Баннер ФЗ-54
8 сентября 2010, 00:00 2742 просмотра

Пищевая цепочка

Сметенная с прилавков гречка — лишь вершина айсберга, на который этим летом напоролся российский продовольственный «Титаник». Цены на еду дружно рванули вверх, охватывая все новые сегменты продовольственного рынка. И стоят за этим не только паникеры и спекулянты, но и реальные экономические проблемы, выражающиеся в росте себестоимости продуктов. Впрочем, засушливое лето-2010 — это не финал, а прелюдия к будущей драме. Если вовремя не будет завершен сев озимых — в этом году он начался с большим опозданием, — проблемы начнут нарастать как снежный ком. Рост цен на основную группу продтоваров неизбежно перепишет все ценники уже этой весной.

Только без паники!

Гречка пока что бесспорный лидер по росту цен (от 30 до 84 процентов в зависимости от региона). И это при том, что по прогнозам урожай этого года — 400—450 тысяч тонн. Это не намного ниже прошлогоднего. Внезапный дефицит объясняют паникой: генетическая память советских времен сработала безотказно, и население вымело крупу до зернышка. Власти — от первого вице-премьера Виктора Зубкова до Дмитрия Медведева — попытались успокоить граждан: «Продовольствия в стране достаточно». Что, как выяснили «Итоги», чистая правда — в закромах родины действительно неплохие запасы, которые еще даже не начали поступать в продажу. Но граждане не вняли и продолжили сметать муку, соль, сахар...

Более того, по опросу Фонда общественного мнения, 84 процента респондентов уверены, что цены резко поднимутся уже в течение месяца. Погорячились, конечно, но тенденцию уловили верно. Цены на продукты растут повсеместно, и не только в России.

По данным Росстата, Россия в июле в лидерах по отдельным видам товаров. Например, на все сладкое — сахар, джем, шоколад (их стоимость подросла на 2,3 процента, тогда как в странах ЕС в среднем на 0,1), а также на мясо, хлебобулочные изделия и крупы — в России они выросли на 0,7 и 0,6 процента в среднем по стране, тогда как в ЕС эти показатели составили 0,3 и 0,1 процента. А в некоторых регионах ценовые скачки намного превышают среднестатистические показатели. По данным Минэкономразвития, в августе цены пошли вверх на муку, пшено и соль. В одной только Тамбовской области пшеничная мука подорожала за неделю на 14 процентов, макароны — на 8,7, пшено — на 9,5, сахар — на 11 процентов.

Пока это объясняется преимущественно потребительскими эмоциями и спекуляцией на рынке. Недаром Федеральная антимонопольная служба (ФАС) возбудила дела в отношении ряда поставщиков гречки в Омской области. Проверки продолжаются в Башкирии, Воронежской, Брянской, Вологодской, Ивановской областях. Аналогичные процессы идут и в отношении мукомольных комбинатов. Уже, например, известно, что столичным булочным муку предлагают по цене на 80—100 процентов выше, чем в предыдущие месяцы. Но эту «пену» — из ажиотажа населения и желания отдельных структур сыграть на повышении цен — власти, безусловно, сдуют с помощью того же ФАС и региональных властей. «Ударят по рукам», если пользоваться терминологией президента Медведева. И не исключено, что цены на продукты замрут. Надолго ли? Как выяснили «Итоги», до зимы и начала весны.

От сохи

По словам управляющего директора по корпоративным отношениям X5 Retail Group Юрия Кобаладзе, тенденция с ростом цен «нехорошая, ажиотажный спрос есть, и фактор паники тут играет главную роль — после гречки могут начать сметать все остальное». Впрочем, у самих ритейлеров паникерских настроений нет: торговые сети сегодня в самом выгодном по сравнению с другими участниками рынка положении. Куда хуже приходится производителям.

Как сказал «Итогам» председатель совета Ассоциации крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР) Вячеслав Телегин, себестоимость зерна на сегодняшний день выросла. Но это, по его словам, не повод для роста цен на муку и хлеб: «В 2007—2008 годах цена была в 1,5 раза выше, чем в начале этого года, так что такая вилка позволяет сохранять ценники на хлеб в прежнем виде». Поясним: если два года назад зерно резко «взлетело», а вслед за ним подорожали мука и хлеб, то в прошлом году зерно «упало» в полтора раза, тогда как изделия из него сохранили свою стоимость. Нехитрые арифметические действия (с учетом довольно низких показателей инфляции за последний год) доказывают: при нынешней цене на зерно рост цен на муку и хлеб — спекулятивный.

