Retail
Зарубежный опыт торговли
Кризис. Точка бифуркации
Общеотраслевое
Fashion, одежда, обувь, аксессуары
Коронавирус
29 апреля 2020, 10:20 2580 просмотров

«Если спад продаж в году составит 30% – это хорошо» – игроки обувного рынка о ситуации в бизнесе

Легкая промышленность простаивает, офлайн магазины закрыты – как в такой ситуации выживают ритейлеры и производители, какие дают прогнозы и какие меры поддержки принимаются в России и мире? Ответы на эти вопросы попытались дать участники онлайн-конференции «Российский рынок обуви и аксессуаров. Новая Реальность. Оценки. Решения», организованной Международной специализированной В2В выставкой обуви, аксессуаров и комплектующих материалов Mos Shoes. 

Natalia Kopylcova/shutterstock

Фото: Natalia Kopylcova/shutterstock

Легкую промышленность надо спасать

Владимир Денисенко, вице-президент РСКО, генеральный директор АО «Юничел»:

Владимир Денисенко

«Сейчас практически все предприятия, работающие для гражданского рынка, остановлены. Функционируют только немногие производства, у которых есть  спецзаказы – военная или рабочая обувь. Это примерно 20% от общего выпуска в России.

Мы системообразующее предприятие, у нас три фабрики и розничная сеть, нам разрешено работать, но мы не можем, пока торговая сеть закрыта. Мы парализованы.

В торговле до конца года мы ожидаем спад – если будет 20–30%, то это очень хорошо. В производстве ситуация чуть лучше – в кризис российские предприятия могут быть более конкурентоспособными из-за курса доллара.

Кроме того, у отечественных производителей выше скорость изготовления и реагирования на потребности населения. Я считаю, что крупным ритейлерам стоит обратить внимание на наши предприятия легкой промышленности и переориентировать часть заказов с китайских фабрик. Сейчас на российских производствах размещают в основном запросы по мужской обуви, женская и детская заказывается в Китае.

Промышленность надо поддержать. Если сегодня не поддержать предприятия легкой промышленности, они потеряют рабочих, какие-то закроются. После этого возобновить работу будет очень сложно. В первую очередь, легкую промышленность надо включить в перечень пострадавших, это до сих пор не сделано. Массажные салоны попали, а производство обуви и швейные фабрики – нет. Это вообще неправильно.

Сейчас подошло время зарплат – мы их выплатили, взяли в банке на обычных условиях кредит. Но сколько можно? У нас 50–60 млн рублей зарплаты, плюс налоги – если так пару месяцев продлится, то будет очень печально.  

Минтруд сначала говорил, что нужно платить две трети зарплаты, сейчас прокуратура говорит, что нужно платить полную зарплату. Из чего? Мы готовы платить по полной, если на себя часть возьмет государство, как это во всех странах мира происходит».

Пандемия показала, что нужна диверсификация

Алексей Шапин, член Исполкома РСКО, исполнительный директор ООО «Лель»:

«Что касается рынка рабочей и специальной обуви, то здесь после небольшого замирания в несколько дней работа продолжилась. Рынок b2b существует, есть контракты, годовые тендеры, которые надо исполнять.

У нас два направления: рабочая специальная обувь и детская обувь. Как показывает кризис, одно направление поддерживает другое. Единственный риск в секторе с госзаказами – это начало неплатежей. Если госкомпании и госзаказчики перестанут платить, то все посыплется, как домино.

Что касается гражданского рынка – все остановилось. Продавцы и производители потеряли весенний сезон – из зимней обуви потребители сразу перейдут на летнюю. Остатки, которые сформировались за последнее время, розничные продавцы будут стараться реализовывать в осенний сезон.  

Все это наложилось на отсутствие внятной и четкой политики государства по защите отечественных производителей и обелению обувного рынка. Какие у нас были показатели 2–3 года назад, они такие же и остались. Из последнего – это полное игнорирование мнения обувной отрасли при введении обязательной маркировки.

