E-commerce, интернет-магазины
Retail
Бизнес мнения
Законодательство в торговле
Качество, безопасность, госрегулирование
Общеотраслевое
Fashion, одежда, обувь, аксессуары
Практика
FMCG, продуктовый ритейл, алкоголь
Автоматизация на 1С
3 октября 2019, 00:05 3133 просмотра

Что ищет налоговая: «Утконос», BNS Group, Selgros и другие ритейлеры делятся опытом

Выездная налоговая проверка нередко становится настоящим испытанием для ритейлера и чревата значительными доначислениями, пени и штрафами. Опыт взаимодействия с налоговой помогает выработать определенные правила, позволяющие снизить риски необоснованных выплат, сэкономить значительные средства и успешно пройти проверку.

Налоговые проверки: как готовиться и как повлиять на результат

Сокращение количества выездных налоговых проверок — одна из основных тенденций налогового контроля. «Число налоговых проверок сокращается, но при этом прямо пропорционально сокращению растет ценник — размер доначислений, — отмечает налоговый менеджер компании Schneider Electric Алиса Назаренкова. — Этот тренд говорит о том, что теперь налоговый орган готовится к проверке задолго до того, как она официально начинается, проводя предпроверочный анализ и встречи с сотрудниками. Плюс в ходе самой проверки часто используется еще один механизм контроля — допросы сотрудников. Получается, что во время проверки поднимается огромный массив вопросов, на которые налогоплательщику надо правильно ответить».

В рамках секции «Английские дебаты» III конференции CFO Russia «Налоговое планирование в ритейле» были рассмотрены возможные сценарии развития ситуации при выездных налоговых проверках. Участники поделились мнениями о том, как готовиться к выездным проверкам, какие приоритеты выставлять, как вести себя с налоговыми органами и какие перспективы имеет обжалование актов.

До выездной проверки

Выездная проверка имеет три основных этапа — преданализ, собственно проведение налоговой проверки, составление и оспаривание акта.

До выездной проверки ИФНС проводят преданализ в соответствии с Концепцией планирования выездных налоговых проверок, утвержденной приказом ФНС России от 30 мая 2007 года № ММ-3-06/333@. По результатам преданализа сотрудники инспекции составляют отчет. Преданализ определяет целесообразность и направление проверки.

Во время преданализа налоговый орган направляет в адрес налогоплательщика требование о предоставлении документов и информации вне рамок налоговой проверки, ссылаясь на ст. 93.1 НК РФ. В связи с этим у ритейлеров возникает масса вопросов о том, как реагировать на такие требования, представлять документы и информацию или нет, и сможет ли преданализ повлиять на результаты выездной проверки.

Налоговые проверки: как готовиться и как повлиять на результат

Преданализ и чего от него ждать?

Результаты преданализа существенно влияют на акт проверки, но при этом ритейлер имеет возможность исправить ситуацию после составления акта и изменить сумму доначислений. На этот счет ритейлеры имеют разное мнение, так как их компании переживали разный опыт.

Руслан Шведков

Финансовый директор BNS Group Руслан Шведков: «За последние несколько лет я пережил четыре выездные проверки и, основываясь на своем опыте, могу рассказать, что такое преданализ и проверка.

Как выглядит схема преданализа? – Получаем запрос на предоставление документов и информации вне рамок налоговой проверки со ссылкой на ст. 93.1 НК РФ, где на двенадцати листах написано, какие документы от нас хотят получить. Понимаем, что проводится преданализ. В рамках этого преданализа нас вызывают в налоговую инспекцию. Приходим, отвечаем на вопросы, даем необходимые пояснения, выясняем, к каким контрагентам и по каким вопросам может быть проявлен интерес в рамках проверки. Далее по результатам преданализа специалистами налоговой составляется предварительная сумма для начисления, которая пойдет на утверждение в вышестоящие органы. Там эту сумму, скорее всего, утвердят, поэтому компании надо быть морально готовой к тому, что эта сумма и будет взыскана по результатам выездной проверки.

Минус 10 млн руб. — это максимум, на который можно сократить начисления по итогам конструктивной работы с налоговой.