Другое дело, если цена резко пойдет вверх. Может ли такое быть? Точно не в ближайшие пару месяцев. В октябре — ноябре, напротив, может случиться обратное — зерно подешевеет: скупщики выжидают. Почему? По словам Телегина, «государство прекратило экспорт, вот они и ждут, чтобы купить подешевле». И терпения у них, как показывает практика, куда больше, чем у крестьян и фермеров, обремененных долгами. Так что от урожая будут избавляться даже себе в убыток.

Иными словами, и коммерческие организации, и государство, которое играет по этим же правилам, запасутся урожаем зерновых относительно недорого. Но что дальше? А дальше сработает мина замедленного действия, которая тикает под отечественным сельским хозяйствам последние три года.

Речь о том, что крестьяне и фермеры начнут разоряться в массовом порядке. Неурожай, засуха и холодная зима — не новость в наших широтах, но количество переходит в качество только с течением времени. На сей раз этого времени накопилось предостаточно — природные невзгоды преследуют село уже не первый год. Долговая нагрузка на фермеров усилилась сверх меры, а отдавать нечем — урожая как не было, так и нет. По словам Телегина, в 12 регионах производители сельхозпродукции поставлены на грань выживания. «Акты списания», фиксирующие неурожай и помогающие отсрочить выплаты по кредитам, тут не помогают. Лишь половина пострадавших могут ими воспользоваться. У других урожаи есть, но мизерные — стало быть, никакого списания и надо платить по счетам.

Аналогичная ситуация не только у тех, кто работает с зерновыми: те же беды и неудачи у фермеров, выращивающих овощи. АККОР рекомендует им составлять акты недобора урожая, чтобы впоследствии предъявить региональным властям, через которые и идет помощь селу. Проблема не только в том, что, например, картофеля уродилось мало, но и в том, что он слишком мелкий, не пригодный ни на продажу, ни на посев.

Избежать массового банкротства и взлета цен зимой можно, если государство поднимет закупочные цены. Сейчас они застыли на уровне 5,5—6,5 тысячи рублей за тонну зерна, что уже не покрывает всех издержек производителя. А между тем скупщики хотят приобрести его еще дешевле — за 4,5—5 тысяч. «Было бы рационально, если бы государство закупило пшеницу третьего класса по 7 тысяч, а четвертого — по 6 тысяч рублей, тогда весной не будет взлета цен», — считает Телегин. Пойдет ли на это правительство? В прошлом году оно решилось на цену в 5,5—6 тысяч рублей...

По мнению президента российского Национального союза производителей молока, первого зампредседателя Комитета Госдумы по аграрным вопросам Айрата Хайруллина, реальная себестоимость зерна в России на данный момент и того выше — около 9 тысяч рублей за тонну. А тут еще одни из основных зерновых регионов страны — Поволжье и Центрально-Черноземный — сгорели, а они дают около трети всего российского зерна и более половины молока.

Но цена на зерно — лишь часть проблемы. Главу АККОР, например, настораживают и занижаемые официальными источниками размеры потерь и убытков, которые несут фермеры. По словам Телегина, «правительственные цифры занижены — они говорят о десятках миллиардах, а мы говорим о сотнях миллиардах рублей. Те же американцы спрогнозировали, что мы соберем 55—60 миллионов тонн зерна, так и вышло». Российский прогноз был в разы оптимистичнее. Но если в случае с ажиотажным спросом в магазинах такая политика умиротворения оправданна, то при расчетах с сельхозпроизводителями она явно вредит делу. Хотя бы потому, что «пищевая цепочка» на зерне и овощах не заканчивается, а плавно переходит в животноводство, которое лишается кормов, а стало быть, растут в цене другие группы товаров — мясо-молочные. Причем, как выяснили «Итоги», куда более быстрыми темпами.

Спасти рядовую Буренку

Лучше всего обстоят дела со свининой и птицей — у производителей этих видов товара высокая оборачиваемость, так что они почти не теряют в рентабельности. Не говоря уже о том, что зерно для птицы можно импортировать. Куда как хуже у тех фермеров, кто занят разведением крупного рогатого скота. По словам Хайруллина, в рационе коров «преобладают грубые и сочные корма, которые на расстояния перевезти невозможно». Неудивительно, что уже сейчас пошел сброс поголовья: говядина на рынках Поволжья, в частности Казани, подешевела на 30—40 процентов. О чем это говорит? О том, что скот начали резать. К чему это приведет? К резкому взлету цены на говядину весной или даже в конце зимы.

