Баннер ФЗ-54
facebookvkenvelopeuseraddeyebasketkeyloupearrow-leftarrow-right
29 декабря 2009, 00:00 5286 просмотров

Торговцы и поставщики получили свой Пакт о ненападении

18 декабря Госдума приняла в третьем чтении многострадальный закон "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в РФ. Так как закон «О торговле» (для краткости мы будем называть его по-простому) одобрен Правительством, то он наверняка быстро проскочит Совет Федерации и будет подписан Президентом, после чего официально опубликуется и вступит в силу с 1 февраля 2010 года (планировалось, что это случится с начала нового года, но соблюдение процедуры задержало этот момент на месяц). На решающее голосование заинтересованные стороны (политики, лоббисты торговцев и производителей) отреагировали горячо. От плача по «концу НЭПа» до радости, что наконец-таки монополизм торговых сетей ограничен государством. Впрочем, ряд экспертов выразили сомнение, что ключевые положения документа вообще будут работать – слишком они сырые, слишком поднаторели юристы в соблюдении золотого правила: «Закон нельзя соблюдать, закон можно обойти». Обратим внимание на основные положения документа. Вводится порог регионального доминирования. Если в субъекте РФ торговая сеть достигает доли рынка в 25%, то она теряет право приобретать, строить, брать в аренду новые точки. Это обосновывается как антимонопольная мера. На сегодня этот порог превышен только в одном субъекте Федерации – городе Санкт-Петербург и только для одной компании. Вводится запрет на бонусы (плату, которую должен вносить поставщик – за право работать с данной сетью, за каждое наименование товара, за выигрышное место на полке и так далее). Единственная скидка, которая оставлена сетям, - за большой объем покупки, причем ее максимальный размер лимитирован 10%. Вводится право государства временно фиксировать цены – как реакция на их резкий рост (впрочем, опыт 2008 года показал - для этого административного ресурса вполне достаточно и без закона). Наконец, закон «О торговле» установил сроки расчета за реализованные продукты питания. Официально это обосновывается распространенной практикой: когда товар, даже скоропортящийся, уходит за два дня, а деньги за него поставщик получает через два месяца, то фактически торговая сеть получает за счет какого-нибудь хлебозавода беспроцентный кредит. Спикер для больших, спикер для малых Вечером 18 декабря корреспондент АПН Северо-Запад обзвонил двух представителей противоборствующих сторон – исполнительного директора Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Илью Белоновского и Председателя Совета Санкт-Петербургской Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Алексея Третьякова. Первый – спикер сетевого торгового сообщества (а не всей розничной торговли, как вводит в заблуждение название). Члены АКОРТ - 32 крупнейших оператора розничного рынка России, в том числе: «АШАН», «Виктория» (магазины «Квартал»), «ДИКСИ», «Евросеть», «Лента», «М.Видео», «МЕТРО Кэш энд Керри», «Реал, - Гипермаркет», «Х5 Retail Group» (магазины и гипермаркеты «Пятерочка», «Карусель», «Перекресток», «Патэрсон»), «Эльдорадо». Второй же – не только лицо малого бизнеса, но и предприниматель – владелец одной из торговых зон в Петербурге. «О чем бы мы ни говорили, мы имеем в виду только деньги», - этот проверенный афоризм в их ответах проявился как нельзя выпукло. Впрочем, оно и понятно – каждый хочет обеспечить правила игры, дающие ему максимальные шансы на выигрыш. Исполнительный директор АКОРТ Илья Белоновский отметил: «Я бы не стал говорить, что сетевая торговля проиграла битву за закон о торговле. Бизнес – это не игра. Нельзя забывать, что главное – это интересы потребителей. Давайте посмотрим, что получилось в результате его принятия. Очевидно, что возрастут издержки торговых сетей. Также понятно, что выгоду от этого акта получили крупные поставщики – производители, причем не только отечественные, но и иностранные. В убытке от этого