Если вам в преданализе написали к доначислению 40 млн руб., меньше чем за 30 млн руб. вас не отпустят. По сути, когда документ попадает на преданализ, судьба проверки решена. Переломить систему нельзя, надо приспособиться, не только знать налоговый кодекс, но и понимать, как работает механизм и что в рамках этого механизма можно сделать. Если сейчас все решается на уровне преданализа, надо постараться разрешить сложные ситуации уже на этом уровне».

Ольга Головина

С этим мнением не соглашается главный бухгалтер сети Selgros Cash&Carry Ольга Головина: «Широко рекламируемая система с преданализом на самом деле не работает. Приведу пример. В январе прошлого года в нашу компанию поступило требование из налоговой на предоставление информации о контрагентах. В списке преданализа было около 30 компаний. Информация была собрана, и в марте нас пригласили прийти лично в налоговую инспекцию по вопросам преданализа. Приходим, на допросе предъявляют уже другой список, в котором фигурирует примерно 40 контрагентов, и говорят, что нужны пояснения уже по этому списку. Спрашиваем — что нужно сделать, чтобы снять вопросы по этим компаниям. Инспектор просит, чтобы поставщики сами позвонили в ИФНС. Мы разделили список по менеджерам, обзвонили все компании и попросили их связаться с ИФНС, чтобы снять возникшие к ним вопросы.

Далее пошла обратная связь. Поставщики один за другим стали отвечать нам, что они звонят в ИФНС, но занимающийся этим вопросом инспектор ушел в отпуск. Полгода никаких вестей от ИФНС не было, однако в конце сентября объявили налоговую проверку. В рамках выездной проверки пришел запрос, но уже с третьим списком. Причем если некоторые фирмы еще могут вызвать какие-то вопросы, то по другим вообще не ясно, в связи с чем они смогли попасть в этот «сомнительный список». Ощущение такое, что плана проверки у них нет, ищут вслепую, в надежде, что среди большого количества поставщиков что-нибудь сомнительное да найдется. Поэтому вывод такой. Может быть, для компаний, имеющих 100 контрагентов, схема с преданализом работает, но для тех, у кого их тысячи, как у нас, классическая схема преданализа не действует».

Марина Бычкова

На требования преданализа надо реагировать в зависимости от ситуации, считает главный бухгалтер компании «Утконос» Марина Бычкова: «Во время преданализа нас тоже закидывают всякими требованиями, при этом надо отметить, что требования стали составляться более грамотно, чем несколько лет назад, и уже сложнее от них отмахнуться и сказать, что запросы необоснованные. А если случаются необоснованные требования, мы мотивированно отказываемся предоставлять документы, и, к чести налоговой, негативных последствий таких отказов пока не было».

В любом случае, участники дебатов рекомендуют сотрудничать с инспекцией и выполнять все требования, способные помочь налоговому органу выявлять нарушения.

Насколько неоспорим акт?

Еще один животрепещущий вопрос — насколько неоспорим акт проверки? Является ли акт проверки четким водоразделом между тем, что можно и что уже нельзя изменить? Необходимо ли до составления акта предпринимать все возможные усилия, чтобы в акт попали только те эпизоды, с которыми компания внутренне согласна, или лучше побороться потом, в суде?

Когда есть акт, ничего уже не изменишь, считает Руслан Шведков: «Все, что будет написано в акте, суд утвердит, и позиция суда однозначна — что бы мы ни сказали, нас уже никто не слушает. При рассмотрении налоговой апелляции вышестоящая организация перепишет акт и решение нижестоящей, суды перепишут постановления друг друга и так далее. Надо жить по кодексу, но при этом учитывать существующие реалии, и если ты едешь по главной дороге на велосипеде, а со второстепенной дороги вылетает грузовик, то лучше уступить дорогу».

Но не все согласны с этим мнением. «Даже когда акт уже есть, еще можно что-то изменить, и у нас это получалось, — рассказывает Марина Бычкова. — Мы составили обоснованные возражения на акт проверки, и с нас сняли существенную часть суммы».

Есть даже примеры кардинального изменения акта после оспаривания ритейлером.

«Из шести выездных налоговых проверок, которые я прошла, в двух случаях удавалось после акта сбивать сумму доначислений до нуля, — говорит Ольга Головина. — В этих актах было много путаницы. Не каждый инспектор имеет достаточно времени для проверки акта, так как одновременно ведет несколько проверок».