По словам Хайруллина, цена высшего сорта молока в 2008 году равнялась 17 рублям за литр, в 2009-м переработчики опустили ее до 9—9,5 рубля, вновь поднялась до 16. Почему? Существенно выросли издержки производителей. Судите сами: доля кормов в цене молока составляет 9,5 рубля из 16, а год назад она равнялась трем рублям. И это при том, что Россия — импортозависимая по молоку страна.

Как это скажется на ценниках? Сейчас, по мнению Хайруллина, не сильно. Мясо и молоко, как сырье для переработчиков, станут зимой в 1,5 раза дороже, но на розничной цене это не слишком отразится — максимум плюс 10 процентов (то есть в пределах текущей инфляции). Иными словами, если себестоимость молока высшего качества 16 рублей за литр (из одного литра такого молока получается 1,6 литра того, что в пакетах), а пакет молока сейчас стоит 35 рублей, то подорожает он пока что рубля на три. Но это при условии, что ситуация с кормами не ухудшится. А если ухудшится? Ведь смог и жара, повлиявшие как на вал урожая зерновых, так и на удои, — еще полбеды. Куда страшнее не успеть с посевами озимых.

Что посеешь

По Среднему Поволжью сроки по озимой ржи уже вышли, для пшеницы осталось немного — до 15—20 сентября. Для посева озимых, по словам Телегина, нужно, чтобы выпало 20 миллиметров осадков, но их пока нет. Если засеять не успеют, будущей весной разразится катастрофа — запасы зерна к тому времени истощатся и выкинуть продовольствие на рынок для его поддержания будет невозможно. Особенно тяжело обстоят дела опять же с фуражом. Потребности этого рынка в 3—4 раза превосходят нынешние возможности. А корма, по словам Хайруллина, нужно закупать сегодня, «помощь правительства нужна срочная, так как зимой скотину деньгами не накормишь».

Сельское хозяйство — отрасль, насквозь субсидируемая и контролирующаяся государством. Среди развитых стран исключений немного — разве что Австралия. В Европе и США фермерам платят — причем как за неурожай, так и за излишне хороший сбор. В России пока что запретили экспорт зерна. Но не успели производители порадоваться вести, «занавес» приоткрылся и экспорт частично разрешили. И это понятно: продовольственное лобби, занятое поставками российского зерна за рубеж, — одно из самых богатых и влиятельных.

С другой стороны, государство занялось пресечением паники и поиском виновных в спекуляциях на рынке. Благо искать известно где — в среде переработчиков продовольственного сырья. Хотя уже поступают вести, что часть дел, инициированных ФАС в отношении мукомольных комбинатов или молокозаводов, закрывается. А как иначе — дорожает сырье.

Так, например, компания «Юнимилк» в июле прошлого года покупала молоко по 9,64 рубля за литр, а в этом году цена выросла до 14,24 рубля. Как пояснила «Итогам» пресс-секретарь компании Евгения Лампадова, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сырое молоко уже дороже на 50 процентов, и, судя по сложившейся ситуации на рынке, осенью цена будет расти. Спрос опережает предложение — объем потребления молочной продукции в России вырос беспрецедентно — на 12 процентов к уровню 2009 года. Переработчики оценивают дефицит отечественного сырья в 20—25 процентов от баланса потребления до конца года. По мнению пресс-секретаря «Юнимилка», чтобы стабилизировать цены и обеспечить население молочной продукцией, нужно увеличить импорт. То есть помощь государства нужна с точки зрения обнуления импортных пошлин на молочное сырье до весны следующего года.

Сценариев развития ситуации несколько — от самых пессимистичных до умеренно оптимистичных. На том, что «мягкий вариант» возможен только при условии, что государство придет на помощь производителям сельхозпродукции (поднимет закупочные цены, например) и перестанет кошмарить переработчиков и торговые сети, сошлись все опрошенные «Итогами» представители пищевой цепочки. Правительство не спешит воспользоваться правом (дарованным Законом «О торговле») замораживать цены. Эффект ведь от таких действий известен — товар и вовсе может исчезнуть с прилавков.