закона будет малый и средний бизнес. Закон рождался трудно. На более ранних этапах обсуждались и совсем странные предложения – вроде запрета на работу сетевых магазинов по воскресеньям и ограничение времени их деятельности в остальные дни недели. Высказывались и совсем абсурдные новации – законодательный запрет очередей чего стоил. Риск повышения цен после вступления в силу закона есть. Мы будем работать с поставщиками, чтобы смягчить удар. Многие покупатели привыкли покупать товар по скидочным акциям – такие акции останутся, но масштаб их будет, очевидно, усечен». Илья Белоновский также удивился, почему установлена максимальная скидка за объем в 10%, в то время как бывает, что и 20% - нормальная, экономически обоснованная величина. Да и борьбу за выгодное место на полке отменить невозможно, бонус этот был цивилизованным механизмом регуляции. Алексей Третьяков, председатель Совета Санкт-Петербургской Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка , сказал: «Главное, что есть в этом законе – запрет на расширение сети в регионе, если она достигает в данном субъекте Федерации доли 25% рынка. Все остальные ограничения, которые декларирует закон для сетей, можно обойти, например, предельный размер скидки за объем. А вот этот порог – нет. В тексте ведь оговорено, что учитываться будет общее управление. Не единый бренд («Х5 Retail Group» одна уже в четырех лицах – она в Петербурге занимает уже более трети оборота) и не формальная собственность – т.е. закрыта лазейка аренды. Хотя, мне кажется, что в целях борьбы с монополизацией этот барьер должен быть жестче – 10-15%. Вообще, разработчики закона должны были свести интересы 5 сторон: производителей (крупных и малых), торговцев (сетевиков и малых), а так же потребителей. По моему мнению, нужен был более обширный документ – Торговый кодекс. А в итоге получился закон, который я бы назвал «Пакт о ненападении торговых сетей и крупных производителей». Первые жалуются, что документ – выигрыш вторых. Но это объясняется тем, что закон стал ответной реакцией на жесткий пресс сетевиков, в первую очередь, я прямо скажу – «Х5 Retail Group». Это чувствуется хотя бы потому, что в тексте документа делается упор на торговлю продуктами питания. В Петербурге, самом сетевом городе страны, идет бульдозерное наступление на форматы, альтернативные сетевым. В 1998 году в городе было 890 торговых зон. В марте этого года осталось 199 зон, а в декабре уже только 177 зон. Подобная зона в среднем - это 1000 кв. м торговых площадей или 50 ларьков-павильончиков. Теперь получается, что сети, чтобы расшириться, будут заинтересованы в росте оборота малых магазинов, ведь этот процесс снизит их долю. Значительное количество торговых зон исчезли под административным прессом. Недавно сносили такой объект у метро «Академическая» - силой. Я сам прочитал в газетах, что представители районной администрации недоумевают, что люди недовольны – рядом же сетевые магазины. А покупатели возмущаются: ряд покупок, походя делать удобней. Розничная цена складывается из разных факторов. Скажем, административный пресс, поборы. И крупная торговля их тоже несет, но относительно оборотов сетевиков, это невеликая ноша. Плюс ряд сборов: юрлицу нужна лицензия на торговлю алкоголем, а она стоит денег, но одно дело, если вы эти деньги раскидываете на десть больших магазинов, другое – на один малый. А ведь цена лицензии сидит в каждой бутылке водки. Да, в сетевых магазинах делать семейные покупки дешевле. Но за счет чего эта дешевизна? За счет удушения отечественной промышленности. А если она погибнет, то и покупать товар станет не на что». Давайте прикинем Современная торговля – это то, что появилось в результате реформ. Кто помнит магазины советской поры, тот не может не признать – это действительно достижение, что в каждом спальном районе работают гипермаркеты и универсамы, где всегда есть свежие фрукты, десятки сортов мяса и пресловутой колбасы (которая у нас больше, чем продукт). Это