Баннер ФЗ-54
29.08.2012 29 августа 2012, 00:00 3618 просмотров

"Я больше ничего не знаю"

Книжный магазин в России — всегда нечто большее, чем просто магазин, так же как поэт — больше чем поэт. Да и сама книга стала уже не просто источником знаний, но символом сокровенного чувства причастности к стране, упорно считающей себя «самой читающей в мире». В советское время большой набитый книгами шкаф считался мерилом интеллигентности хозяина дома, а в наше время — фактически оплотом нравственности в противовес морально неустойчивому миру электронных текстов. «К сожалению, то, что происходит с русским издательским и книготорговым рынком, это довольно жестокая констатация того, что с интеллектом неладно», — говорил в интервью «Эксперту» директор московского «Института книги» Александр Гаврилов.

Возможно, именно поэтому люди, которые занимались книжной торговлей, всегда были не просто предпринимателями. Первый книжный магазин в Сибири в 1873 году открыл известный томский общественник Петр Макушин, первый магазин в Ново­сибирске (тогда — Новониколаевске) — один из главных людей в тогдашнем городе Николай Литвинов. В наше время гордостью местного бизнеса долгое время была книготорговая сеть «Топ-Книга» — одна из немногих новосибирских компаний, сумевшая выстроить федеральную сеть из более чем 500 магазинов. Сегодня эта история в прошлом — «Топ-Книга» уже два года медленно агонизирует. А на ее место приходят другие книготорговые сети. В том числе и «Аристотель» (магазины «Плиний Старший», Book look, «Иван Федоров» и другие), которой руководит один из основателей «Топ-Книги» Михаил Трифонов. Он просит не называть его бизнесменом («я книжник в чистом виде»), носит интересные футболки (во время нашего интервью надпись на груди гласила — «Дикий») и снимает офис на окраине новосибирского Академ­городка, в котором работают, кстати, всего 15 человек — это весь управленческий аппарат на сеть из 20 магазинов, раскинувшуюся от Омска до Горно-Алтайска.

Открытие каждого из его магазинов неизбежно сопровождается комментариями о скорой смерти бумажных книг и, как следствие, о бесперспективности традиционной книготорговли. Однако факты говорят об обратном — на обломках «Топ-Книги» стремительно вырастает новый межрегиональной игрок книготоргового бизнеса.

«Нет никаких секретов»

— Кажется, ни в одном из ваших интервью не проговаривался вопрос о том, как вы пришли в этот бизнес?

— Видимо, потому что это было слишком давно. На дворе был 1991-й год, я заканчивал аспирантуру Института математики СО РАН. И тогда стала выходить масса книжек, на которые мне перестало хватать денег, хотя хотелось купить их все. Тогда пришлось немного поспекулировать.

— Теми же книжками?

— А чем же еще? Я же больше ничего не знаю, поэтому книжками спекулировал. Тогда даже не стоял вопрос о рынке сбыта — все моментально проглатывалось, нужно было только привозить и продавать. После этого, как вы знаете, в моей биографии была «Топ-Книга», в которой в кризис началась процедура банкротства. Суд отдал мне полагающиеся 10 процентов — мою долю в компании. Правда, эта доля сейчас ничего не стоит, зато я получил глубокое моральное удовлетворение.

— Вы ушли из «Топ-Книги» в 2007 году, а в 2008-м открыли первый магазин сети «Аристотель». Насколько я знаю, это изначально планировалось как хобби?

— Планировалось, что когда я ухожу из компании, я получаю деньги за свою долю — тогда она еще что-то стоила. А дальше открываю один большой хороший книжный магазин и занимаюсь этим как хобби. Поскольку Лямин (Георгий Лямин — партнер Трифонова по «Топ-Книге» и основной владелец сети. — Ред.) мне не заплатил тех денег, которые был должен, мне пришлось этим заниматься уже не как хобби. Можно сказать, вынужденно.

— А другими бизнесами не думали заниматься?

— Особенно нет. Я же говорю, бизнесом мне вообще не хотелось заниматься. Я же не бизнесмен, а книжник в чистом виде. И бизнес для меня никогда не был целью.