То, что доля продовольственных расходов в бюджете среднего россиянина неизбежно вырастет, — перспектива, судя по всему, неизбежная. И власть уже пытается упредить возможные социальные взрывы. Так, в частности, глава Комитета по труду и социальной политике Госдумы Андрей Исаев предложил ввести что-то наподобие американской карточной системы. Речь идет о выдаче гражданам, чьи доходы составляют примерно 1,5 прожиточного минимума, талонов на приобретение продовольственных товаров из утвержденного государством списка и на определенную сумму. Хоть в этом догоним Америку.

Журнал Итоги

Поделиться публикацией:
Что пришлось изменить в сети, чтобы она продолжала...
5035
Как обмен информацией принес выгоду ритейлеру и по...
1275
О запуске нового розничного проекта HomeMarket
1589
Андрей Филимонов, ГК «Лето», о том, от чего зависи...
2354
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
2370
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
5805
Опыт использования системы Jungheinrich ISM Online...
508
Как запускался новый офлайн-магазин и как тестиров...
681

Сметенная с прилавков гречка — лишь вершина айсберга, на который этим летом напоролся российский продовольственный «Титаник». Цены на еду дружно рванули вверх, охватывая все новые сегменты продовольственного рынка. И стоят за этим не только паникеры и спекулянты, но и реальные экономические проблемы, выражающиеся в росте себестоимости продуктов. Впрочем, засушливое лето-2010 — это не финал, а прелюдия к будущей драме. Если вовремя не будет завершен сев озимых — в этом году он начался с большим опозданием, — проблемы начнут нарастать как снежный ком. Рост цен на основную группу продтоваров неизбежно перепишет все ценники уже этой весной.

Только без паники!

Гречка пока что бесспорный лидер по росту цен (от 30 до 84 процентов в зависимости от региона). И это при том, что по прогнозам урожай этого года — 400—450 тысяч тонн. Это не намного ниже прошлогоднего. Внезапный дефицит объясняют паникой: генетическая память советских времен сработала безотказно, и население вымело крупу до зернышка. Власти — от первого вице-премьера Виктора Зубкова до Дмитрия Медведева — попытались успокоить граждан: «Продовольствия в стране достаточно». Что, как выяснили «Итоги», чистая правда — в закромах родины действительно неплохие запасы, которые еще даже не начали поступать в продажу. Но граждане не вняли и продолжили сметать муку, соль, сахар...

Более того, по опросу Фонда общественного мнения, 84 процента респондентов уверены, что цены резко поднимутся уже в течение месяца. Погорячились, конечно, но тенденцию уловили верно. Цены на продукты растут повсеместно, и не только в России.

По данным Росстата, Россия в июле в лидерах по отдельным видам товаров. Например, на все сладкое — сахар, джем, шоколад (их стоимость подросла на 2,3 процента, тогда как в странах ЕС в среднем на 0,1), а также на мясо, хлебобулочные изделия и крупы — в России они выросли на 0,7 и 0,6 процента в среднем по стране, тогда как в ЕС эти показатели составили 0,3 и 0,1 процента. А в некоторых регионах ценовые скачки намного превышают среднестатистические показатели. По данным Минэкономразвития, в августе цены пошли вверх на муку, пшено и соль. В одной только Тамбовской области пшеничная мука подорожала за неделю на 14 процентов, макароны — на 8,7, пшено — на 9,5, сахар — на 11 процентов.

Пока это объясняется преимущественно потребительскими эмоциями и спекуляцией на рынке. Недаром Федеральная антимонопольная служба (ФАС) возбудила дела в отношении ряда поставщиков гречки в Омской области. Проверки продолжаются в Башкирии, Воронежской, Брянской, Вологодской, Ивановской областях. Аналогичные процессы идут и в отношении мукомольных комбинатов. Уже, например, известно, что столичным булочным муку предлагают по цене на 80—100 процентов выше, чем в предыдущие месяцы. Но эту «пену» — из ажиотажа населения и желания отдельных структур сыграть на повышении цен — власти, безусловно, сдуют с помощью того же ФАС и региональных властей. «Ударят по рукам», если пользоваться терминологией президента Медведева. И не исключено, что цены на продукты замрут. Надолго ли? Как выяснили «Итоги», до зимы и начала весны.

От сохи

По словам управляющего директора по корпоративным отношениям X5 Retail Group Юрия Кобаладзе, тенденция с ростом цен «нехорошая, ажиотажный спрос есть, и фактор паники тут играет главную роль — после гречки могут начать сметать все остальное». Впрочем, у самих ритейлеров паникерских настроений нет: торговые сети сегодня в самом выгодном по сравнению с другими участниками рынка положении. Куда хуже приходится производителям.