На все наши жесткие вопросы один ответ – умрете вы, придут другие. Другие-то не придут, их просто нет. В России нет рынка и нет производственного оборудования, нет систем подготовки кадров, в России нет ничего.  

Что делать в нынешней ситуации? Первое, надо рассматривать размещение заказов в странах, где есть рынок комплектующих, производства и так далее. Второе, в нынешних условиях продолжать вкладываться в производственное оборудование, но не забывать о персонале. Сейчас руководитель отвечает за сотрудника не только на рабочем месте, но и обязан обеспечить его дома. Кризисы будут повторяться, надо готовиться к новым реалиям».

Необходима консолидация торговли и производства

Александра Андрунакиевич, генеральный директор РСКО (Российский союз кожевников и обувщиков):

Александра Андрунакиевич

«РСКО на рынке больше 25 лет, мы проходили разные ступени, поднимали промышленность не просто с колен, а вообще с лежачего состояния. В текущей ситуации нам нужна консолидация всех сил: и торговли, и производства. Без торговли не может быть никакого производства.

Мы обратились с просьбой поддержки во все инстанции: Минпромторг, Минэкономразвития, правительство, разные комиссии, Торгово-промышленную палату, Совет Федерации.

Наши основные требования – поддержать торговлю и производство товаров легкой промышленности, сохранить кадры как в торговле, так и в производстве.

Поэтому мы предлагаем частично компенсировать предприятиям зарплаты, которые они должны выплачивать рабочим. Также мы просили дать отсрочку от всех налогов на 6 месяцев и отменить социальные налоги во время простоя. Если бизнес сейчас не объединится, а правительство не поддержит, то мы просто «убьем» покупателя – у нас не останется платежеспособной аудитории.  

В регионах, в основном малый и средний бизнес, поэтому там предприятия перенесут кризис легче, чем крупные предприятия в мегаполисах. На рынке, конечно, будут процессы поглощения, но не надо действовать по принципу «кому война, а кому – мать родная». Мы все в одной лодке».

Падение продаж в 2020 году составит 10–25%

Игорь Яковлев, президент ООО «Кари»:

«Наши магазины продолжают работать в Белоруссии, но там падение сопоставимых продаж – на уровне 30–40%. Люди сами, без указов, решили самоизолироваться. Работаем в некоторых городах Дальнего Востока с соблюдением санитарных норм. В Ульяновской области разрешили работать, но там требования строже, чем в красной зоне «Коммунарки» (больница в Москве, в которой лечатся зараженные коронавирусом – прим. ред.). Например, я плохо представляю, как примерять обувь в бахилах.

Недостатка китайского товара не ощущаем – у нас заказы размещаются заранее. Поэтому у нас полные склад и магазин, которые не работают.

Эти остатки будут продаваться осенью и следующей весной. Мы будем еще минимум до следующей весны жить в режиме полукарантина.  

Маркировка поможет обелить рынок, но не сразу. Переносить сроки внедрения не стоит. Я понимаю беспокойство компаний, потому что маркировка связана с ЕНВД. На нем многие живут. Тем, кто торгует с НДС, внедрение маркировки выгодно. Затратная часть небольшая, она серьезно не удорожает товар с точки зрения производства. Но закрытие рынка серого импорта – для нас это важно.

На доход каждого сотрудника мы платили 52% налога, но теперь эти люди остались без работы. Не по нашей вине. Да, можно говорить про социальную ответственность, но чтобы сохранить работу 5 тысячам сотрудников, нам 5 тысяч нужно уволить.  

Помощь предприятиям должна оказываться в связке с теми налогами, которые они платили до кризиса, и с учетом падения оборота. Если предприятие платило в бюджет, но теперь испытывает резкий спад, ему нужно помогать. Оно вернет эти деньги в виде налогов в следующем году, если выживет.