— Тем не менее когда рушилась сеть «Топ-Книги», на ее месте открывались ваши магазины…

— Да, так получилось. Здесь нет никаких секретов, просто если площадки закрываются, то можно же на их месте открываться — люди ведь уже привыкли, что там работает книжный магазин. А в открытии одного книжного магазина на месте другого нет ничего необычного.

— Но ведь говорили, что те магазины закрываются, потому что в них никто не ходит.

— Правильно, зачем туда ходить, если там книжек хороших нет? А книжек нет, потому что издатели их не дают. А издатели не дают, потому что денег нет. Но это все уже предания старины глубокой, пройденный этап.

— Ваши магазины чем-то концептуально отличаются от прежних?

— Понимаете, те магазины концептуально-то были хорошие, правильные. Они открывались (по крайней мере в Сибири) на правильных местах, на условиях правильной аренды. И даже какое-то время — на лучшем ассортименте. «Топ-Книга» даже пользовалась своими правами первооткрывателя и выставляла более высокие цены на ассортимент. А потом, когда появились конкуренты, ценовая политика не была скорректирована. К тому же «Топ-Книга» тогда же сменила отраслевых специалистов на менеджеров, что и послужило базовой причиной ее падения.

Ассортиментная политика в моих магазинах такая же, какая была, когда я руководил ассортиментом в «Топ-Книге». К тому же, пока мы маленькие, это позволяет нам заниматься в магазинах различными мелочами. Потом, по достижении определенного объема, это уже не удастся.

— В самом начале работы «Аристотеля» вы говорили, что делаете «интересные книжные магазины». Что вкладывается в это понятие?

— В основном я и мои коллеги-ассортименщики делаем упор на разнообразие товаров. Привозим то, что никто не привозит в Сибирь. Кроме того, изначально было понимание, что большой книжный магазин, как «Плиний Старший», должен быть культурным центром. Там что-то должно происходить. Каких-то интересных людей мы сами вылавливаем, какие-то приезжают в рамках турне для презентаций своих книг. Я сам не ходок по публичным местам, но для меня важнее не мое присутствие, а сам факт проведения таких встреч. В итоге у нас много не только «классических» персон, но и разных бизнес-тренеров, эзотериков, писателей странных. Но люди ходят, значит, им это нравится.

— Насколько серьезны ваши намерения по межрегиональной экспансии?

— Я серьезность ни в чем не измеряю. Если есть площадка, которую мы можем контролировать, почему — нет. Мы первый магазин за пределами Новосибирска открыли в начале 2009 года в Новокузнецке — нам еще года не исполнилось. Просто получилось так, что вроде неплохое помещение было в торговом центре. Да и Новокузнецк недалеко, можно приезжать смотреть, контролировать. А вот Иркутск — это уже реально далеко, хотя, может быть, мы и будем там открываться. У нас же нет цели быть везде, нет цели открыть какое-то количество магазинов через столько-то лет. Если будет возможность — будем открывать магазины, их любить и за ними следить. А сколько их будет — неизвестно.

«Сбербанк поставил мешок денег»

— Ваш крупнейший магазин «Плиний Старший» открылся перед самым кризисом. Как он работает сегодня?

— «Плиний Старший» составляет у нас около 20–25 процентов объема продаж. Но хочу сказать, что он себя не окупил и никогда не окупит. Просто потому, что он никогда не даст такого объема продаж, чтобы окупить все вложения, которые в него сделаны. Ведь он действительно открылся в 2008 году, в «тучное» время, до кризиса. Тогда все было дорого, но уже буквально через год то же самое можно было сделать в два раза дешевле. Просто много денег на старте было потрачено, как полагается, зря. Так что затраты он не отобьет, хотя прибыль позволяет ему существовать, он операционно безубыточен. Но другие магазины мы теперь открываем куда скромнее.

— Сколько сегодня стоит открыть книжный магазин?

— Если рассматривать стандартный Book look площадью 300 квадратных метров, то туда нужно вложить примерно 2–2,5 миллиона рублей без учета товара. Это если там не нужно делать особо дорого ремонта. Если магазин небольшой, уровня 100-метровки, то до миллиона вложений.

— А сколько стоит наполнить этот магазин книгами?