только кажется, что торговлю организовать просто. На деле это сложный процесс, регулирующий товарные потоки, порой между континентами. И невольно закрадывается мысль – если все это было отстроено с нуля без всякого закона, то зачем улучшать то, что работает? Например, бонусы за вход. Казалось бы это почти что взятка. И правда, в первые годы после появления рынка они принимали такие формы в виде подношений товароведам или менеджерам отдела закупок. Но вот представьте себе – вы управляющий торговой сетью. У вас на полках должно быть 50 наименований макаронных изделий и неограниченная очередь из представителей макаронных фабрик, желающих их заполнить. Если вы можете обеспечить сбыт, то почему бы не взять плату за вход? Такая плата будет по плечу только самым крупным фабрикам. Но ведь если им по силам внести бонус, то это значит, что им по силам заплатить за современное оборудование, обеспечить контроль за технологией. Именно самым мощным фабрикам по карману расходы на рекламу, проведение скидочных акций. В итоге у вас на полке будет стоять востребованный потребителем товар. Он будет лучше уходить, обеспечивая вам прибыль, да и доход вашему поставщику. Теперь, допустим, бонус отменен, и государство добилось, что этот запрет реально действует. У вас на полке должно стоять 10 марок лапши. К вам приходят представители макаронных фабрик и предлагают 50 марок лапши. Вы изучили предпочтения потребителей и знаете, что 5 из них – фавориты спроса, 15 – середняки, а 30 будут занимать место в торговом зале, не принося отдачу. В первых вы заинтересованы, ко вторым лояльны, а третьи мало желательны. Пока бонус – обычное дело, то все просто. Первые его легко отобьют, вторые подумают, но, в конце концов, среди них найдутся те, производители, что захотят его внести, хотя бы ради доли на рынке. Третьи же не найдут путь в вашу сеть. Скорей всего, они не найдут дороги и в соседнюю и постепенно исчезнут с рынка. Если только их изготовители не найдут сил вложить средства и поднять их. Противники системы бонусов говорят – а как быть с местными производителями, которые способны производить вкусные товары (не только макароны, но и колбасы, пиво и так далее), но не способны делать это в больших масштабах. Сама жизнь отвечает – единственное для них стать нишевым продуктом, дорогой местной фишкой. Которая выходит малым тиражом и на звание национального бренда не претендует. Другой путь жизни без бонусов и даже входа в сети – для сельского хозяйства. Согласна агрофирма продавать свой картофель просто как «картофель отечественный», тогда бонус с нее не берут. Так вот что будет теперь, когда бонус отменяется для всех. Тот же прилавок (который не резиновый), те же 50 претендентов. И что вы хотите для лидера рынка установить те же условия попадания в торговый зал, что и для невостребованного продукта? Это противоречит азам экономики. Скорее всего, торговцы введут те же бонусы, но под другим названием. То же и за бонус на место на полке. Если у вас три уровня полок: на полу, на уровне глаз и высокая, то люди в первую очередь обратят внимание на ту, что на уровне глаз. Соответственно, вероятность покупки с нее больше. Закон отменить это явление не может, потому что оно основано на физиологии и психологии. Значит, бонусы либо возродятся под другим названием, либо приобретут форму взятки товароведу (как это было в досетевую эпоху). Любопытно с объемами. Пусть вы, директор плодоовощного комбината, производите повидло. К вам приходит ларечник и говорит – я буду у вас брать ящик этого повидла в неделю. Потом – директор магазина и говорит – я буду брать грузовичок этого повидла в неделю. Потом представитель сетевой компании и объявляет – мы берем вагон этого повидла в неделю, да не просто так разово, а подписываем договор, что будем делать так в течение года. В последнем случае, вы сможете планировать развитие своего комбината, инвестировать в новое оборудование (под такой договор банк даст кредит). И что