Маркетинг и экономика торговли
Практика
FMCG. Продуктовый ритейл. Алкоголь
14 февраля 2022, 07:00 20811 просмотр

Куда плывет российская рыба

Хотя водные ресурсы России достаточно велики, а добыча рыбы год от года растет, рыбного изобилия здесь не наблюдается: слабо используются возможности аквакультуры, дикая рыба уходит на экспорт, ассортимент в магазинах узкий, цена растет, предложение переработчиков не соответствует запросам молодых потребителей. При этом рыбохозяйственный комплекс имеет огромный потенциал для успешного развития. Эксперты считают, что необходимо сфокусироваться на продвижении российских хозяйств, налаживании сбыта и актуальных продуктах переработки. Об этом говорили участники VII Международной конференции «Рыба. Аквакультура: настоящее и будущее».

Фото: ALPA PROD/shutterstock

Фото: ALPA PROD/shutterstock

«Одно из перспективных направлений – мелкие фермерские хозяйства»

Наталия Судакова, доцент кафедры аквакультуры и болезней рыб ФГБОУ ВО СПбГУВМ

Фото: ИД «Сфера»

Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 2022 год Международным годом кустарного рыболовства и аквакультуры. Что значит «кустарное рыболовство»? Это фермерские и семейные хозяйства, малый бизнес, помогающий сохранять традиционные виды рыболовства, идентичность регионов.

Объем мировой добычи в водах океана вышел на плато, последние 10 лет практически не увеличивался, и тенденций к росту не наблюдается. При этом в мире спрос на рыбу и морепродукты растет. Увеличивать добычу можно за счет уникальных технологий, редких вид рыб, не освоенных промыслом, а также за счет развития аквакультуры – морской и пресноводной.

По добыче рыбы Россия находится на пятом месте в мире, в 2021 году объем вылова перевалил за 5 млн тонн, при этом страна имеет большие ресурсы для развития. Одно из перспективных направлений – мелкие фермерские хозяйства. Поясню, почему это так важно.

В структуре российского производства почти 45% приходится на лососевые (семга, форель), за 9 месяцев объем выращивания этих видов составил почти 120 тысяч тонн – на 29% больше аналогичного периода прошлого года. Производство карповых занимает в России второе место – 51,2 тысяч тонн, +9% к 2020 году. Выращивание осетровых увеличилось на 20% – до 4,65 тысяч тонн. Все эти виды – форель, семга, осетр – дорогие и для большинства россиян малодоступны, к тому же в прошлом году цена на них значительно выросла. Карповые более доступны, но в основном для южных регионов.

Рыба является необходимым продуктом питания, поэтому специалисты должны подумать, какую рыбу выращивать в регионах, чтобы ее мог позволить себе каждый потребитель.

Например, мы предлагаем в хозяйствах Северо-Западного региона выращивать ерша. Исторически ерш имеет широкий ареал обитания, но считается неинтересной для промысла рыбой, так как в больших объемах его не добудешь. Но это вкусная полезная рыба, из которой можно приготовить разные деликатесы, например, легендарную уху из ерша. В некоторых странах, в частности в странах Балтии, производятся консервы из ерша, сушеный и копченый ерш, икра ерша.

Для вылова ерша не нужны траулеры и дорогостоящие орудия. Мелкие хозяйства могли бы получать ценную, питательную, доступную продукцию и хороший доход. В отличие от черной икры, икру ерша сможет позволить себе каждый, и при этом икра – маржинальный продукт. Для продажи можно позиционировать ерша как национальный специалитет.

В других регионах это могут быть другие рыбы, относящиеся к разряду «малоценные сорные», – плотва, пескарь, красноперка, карась. Реализация такого проекта имела бы и экологический и социальный аспект. Наш университет готов предложить способы выживания таких ферм и поставки уникального регионального продукта на мировой рынок.