Давайте вместе что-нибудь найдем

Софья Тараева
Но такой пример «сбивания до нуля» кажется скорее исключением, чем нормой. Лучший выход — сотрудничество с инспекцией в ходе проверок, считает руководитель управления налогообложения и методологии ГК «Мегаполис» Софья Тараева: «С точки зрения налоговой, проверка должна быть результативной, поэтому то, что вам удалось «выбить» начисления в ноль, — вопрос профессионализма и везения.
Налоговый инспектор, проводя проверку, ожидает что-то получить. И его ожидания в целом уже согласованы с вышестоящей организацией. Наша позиция такова — нет смысла ждать акта: оспаривание акта не то что бы совсем обречено на провал, но имеет перспективы не больше чем на 50%.

Бывают такие ситуации, которые лучше разрешить заранее. Например, налоговая объявляет нам о каком-то из партнеров: «У нас на них план — 1,5 млрд руб.». Отвечаем, что таких денег у этой компании нет. Они говорят: «Не знаем, нам управление спустило, может быть, управление ошиблось». В результате они понимают, что миллиарда не будет, и предлагают: «Давайте вместе что-нибудь найдем». И тут два варианта — либо вы ищете вместе с ними, по согласованию, и сумма всех устраивает, либо отдаете все на откуп проверяющих. На наш взгляд, первый сценарий более эффективный.

Возможность обсудить с инспекцией результаты и выводы заранее, с нашей точки зрения, существует. Ни одна инспекция не хочет, чтобы ее результаты были предметом рассмотрения вышестоящей организации: это влечет порчу статистики. В суд они тоже не стремятся идти, потому что у них недостаточно временных и людских ресурсов. Гораздо комфортнее согласовать приемлемую сумму, даже если это минус 10 млн руб. от первоначального плана. Итак, договоренности на уровне налоговой инспекции, пока акт еще не выпустили, обычно работают, и в целом это устраивает и инспекцию, и руководство компании. При этом нужно понимать, что есть спор о факте и спор о праве. С фактами нужно разобраться на берегу, потому что споры о факте выносить в суд бесполезно, налогоплательщик их не отыграет. А вот споры о праве могут остаться в акте, с ними можно поспорить, если понимать, что это будет полезно для будущих требований и проверок».

Другие игроки подтверждают, что в интересах проверяющих написать столько, сколько компания готова отдать. Иначе компания уйдет в банкротство, и с нее вообще нечего будет получить.

Тенденция последних лет — включение в проверяющую группу сотрудников Следственного комитета. Специалисты объясняют такое усиление состава дополнительным стимулом к оплате штрафа. «Мотивация налоговиков завязана не на то, что они написали, а на то, что они собрали, — поясняет Руслан Шведков. — Поэтому автоматическое включение в проверяющую группу сотрудников отдела урегулирования задолженности Следственного комитета связано с опасением, что компания может не заплатить».

Давайте вместе что-нибудь найдем

Пойти и поискать в шкафу

Еще один неоднозначный вопрос — как отвечать на требования о предоставлении документов, если эти документы выходят за рамки проверки либо отсутствуют у компании.

«Когда запрашивают документы, которых у вас нет, самое лучшее — пойти и поискать в шкафу, там обычно есть много всего интересного, что может хоть каким-то образом помочь налоговому инспектору понять, что вы ничего не скрываете, и сформировать свою позицию, — считает Софья Тараева. — У нас был негативный опыт, когда мы не давали инспекции документы, формально не имевшие отношения к первичным документам. В суде была заявлена четкая позиция налогового органа о том, что мы препятствовали проведению проверки, и налоговый орган не имел возможности оценить реальность наших операций. Суд принял это утверждение и выставил нам обвинение в том, что налогоплательщик препятствовал формированию правильного вывода. Это было неприятно. И с тех пор мы так не делаем. Мой совет — документы выдавать на проверке, а не держать до суда, потому что суд может эти документы уже не принять к рассмотрению».

Участники дискуссии сходятся на том, что должен быть разумный компромисс — если есть документы, нужно показывать, но если предоставление осложняется объективными обстоятельствами, например, давно не работают с контрагентом и все сотрудники с обеих сторон уволились, либо объем документов слишком большой (например, требуются все счета-фактуры и пропуска въезжающих на территорию склада поставщиков за три года), то можно обоснованно отказать.