В 2020 году мы не рассчитываем повторить объем сопоставимых продаж 2019 года. По оптимистичному сценарию падение составит 10%, по пессимистичному – 20–25%.  

Сейчас не очень понятно, как будут происходить закупки в Китае. Если раньше многие компании сами ездили туда, смотрели и выбирали товар, то теперь сообщение закрыто и вряд ли возобновится в этом году. Пока непонятно, как будет складываться ситуация с закупками».

В тренде спортивная обувь

Татьяна Григорчук, директор по закупкам KupiVip Group:

«Мы поддерживаем розницу в офлайне, которая в текущей ситуации оказалась парализована. Расширяем сеть партнеров, для этого упростили процедуру входа на маркетплейс, сократив срок подключения к площадке до 3 дней, если все документы в порядке.

Запросы в интернете на традиционный fashion несколько сократились. У нас своя аудитория, на площадке много люксовых товаров со скидками. До кризиса средний чек был около 200 евро, с кризисом он снизился всего на 5­–7%.  

Сейчас серьезно растут продажи товаров для фитнеса, в обуви самый большой прирост показывают кроссовки и кеды. После кризиса спрос будет восстанавливаться медленно, но на нарядные вещи вырастет. Если люди сидят дома 1,5–2 месяца, наверняка они захотят купить туфли на каблуке, платья, потому что они просто физически устанут находиться в состоянии изоляции. Мы ожидаем, что со снятием карантина вырастет спрос на базовую обувь, потому что люди будут больше проводить времени на открытых пространствах».

Ситуация в Германии: постепенное открытие магазинов и помощь бизнесу

Семен Мостовой, коммерческий директор Mephisto:

«В Германии с 27 апреля открылись магазины площадью до 80 кв. м. Эта страна отличается от Италии и Франции отношением к самоизоляции. Когда немцам говорят «Надо сидеть дома», все сидят дома. Медицина также сильно отличается – в Италии она была в катастрофическом состоянии.

Сейчас все посетители магазинов обязательно должны носить маски. На торговой площади в 70 кв. м не может быть больше 3 покупателей. У каждого магазина стоит человек, который пропускает и выпускает людей. Во всех магазинах установлены разграничительные линии, дистанция – 2 м. На кассах устанавливается пленка, чтобы обезопасить кассиров.  

Франция выделила на поддержку бизнеса 376 млрд долларов, Италия – около 400 млрд, Испания – 200 млрд, Германия – 1,4 трлн. Чтобы получить поддержку, ИП заполняет заявку, в которой указывается информация о себе. Затем принимается решение о выплате 9 тыс. евро, причем предприниматель должен показать, на что он их потратит (аренда, зарплата и прочее). ООО могут получить от 15 тыс. евро.

Что касается зарплат: с сотрудниками подписывается соглашение об укороченном рабочем дне и их распускают по домам. В соответствии с этим соглашением им выплачивается 60% зарплаты. Эти средства выделяет государство в виде субсидии компании. Так удается избежать увольнений.

Единственная проблема – аренда, но тут тоже помогает государство. Плюс есть возможность договориться с арендодателями. Они понимают: если вы уйдете, то в ближайшие полгода–год они не найдут замену.

После карантина будет скачок спроса в офлайновых магазинах. Офлайн – это эмоция. Когда вас выпускают из дома, вы не хотите заказывать в интернете. Вы идете в магазин и покупаете товары, которые вам, возможно, даже не нужны. Выход из дома подразумевает приятную эмоцию. Когда все закончится, я уверен, люди полетят отдыхать и будут покупать. Вопрос – когда все закончится».