«Рыбным хозяйствам не хватает кооперации»

Роман Садовой, представитель Рефтинского рыбхоза

Забавный проект про ерша может получиться, боюсь только, что стоить такой ерш будет, как элитная семга. Но направление правильное. Сейчас российские показатели по выращиванию аквакультуры в России невысокие, хотя потенциал страны гигантский, мы можем выращивать гораздо больше. Опущу недостатки федерального законодательства, деструктивно влияющего на развитие внутренней аквакультуры, но в рамках господдержки малых предприятий можно сделать реальные шаги. Существуют готовые перспективные проекты, например, сиговое рыболовство в Курганской, Тюменской, Челябинской областях. Сиг – это продукт, который не производят больше нигде в мире, ни у кого больше нет пастбищного однолетнего сиговодства в таких объемах. Эти сиговые хозяйства, естественно, живут в тотальной нищете, хотя им можно помочь и продвигать их продукцию очень широко.

Основной недостаток развития нашей аквакультуры – отсутствие PR-поддержки. Более того, появляются все новые «эксперты», которые распускают разные домыслы, например, что аквакультура – это плохо, а полезна только дикая рыба, что мясо аквариумного сома опасно и прочее.

Нам самим нужно концентрироваться на грамотном продвижении производимого нами продукта. Это и будет поддержкой для фермеров.

Рыбным хозяйствам не хватает кооперации.

Пример успешности работы кооперации – опыт Вьетнама, куда в 2005 году завезли икру сибирского осетра, которого они раньше не знали. Теперь, благодаря местной кооперации, осетр стал народной вьетнамской рыбой. Нам надо следовать в эту сторону, объединяться.

Фото: Mercedess/shutterstock

Фото: Mercedess/shutterstock

«В отличие от импорта динамика экспорта стремительно растет»

Олег Емцев, руководитель Северо-Западного межрегионального управления Россельхознадзора

Фото: ИД «Сфера»

Исторически Санкт-Петербург и Ленобласть, входящие в зону контроля нашего управления, являются крупным транспортным узлом, имеют порт, поэтому по объемам импорта и экспорта сопоставимы с общим объемом импорта в РФ. Через зону ответственности нашего управления проходит около 50% всей импортной животноводческой и рыбной продукции. Поэтому мы можем проследить тренды импорта.  Импорт рыбы и рыбной продукции в 2019–2021 годах падал. Если в 2019 году через Санкт-Петербург и Ленобласть проходило 566,4 тыс. тонн импортной рыбы, то в 2020-м – 355 тыс. тонн, в 2021-м – 97,5 тыс. тонн.

Через Псковскую, имеющую большое количество пунктов пропуска с Латвией и Эстонией, в 2019 году – 24,2 тыс. тонн, в 2020-м – 17,7 тыс. тонн, в 2021-м – 8,3 тыс. тонн. 

Лидеры импорта в Россию – Фарерские острова (сельдь, скумбрия, лососевые), Чили (лососевые, мидии), Китай (тилапия, тунец, креветка, сушеная рыбная продукция), Вьетнам (пангасиус, креветка, сурими), Аргентина (хек, креветка, корюшка). Заметно увеличивается грузопоток из Беларуси, поставляющей нам переработанную продукцию санкционных стран.

Управление Россельхознадзора контролирует каждую импортную партию, наши сотрудники находятся непосредственно в порту, вся продукция идет по разрешениям на ввоз, фиксируется в системе «Аргус», потом заносится в «Меркурий» и дальше следует к конечному получателю.

По каждому зарубежному предприятию на сайте Россельхознадзора создается карточка, ведется реестр всех предприятий всех стран, желающих поставлять рыбу на территорию РФ. Контролируем вид деятельности этих предприятий, потому что выявлен ряд предприятий, в основном китайских и чилийских, пытающихся поставлять нам продукты аквакультуры, но не имеющие официального разрешения на ввоз аквакультуры.

Основные нарушения, выявленные при мониторинге ФГИС «Меркурий», – сертификация продукции с истекшим сроком годности для реализации в пищу людям.

