1 марта 2012, 01:29 1141 просмотр

Эй, Мойдодыр! Чьих будете?

Procter and Gamble получит право на Мойдодыра

Производитель стирального порошка «Миф» подали заявку в Роспатент на регистрацию изображения мультипликационного умывальника. Герой рекламной кампании порошка «Миф», которого многие сравнивают с Мойдодыром, ранее был предметом судебных споров между наследниками детского писателя Корнея Чуковского и Procter and Gamble. Теперь компания может закрепить за собой право на изображение умывальника, похожего на Мойдодыра.

Производитель бытовой химии и парфюмерии, американская компания Procter and Gamble, уже несколько лет использует в своей рекламе в прессе и на ТВ персонаж, схожий с мультипликационным Мойдодыром. Оригинального мультгероя создали в 1954 году художник Анатолий Савченко и режиссер-мультипликатор Иван Иванов-Вано по впечатлению от одноименной детской сказки в стихах Корнея Чуковского. И у рекламного, и у мультяшного Мойдодыров кран вместо носа, руки – полотенца, а головным убором служит таз.

Персонажи настолько слились в сознании потребителей, что по запросу на слово «Мойдодыр» интернет-поисковики выдают изображения обоих умывальников. Однако в своей заявке на регистрацию персонажа компания именует его «человечком», а в своих заявлениях P&G настаивают, как рассказал «Маркеру» юрист агентства по защите авторских прав ФТМ Сергей Кружалов, что их умывальник сам по себе и создан дизайнерами, нанятыми компанией. Правами на литературного «Мойдодыра» обладает внучка Корнея Чуковского – Елена Чуковская. Агентство ФТМ в 2007 году защищало права наследницы в Басманном суде. P&G заключала контракт с Еленой Чуковской на право использования «Мойдодыра» на 10 лет, но по истечении срока контракта не захотела продлевать его и перестала платить.

Наследница писателя требовала от компании $30 тысяч, а также заключения нового договора на использование в рекламе Procter & Gamble литературного образа «Мойдодыра». Педставители Procter & Gamble заявляли, что в рекламе нет персонажа Мойдодыр, поскольку его ни разу не называют по имени, а текст литературного первоисточника не использован.

В 2008 году Басманный суд принял решение не в пользу наследницы писателя. Немаловажную роль сыграло то, что Чуковская не обладала правами на изображение «Мойдодыра», а только лишь на имя героя и его литературное описание, а оно в рекламе действительно не использовалось. По мнению Сергея Кружалова, судебное решение было принято несправедливо, однако агентство не будет возобновлять иски к P&G в интересах Елены Чуковской. «Уже прошел срок давности по этому делу», – прокоментировал юрист. Сама внучка писателя и хранитель его архива Елена Чуковская сообщила «Маркеру», что у нее есть более важные дела, чем судиться с P&G.

Анна Лялякина, Маркер

Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Эй, Мойдодыр! Чьих будете?торговая марка, Мойдодыр, Procter&Gamble, P&G, косметика