Артем Сергеев, Retail.ru

Подписывайтесь на наши новостные рассылки, а также на каналы  Telegram  и  Яндекс.Дзен , чтобы первым быть в курсе главных новостей Retail.ru.
Ритейлеры рассказывают о вызовах карантина и новой...
1232
Как меняется потребление и маркетинговый ландшафт?
2694
Компания помогает производителям создать эффективн...
419
Даже когда в жизни есть место музыке, не стоит нед...
2669
Опыт оптово-розничной компании из Владикавказа.
383
О проекте модернизации службы безопасности и его р...
8337

Легкая промышленность простаивает, офлайн магазины закрыты – как в такой ситуации выживают ритейлеры и производители, какие дают прогнозы и какие меры поддержки принимаются в России и мире? Ответы на эти вопросы попытались дать участники онлайн-конференции «Российский рынок обуви и аксессуаров. Новая Реальность. Оценки. Решения», организованной Международной специализированной В2В выставкой обуви, аксессуаров и комплектующих материалов Mos Shoes. 

Natalia Kopylcova/shutterstock

Фото: Natalia Kopylcova/shutterstock

Легкую промышленность надо спасать

Владимир Денисенко, вице-президент РСКО, генеральный директор АО «Юничел»:

Владимир Денисенко

«Сейчас практически все предприятия, работающие для гражданского рынка, остановлены. Функционируют только немногие производства, у которых есть  спецзаказы – военная или рабочая обувь. Это примерно 20% от общего выпуска в России.

Мы системообразующее предприятие, у нас три фабрики и розничная сеть, нам разрешено работать, но мы не можем, пока торговая сеть закрыта. Мы парализованы.

В торговле до конца года мы ожидаем спад – если будет 20–30%, то это очень хорошо. В производстве ситуация чуть лучше – в кризис российские предприятия могут быть более конкурентоспособными из-за курса доллара.

Кроме того, у отечественных производителей выше скорость изготовления и реагирования на потребности населения. Я считаю, что крупным ритейлерам стоит обратить внимание на наши предприятия легкой промышленности и переориентировать часть заказов с китайских фабрик. Сейчас на российских производствах размещают в основном запросы по мужской обуви, женская и детская заказывается в Китае.

Промышленность надо поддержать. Если сегодня не поддержать предприятия легкой промышленности, они потеряют рабочих, какие-то закроются. После этого возобновить работу будет очень сложно. В первую очередь, легкую промышленность надо включить в перечень пострадавших, это до сих пор не сделано. Массажные салоны попали, а производство обуви и швейные фабрики – нет. Это вообще неправильно.

Сейчас подошло время зарплат – мы их выплатили, взяли в банке на обычных условиях кредит. Но сколько можно? У нас 50–60 млн рублей зарплаты, плюс налоги – если так пару месяцев продлится, то будет очень печально.  

Минтруд сначала говорил, что нужно платить две трети зарплаты, сейчас прокуратура говорит, что нужно платить полную зарплату. Из чего? Мы готовы платить по полной, если на себя часть возьмет государство, как это во всех странах мира происходит».

Пандемия показала, что нужна диверсификация

Алексей Шапин, член Исполкома РСКО, исполнительный директор ООО «Лель»:

«Что касается рынка рабочей и специальной обуви, то здесь после небольшого замирания в несколько дней работа продолжилась. Рынок b2b существует, есть контракты, годовые тендеры, которые надо исполнять.

У нас два направления: рабочая специальная обувь и детская обувь. Как показывает кризис, одно направление поддерживает другое. Единственный риск в секторе с госзаказами – это начало неплатежей. Если госкомпании и госзаказчики перестанут платить, то все посыплется, как домино.

Что касается гражданского рынка – все остановилось. Продавцы и производители потеряли весенний сезон – из зимней обуви потребители сразу перейдут на летнюю. Остатки, которые сформировались за последнее время, розничные продавцы будут стараться реализовывать в осенний сезон.  

Все это наложилось на отсутствие внятной и четкой политики государства по защите отечественных производителей и обелению обувного рынка. Какие у нас были показатели 2–3 года назад, они такие же и остались. Из последнего – это полное игнорирование мнения обувной отрасли при введении обязательной маркировки.