Такие нарушения бывают умышленными и неумышленными, поэтому сначала выносим предупреждение и просим пояснить ситуацию. За умышленное нарушение компании блокируются в системе. В 2021 году заблокировано 28 записей. Часто заносят ложные сведения в систему, такие компании аннулируем в системе без права восстановления. Также фиксируются нарушения режима транспортировки, оформление производственных ВСД без указания сырья, номера транспортного средства, несвоевременное гашение ВСД, продление сроков годности путем инвентаризации.

Проводим лабораторный контроль импортной продукции. В среднем за год делаем 3 тыс. химических проб. В 2021 году наибольшее число нарушений стандартов качества отмечено в продукции из Китая (тунец, палтус, масляная рыба) и Вьетнама (пангасиус, креветка, масляная рыба). В основном это микробиология, наличие паразитов, дрожжей, плесени, тяжелых металлов. Если продукция не проходит лабораторный контроль, сигнал об этом поступает в пункт хранения рыбы, владельцу высылается официальное обращение, информация о результатах заносится в систему.

В отличие от импорта динамика экспорта стремительно растет: в 2019 году это было 6,1 тыс. тонн, в 2020-м – 19,7, в 2021-м – 31,5 тыс. тонн. Россельхознадзор – единственная организация, имеющая право сертифицировать свою продукцию на экспорт и выступать гарантом качества. И если к российской продукции проверяющие органы стран-импортеров имеют какие-то претензии, мы ведем с ними диалог и отстаиваем качество отечественного производителя, опираясь на систему прослеживаемости и подтверждения лабораторий. Поэтому производителям, желающим выйти на экспорт, рекомендуем плотно общаться с Россельхознадзором.

Фото: Parilov/shutterstock

Фото: Parilov/shutterstock

«Важно сосредоточиться на качестве, продуктах собственной переработки, PR-продвижении»

Инна Гольфанд, партнер АО «НЭО Центр»

Фото: ИД «Сфера»

Многие рыбные компании даже не задумываются над развитием экспорта, хотя это открывает большие возможности для роста и получения прибыли.

Например, внутри России цены на дикий и аквакультурный лосось сильно различаются: выращенная карельская форель торгуется с дисконтом к дикой мурманской семге, а тем более – к норвежской и фарерской семге. А в мире такой разницы нет, поэтому российский аквакультурный лосось можно экспортировать по более высоким ценам, чем продавать внутри страны.

Структура поставок рыбы и морепродуктов из России совпадает с мировой структурой потребления. Крупнейшие рынки сбыта – Китай и Европа. В мировом потреблении большая часть рыбы – 77% – приходится на страны Азии, на Европу – 8%, Ближний Восток и Африку – 6%, Латинскую Америку – 5%, Северную Америку – 2%. При этом доля КНР в общем потреблении – 53%.

Наша страна экспортирует в Китай 75% поставок, в Европу – 11%, Африку – 10%, остальная часть размывается незначительными долями по другим странам.

В основном мы поставляем замороженную дикую рыбу, выловленную на Дальнем Востоке, аквакультурная рыба практически не экспортируется. Но в мире картина другая.

Норвегия активно занимается экспортом аквакультуры, в первую очередь в Китай (34% в структуре норвежского экспорта) и Чили – (34%). Китайская молодежь европеизируется, привыкает есть аквакультурную охлажденную рыбу, поэтому Норвегия тратит большие суммы на продвижение своей продукции на китайском рынке. Для нас это тоже большой рынок сбыта аквакультуры.

Япония и Корея поставляют в Китай живые и охлажденные морепродукты. У нас на Дальнем Востоке выращиваются гребешки, устрицы и мидии, но мы их никуда не поставляем, хотя можем кратно нарастить объемы производства. Пока потенциал развития аквакультуры на Дальнем Востоке абсолютно не востребован.

В Европу Россия практически ничего не экспортирует, зато Китай активно поставляет туда филе красной рыбы.

Откуда у Китая красная рыба? Это наша рыба, которую мы выловили, продали по ценам сырья в Китай, где ее переработали, сделали филе и поставили в Европу по более высоким ценам. Таким образом мы теряем маржу.

