем предсказать, как будет реагировать покупатель на те или иные события – вплоть до спроса на конкретную категорию в конкретном регионе с оценкой, как долго он будет сохраняться. У нас подобными расчетами занимается не человек, а цифровое решение. Система пополнения товарных запасов анализирует ситуацию с наличием товара в режиме реального времени и автоматически определяет правильный уровень запасов на РЦ и в магазине. Это решение позволяет в первую очередь управлять доступностью продукта на полке в ситуации волатильности.

– И товара всегда хватает?

– Мы научили наши системы достраивать прогноз при помощи нового инструмента – интеллектуальной системы машинного обучения. Она видит, когда мы ошибались с прогнозом, когда нам не хватило товарных запасов, и корректирует новый прогноз. В этом году мы сделали очень важный шаг – научились видеть почасовую доступность товара на полке по каждой позиции в каждом магазине страны. И это позволило нам увеличить качество прогноза, значительно улучшить доступность продукта без непосредственного влияния на товарные запасы. Для наших поставщиков это тоже хорошая новость, потому что мы стали открыто делиться прогнозами. Владея информацией, поставщик понимает, в каком направлении развиваться, что производить.

– Какой еще информацией вы делитесь с поставщиками и как это происходит?

– В первую очередь это происходит в рамках программы «Имплант». Как я говорила, сотрудник нашего партнера видит информацию только по своей компании, но это самая разнообразная информация: уровень товарных запасов, доступность товара, уровень сервиса, время отгрузки и хранения, цены на полке, наличие ассортимента в разных магазинах.

Как правило, сотрудник поставщика работает три дня в нашем офисе, два дня – в своем. Он быстро выявляет, где наши совместные процессы неэффективны. За каждым сотрудником закреплен куратор со стороны «Перекрёстка». Совместно с ним принимается решение о работе с обнаруженной проблемой или о дополнительных проверках. Меня особенно радует, что каждый поставщик нашел какие-то свои моменты, на которые нужно обратить внимание и, возможно, исправить. Раз в два месяца мы собираем партнеров-имплантов вместе, чтобы они поделились общими практиками.

– Не было ли страшно открывать данные?

– Конечно, изначально, когда мы запускали эту программу, у нас была некоторая нервозность по поводу того, что мы поделимся данными и все тайное станет явным – будет негатив по поводу ошибок друг друга. Но быстро пришло понимание, что важно над этими ошибками работать, а не пытаться их скрывать.

Еще мы беспокоились, что среди поставщиков есть конкуренты, и им, возможно, придется друг с другом взаимодействовать. Но, как оказалось, логистика – это область, где взаимодействовать лучше, чем вступать в конфронтацию. Даже конкурирующим бизнесам можно найти общие интересы в вопросах логистики и совместно работать над эффективностью.

В итоге мы поняли, что программа «Имплант» успешна, и в следующем году будем развертывать ее в регионах. И не только для крупных поставщиков, но и для локальных небольших игроков.

Также мы будем расширять функциональность программы. В этом году мы фокусировались на доступности продуктов на полке, на сервисе, а в следующем займемся эффективностью цепочек поставок, снижением себестоимости операций.

Фото: X5 Group

Фото: X5 Group

– В прошлом году вы отмечали проблему – снижение входящего сервиса от поставщиков. Удалось ли ее решить?

– Я бы сказала, что ситуация усугубилась. Я хорошо знакома с проблемами производителей и поставщиков и снимаю шляпу перед теми вызовами, с которыми им пришлось в этом году столкнуться: проблемы с замещением сырья, упаковки, оборудования и т. п. Мы видим, как на фоне этого драматически снижается уровень входящего сервиса, но также понимаем, что в таких ситуациях бесполезно давить на партнера. Важно действовать максимально открыто, и программа «Имплант» очень помогла в этом взаимодействии.

На решение этой задачи также работает наш клиентский сервис. И если поставщик видит какую-то проблему, например, не доезжает импортная упаковка, или, не дай бог, линия вышла из строя, или что-то еще, он оперативно доносит до нас эту информацию, а мы можем оперативно переключить спрос на продукты-аналоги в рамках ассортимента самого поставщика или других игроков категории. Такое взаимодействие очень помогает, несмотря на низкий сервис, обеспечить достойный уровень доступности товара на полке и даже поднять его за счет своих оперативных реакций.

– На 2022 год у вас были очень масштабные планы, и вам удалось их реализовать. Что планируете на 2023 год?

– В своем планировании мы отталкиваемся от основных вызовов. Вызов номер один – доступность продукта на полке. Большинство поставщиков преодолели проблемы этого года, но не решили их окончательно, поэтому очень важно продолжать взаимодействовать в области стабильности цепочек поставок. Программа «Имплант», которую мы развернем на все регионы, нам в этом поможет.

Также на решение этой задачи работает наш пилот по переходу на гарантированное долгосрочное планирование с поставщиком. Мы только начали реализовывать этот проект, продолжим в следующем году. Как это работает: мы согласуем прогноз по продажам товаров с поставщиком и со своей стороны даем гарантии, что реализуем эту продукцию, а поставщик обещает, что он этот товар нам обеспечит. То есть в данном случае мы даем беспрецедентную стопроцентную предсказуемость для поставщика.

Что еще в планах – мы знаем, что нам есть над чем работать в быстрой приемке продуктов. Будем совершенствовать этот процесс.

Еще один вызов – логистические решения для поставщиков. На следующий год у нас запланирован достаточно большой объем работы в категории фрукты и овощи – будем развивать «зеленые коридоры», перебирать и фасовать продукцию на наших РЦ.

Также мы вместе с поставщиками будем рассматривать процесс движения товара от производства до попадания на полку, работать над созданием ценности продукта, используя подход Value Stream Mapping (VSM).

Одновременно есть опасения, что в следующем году мы все можем столкнуться с вопросом надежности погрузочно-разгрузочной техники, транспорта и оборудования. И здесь я вижу решение в развитии уберизации в цепочках поставок, то есть в совместном использовании ресурсов. Мы идем в новую для нас историю – это процесс консигнации с поставщиками. На нашем РЦ выделяются определенные отсеки, куда производитель напрямую привозит продукт с хорошей утилизацией. Этот продукт принадлежит поставщику, а когда нам необходимо – переходит к нам для продажи.

Посмотрите видеозапись интервью с Натальей Греховой

Retail.ru

Интервью

Декоративное изображение

Сергей Костин, «1С-БСЛ»: «Основная проблема доставки последней мили – прогнозируемость эффективности курьерского юнита»

Когда собственная доставка может быть экономически эффективнее, чем при работе с внешними службами?

Декоративное изображение
Retail.ru использует файлы cookie для хранения данных.
Продолжая использовать сайт, вы даёте согласие на работу с этими файлами