На все наши жесткие вопросы один ответ – умрете вы, придут другие. Другие-то не придут, их просто нет. В России нет рынка и нет производственного оборудования, нет систем подготовки кадров, в России нет ничего.  

Что делать в нынешней ситуации? Первое, надо рассматривать размещение заказов в странах, где есть рынок комплектующих, производства и так далее. Второе, в нынешних условиях продолжать вкладываться в производственное оборудование, но не забывать о персонале. Сейчас руководитель отвечает за сотрудника не только на рабочем месте, но и обязан обеспечить его дома. Кризисы будут повторяться, надо готовиться к новым реалиям».

Необходима консолидация торговли и производства

Александра Андрунакиевич, генеральный директор РСКО (Российский союз кожевников и обувщиков):

Александра Андрунакиевич

«РСКО на рынке больше 25 лет, мы проходили разные ступени, поднимали промышленность не просто с колен, а вообще с лежачего состояния. В текущей ситуации нам нужна консолидация всех сил: и торговли, и производства. Без торговли не может быть никакого производства.

Мы обратились с просьбой поддержки во все инстанции: Минпромторг, Минэкономразвития, правительство, разные комиссии, Торгово-промышленную палату, Совет Федерации.

Наши основные требования – поддержать торговлю и производство товаров легкой промышленности, сохранить кадры как в торговле, так и в производстве.

Поэтому мы предлагаем частично компенсировать предприятиям зарплаты, которые они должны выплачивать рабочим. Также мы просили дать отсрочку от всех налогов на 6 месяцев и отменить социальные налоги во время простоя. Если бизнес сейчас не объединится, а правительство не поддержит, то мы просто «убьем» покупателя – у нас не останется платежеспособной аудитории.  

В регионах, в основном малый и средний бизнес, поэтому там предприятия перенесут кризис легче, чем крупные предприятия в мегаполисах. На рынке, конечно, будут процессы поглощения, но не надо действовать по принципу «кому война, а кому – мать родная». Мы все в одной лодке».

Падение продаж в 2020 году составит 10–25%

Игорь Яковлев, президент ООО «Кари»:

«Наши магазины продолжают работать в Белоруссии, но там падение сопоставимых продаж – на уровне 30–40%. Люди сами, без указов, решили самоизолироваться. Работаем в некоторых городах Дальнего Востока с соблюдением санитарных норм. В Ульяновской области разрешили работать, но там требования строже, чем в красной зоне «Коммунарки» (больница в Москве, в которой лечатся зараженные коронавирусом – прим. ред.). Например, я плохо представляю, как примерять обувь в бахилах.

Недостатка китайского товара не ощущаем – у нас заказы размещаются заранее. Поэтому у нас полные склад и магазин, которые не работают.

Эти остатки будут продаваться осенью и следующей весной. Мы будем еще минимум до следующей весны жить в режиме полукарантина.  

Маркировка поможет обелить рынок, но не сразу. Переносить сроки внедрения не стоит. Я понимаю беспокойство компаний, потому что маркировка связана с ЕНВД. На нем многие живут. Тем, кто торгует с НДС, внедрение маркировки выгодно. Затратная часть небольшая, она серьезно не удорожает товар с точки зрения производства. Но закрытие рынка серого импорта – для нас это важно.

На доход каждого сотрудника мы платили 52% налога, но теперь эти люди остались без работы. Не по нашей вине. Да, можно говорить про социальную ответственность, но чтобы сохранить работу 5 тысячам сотрудников, нам 5 тысяч нужно уволить.  

Помощь предприятиям должна оказываться в связке с теми налогами, которые они платили до кризиса, и с учетом падения оборота. Если предприятие платило в бюджет, но теперь испытывает резкий спад, ему нужно помогать. Оно вернет эти деньги в виде налогов в следующем году, если выживет.

В 2020 году мы не рассчитываем повторить объем сопоставимых продаж 2019 года. По оптимистичному сценарию падение составит 10%, по пессимистичному – 20–25%.  