Сейчас мы экспортируем в основном сырье, которое перерабатывается, чаще всего в Китае, и потом поставляется на рынки Европы. При этом удельная стоимость экспорта в России – $2,5 за 1 кг, в США – $3,5, в Норвегии – $4,6. Это та разница в цене, которую мы можем забрать себе.

В 2020 году Россия впервые вышла на европейский рынок с продукцией высокой добавленной стоимости из лососевых. Пока это всего лишь 0,1% – филе и готовые блюда ready-to-eat. Основными поставщиками филе красной рыбы в Европу являются Норвегия (23%) и Китай (18%).

Россия вообще ничего не экспортирует в Северную Европу, хотя жители этих стран близки нам по вкусовым предпочтениям, и это тот огромный потенциал для аквакультуры и экспорта, который сейчас не используется.

Российские предприятия выходят на внешние рынки в основном через дистрибьютора, и это еще один канал потерь. Посредники забирают маржу, которую российские производители могли бы получать, если бы работали напрямую, сами выходили на перерабатывающие предприятия или сразу в ритейл, с готовой продукцией.

Сейчас разработана федеральная целевая программа по развитию экспорта, в которой заложены средства на продвижение российской рыбы и морепродуктов за рубеж, таким образом государство намерено помогать российским производителям. Но для успешного развития надо поменять структуру экспорта, переходить от поставки сырья к переработке, как минимум – к производству филе, и продвигаться дальше, к готовой продукции, к тому, что сейчас покупает молодежь.

Через десять лет уже никто не будет покупать хвосты для супа и даже потрошеную рыбу, нужны удобно упакованные продукты, готовые к употреблению или приготовлению.

Важно сосредоточиться на качестве, продуктах собственной переработки, PR-продвижении и взаимодействии с госорганами.

Валерия Миронова, Retail.ru

Материал создан по следам мероприятия VII Международная конференция «Рыба. Аквакультура: настоящее и будущее»

Поделиться публикацией:
Источник: Retail.ru
Подписывайтесь на наши новостные рассылки, а также на каналы  Telegram , Vkontakte , Дзен чтобы первым быть в курсе главных новостей Retail.ru.
Добавьте "Retail.ru" в свои источники в Яндекс.Новости
Загрузка
Куда плывет российская рыба

Хотя водные ресурсы России достаточно велики, а добыча рыбы год от года растет, рыбного изобилия здесь не наблюдается: слабо используются возможности аквакультуры, дикая рыба уходит на экспорт, ассортимент в магазинах узкий, цена растет, предложение переработчиков не соответствует запросам молодых потребителей. При этом рыбохозяйственный комплекс имеет огромный потенциал для успешного развития. Эксперты считают, что необходимо сфокусироваться на продвижении российских хозяйств, налаживании сбыта и актуальных продуктах переработки. Об этом говорили участники VII Международной конференции «Рыба. Аквакультура: настоящее и будущее».

Фото: ALPA PROD/shutterstock

Фото: ALPA PROD/shutterstock

«Одно из перспективных направлений – мелкие фермерские хозяйства»

Наталия Судакова, доцент кафедры аквакультуры и болезней рыб ФГБОУ ВО СПбГУВМ

Фото: ИД «Сфера»

Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 2022 год Международным годом кустарного рыболовства и аквакультуры. Что значит «кустарное рыболовство»? Это фермерские и семейные хозяйства, малый бизнес, помогающий сохранять традиционные виды рыболовства, идентичность регионов.

Объем мировой добычи в водах океана вышел на плато, последние 10 лет практически не увеличивался, и тенденций к росту не наблюдается. При этом в мире спрос на рыбу и морепродукты растет. Увеличивать добычу можно за счет уникальных технологий, редких вид рыб, не освоенных промыслом, а также за счет развития аквакультуры – морской и пресноводной.

По добыче рыбы Россия находится на пятом месте в мире, в 2021 году объем вылова перевалил за 5 млн тонн, при этом страна имеет большие ресурсы для развития. Одно из перспективных направлений – мелкие фермерские хозяйства. Поясню, почему это так важно.