Налоговые проверки: как готовиться и как повлиять на результат

Как склеить сложные разрывы

Понятие «налоговые разрывы» в отчетности по НДС используется для обозначения суммовой разницы в декларации налогоплательщика и документах контрагентов. Например, у налогоплательщика отражена счет-фактура, которая не отражена в налоговой декларации контрагента. То есть это операции, по которым есть вычеты, но не уплачен НДС. Если сделка совершена с участием более двух субъектов и по ней на одном из этапов выявлены расхождения по НДС, это будет считаться сложным разрывом. Позиция налоговой с отношении ритейлера такова: «Ваш контрагент нарушил — заплатите».

Как ритейлеру избежать сложных разрывов и нужно ли оправдывать своих контрагентов, к которым появились вопросы налоговой?

Надо самим заранее и внимательно проверять своих контрагентов, считает Ольга Головина: «Нас по поводу нарушений наших контрагентов вызывали в налоговую трижды. Первый раз со стороны контрагента пришел директор, сказал, что все решит, и через пару дней «сбросил» свою фирму на учредителя. Когда мы начали проверять документы, подписи этого директора нигде не оказалось. В таком случае нам оставалось только заплатить. Позднее мы стали тщательно проверять подписи всех контрагентов. Если директор фирмы-поставщика подписал договор лично, ему можно сказать: «Решайте свои вопросы с ИФНС и своими партнерами, если не решите, сотрудничество с вами прекращаем». Два раза из трех контрагенты сами разрешали все вопросы с налоговой».

Надо уметь правильно объяснять свою позицию, считает Марина Бычкова: «Мы проверили своего контрагента, выяснили, что он куда-то отсылал деньги с непонятным назначением платежа, и писали в возражении, что не имеем таких возможностей доступа к информации контрагента, которые имеет инспекция. Мы со своей стороны проявили осмотрительность, реальность сделки не оспариваем, но доказать нарушения не можем. И эту позицию налоговая приняла».

Бывают примеры, когда не удается договориться. «Нас вызвали в налоговую и сказали: «На вашего контрагента пришла докладная из Сургута, что он перечислил сумму через посредников в Сургут и там обналичил, таким образом, у вас возник разрыв, будете добры, заплатите деньги, — рассказывает Руслан Шведков. — Начинаю разбираться, выясняется, что у контрагента произошел конфликт между акционерами, кто-то из них увез и обналичил деньги. Спрашиваю налоговую: «А мы здесь при чем?» На что мне отвечают: «Разве для вас это большая сумма? Заплатите и живите спокойно. А то бумага пойдет в управление, управлению придется отписываться перед ФНС, и проблема затянется». Я тогда решил не платить, за что получил выездную налоговую проверку».

Обязанность проверять контрагента законом не установлена, но с учетом статьи 54.1 НК РФ и рекомендаций по применению этой статьи ритейлеру лучше проявлять должную осмотрительность, чтобы самому убедиться, что контрагент является добросовестным и ведет законную деятельность. При этом сбор документов о контрагентах, подтверждающих должную осмотрительность компании, рекомендуется вести постоянно, потому что в процессе налоговой проверки нужные документы собрать будет очень сложно.

Участники дискуссии сошлись во мнении, что следует действовать, исходя из принципов разумности и индивидуального подхода к каждой ситуации, но ни в коем случае не агрессивно, по возможности помогая налоговому органу.

Избежать лишних налоговых проверок, а также сэкономить значительные средства на уплате налоговых штрафов и пеней позволяет переход к налоговому мониторингу.

Напомним, что выпущена бета-версия прикладного решения «1С:Налоговый мониторинг». Программный продукт предназначен для ведения бухгалтерского, налогового учета и учета по МСФО, автоматизации взаимодействия между налогоплательщиком и налоговым органом в ходе налогового мониторинга предприятий, не имеющих дочерних обществ.

«1C:Налоговый мониторинг» обеспечивает налоговому инспектору ввод запросов на предоставление документов и разъяснений, а налогоплательщику — ввод ответов на запросы налогового органа с вложением сканов запрашиваемых первичных документов.