— Это смотря как брать книжки. Если их брать на реализацию, то нисколько. Если сначала покупать, а потом продавать, то стоит сколько-то. В зависимости от того, как налажены отношения с поставщиками, для заполнения магазина в принципе можно вообще ничего не потратить. Мне издательства пока доверяют, памятуя о прошлом опыте работы в «Топ-Книге». Поэтому условия, которые получил я, мало отличаются от условий, которые имела «Топ-Книга» в свои лучшие времена.

— Над знаменитой для новосибирского Академгородка «Академкнигой» теперь висит вывеска вашего магазина Book look. Зачем вы взяли эту площадку?

— А где мне было торговать в Академгородке? У меня был магазин в Торговом центре, который прекрасно работал и был самым прибыльным в нашей сети. Но это же федеральная собственность, и там в очередной раз нужно было проводить торги на право аренды. Тогда пришел Сбербанк, поставил мешок денег собственникам и выиграл конкурс. Натурально — заплатил в три раза больше рыночной стоимости, и потом еще несколько месяцев просто так платил аренду, пока там делался ремонт. Они просто выкидывали деньги для удовольствия, чтобы стоять на этом месте, а я остался без магазина. И единственным местом, которое удалось подцепить, была «Академкнига».

— При этом на вас накладывалось полуформальное ограничение по заполнению магазина академическими книгами. Насколько оно сегодня соблюдается?

— Конкретные цифры в договоре не прописаны. Я предлагал, но мне сказали, что это будет нарушением антимонопольного законодательства. Что касается выполнения обязательств, то у меня совесть чиста — все, что я могу привезти академического, я привожу. Но вот академические издательства — они, похоже, не умеют работать на рыночных рельсах. К издательству СО РАН претензий нет, а с московскими, типа «Науки», сплошные проблемы. Они что-то печатают, но с каждым годом все меньше и меньше, и до сих пор тянут с подписанием договоров — а ведь уже почти полгода прошло.

— Вы также стали одной из первых книторговых сетей, которая зашла в большие торговые центры. Насколько это решение было оправдано?

— На самом деле все зависит от конкретного торгового центра. Если это хороший молл, то в нем будет успешный книжный магазин. Даже если в этом магазине плохие цены, неважный товар и невежливый персонал.

— Но обычно принято считать, что в торговые центры не за книжками ходят, что посетители подобных мест не читают книг…

— Я не знаю, зачем люди ходят в торговые центры. Однако знаю, что в том же торговом центре «Сан Сити» у нас хороший магазин, весьма успешный для второго года работы. Он не сверхприбыльный, но операционно безубыточный. Более того, магазины в торговых центрах как раз достаточно надежны с точки зрения трафика покупателей. Так что в торговые центры ходят разные люди. Даже депутаты ходят.

«Одна книга в год — это успех»

— Наценка на книги составляет 100–120 процентов, и оттого книготорговцев считают настоящими спекулянтами. Из чего складывается такая сумма?

— Очень просто — берем закупочную цену и прибавляем к ней 120 процентов. Если серьезно, то здесь все просто. Допустим, мы берем у издателя книжку за 100 рублей, а продаем ее за 220. Тогда 70 рублей мы отдаем за аренду, 35 рублей — на зарплату, 10 рублей — на связь, логистику и коммунальные платежи. И остается пять рублей на рентабельность магазина. Таким образом, только аренда составляет треть в обороте магазина.

— Сколько книга в среднем стоит на полке?

— Год. Для книжников это нормальная оборачиваемость. В супер­успешных магазинах оборачиваемость — полгода. Для примера: если книжка продается в сети из 500 магазинов объемом одна штука в год — то это книжка, которую дозаказывают у издателя.

— В города вашего присутствия зашла федеральная сеть «Читай-город», принадлежащая издательству «Эксмо». У них условия работы с издательствами лучше?

— У них есть лишь два преимущества — скорость поставки новинок и цены на книжки издательства «Эксмо». Радикальной разницы в цене, я думаю, нет. Это уровень 10–15 процентов. По остальным параметрам я преимуществ не вижу. Например, прочий ассортимент других издательств у нас даже лучше. Кроме того, они не умеют работать с местными издателями. Например, фотоальбома Славы Степанова у них нет.

— А спрос на такие «местные» книги чувствуется?

— Несомненно. Рынок абсолютно ненасыщен литературой, которую раньше бы отнесли к краеведению. Тот же «Мифосибирск» покупают очень хорошо. Сейчас суммарный тираж этой книги около пяти-шести тысяч экземпляров, хотя, я думаю, 20 тысяч «Мифо­сибирска» Новосибирская область точно смогла бы проглотить.