В структуре российского производства почти 45% приходится на лососевые (семга, форель), за 9 месяцев объем выращивания этих видов составил почти 120 тысяч тонн – на 29% больше аналогичного периода прошлого года. Производство карповых занимает в России второе место – 51,2 тысяч тонн, +9% к 2020 году. Выращивание осетровых увеличилось на 20% – до 4,65 тысяч тонн. Все эти виды – форель, семга, осетр – дорогие и для большинства россиян малодоступны, к тому же в прошлом году цена на них значительно выросла. Карповые более доступны, но в основном для южных регионов.

Рыба является необходимым продуктом питания, поэтому специалисты должны подумать, какую рыбу выращивать в регионах, чтобы ее мог позволить себе каждый потребитель.

Например, мы предлагаем в хозяйствах Северо-Западного региона выращивать ерша. Исторически ерш имеет широкий ареал обитания, но считается неинтересной для промысла рыбой, так как в больших объемах его не добудешь. Но это вкусная полезная рыба, из которой можно приготовить разные деликатесы, например, легендарную уху из ерша. В некоторых странах, в частности в странах Балтии, производятся консервы из ерша, сушеный и копченый ерш, икра ерша.

Для вылова ерша не нужны траулеры и дорогостоящие орудия. Мелкие хозяйства могли бы получать ценную, питательную, доступную продукцию и хороший доход. В отличие от черной икры, икру ерша сможет позволить себе каждый, и при этом икра – маржинальный продукт. Для продажи можно позиционировать ерша как национальный специалитет.

В других регионах это могут быть другие рыбы, относящиеся к разряду «малоценные сорные», – плотва, пескарь, красноперка, карась. Реализация такого проекта имела бы и экологический и социальный аспект. Наш университет готов предложить способы выживания таких ферм и поставки уникального регионального продукта на мировой рынок.

«Рыбным хозяйствам не хватает кооперации»

Роман Садовой, представитель Рефтинского рыбхоза

Забавный проект про ерша может получиться, боюсь только, что стоить такой ерш будет, как элитная семга. Но направление правильное. Сейчас российские показатели по выращиванию аквакультуры в России невысокие, хотя потенциал страны гигантский, мы можем выращивать гораздо больше. Опущу недостатки федерального законодательства, деструктивно влияющего на развитие внутренней аквакультуры, но в рамках господдержки малых предприятий можно сделать реальные шаги. Существуют готовые перспективные проекты, например, сиговое рыболовство в Курганской, Тюменской, Челябинской областях. Сиг – это продукт, который не производят больше нигде в мире, ни у кого больше нет пастбищного однолетнего сиговодства в таких объемах. Эти сиговые хозяйства, естественно, живут в тотальной нищете, хотя им можно помочь и продвигать их продукцию очень широко.

Основной недостаток развития нашей аквакультуры – отсутствие PR-поддержки. Более того, появляются все новые «эксперты», которые распускают разные домыслы, например, что аквакультура – это плохо, а полезна только дикая рыба, что мясо аквариумного сома опасно и прочее.

Нам самим нужно концентрироваться на грамотном продвижении производимого нами продукта. Это и будет поддержкой для фермеров.

Рыбным хозяйствам не хватает кооперации.

Пример успешности работы кооперации – опыт Вьетнама, куда в 2005 году завезли икру сибирского осетра, которого они раньше не знали. Теперь, благодаря местной кооперации, осетр стал народной вьетнамской рыбой. Нам надо следовать в эту сторону, объединяться.

Фото: Mercedess/shutterstock

Фото: Mercedess/shutterstock

«В отличие от импорта динамика экспорта стремительно растет»

Олег Емцев, руководитель Северо-Западного межрегионального управления Россельхознадзора

Фото: ИД «Сфера»

Исторически Санкт-Петербург и Ленобласть, входящие в зону контроля нашего управления, являются крупным транспортным узлом, имеют порт, поэтому по объемам импорта и экспорта сопоставимы с общим объемом импорта в РФ. Через зону ответственности нашего управления проходит около 50% всей импортной животноводческой и рыбной продукции. Поэтому мы можем проследить тренды импорта.  Импорт рыбы и рыбной продукции в 2019–2021 годах падал. Если в 2019 году через Санкт-Петербург и Ленобласть проходило 566,4 тыс. тонн импортной рыбы, то в 2020-м – 355 тыс. тонн, в 2021-м – 97,5 тыс. тонн.