Виктория Максимова, Retail.ru

Поделиться публикацией:
Источник: Retail.ru
Подписывайтесь на наш канал в Telegram и Яндекс.Дзен , чтобы первым быть в курсе главных новостей Retail.ru.
Как NPS связан с ростом продаж и повторных покупок...
338
Как ритейлеры борются за покупателей и рынки?
801
Все о контроле качества продукции поставщиков...
3904
Виктория Морозова, руководитель направления FMCG, ...
3532
Как сразу наладить учет и отчетность?
1083
Особенности работы и развития крупнейшей сети Испа...
2427

Выездная налоговая проверка нередко становится настоящим испытанием для ритейлера и чревата значительными доначислениями, пени и штрафами. Опыт взаимодействия с налоговой помогает выработать определенные правила, позволяющие снизить риски необоснованных выплат, сэкономить значительные средства и успешно пройти проверку.

Налоговые проверки: как готовиться и как повлиять на результат

Сокращение количества выездных налоговых проверок — одна из основных тенденций налогового контроля. «Число налоговых проверок сокращается, но при этом прямо пропорционально сокращению растет ценник — размер доначислений, — отмечает налоговый менеджер компании Schneider Electric Алиса Назаренкова. — Этот тренд говорит о том, что теперь налоговый орган готовится к проверке задолго до того, как она официально начинается, проводя предпроверочный анализ и встречи с сотрудниками. Плюс в ходе самой проверки часто используется еще один механизм контроля — допросы сотрудников. Получается, что во время проверки поднимается огромный массив вопросов, на которые налогоплательщику надо правильно ответить».

В рамках секции «Английские дебаты» III конференции CFO Russia «Налоговое планирование в ритейле» были рассмотрены возможные сценарии развития ситуации при выездных налоговых проверках. Участники поделились мнениями о том, как готовиться к выездным проверкам, какие приоритеты выставлять, как вести себя с налоговыми органами и какие перспективы имеет обжалование актов.

До выездной проверки

Выездная проверка имеет три основных этапа — преданализ, собственно проведение налоговой проверки, составление и оспаривание акта.

До выездной проверки ИФНС проводят преданализ в соответствии с Концепцией планирования выездных налоговых проверок, утвержденной приказом ФНС России от 30 мая 2007 года № ММ-3-06/333@. По результатам преданализа сотрудники инспекции составляют отчет. Преданализ определяет целесообразность и направление проверки.

Во время преданализа налоговый орган направляет в адрес налогоплательщика требование о предоставлении документов и информации вне рамок налоговой проверки, ссылаясь на ст. 93.1 НК РФ. В связи с этим у ритейлеров возникает масса вопросов о том, как реагировать на такие требования, представлять документы и информацию или нет, и сможет ли преданализ повлиять на результаты выездной проверки.

Налоговые проверки: как готовиться и как повлиять на результат

Преданализ и чего от него ждать?

Результаты преданализа существенно влияют на акт проверки, но при этом ритейлер имеет возможность исправить ситуацию после составления акта и изменить сумму доначислений. На этот счет ритейлеры имеют разное мнение, так как их компании переживали разный опыт.

Руслан Шведков

Финансовый директор BNS Group Руслан Шведков: «За последние несколько лет я пережил четыре выездные проверки и, основываясь на своем опыте, могу рассказать, что такое преданализ и проверка.

Как выглядит схема преданализа? – Получаем запрос на предоставление документов и информации вне рамок налоговой проверки со ссылкой на ст. 93.1 НК РФ, где на двенадцати листах написано, какие документы от нас хотят получить. Понимаем, что проводится преданализ. В рамках этого преданализа нас вызывают в налоговую инспекцию. Приходим, отвечаем на вопросы, даем необходимые пояснения, выясняем, к каким контрагентам и по каким вопросам может быть проявлен интерес в рамках проверки. Далее по результатам преданализа специалистами налоговой составляется предварительная сумма для начисления, которая пойдет на утверждение в вышестоящие органы. Там эту сумму, скорее всего, утвердят, поэтому компании надо быть морально готовой к тому, что эта сумма и будет взыскана по результатам выездной проверки.

Минус 10 млн руб. — это максимум, на который можно сократить начисления по итогам конструктивной работы с налоговой.

Если вам в преданализе написали к доначислению 40 млн руб., меньше чем за 30 млн руб. вас не отпустят. По сути, когда документ попадает на преданализ, судьба проверки решена. Переломить систему нельзя, надо приспособиться, не только знать налоговый кодекс, но и понимать, как работает механизм и что в рамках этого механизма можно сделать. Если сейчас все решается на уровне преданализа, надо постараться разрешить сложные ситуации уже на этом уровне».