депутаты думают, что для трех совершенно разных по значению партнеров комбинат даст практически равные условия, отличающиеся максимум на 10%? Дым Отечества и дым информационный В знаменитом фильме «Обыкновенный фашизм» есть эпизод – Гитлер рвется к власти. И выступает на митинге, обещая немецким лавочникам, которых разоряют крупные универсальные магазины, помощь и поддержку. С тех пор ничего не изменилось. Крупная торговая сеть за счет так называемого эффекта масштаба работает лучше. Чем крупней партия товара, тем ниже оптовая цена. Выше отдача с каждого занятого, с каждого метра торговой площади. (Об административных расходах выше рассказал А.Третьяков). Поэтому цены в универсамах и гипермаркетах всегда ниже, чем на тот же товар в малых магазинчиках, а уж о сравнении ассортимента и говорить не приходится. Бережливый покупатель, который идет за сыром, колбасой, мясом или рыбой и не заморачивается поиском конкретного сорта, может дополнительно сэкономить в сетях, подобрав товар из списка специальных акций. В итоге поход за продуктами в большой магазин выгодней, с точки зрения рядового потребителя где-то в полтора раза. Пару лет назад проталкивалась идея запретить гипермаркетам работать по вечерам будней (когда основной поток людей идет с работы), по субботам – после обеда, и вообще по воскресеньям. Причем, обоснование этого кошмара было такое – мол, идет человек со службы и ему срочно надо приобрести пачку сигарет, пакет молока, батон, бутылку пива. Но так как в квартале работает гипермаркет, то ларьков в нем не осталось – не выдержали конкуренции. А идти за мелкой покупкой в большой магазин глупо – приходится тратить массу времени, да и неприятно, как на тебя там смотрят – как на бедного родственника. Некая логика в этих рассуждениях есть. Но это только полправды. Понятно, что если вам срочно надо купить продуктов на 50 рублей, то для вас не станет трагедией, что за них придется заплатить 60 рублей. Но если вы не спеша отправляетесь с супругой в храм торговли и берете еды на 1000 рублей на несколько дней впрок, то вы тут же заметите если за ту же тележку вам придется отдать 1200 рублей. Хотя в процентном отношении это одно и то же, но ясно, что это совершенно разные покупки. Так вот, если бы идея об ограничении времени сетевой торговли прошла бы в новый закон, то ларьки и малые магазинчики ожили бы. Только цены бы в гипермаркетах резко скакнули бы – ведь в вынужденный простой их нужно охранять, отапливать, да и обороты бы упали. Соответственно, прыгнули бы цены и в малой торговле. Ведь ларечник знает, что его цены должны быть выше, чем в большом магазине. Он же доставляет товар в пределы «шаговой доступности» - т.е. предлагает дополнительную услугу. А конкуренция (локальная по времени) ушла. Кстати, не потому ли тихо загнулась в Петербурге разрекламированная городской администрацией программа создания магазинов шаговой доступности, что потребители – представители среднего класса и пенсионеры не очень в них нуждаются. Просто потому что считают каждую копейку и не готовы переплачивать за развитие «удобных форм» торговли. А для богатых есть другой формат – гастрономические бутики. … Недавно власть показательно расправилась с цивилизованным игровым бизнесом. Результат – потери в России налогов, рабочих мест. Плюс открытие казино, ориентированных на россиян, в той же Белоруссии. Плюс казино в интернете (если оно зарегистрировано на далеких островах, то на него не распространяются российские законы, даже если игрок сидит в Москве). Плюс появление на нашем ТВ «викторин» и игр «переложи спичку» на деньги, представляющих собой, по сути лохотороны. Не получится ли, что и в законе о торговле главным проигравшим будут не сети, а потребитель? Алексей Миронов АПН-Северо-Запад
Статья относится к тематикам: Retail
Поделиться публикацией:
Собрать данные, обработать и сделать предложение, ...
167
"Новая реальность" - в действии
413
Мустафа Шахин, AR Fashion (бренды Cacharel и U.S. ...