«Там рынка нет»

— Пожалуй, интервью бы не состоялось без вопроса об электронных книгах и перспективах бумажного книгоиздания…

— Дурацкий вопрос. Сформулируйте его как-нибудь оригинально, как никто раньше не формулировал.

— В каком виде читаете книги вы?

— В бумажном. Я никогда не читал книги в электронном виде, да и ридеров у никогда меня не было.

— На ваш взгляд, электронные книги окажут сколько-либо заметное влияние на книжный рынок в целом?

— Дело в том, что рынка электронных книг сегодня не существует, потому что в нем нет денег: потребитель не платит за этот продукт. И до тех пор, пока книги можно скачать бесплатно, этот рынок не появится. Традиционная книготорговля, конечно, что-то теряет от того, что книги можно скачать бесплатно. Но вопрос в том, до каких пор упадет рынок. Еще в 2009 году по этому поводу была реальная паника: все плохо, никаких издательств не будет, нужно переходить на тетрадки и карандаши. Но правда в том, что в этом году практически все книжники, с которыми мы общались, говорят о том, что книги не падают в продажах. Напротив — в нашей сети они растут. Объем продаж вырос, и сегодня книги занимают более 70 процентов в нашем товарообороте. Это можно объяснять по-разному, но факт налицо — у всех игроков на рынке продажи растут. Даже в Америке в 2009 году разорилась крупнейшая книготорговая сеть Borders, но сегодня там снова все восстанавливается. Да, какое-то количество книг уйдет в бесплатность, но в остальном все останется как есть.

— Не секрет, что открытие любого вашего магазина сопровождается комментариями типа: «Все уже читают электронные книги, а он тут магазины открывает». Как вы к этому относитесь?

— Недалекие люди, что поделаешь. Как я еще могу к этому относиться.    

«Эксперт Сибирь» №33 (341)

Статья относится к тематикам: Практический опыт
Поделиться публикацией:
От особенностей поведения до особенностей потребле...
1230
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
1176
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
824
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1855
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
643
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
646

Книжный магазин в России — всегда нечто большее, чем просто магазин, так же как поэт — больше чем поэт. Да и сама книга стала уже не просто источником знаний, но символом сокровенного чувства причастности к стране, упорно считающей себя «самой читающей в мире». В советское время большой набитый книгами шкаф считался мерилом интеллигентности хозяина дома, а в наше время — фактически оплотом нравственности в противовес морально неустойчивому миру электронных текстов. «К сожалению, то, что происходит с русским издательским и книготорговым рынком, это довольно жестокая констатация того, что с интеллектом неладно», — говорил в интервью «Эксперту» директор московского «Института книги» Александр Гаврилов.

Возможно, именно поэтому люди, которые занимались книжной торговлей, всегда были не просто предпринимателями. Первый книжный магазин в Сибири в 1873 году открыл известный томский общественник Петр Макушин, первый магазин в Ново­сибирске (тогда — Новониколаевске) — один из главных людей в тогдашнем городе Николай Литвинов. В наше время гордостью местного бизнеса долгое время была книготорговая сеть «Топ-Книга» — одна из немногих новосибирских компаний, сумевшая выстроить федеральную сеть из более чем 500 магазинов. Сегодня эта история в прошлом — «Топ-Книга» уже два года медленно агонизирует. А на ее место приходят другие книготорговые сети. В том числе и «Аристотель» (магазины «Плиний Старший», Book look, «Иван Федоров» и другие), которой руководит один из основателей «Топ-Книги» Михаил Трифонов. Он просит не называть его бизнесменом («я книжник в чистом виде»), носит интересные футболки (во время нашего интервью надпись на груди гласила — «Дикий») и снимает офис на окраине новосибирского Академ­городка, в котором работают, кстати, всего 15 человек — это весь управленческий аппарат на сеть из 20 магазинов, раскинувшуюся от Омска до Горно-Алтайска.

Открытие каждого из его магазинов неизбежно сопровождается комментариями о скорой смерти бумажных книг и, как следствие, о бесперспективности традиционной книготорговли. Однако факты говорят об обратном — на обломках «Топ-Книги» стремительно вырастает новый межрегиональной игрок книготоргового бизнеса.