Ольга Головина

С этим мнением не соглашается главный бухгалтер сети Selgros Cash&Carry Ольга Головина: «Широко рекламируемая система с преданализом на самом деле не работает. Приведу пример. В январе прошлого года в нашу компанию поступило требование из налоговой на предоставление информации о контрагентах. В списке преданализа было около 30 компаний. Информация была собрана, и в марте нас пригласили прийти лично в налоговую инспекцию по вопросам преданализа. Приходим, на допросе предъявляют уже другой список, в котором фигурирует примерно 40 контрагентов, и говорят, что нужны пояснения уже по этому списку. Спрашиваем — что нужно сделать, чтобы снять вопросы по этим компаниям. Инспектор просит, чтобы поставщики сами позвонили в ИФНС. Мы разделили список по менеджерам, обзвонили все компании и попросили их связаться с ИФНС, чтобы снять возникшие к ним вопросы.

Далее пошла обратная связь. Поставщики один за другим стали отвечать нам, что они звонят в ИФНС, но занимающийся этим вопросом инспектор ушел в отпуск. Полгода никаких вестей от ИФНС не было, однако в конце сентября объявили налоговую проверку. В рамках выездной проверки пришел запрос, но уже с третьим списком. Причем если некоторые фирмы еще могут вызвать какие-то вопросы, то по другим вообще не ясно, в связи с чем они смогли попасть в этот «сомнительный список». Ощущение такое, что плана проверки у них нет, ищут вслепую, в надежде, что среди большого количества поставщиков что-нибудь сомнительное да найдется. Поэтому вывод такой. Может быть, для компаний, имеющих 100 контрагентов, схема с преданализом работает, но для тех, у кого их тысячи, как у нас, классическая схема преданализа не действует».

Марина Бычкова

На требования преданализа надо реагировать в зависимости от ситуации, считает главный бухгалтер компании «Утконос» Марина Бычкова: «Во время преданализа нас тоже закидывают всякими требованиями, при этом надо отметить, что требования стали составляться более грамотно, чем несколько лет назад, и уже сложнее от них отмахнуться и сказать, что запросы необоснованные. А если случаются необоснованные требования, мы мотивированно отказываемся предоставлять документы, и, к чести налоговой, негативных последствий таких отказов пока не было».

В любом случае, участники дебатов рекомендуют сотрудничать с инспекцией и выполнять все требования, способные помочь налоговому органу выявлять нарушения.

Насколько неоспорим акт?

Еще один животрепещущий вопрос — насколько неоспорим акт проверки? Является ли акт проверки четким водоразделом между тем, что можно и что уже нельзя изменить? Необходимо ли до составления акта предпринимать все возможные усилия, чтобы в акт попали только те эпизоды, с которыми компания внутренне согласна, или лучше побороться потом, в суде?

Когда есть акт, ничего уже не изменишь, считает Руслан Шведков: «Все, что будет написано в акте, суд утвердит, и позиция суда однозначна — что бы мы ни сказали, нас уже никто не слушает. При рассмотрении налоговой апелляции вышестоящая организация перепишет акт и решение нижестоящей, суды перепишут постановления друг друга и так далее. Надо жить по кодексу, но при этом учитывать существующие реалии, и если ты едешь по главной дороге на велосипеде, а со второстепенной дороги вылетает грузовик, то лучше уступить дорогу».

Но не все согласны с этим мнением. «Даже когда акт уже есть, еще можно что-то изменить, и у нас это получалось, — рассказывает Марина Бычкова. — Мы составили обоснованные возражения на акт проверки, и с нас сняли существенную часть суммы».

Есть даже примеры кардинального изменения акта после оспаривания ритейлером.

«Из шести выездных налоговых проверок, которые я прошла, в двух случаях удавалось после акта сбивать сумму доначислений до нуля, — говорит Ольга Головина. — В этих актах было много путаницы. Не каждый инспектор имеет достаточно времени для проверки акта, так как одновременно ведет несколько проверок».