Через Псковскую, имеющую большое количество пунктов пропуска с Латвией и Эстонией, в 2019 году – 24,2 тыс. тонн, в 2020-м – 17,7 тыс. тонн, в 2021-м – 8,3 тыс. тонн. 

Лидеры импорта в Россию – Фарерские острова (сельдь, скумбрия, лососевые), Чили (лососевые, мидии), Китай (тилапия, тунец, креветка, сушеная рыбная продукция), Вьетнам (пангасиус, креветка, сурими), Аргентина (хек, креветка, корюшка). Заметно увеличивается грузопоток из Беларуси, поставляющей нам переработанную продукцию санкционных стран.

Управление Россельхознадзора контролирует каждую импортную партию, наши сотрудники находятся непосредственно в порту, вся продукция идет по разрешениям на ввоз, фиксируется в системе «Аргус», потом заносится в «Меркурий» и дальше следует к конечному получателю.

По каждому зарубежному предприятию на сайте Россельхознадзора создается карточка, ведется реестр всех предприятий всех стран, желающих поставлять рыбу на территорию РФ. Контролируем вид деятельности этих предприятий, потому что выявлен ряд предприятий, в основном китайских и чилийских, пытающихся поставлять нам продукты аквакультуры, но не имеющие официального разрешения на ввоз аквакультуры.

Основные нарушения, выявленные при мониторинге ФГИС «Меркурий», – сертификация продукции с истекшим сроком годности для реализации в пищу людям.

Такие нарушения бывают умышленными и неумышленными, поэтому сначала выносим предупреждение и просим пояснить ситуацию. За умышленное нарушение компании блокируются в системе. В 2021 году заблокировано 28 записей. Часто заносят ложные сведения в систему, такие компании аннулируем в системе без права восстановления. Также фиксируются нарушения режима транспортировки, оформление производственных ВСД без указания сырья, номера транспортного средства, несвоевременное гашение ВСД, продление сроков годности путем инвентаризации.

Проводим лабораторный контроль импортной продукции. В среднем за год делаем 3 тыс. химических проб. В 2021 году наибольшее число нарушений стандартов качества отмечено в продукции из Китая (тунец, палтус, масляная рыба) и Вьетнама (пангасиус, креветка, масляная рыба). В основном это микробиология, наличие паразитов, дрожжей, плесени, тяжелых металлов. Если продукция не проходит лабораторный контроль, сигнал об этом поступает в пункт хранения рыбы, владельцу высылается официальное обращение, информация о результатах заносится в систему.

В отличие от импорта динамика экспорта стремительно растет: в 2019 году это было 6,1 тыс. тонн, в 2020-м – 19,7, в 2021-м – 31,5 тыс. тонн. Россельхознадзор – единственная организация, имеющая право сертифицировать свою продукцию на экспорт и выступать гарантом качества. И если к российской продукции проверяющие органы стран-импортеров имеют какие-то претензии, мы ведем с ними диалог и отстаиваем качество отечественного производителя, опираясь на систему прослеживаемости и подтверждения лабораторий. Поэтому производителям, желающим выйти на экспорт, рекомендуем плотно общаться с Россельхознадзором.

Фото: Parilov/shutterstock

Фото: Parilov/shutterstock

«Важно сосредоточиться на качестве, продуктах собственной переработки, PR-продвижении»

Инна Гольфанд, партнер АО «НЭО Центр»

Фото: ИД «Сфера»

Многие рыбные компании даже не задумываются над развитием экспорта, хотя это открывает большие возможности для роста и получения прибыли.