401
Андрей Бударин, начальник Управления оперативного ...
3052
Компания сетевого маркетинга тестирует формат для ...
3650
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
5373
Сетевые операторы «РЖД» оптимизируют документообор...
722
Для производителя овсяных хлопьев сезон начинается...
799
18 декабря Госдума приняла в третьем чтении многострадальный закон "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в РФ. Так как закон «О торговле» (для краткости мы будем называть его по-простому) одобрен Правительством, то он наверняка быстро проскочит Совет Федерации и будет подписан Президентом, после чего официально опубликуется и вступит в силу с 1 февраля 2010 года (планировалось, что это случится с начала нового года, но соблюдение процедуры задержало этот момент на месяц). На решающее голосование заинтересованные стороны (политики, лоббисты торговцев и производителей) отреагировали горячо. От плача по «концу НЭПа» до радости, что наконец-таки монополизм торговых сетей ограничен государством. Впрочем, ряд экспертов выразили сомнение, что ключевые положения документа вообще будут работать – слишком они сырые, слишком поднаторели юристы в соблюдении золотого правила: «Закон нельзя соблюдать, закон можно обойти». Обратим внимание на основные положения документа. Вводится порог регионального доминирования. Если в субъекте РФ торговая сеть достигает доли рынка в 25%, то она теряет право приобретать, строить, брать в аренду новые точки. Это обосновывается как антимонопольная мера. На сегодня этот порог превышен только в одном субъекте Федерации – городе Санкт-Петербург и только для одной компании. Вводится запрет на бонусы (плату, которую должен вносить поставщик – за право работать с данной сетью, за каждое наименование товара, за выигрышное место на полке и так далее). Единственная скидка, которая оставлена сетям, - за большой объем покупки, причем ее максимальный размер лимитирован 10%. Вводится право государства временно фиксировать цены – как реакция на их резкий рост (впрочем, опыт 2008 года показал - для этого административного ресурса вполне достаточно и без закона). Наконец, закон «О торговле» установил сроки расчета за реализованные продукты питания. Официально это обосновывается распространенной практикой: когда товар, даже скоропортящийся, уходит за два дня, а деньги за него поставщик получает через два месяца, то фактически торговая сеть получает за счет какого-нибудь хлебозавода беспроцентный кредит. Спикер для больших, спикер для малых Вечером 18 декабря корреспондент АПН Северо-Запад обзвонил двух представителей противоборствующих сторон – исполнительного директора Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Илью Белоновского и Председателя Совета Санкт-Петербургской Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Алексея Третьякова. Первый – спикер сетевого торгового сообщества (а не всей розничной торговли, как вводит в заблуждение название). Члены АКОРТ - 32 крупнейших оператора розничного рынка России, в том числе: «АШАН», «Виктория» (магазины «Квартал»), «ДИКСИ», «Евросеть», «Лента», «М.Видео», «МЕТРО Кэш энд Керри», «Реал, - Гипермаркет», «Х5 Retail Group» (магазины и гипермаркеты «Пятерочка», «Карусель», «Перекресток», «Патэрсон»), «Эльдорадо». Второй же – не только лицо малого бизнеса, но и предприниматель – владелец одной из торговых зон в Петербурге. «О чем бы мы ни говорили, мы имеем в виду только деньги», - этот проверенный афоризм в их ответах проявился как нельзя выпукло. Впрочем, оно и понятно – каждый хочет обеспечить правила игры, дающие ему максимальные шансы на выигрыш. Исполнительный директор АКОРТ Илья Белоновский отметил: «Я бы не стал говорить, что сетевая торговля проиграла битву за закон о торговле. Бизнес – это не игра. Нельзя забывать, что главное – это интересы потребителей. Давайте посмотрим, что получилось в результате его принятия. Очевидно, что возрастут издержки торговых сетей. Также понятно, что выгоду от этого акта получили крупные поставщики – производители, причем