Баннер ФЗ-54
9 января 2013, 00:13 2323 просмотра

Без пива – деньги на ветер

С первых дней 2013 года каждый человек, заглянувший в палатку или небольшой по площади магазин (до 50 кв. м), может заметить результат принятого в прошлом году закона: здесь больше не продают сигареты и пиво. Для посетителей это хотя и досадный, но в целом не трагический факт. А вот для многих мелких предпринимателей новый закон может поставить бизнес под угрозу.

В России мы живем при острейшем дефиците торговых площадей. Цифра в 500 кв. м на 1000 жителей является для российского города-миллионника не самой плохой. Москва совсем недавно преодолела 700 кв. м. В это время европейские крупные города начинаются примерно с 2100 кв. м на 1000 жителей. Главная причина различия проста – в наших городах советская застройка. Тогда первые этажи отдавались под жилье, а до магазина, как считалось, люди сами как-нибудь доедут.

Острый дефицит порождает высокие, убийственные для торговли арендные ставки, которые порождают уродливое явление: копирование малыми магазинами ассортимента супермаркетов. Предприниматель, чтобы выжить, вынужден использовать каждый дециметр торговой площади. Так что в российской городской рознице почти нет специализации и семейного бизнеса. Мы не видим здесь небольших уютных колбасных, сырных магазинов, булочных: то, к чему мы привыкли за границей. Человек, который получил помещение в собственность, склонен просто пересдать его: таким образом он в силу перекоса в ставках аренды может сразу забрать до 70% дохода от предприятия, ничего не вкладывая.

Таким образом, принудительное удаление из ассортимента малых магазинов важных товарных групп приводит не к перепрофилированию торговых объектов, а к разорению предпринимателя.

Кроме того, цифра в 50 кв. м для стационарных магазинов не имеет обоснования. Совершенно непонятно, откуда она взялась. Почему авторы законопроекта настойчиво требуют учитывать опыт, допустим, Норвегии, и не учитывают – Италии, Испании, Франции, Греции, других стран, где табаком в основном торгуют как раз мелкие торговые форматы, а крупные либо ограничены в этом праве, либо не торгуют вовсе?

На Западе существует целая система преференций для малого бизнеса: сплошь и рядом супермаркетам запрещено работать после 20.00, по выходным. У нас же о таких компенсациях никто даже и не помышляет.

Нестационарная торговля в России имеет специфическую природу – из-за того же дефицита площадей. Киоски, модули, нестационарные павильоны призваны хоть как-то его компенсировать. В отечественном же законе объектом ограничения выступают не только киоски, а все нестационарные объекты, включая и крупные, с возможностью для покупателя заходить внутрь, просто без заглубленного фундамента и канализации. Такого рода магазины могут быть центральными торговыми точками целого ряда микрорайонов.

Предприниматели, владельцы или арендаторы этих магазинов не могут перейти в стационарные форматы торговли – этих помещений попросту нет. Не могут они ничего и построить. У нас малый торговый бизнес почти ничего не строит, а строит крупный и аффилированный с региональной властью средний бизнес – и сдает малому по тем же космическим ставкам.

Запрещая продавать сигареты и пиво в нестационарных и небольших торговых точках, мы наносим мощный удар по и без того недоразвитой розничной торговле. Человек, в продуктовую корзину которого входят эти позиции, получает мощный стимул вообще не ходить в малый магазин или модуль, так как ему все равно потом придется посещать другой, более крупный, торговый объект. То есть он, вероятно, не купит здесь ни колбасы, ни консервов, ни хлеба. А это означает сотни тысяч закрытых магазинов и миллионы потерянных рабочих мест.

Деградация малого торгового бизнеса имеет еще одно следствие. Малые торговые точки являются одним из немногих каналов сбыта для мелких отечественных производителей, не имеющих возможности работать с сетями и крупными магазинами (из-за требований к объемам, стандартизации, штрафов за недопоставки и т.д.). То есть осложнение положения малых стационарных магазинов скажется на всей цепочке поставок и в конечном счете на производстве.

Малые магазины и киоски являются существенным фактором поддержания конкурентной среды для крупных торговых операторов. Соответственно, их уничтожение логически приводит к снижению уровня конкуренции, способствует росту цен на товары повседневного спроса, а также усиливает недоверие предпринимателей к власти.