Например, внутри России цены на дикий и аквакультурный лосось сильно различаются: выращенная карельская форель торгуется с дисконтом к дикой мурманской семге, а тем более – к норвежской и фарерской семге. А в мире такой разницы нет, поэтому российский аквакультурный лосось можно экспортировать по более высоким ценам, чем продавать внутри страны.

Структура поставок рыбы и морепродуктов из России совпадает с мировой структурой потребления. Крупнейшие рынки сбыта – Китай и Европа. В мировом потреблении большая часть рыбы – 77% – приходится на страны Азии, на Европу – 8%, Ближний Восток и Африку – 6%, Латинскую Америку – 5%, Северную Америку – 2%. При этом доля КНР в общем потреблении – 53%.

Наша страна экспортирует в Китай 75% поставок, в Европу – 11%, Африку – 10%, остальная часть размывается незначительными долями по другим странам.

В основном мы поставляем замороженную дикую рыбу, выловленную на Дальнем Востоке, аквакультурная рыба практически не экспортируется. Но в мире картина другая.

Норвегия активно занимается экспортом аквакультуры, в первую очередь в Китай (34% в структуре норвежского экспорта) и Чили – (34%). Китайская молодежь европеизируется, привыкает есть аквакультурную охлажденную рыбу, поэтому Норвегия тратит большие суммы на продвижение своей продукции на китайском рынке. Для нас это тоже большой рынок сбыта аквакультуры.

Япония и Корея поставляют в Китай живые и охлажденные морепродукты. У нас на Дальнем Востоке выращиваются гребешки, устрицы и мидии, но мы их никуда не поставляем, хотя можем кратно нарастить объемы производства. Пока потенциал развития аквакультуры на Дальнем Востоке абсолютно не востребован.

В Европу Россия практически ничего не экспортирует, зато Китай активно поставляет туда филе красной рыбы.

Откуда у Китая красная рыба? Это наша рыба, которую мы выловили, продали по ценам сырья в Китай, где ее переработали, сделали филе и поставили в Европу по более высоким ценам. Таким образом мы теряем маржу.

Сейчас мы экспортируем в основном сырье, которое перерабатывается, чаще всего в Китае, и потом поставляется на рынки Европы. При этом удельная стоимость экспорта в России – $2,5 за 1 кг, в США – $3,5, в Норвегии – $4,6. Это та разница в цене, которую мы можем забрать себе.

В 2020 году Россия впервые вышла на европейский рынок с продукцией высокой добавленной стоимости из лососевых. Пока это всего лишь 0,1% – филе и готовые блюда ready-to-eat. Основными поставщиками филе красной рыбы в Европу являются Норвегия (23%) и Китай (18%).

Россия вообще ничего не экспортирует в Северную Европу, хотя жители этих стран близки нам по вкусовым предпочтениям, и это тот огромный потенциал для аквакультуры и экспорта, который сейчас не используется.

Российские предприятия выходят на внешние рынки в основном через дистрибьютора, и это еще один канал потерь. Посредники забирают маржу, которую российские производители могли бы получать, если бы работали напрямую, сами выходили на перерабатывающие предприятия или сразу в ритейл, с готовой продукцией.

Сейчас разработана федеральная целевая программа по развитию экспорта, в которой заложены средства на продвижение российской рыбы и морепродуктов за рубеж, таким образом государство намерено помогать российским производителям. Но для успешного развития надо поменять структуру экспорта, переходить от поставки сырья к переработке, как минимум – к производству филе, и продвигаться дальше, к готовой продукции, к тому, что сейчас покупает молодежь.

Через десять лет уже никто не будет покупать хвосты для супа и даже потрошеную рыбу, нужны удобно упакованные продукты, готовые к употреблению или приготовлению.

Важно сосредоточиться на качестве, продуктах собственной переработки, PR-продвижении и взаимодействии с госорганами.

Валерия Миронова, Retail.ru

рыба, аквакультура, переработка рыбы, рыболовство, фермерство, рыбная промышленность, экспортКуда плывет российская рыба
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 67243
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 67243
Retail.ru https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/kuda-plyvet-rossiyskaya-ryba/2023-09-19


public-4028a98f6b2d809a016b646957040052