«Нет никаких секретов»

— Кажется, ни в одном из ваших интервью не проговаривался вопрос о том, как вы пришли в этот бизнес?

— Видимо, потому что это было слишком давно. На дворе был 1991-й год, я заканчивал аспирантуру Института математики СО РАН. И тогда стала выходить масса книжек, на которые мне перестало хватать денег, хотя хотелось купить их все. Тогда пришлось немного поспекулировать.

— Теми же книжками?

— А чем же еще? Я же больше ничего не знаю, поэтому книжками спекулировал. Тогда даже не стоял вопрос о рынке сбыта — все моментально проглатывалось, нужно было только привозить и продавать. После этого, как вы знаете, в моей биографии была «Топ-Книга», в которой в кризис началась процедура банкротства. Суд отдал мне полагающиеся 10 процентов — мою долю в компании. Правда, эта доля сейчас ничего не стоит, зато я получил глубокое моральное удовлетворение.

— Вы ушли из «Топ-Книги» в 2007 году, а в 2008-м открыли первый магазин сети «Аристотель». Насколько я знаю, это изначально планировалось как хобби?

— Планировалось, что когда я ухожу из компании, я получаю деньги за свою долю — тогда она еще что-то стоила. А дальше открываю один большой хороший книжный магазин и занимаюсь этим как хобби. Поскольку Лямин (Георгий Лямин — партнер Трифонова по «Топ-Книге» и основной владелец сети. — Ред.) мне не заплатил тех денег, которые был должен, мне пришлось этим заниматься уже не как хобби. Можно сказать, вынужденно.

— А другими бизнесами не думали заниматься?

— Особенно нет. Я же говорю, бизнесом мне вообще не хотелось заниматься. Я же не бизнесмен, а книжник в чистом виде. И бизнес для меня никогда не был целью.

— Тем не менее когда рушилась сеть «Топ-Книги», на ее месте открывались ваши магазины…

— Да, так получилось. Здесь нет никаких секретов, просто если площадки закрываются, то можно же на их месте открываться — люди ведь уже привыкли, что там работает книжный магазин. А в открытии одного книжного магазина на месте другого нет ничего необычного.

— Но ведь говорили, что те магазины закрываются, потому что в них никто не ходит.

— Правильно, зачем туда ходить, если там книжек хороших нет? А книжек нет, потому что издатели их не дают. А издатели не дают, потому что денег нет. Но это все уже предания старины глубокой, пройденный этап.

— Ваши магазины чем-то концептуально отличаются от прежних?

— Понимаете, те магазины концептуально-то были хорошие, правильные. Они открывались (по крайней мере в Сибири) на правильных местах, на условиях правильной аренды. И даже какое-то время — на лучшем ассортименте. «Топ-Книга» даже пользовалась своими правами первооткрывателя и выставляла более высокие цены на ассортимент. А потом, когда появились конкуренты, ценовая политика не была скорректирована. К тому же «Топ-Книга» тогда же сменила отраслевых специалистов на менеджеров, что и послужило базовой причиной ее падения.

Ассортиментная политика в моих магазинах такая же, какая была, когда я руководил ассортиментом в «Топ-Книге». К тому же, пока мы маленькие, это позволяет нам заниматься в магазинах различными мелочами. Потом, по достижении определенного объема, это уже не удастся.

— В самом начале работы «Аристотеля» вы говорили, что делаете «интересные книжные магазины». Что вкладывается в это понятие?

— В основном я и мои коллеги-ассортименщики делаем упор на разнообразие товаров. Привозим то, что никто не привозит в Сибирь. Кроме того, изначально было понимание, что большой книжный магазин, как «Плиний Старший», должен быть культурным центром. Там что-то должно происходить. Каких-то интересных людей мы сами вылавливаем, какие-то приезжают в рамках турне для презентаций своих книг. Я сам не ходок по публичным местам, но для меня важнее не мое присутствие, а сам факт проведения таких встреч. В итоге у нас много не только «классических» персон, но и разных бизнес-тренеров, эзотериков, писателей странных. Но люди ходят, значит, им это нравится.

— Насколько серьезны ваши намерения по межрегиональной экспансии?