Давайте вместе что-нибудь найдем

Софья Тараева
Но такой пример «сбивания до нуля» кажется скорее исключением, чем нормой. Лучший выход — сотрудничество с инспекцией в ходе проверок, считает руководитель управления налогообложения и методологии ГК «Мегаполис» Софья Тараева: «С точки зрения налоговой, проверка должна быть результативной, поэтому то, что вам удалось «выбить» начисления в ноль, — вопрос профессионализма и везения.
Налоговый инспектор, проводя проверку, ожидает что-то получить. И его ожидания в целом уже согласованы с вышестоящей организацией. Наша позиция такова — нет смысла ждать акта: оспаривание акта не то что бы совсем обречено на провал, но имеет перспективы не больше чем на 50%.

Бывают такие ситуации, которые лучше разрешить заранее. Например, налоговая объявляет нам о каком-то из партнеров: «У нас на них план — 1,5 млрд руб.». Отвечаем, что таких денег у этой компании нет. Они говорят: «Не знаем, нам управление спустило, может быть, управление ошиблось». В результате они понимают, что миллиарда не будет, и предлагают: «Давайте вместе что-нибудь найдем». И тут два варианта — либо вы ищете вместе с ними, по согласованию, и сумма всех устраивает, либо отдаете все на откуп проверяющих. На наш взгляд, первый сценарий более эффективный.

Возможность обсудить с инспекцией результаты и выводы заранее, с нашей точки зрения, существует. Ни одна инспекция не хочет, чтобы ее результаты были предметом рассмотрения вышестоящей организации: это влечет порчу статистики. В суд они тоже не стремятся идти, потому что у них недостаточно временных и людских ресурсов. Гораздо комфортнее согласовать приемлемую сумму, даже если это минус 10 млн руб. от первоначального плана. Итак, договоренности на уровне налоговой инспекции, пока акт еще не выпустили, обычно работают, и в целом это устраивает и инспекцию, и руководство компании. При этом нужно понимать, что есть спор о факте и спор о праве. С фактами нужно разобраться на берегу, потому что споры о факте выносить в суд бесполезно, налогоплательщик их не отыграет. А вот споры о праве могут остаться в акте, с ними можно поспорить, если понимать, что это будет полезно для будущих требований и проверок».

Другие игроки подтверждают, что в интересах проверяющих написать столько, сколько компания готова отдать. Иначе компания уйдет в банкротство, и с нее вообще нечего будет получить.

Тенденция последних лет — включение в проверяющую группу сотрудников Следственного комитета. Специалисты объясняют такое усиление состава дополнительным стимулом к оплате штрафа. «Мотивация налоговиков завязана не на то, что они написали, а на то, что они собрали, — поясняет Руслан Шведков. — Поэтому автоматическое включение в проверяющую группу сотрудников отдела урегулирования задолженности Следственного комитета связано с опасением, что компания может не заплатить».

Давайте вместе что-нибудь найдем

Пойти и поискать в шкафу

Еще один неоднозначный вопрос — как отвечать на требования о предоставлении документов, если эти документы выходят за рамки проверки либо отсутствуют у компании.

«Когда запрашивают документы, которых у вас нет, самое лучшее — пойти и поискать в шкафу, там обычно есть много всего интересного, что может хоть каким-то образом помочь налоговому инспектору понять, что вы ничего не скрываете, и сформировать свою позицию, — считает Софья Тараева. — У нас был негативный опыт, когда мы не давали инспекции документы, формально не имевшие отношения к первичным документам. В суде была заявлена четкая позиция налогового органа о том, что мы препятствовали проведению проверки, и налоговый орган не имел возможности оценить реальность наших операций. Суд принял это утверждение и выставил нам обвинение в том, что налогоплательщик препятствовал формированию правильного вывода. Это было неприятно. И с тех пор мы так не делаем. Мой совет — документы выдавать на проверке, а не держать до суда, потому что суд может эти документы уже не принять к рассмотрению».

Участники дискуссии сходятся на том, что должен быть разумный компромисс — если есть документы, нужно показывать, но если предоставление осложняется объективными обстоятельствами, например, давно не работают с контрагентом и все сотрудники с обеих сторон уволились, либо объем документов слишком большой (например, требуются все счета-фактуры и пропуска въезжающих на территорию склада поставщиков за три года), то можно обоснованно отказать.