Владлен Максимов, вице-президент НП «ОПОРА России» для РБК Daily

Поделиться публикацией:
Куда уходит покупатель и во что играют современные...
989
Концепции настоящего и будущего
3467
Андрей Бударин, начальник Управления оперативного ...
1919
Михаил Иванцов, генеральный директор розничной се...
1182
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
3275
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
7034

С первых дней 2013 года каждый человек, заглянувший в палатку или небольшой по площади магазин (до 50 кв. м), может заметить результат принятого в прошлом году закона: здесь больше не продают сигареты и пиво. Для посетителей это хотя и досадный, но в целом не трагический факт. А вот для многих мелких предпринимателей новый закон может поставить бизнес под угрозу.

В России мы живем при острейшем дефиците торговых площадей. Цифра в 500 кв. м на 1000 жителей является для российского города-миллионника не самой плохой. Москва совсем недавно преодолела 700 кв. м. В это время европейские крупные города начинаются примерно с 2100 кв. м на 1000 жителей. Главная причина различия проста – в наших городах советская застройка. Тогда первые этажи отдавались под жилье, а до магазина, как считалось, люди сами как-нибудь доедут.

Острый дефицит порождает высокие, убийственные для торговли арендные ставки, которые порождают уродливое явление: копирование малыми магазинами ассортимента супермаркетов. Предприниматель, чтобы выжить, вынужден использовать каждый дециметр торговой площади. Так что в российской городской рознице почти нет специализации и семейного бизнеса. Мы не видим здесь небольших уютных колбасных, сырных магазинов, булочных: то, к чему мы привыкли за границей. Человек, который получил помещение в собственность, склонен просто пересдать его: таким образом он в силу перекоса в ставках аренды может сразу забрать до 70% дохода от предприятия, ничего не вкладывая.

Таким образом, принудительное удаление из ассортимента малых магазинов важных товарных групп приводит не к перепрофилированию торговых объектов, а к разорению предпринимателя.

Кроме того, цифра в 50 кв. м для стационарных магазинов не имеет обоснования. Совершенно непонятно, откуда она взялась. Почему авторы законопроекта настойчиво требуют учитывать опыт, допустим, Норвегии, и не учитывают – Италии, Испании, Франции, Греции, других стран, где табаком в основном торгуют как раз мелкие торговые форматы, а крупные либо ограничены в этом праве, либо не торгуют вовсе?

На Западе существует целая система преференций для малого бизнеса: сплошь и рядом супермаркетам запрещено работать после 20.00, по выходным. У нас же о таких компенсациях никто даже и не помышляет.

Нестационарная торговля в России имеет специфическую природу – из-за того же дефицита площадей. Киоски, модули, нестационарные павильоны призваны хоть как-то его компенсировать. В отечественном же законе объектом ограничения выступают не только киоски, а все нестационарные объекты, включая и крупные, с возможностью для покупателя заходить внутрь, просто без заглубленного фундамента и канализации. Такого рода магазины могут быть центральными торговыми точками целого ряда микрорайонов.

Предприниматели, владельцы или арендаторы этих магазинов не могут перейти в стационарные форматы торговли – этих помещений попросту нет. Не могут они ничего и построить. У нас малый торговый бизнес почти ничего не строит, а строит крупный и аффилированный с региональной властью средний бизнес – и сдает малому по тем же космическим ставкам.

Запрещая продавать сигареты и пиво в нестационарных и небольших торговых точках, мы наносим мощный удар по и без того недоразвитой розничной торговле. Человек, в продуктовую корзину которого входят эти позиции, получает мощный стимул вообще не ходить в малый магазин или модуль, так как ему все равно потом придется посещать другой, более крупный, торговый объект. То есть он, вероятно, не купит здесь ни колбасы, ни консервов, ни хлеба. А это означает сотни тысяч закрытых магазинов и миллионы потерянных рабочих мест.

Деградация малого торгового бизнеса имеет еще одно следствие. Малые торговые точки являются одним из немногих каналов сбыта для мелких отечественных производителей, не имеющих возможности работать с сетями и крупными магазинами (из-за требований к объемам, стандартизации, штрафов за недопоставки и т.д.). То есть осложнение положения малых стационарных магазинов скажется на всей цепочке поставок и в конечном счете на производстве.

Малые магазины и киоски являются существенным фактором поддержания конкурентной среды для крупных торговых операторов. Соответственно, их уничтожение логически приводит к снижению уровня конкуренции, способствует росту цен на товары повседневного спроса, а также усиливает недоверие предпринимателей к власти.

Владлен Максимов, вице-президент НП «ОПОРА России» для РБК Daily

Без пива – деньги на ветер пиво, сигареты, законодательство, киоски, запрет
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Без пива – деньги на ветер
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/news/69177/2017-10-21