— Я серьезность ни в чем не измеряю. Если есть площадка, которую мы можем контролировать, почему — нет. Мы первый магазин за пределами Новосибирска открыли в начале 2009 года в Новокузнецке — нам еще года не исполнилось. Просто получилось так, что вроде неплохое помещение было в торговом центре. Да и Новокузнецк недалеко, можно приезжать смотреть, контролировать. А вот Иркутск — это уже реально далеко, хотя, может быть, мы и будем там открываться. У нас же нет цели быть везде, нет цели открыть какое-то количество магазинов через столько-то лет. Если будет возможность — будем открывать магазины, их любить и за ними следить. А сколько их будет — неизвестно.

«Сбербанк поставил мешок денег»

— Ваш крупнейший магазин «Плиний Старший» открылся перед самым кризисом. Как он работает сегодня?

— «Плиний Старший» составляет у нас около 20–25 процентов объема продаж. Но хочу сказать, что он себя не окупил и никогда не окупит. Просто потому, что он никогда не даст такого объема продаж, чтобы окупить все вложения, которые в него сделаны. Ведь он действительно открылся в 2008 году, в «тучное» время, до кризиса. Тогда все было дорого, но уже буквально через год то же самое можно было сделать в два раза дешевле. Просто много денег на старте было потрачено, как полагается, зря. Так что затраты он не отобьет, хотя прибыль позволяет ему существовать, он операционно безубыточен. Но другие магазины мы теперь открываем куда скромнее.

— Сколько сегодня стоит открыть книжный магазин?

— Если рассматривать стандартный Book look площадью 300 квадратных метров, то туда нужно вложить примерно 2–2,5 миллиона рублей без учета товара. Это если там не нужно делать особо дорого ремонта. Если магазин небольшой, уровня 100-метровки, то до миллиона вложений.

— А сколько стоит наполнить этот магазин книгами?

— Это смотря как брать книжки. Если их брать на реализацию, то нисколько. Если сначала покупать, а потом продавать, то стоит сколько-то. В зависимости от того, как налажены отношения с поставщиками, для заполнения магазина в принципе можно вообще ничего не потратить. Мне издательства пока доверяют, памятуя о прошлом опыте работы в «Топ-Книге». Поэтому условия, которые получил я, мало отличаются от условий, которые имела «Топ-Книга» в свои лучшие времена.

— Над знаменитой для новосибирского Академгородка «Академкнигой» теперь висит вывеска вашего магазина Book look. Зачем вы взяли эту площадку?

— А где мне было торговать в Академгородке? У меня был магазин в Торговом центре, который прекрасно работал и был самым прибыльным в нашей сети. Но это же федеральная собственность, и там в очередной раз нужно было проводить торги на право аренды. Тогда пришел Сбербанк, поставил мешок денег собственникам и выиграл конкурс. Натурально — заплатил в три раза больше рыночной стоимости, и потом еще несколько месяцев просто так платил аренду, пока там делался ремонт. Они просто выкидывали деньги для удовольствия, чтобы стоять на этом месте, а я остался без магазина. И единственным местом, которое удалось подцепить, была «Академкнига».

— При этом на вас накладывалось полуформальное ограничение по заполнению магазина академическими книгами. Насколько оно сегодня соблюдается?

— Конкретные цифры в договоре не прописаны. Я предлагал, но мне сказали, что это будет нарушением антимонопольного законодательства. Что касается выполнения обязательств, то у меня совесть чиста — все, что я могу привезти академического, я привожу. Но вот академические издательства — они, похоже, не умеют работать на рыночных рельсах. К издательству СО РАН претензий нет, а с московскими, типа «Науки», сплошные проблемы. Они что-то печатают, но с каждым годом все меньше и меньше, и до сих пор тянут с подписанием договоров — а ведь уже почти полгода прошло.

— Вы также стали одной из первых книторговых сетей, которая зашла в большие торговые центры. Насколько это решение было оправдано?

— На самом деле все зависит от конкретного торгового центра. Если это хороший молл, то в нем будет успешный книжный магазин. Даже если в этом магазине плохие цены, неважный товар и невежливый персонал.