Налоговые проверки: как готовиться и как повлиять на результат

Как склеить сложные разрывы

Понятие «налоговые разрывы» в отчетности по НДС используется для обозначения суммовой разницы в декларации налогоплательщика и документах контрагентов. Например, у налогоплательщика отражена счет-фактура, которая не отражена в налоговой декларации контрагента. То есть это операции, по которым есть вычеты, но не уплачен НДС. Если сделка совершена с участием более двух субъектов и по ней на одном из этапов выявлены расхождения по НДС, это будет считаться сложным разрывом. Позиция налоговой с отношении ритейлера такова: «Ваш контрагент нарушил — заплатите».

Как ритейлеру избежать сложных разрывов и нужно ли оправдывать своих контрагентов, к которым появились вопросы налоговой?

Надо самим заранее и внимательно проверять своих контрагентов, считает Ольга Головина: «Нас по поводу нарушений наших контрагентов вызывали в налоговую трижды. Первый раз со стороны контрагента пришел директор, сказал, что все решит, и через пару дней «сбросил» свою фирму на учредителя. Когда мы начали проверять документы, подписи этого директора нигде не оказалось. В таком случае нам оставалось только заплатить. Позднее мы стали тщательно проверять подписи всех контрагентов. Если директор фирмы-поставщика подписал договор лично, ему можно сказать: «Решайте свои вопросы с ИФНС и своими партнерами, если не решите, сотрудничество с вами прекращаем». Два раза из трех контрагенты сами разрешали все вопросы с налоговой».

Надо уметь правильно объяснять свою позицию, считает Марина Бычкова: «Мы проверили своего контрагента, выяснили, что он куда-то отсылал деньги с непонятным назначением платежа, и писали в возражении, что не имеем таких возможностей доступа к информации контрагента, которые имеет инспекция. Мы со своей стороны проявили осмотрительность, реальность сделки не оспариваем, но доказать нарушения не можем. И эту позицию налоговая приняла».

Бывают примеры, когда не удается договориться. «Нас вызвали в налоговую и сказали: «На вашего контрагента пришла докладная из Сургута, что он перечислил сумму через посредников в Сургут и там обналичил, таким образом, у вас возник разрыв, будете добры, заплатите деньги, — рассказывает Руслан Шведков. — Начинаю разбираться, выясняется, что у контрагента произошел конфликт между акционерами, кто-то из них увез и обналичил деньги. Спрашиваю налоговую: «А мы здесь при чем?» На что мне отвечают: «Разве для вас это большая сумма? Заплатите и живите спокойно. А то бумага пойдет в управление, управлению придется отписываться перед ФНС, и проблема затянется». Я тогда решил не платить, за что получил выездную налоговую проверку».

Обязанность проверять контрагента законом не установлена, но с учетом статьи 54.1 НК РФ и рекомендаций по применению этой статьи ритейлеру лучше проявлять должную осмотрительность, чтобы самому убедиться, что контрагент является добросовестным и ведет законную деятельность. При этом сбор документов о контрагентах, подтверждающих должную осмотрительность компании, рекомендуется вести постоянно, потому что в процессе налоговой проверки нужные документы собрать будет очень сложно.

Участники дискуссии сошлись во мнении, что следует действовать, исходя из принципов разумности и индивидуального подхода к каждой ситуации, но ни в коем случае не агрессивно, по возможности помогая налоговому органу.

Избежать лишних налоговых проверок, а также сэкономить значительные средства на уплате налоговых штрафов и пеней позволяет переход к налоговому мониторингу.

Напомним, что выпущена бета-версия прикладного решения «1С:Налоговый мониторинг». Программный продукт предназначен для ведения бухгалтерского, налогового учета и учета по МСФО, автоматизации взаимодействия между налогоплательщиком и налоговым органом в ходе налогового мониторинга предприятий, не имеющих дочерних обществ.

«1C:Налоговый мониторинг» обеспечивает налоговому инспектору ввод запросов на предоставление документов и разъяснений, а налогоплательщику — ввод ответов на запросы налогового органа с вложением сканов запрашиваемых первичных документов.

Виктория Максимова, Retail.ru

Что ищет налоговая: «Утконос», BNS Group, Selgros и другие ритейлеры делятся опытомналоги, налоговая проверка, нк рф, выездная проверка, преданализ, налоговая инспекция
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Что ищет налоговая: «Утконос», BNS Group, Selgros и другие ритейлеры делятся опытом
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/chto-ishchet-nalogovaya-utkonos-bns-group-selgros-i-drugie-riteylery-delyatsya-opytom/2019-10-15


public-4028a98f6b2d809a016b646957040052