не только отечественные, но и иностранные. В убытке от этого закона будет малый и средний бизнес. Закон рождался трудно. На более ранних этапах обсуждались и совсем странные предложения – вроде запрета на работу сетевых магазинов по воскресеньям и ограничение времени их деятельности в остальные дни недели. Высказывались и совсем абсурдные новации – законодательный запрет очередей чего стоил. Риск повышения цен после вступления в силу закона есть. Мы будем работать с поставщиками, чтобы смягчить удар. Многие покупатели привыкли покупать товар по скидочным акциям – такие акции останутся, но масштаб их будет, очевидно, усечен». Илья Белоновский также удивился, почему установлена максимальная скидка за объем в 10%, в то время как бывает, что и 20% - нормальная, экономически обоснованная величина. Да и борьбу за выгодное место на полке отменить невозможно, бонус этот был цивилизованным механизмом регуляции. Алексей Третьяков, председатель Совета Санкт-Петербургской Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка , сказал: «Главное, что есть в этом законе – запрет на расширение сети в регионе, если она достигает в данном субъекте Федерации доли 25% рынка. Все остальные ограничения, которые декларирует закон для сетей, можно обойти, например, предельный размер скидки за объем. А вот этот порог – нет. В тексте ведь оговорено, что учитываться будет общее управление. Не единый бренд («Х5 Retail Group» одна уже в четырех лицах – она в Петербурге занимает уже более трети оборота) и не формальная собственность – т.е. закрыта лазейка аренды. Хотя, мне кажется, что в целях борьбы с монополизацией этот барьер должен быть жестче – 10-15%. Вообще, разработчики закона должны были свести интересы 5 сторон: производителей (крупных и малых), торговцев (сетевиков и малых), а так же потребителей. По моему мнению, нужен был более обширный документ – Торговый кодекс. А в итоге получился закон, который я бы назвал «Пакт о ненападении торговых сетей и крупных производителей». Первые жалуются, что документ – выигрыш вторых. Но это объясняется тем, что закон стал ответной реакцией на жесткий пресс сетевиков, в первую очередь, я прямо скажу – «Х5 Retail Group». Это чувствуется хотя бы потому, что в тексте документа делается упор на торговлю продуктами питания. В Петербурге, самом сетевом городе страны, идет бульдозерное наступление на форматы, альтернативные сетевым. В 1998 году в городе было 890 торговых зон. В марте этого года осталось 199 зон, а в декабре уже только 177 зон. Подобная зона в среднем - это 1000 кв. м торговых площадей или 50 ларьков-павильончиков. Теперь получается, что сети, чтобы расшириться, будут заинтересованы в росте оборота малых магазинов, ведь этот процесс снизит их долю. Значительное количество торговых зон исчезли под административным прессом. Недавно сносили такой объект у метро «Академическая» - силой. Я сам прочитал в газетах, что представители районной администрации недоумевают, что люди недовольны – рядом же сетевые магазины. А покупатели возмущаются: ряд покупок, походя делать удобней. Розничная цена складывается из разных факторов. Скажем, административный пресс, поборы. И крупная торговля их тоже несет, но относительно оборотов сетевиков, это невеликая ноша. Плюс ряд сборов: юрлицу нужна лицензия на торговлю алкоголем, а она стоит денег, но одно дело, если вы эти деньги раскидываете на десть больших магазинов, другое – на один малый. А ведь цена лицензии сидит в каждой бутылке водки. Да, в сетевых магазинах делать семейные покупки дешевле. Но за счет чего эта дешевизна? За счет удушения отечественной промышленности. А если она погибнет, то и покупать товар станет не на что». Давайте прикинем Современная торговля – это то, что появилось в результате реформ. Кто помнит магазины советской поры, тот не может не признать – это действительно достижение, что в каждом спальном районе работают гипермаркеты и универсамы, где всегда есть свежие фрукты, десятки сортов мяса и пресловутой колбасы (которая у нас больше, чем