— Но обычно принято считать, что в торговые центры не за книжками ходят, что посетители подобных мест не читают книг…

— Я не знаю, зачем люди ходят в торговые центры. Однако знаю, что в том же торговом центре «Сан Сити» у нас хороший магазин, весьма успешный для второго года работы. Он не сверхприбыльный, но операционно безубыточный. Более того, магазины в торговых центрах как раз достаточно надежны с точки зрения трафика покупателей. Так что в торговые центры ходят разные люди. Даже депутаты ходят.

«Одна книга в год — это успех»

— Наценка на книги составляет 100–120 процентов, и оттого книготорговцев считают настоящими спекулянтами. Из чего складывается такая сумма?

— Очень просто — берем закупочную цену и прибавляем к ней 120 процентов. Если серьезно, то здесь все просто. Допустим, мы берем у издателя книжку за 100 рублей, а продаем ее за 220. Тогда 70 рублей мы отдаем за аренду, 35 рублей — на зарплату, 10 рублей — на связь, логистику и коммунальные платежи. И остается пять рублей на рентабельность магазина. Таким образом, только аренда составляет треть в обороте магазина.

— Сколько книга в среднем стоит на полке?

— Год. Для книжников это нормальная оборачиваемость. В супер­успешных магазинах оборачиваемость — полгода. Для примера: если книжка продается в сети из 500 магазинов объемом одна штука в год — то это книжка, которую дозаказывают у издателя.

— В города вашего присутствия зашла федеральная сеть «Читай-город», принадлежащая издательству «Эксмо». У них условия работы с издательствами лучше?

— У них есть лишь два преимущества — скорость поставки новинок и цены на книжки издательства «Эксмо». Радикальной разницы в цене, я думаю, нет. Это уровень 10–15 процентов. По остальным параметрам я преимуществ не вижу. Например, прочий ассортимент других издательств у нас даже лучше. Кроме того, они не умеют работать с местными издателями. Например, фотоальбома Славы Степанова у них нет.

— А спрос на такие «местные» книги чувствуется?

— Несомненно. Рынок абсолютно ненасыщен литературой, которую раньше бы отнесли к краеведению. Тот же «Мифосибирск» покупают очень хорошо. Сейчас суммарный тираж этой книги около пяти-шести тысяч экземпляров, хотя, я думаю, 20 тысяч «Мифо­сибирска» Новосибирская область точно смогла бы проглотить.

«Там рынка нет»

— Пожалуй, интервью бы не состоялось без вопроса об электронных книгах и перспективах бумажного книгоиздания…

— Дурацкий вопрос. Сформулируйте его как-нибудь оригинально, как никто раньше не формулировал.

— В каком виде читаете книги вы?

— В бумажном. Я никогда не читал книги в электронном виде, да и ридеров у никогда меня не было.

— На ваш взгляд, электронные книги окажут сколько-либо заметное влияние на книжный рынок в целом?

— Дело в том, что рынка электронных книг сегодня не существует, потому что в нем нет денег: потребитель не платит за этот продукт. И до тех пор, пока книги можно скачать бесплатно, этот рынок не появится. Традиционная книготорговля, конечно, что-то теряет от того, что книги можно скачать бесплатно. Но вопрос в том, до каких пор упадет рынок. Еще в 2009 году по этому поводу была реальная паника: все плохо, никаких издательств не будет, нужно переходить на тетрадки и карандаши. Но правда в том, что в этом году практически все книжники, с которыми мы общались, говорят о том, что книги не падают в продажах. Напротив — в нашей сети они растут. Объем продаж вырос, и сегодня книги занимают более 70 процентов в нашем товарообороте. Это можно объяснять по-разному, но факт налицо — у всех игроков на рынке продажи растут. Даже в Америке в 2009 году разорилась крупнейшая книготорговая сеть Borders, но сегодня там снова все восстанавливается. Да, какое-то количество книг уйдет в бесплатность, но в остальном все останется как есть.

— Не секрет, что открытие любого вашего магазина сопровождается комментариями типа: «Все уже читают электронные книги, а он тут магазины открывает». Как вы к этому относитесь?

— Недалекие люди, что поделаешь. Как я еще могу к этому относиться.    

«Эксперт Сибирь» №33 (341)

"Я больше ничего не знаю"аристотель, книжный магазин аристотель, книжный магазин, книжный ритейл, ритейлер, Михаил Трифонов, Топ-книга
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
"Я больше ничего не знаю"
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/interviews/66471/2017-05-29