Как сказал «Итогам» председатель совета Ассоциации крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР) Вячеслав Телегин, себестоимость зерна на сегодняшний день выросла. Но это, по его словам, не повод для роста цен на муку и хлеб: «В 2007—2008 годах цена была в 1,5 раза выше, чем в начале этого года, так что такая вилка позволяет сохранять ценники на хлеб в прежнем виде». Поясним: если два года назад зерно резко «взлетело», а вслед за ним подорожали мука и хлеб, то в прошлом году зерно «упало» в полтора раза, тогда как изделия из него сохранили свою стоимость. Нехитрые арифметические действия (с учетом довольно низких показателей инфляции за последний год) доказывают: при нынешней цене на зерно рост цен на муку и хлеб — спекулятивный.

Другое дело, если цена резко пойдет вверх. Может ли такое быть? Точно не в ближайшие пару месяцев. В октябре — ноябре, напротив, может случиться обратное — зерно подешевеет: скупщики выжидают. Почему? По словам Телегина, «государство прекратило экспорт, вот они и ждут, чтобы купить подешевле». И терпения у них, как показывает практика, куда больше, чем у крестьян и фермеров, обремененных долгами. Так что от урожая будут избавляться даже себе в убыток.

Иными словами, и коммерческие организации, и государство, которое играет по этим же правилам, запасутся урожаем зерновых относительно недорого. Но что дальше? А дальше сработает мина замедленного действия, которая тикает под отечественным сельским хозяйствам последние три года.

Речь о том, что крестьяне и фермеры начнут разоряться в массовом порядке. Неурожай, засуха и холодная зима — не новость в наших широтах, но количество переходит в качество только с течением времени. На сей раз этого времени накопилось предостаточно — природные невзгоды преследуют село уже не первый год. Долговая нагрузка на фермеров усилилась сверх меры, а отдавать нечем — урожая как не было, так и нет. По словам Телегина, в 12 регионах производители сельхозпродукции поставлены на грань выживания. «Акты списания», фиксирующие неурожай и помогающие отсрочить выплаты по кредитам, тут не помогают. Лишь половина пострадавших могут ими воспользоваться. У других урожаи есть, но мизерные — стало быть, никакого списания и надо платить по счетам.

Аналогичная ситуация не только у тех, кто работает с зерновыми: те же беды и неудачи у фермеров, выращивающих овощи. АККОР рекомендует им составлять акты недобора урожая, чтобы впоследствии предъявить региональным властям, через которые и идет помощь селу. Проблема не только в том, что, например, картофеля уродилось мало, но и в том, что он слишком мелкий, не пригодный ни на продажу, ни на посев.

Избежать массового банкротства и взлета цен зимой можно, если государство поднимет закупочные цены. Сейчас они застыли на уровне 5,5—6,5 тысячи рублей за тонну зерна, что уже не покрывает всех издержек производителя. А между тем скупщики хотят приобрести его еще дешевле — за 4,5—5 тысяч. «Было бы рационально, если бы государство закупило пшеницу третьего класса по 7 тысяч, а четвертого — по 6 тысяч рублей, тогда весной не будет взлета цен», — считает Телегин. Пойдет ли на это правительство? В прошлом году оно решилось на цену в 5,5—6 тысяч рублей...

По мнению президента российского Национального союза производителей молока, первого зампредседателя Комитета Госдумы по аграрным вопросам Айрата Хайруллина, реальная себестоимость зерна в России на данный момент и того выше — около 9 тысяч рублей за тонну. А тут еще одни из основных зерновых регионов страны — Поволжье и Центрально-Черноземный — сгорели, а они дают около трети всего российского зерна и более половины молока.

Но цена на зерно — лишь часть проблемы. Главу АККОР, например, настораживают и занижаемые официальными источниками размеры потерь и убытков, которые несут фермеры. По словам Телегина, «правительственные цифры занижены — они говорят о десятках миллиардах, а мы говорим о сотнях миллиардах рублей. Те же американцы спрогнозировали, что мы соберем 55—60 миллионов тонн зерна, так и вышло». Российский прогноз был в разы оптимистичнее. Но если в случае с ажиотажным спросом в магазинах такая политика умиротворения оправданна, то при расчетах с сельхозпроизводителями она явно вредит делу. Хотя бы потому, что «пищевая цепочка» на зерне и овощах не заканчивается, а плавно переходит в животноводство, которое лишается кормов, а стало быть, растут в цене другие группы товаров — мясо-молочные. Причем, как выяснили «Итоги», куда более быстрыми темпами.