продукт). Это только кажется, что торговлю организовать просто. На деле это сложный процесс, регулирующий товарные потоки, порой между континентами. И невольно закрадывается мысль – если все это было отстроено с нуля без всякого закона, то зачем улучшать то, что работает? Например, бонусы за вход. Казалось бы это почти что взятка. И правда, в первые годы после появления рынка они принимали такие формы в виде подношений товароведам или менеджерам отдела закупок. Но вот представьте себе – вы управляющий торговой сетью. У вас на полках должно быть 50 наименований макаронных изделий и неограниченная очередь из представителей макаронных фабрик, желающих их заполнить. Если вы можете обеспечить сбыт, то почему бы не взять плату за вход? Такая плата будет по плечу только самым крупным фабрикам. Но ведь если им по силам внести бонус, то это значит, что им по силам заплатить за современное оборудование, обеспечить контроль за технологией. Именно самым мощным фабрикам по карману расходы на рекламу, проведение скидочных акций. В итоге у вас на полке будет стоять востребованный потребителем товар. Он будет лучше уходить, обеспечивая вам прибыль, да и доход вашему поставщику. Теперь, допустим, бонус отменен, и государство добилось, что этот запрет реально действует. У вас на полке должно стоять 10 марок лапши. К вам приходят представители макаронных фабрик и предлагают 50 марок лапши. Вы изучили предпочтения потребителей и знаете, что 5 из них – фавориты спроса, 15 – середняки, а 30 будут занимать место в торговом зале, не принося отдачу. В первых вы заинтересованы, ко вторым лояльны, а третьи мало желательны. Пока бонус – обычное дело, то все просто. Первые его легко отобьют, вторые подумают, но, в конце концов, среди них найдутся те, производители, что захотят его внести, хотя бы ради доли на рынке. Третьи же не найдут путь в вашу сеть. Скорей всего, они не найдут дороги и в соседнюю и постепенно исчезнут с рынка. Если только их изготовители не найдут сил вложить средства и поднять их. Противники системы бонусов говорят – а как быть с местными производителями, которые способны производить вкусные товары (не только макароны, но и колбасы, пиво и так далее), но не способны делать это в больших масштабах. Сама жизнь отвечает – единственное для них стать нишевым продуктом, дорогой местной фишкой. Которая выходит малым тиражом и на звание национального бренда не претендует. Другой путь жизни без бонусов и даже входа в сети – для сельского хозяйства. Согласна агрофирма продавать свой картофель просто как «картофель отечественный», тогда бонус с нее не берут. Так вот что будет теперь, когда бонус отменяется для всех. Тот же прилавок (который не резиновый), те же 50 претендентов. И что вы хотите для лидера рынка установить те же условия попадания в торговый зал, что и для невостребованного продукта? Это противоречит азам экономики. Скорее всего, торговцы введут те же бонусы, но под другим названием. То же и за бонус на место на полке. Если у вас три уровня полок: на полу, на уровне глаз и высокая, то люди в первую очередь обратят внимание на ту, что на уровне глаз. Соответственно, вероятность покупки с нее больше. Закон отменить это явление не может, потому что оно основано на физиологии и психологии. Значит, бонусы либо возродятся под другим названием, либо приобретут форму взятки товароведу (как это было в досетевую эпоху). Любопытно с объемами. Пусть вы, директор плодоовощного комбината, производите повидло. К вам приходит ларечник и говорит – я буду у вас брать ящик этого повидла в неделю. Потом – директор магазина и говорит – я буду брать грузовичок этого повидла в неделю. Потом представитель сетевой компании и объявляет – мы берем вагон этого повидла в неделю, да не просто так разово, а подписываем договор, что будем делать так в течение года. В последнем случае, вы сможете планировать развитие своего комбината, инвестировать в новое оборудование (под такой договор банк даст кредит). И что депутаты думают, что для трех совершенно разных по значению партнеров комбинат даст практически равные условия, отличающиеся максимум на 10%? Дым Отечества и дым информационный В знаменитом фильме «Обыкновенный фашизм» есть эпизод – Гитлер рвется к власти. И выступает на митинге, обещая немецким лавочникам, которых разоряют крупные универсальные магазины, помощь и поддержку. С тех пор ничего не изменилось. Крупная торговая сеть за счет так называемого эффекта масштаба работает лучше. Чем крупней партия товара, тем ниже оптовая цена. Выше отдача с каждого занятого, с каждого метра торговой площади. (Об административных расходах выше рассказал А.