Сейчас не очень понятно, как будут происходить закупки в Китае. Если раньше многие компании сами ездили туда, смотрели и выбирали товар, то теперь сообщение закрыто и вряд ли возобновится в этом году. Пока непонятно, как будет складываться ситуация с закупками».

В тренде спортивная обувь

Татьяна Григорчук, директор по закупкам KupiVip Group:

«Мы поддерживаем розницу в офлайне, которая в текущей ситуации оказалась парализована. Расширяем сеть партнеров, для этого упростили процедуру входа на маркетплейс, сократив срок подключения к площадке до 3 дней, если все документы в порядке.

Запросы в интернете на традиционный fashion несколько сократились. У нас своя аудитория, на площадке много люксовых товаров со скидками. До кризиса средний чек был около 200 евро, с кризисом он снизился всего на 5­–7%.  

Сейчас серьезно растут продажи товаров для фитнеса, в обуви самый большой прирост показывают кроссовки и кеды. После кризиса спрос будет восстанавливаться медленно, но на нарядные вещи вырастет. Если люди сидят дома 1,5–2 месяца, наверняка они захотят купить туфли на каблуке, платья, потому что они просто физически устанут находиться в состоянии изоляции. Мы ожидаем, что со снятием карантина вырастет спрос на базовую обувь, потому что люди будут больше проводить времени на открытых пространствах».

Ситуация в Германии: постепенное открытие магазинов и помощь бизнесу

Семен Мостовой, коммерческий директор Mephisto:

«В Германии с 27 апреля открылись магазины площадью до 80 кв. м. Эта страна отличается от Италии и Франции отношением к самоизоляции. Когда немцам говорят «Надо сидеть дома», все сидят дома. Медицина также сильно отличается – в Италии она была в катастрофическом состоянии.

Сейчас все посетители магазинов обязательно должны носить маски. На торговой площади в 70 кв. м не может быть больше 3 покупателей. У каждого магазина стоит человек, который пропускает и выпускает людей. Во всех магазинах установлены разграничительные линии, дистанция – 2 м. На кассах устанавливается пленка, чтобы обезопасить кассиров.  

Франция выделила на поддержку бизнеса 376 млрд долларов, Италия – около 400 млрд, Испания – 200 млрд, Германия – 1,4 трлн. Чтобы получить поддержку, ИП заполняет заявку, в которой указывается информация о себе. Затем принимается решение о выплате 9 тыс. евро, причем предприниматель должен показать, на что он их потратит (аренда, зарплата и прочее). ООО могут получить от 15 тыс. евро.

Что касается зарплат: с сотрудниками подписывается соглашение об укороченном рабочем дне и их распускают по домам. В соответствии с этим соглашением им выплачивается 60% зарплаты. Эти средства выделяет государство в виде субсидии компании. Так удается избежать увольнений.

Единственная проблема – аренда, но тут тоже помогает государство. Плюс есть возможность договориться с арендодателями. Они понимают: если вы уйдете, то в ближайшие полгода–год они не найдут замену.

После карантина будет скачок спроса в офлайновых магазинах. Офлайн – это эмоция. Когда вас выпускают из дома, вы не хотите заказывать в интернете. Вы идете в магазин и покупаете товары, которые вам, возможно, даже не нужны. Выход из дома подразумевает приятную эмоцию. Когда все закончится, я уверен, люди полетят отдыхать и будут покупать. Вопрос – когда все закончится».

Артем Сергеев, Retail.ru

«Если спад продаж в году составит 30% – это хорошо» – игроки обувного рынка о ситуации в бизнесе
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
«Если спад продаж в году составит 30% – это хорошо» – игроки обувного рынка о ситуации в бизнесе
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/esli-spad-prodazh-v-godu-sostavit-30-eto-khorosho-igroki-obuvnogo-rynka-o-situatsii-v-biznese/2020-07-15


public-4028a98f6b2d809a016b646957040052