Третьяков). Поэтому цены в универсамах и гипермаркетах всегда ниже, чем на тот же товар в малых магазинчиках, а уж о сравнении ассортимента и говорить не приходится. Бережливый покупатель, который идет за сыром, колбасой, мясом или рыбой и не заморачивается поиском конкретного сорта, может дополнительно сэкономить в сетях, подобрав товар из списка специальных акций. В итоге поход за продуктами в большой магазин выгодней, с точки зрения рядового потребителя где-то в полтора раза. Пару лет назад проталкивалась идея запретить гипермаркетам работать по вечерам будней (когда основной поток людей идет с работы), по субботам – после обеда, и вообще по воскресеньям. Причем, обоснование этого кошмара было такое – мол, идет человек со службы и ему срочно надо приобрести пачку сигарет, пакет молока, батон, бутылку пива. Но так как в квартале работает гипермаркет, то ларьков в нем не осталось – не выдержали конкуренции. А идти за мелкой покупкой в большой магазин глупо – приходится тратить массу времени, да и неприятно, как на тебя там смотрят – как на бедного родственника. Некая логика в этих рассуждениях есть. Но это только полправды. Понятно, что если вам срочно надо купить продуктов на 50 рублей, то для вас не станет трагедией, что за них придется заплатить 60 рублей. Но если вы не спеша отправляетесь с супругой в храм торговли и берете еды на 1000 рублей на несколько дней впрок, то вы тут же заметите если за ту же тележку вам придется отдать 1200 рублей. Хотя в процентном отношении это одно и то же, но ясно, что это совершенно разные покупки. Так вот, если бы идея об ограничении времени сетевой торговли прошла бы в новый закон, то ларьки и малые магазинчики ожили бы. Только цены бы в гипермаркетах резко скакнули бы – ведь в вынужденный простой их нужно охранять, отапливать, да и обороты бы упали. Соответственно, прыгнули бы цены и в малой торговле. Ведь ларечник знает, что его цены должны быть выше, чем в большом магазине. Он же доставляет товар в пределы «шаговой доступности» - т.е. предлагает дополнительную услугу. А конкуренция (локальная по времени) ушла. Кстати, не потому ли тихо загнулась в Петербурге разрекламированная городской администрацией программа создания магазинов шаговой доступности, что потребители – представители среднего класса и пенсионеры не очень в них нуждаются. Просто потому что считают каждую копейку и не готовы переплачивать за развитие «удобных форм» торговли. А для богатых есть другой формат – гастрономические бутики. … Недавно власть показательно расправилась с цивилизованным игровым бизнесом. Результат – потери в России налогов, рабочих мест. Плюс открытие казино, ориентированных на россиян, в той же Белоруссии. Плюс казино в интернете (если оно зарегистрировано на далеких островах, то на него не распространяются российские законы, даже если игрок сидит в Москве). Плюс появление на нашем ТВ «викторин» и игр «переложи спичку» на деньги, представляющих собой, по сути лохотороны. Не получится ли, что и в законе о торговле главным проигравшим будут не сети, а потребитель? Алексей Миронов АПН-Северо-Запад Торговцы и поставщики получили свой Пакт о ненападениизакон о торговле, малый бизнес, поставщики, производители, торговые сети, ритейлеры, лоббизм
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Торговцы и поставщики получили свой Пакт о ненападении
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/41470/2017-12-11