Спасти рядовую Буренку

Лучше всего обстоят дела со свининой и птицей — у производителей этих видов товара высокая оборачиваемость, так что они почти не теряют в рентабельности. Не говоря уже о том, что зерно для птицы можно импортировать. Куда как хуже у тех фермеров, кто занят разведением крупного рогатого скота. По словам Хайруллина, в рационе коров «преобладают грубые и сочные корма, которые на расстояния перевезти невозможно». Неудивительно, что уже сейчас пошел сброс поголовья: говядина на рынках Поволжья, в частности Казани, подешевела на 30—40 процентов. О чем это говорит? О том, что скот начали резать. К чему это приведет? К резкому взлету цены на говядину весной или даже в конце зимы.

По словам Хайруллина, цена высшего сорта молока в 2008 году равнялась 17 рублям за литр, в 2009-м переработчики опустили ее до 9—9,5 рубля, вновь поднялась до 16. Почему? Существенно выросли издержки производителей. Судите сами: доля кормов в цене молока составляет 9,5 рубля из 16, а год назад она равнялась трем рублям. И это при том, что Россия — импортозависимая по молоку страна.

Как это скажется на ценниках? Сейчас, по мнению Хайруллина, не сильно. Мясо и молоко, как сырье для переработчиков, станут зимой в 1,5 раза дороже, но на розничной цене это не слишком отразится — максимум плюс 10 процентов (то есть в пределах текущей инфляции). Иными словами, если себестоимость молока высшего качества 16 рублей за литр (из одного литра такого молока получается 1,6 литра того, что в пакетах), а пакет молока сейчас стоит 35 рублей, то подорожает он пока что рубля на три. Но это при условии, что ситуация с кормами не ухудшится. А если ухудшится? Ведь смог и жара, повлиявшие как на вал урожая зерновых, так и на удои, — еще полбеды. Куда страшнее не успеть с посевами озимых.

Что посеешь

По Среднему Поволжью сроки по озимой ржи уже вышли, для пшеницы осталось немного — до 15—20 сентября. Для посева озимых, по словам Телегина, нужно, чтобы выпало 20 миллиметров осадков, но их пока нет. Если засеять не успеют, будущей весной разразится катастрофа — запасы зерна к тому времени истощатся и выкинуть продовольствие на рынок для его поддержания будет невозможно. Особенно тяжело обстоят дела опять же с фуражом. Потребности этого рынка в 3—4 раза превосходят нынешние возможности. А корма, по словам Хайруллина, нужно закупать сегодня, «помощь правительства нужна срочная, так как зимой скотину деньгами не накормишь».

Сельское хозяйство — отрасль, насквозь субсидируемая и контролирующаяся государством. Среди развитых стран исключений немного — разве что Австралия. В Европе и США фермерам платят — причем как за неурожай, так и за излишне хороший сбор. В России пока что запретили экспорт зерна. Но не успели производители порадоваться вести, «занавес» приоткрылся и экспорт частично разрешили. И это понятно: продовольственное лобби, занятое поставками российского зерна за рубеж, — одно из самых богатых и влиятельных.

С другой стороны, государство занялось пресечением паники и поиском виновных в спекуляциях на рынке. Благо искать известно где — в среде переработчиков продовольственного сырья. Хотя уже поступают вести, что часть дел, инициированных ФАС в отношении мукомольных комбинатов или молокозаводов, закрывается. А как иначе — дорожает сырье.

Так, например, компания «Юнимилк» в июле прошлого года покупала молоко по 9,64 рубля за литр, а в этом году цена выросла до 14,24 рубля. Как пояснила «Итогам» пресс-секретарь компании Евгения Лампадова, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сырое молоко уже дороже на 50 процентов, и, судя по сложившейся ситуации на рынке, осенью цена будет расти. Спрос опережает предложение — объем потребления молочной продукции в России вырос беспрецедентно — на 12 процентов к уровню 2009 года. Переработчики оценивают дефицит отечественного сырья в 20—25 процентов от баланса потребления до конца года. По мнению пресс-секретаря «Юнимилка», чтобы стабилизировать цены и обеспечить население молочной продукцией, нужно увеличить импорт. То есть помощь государства нужна с точки зрения обнуления импортных пошлин на молочное сырье до весны следующего года.

Сценариев развития ситуации несколько — от самых пессимистичных до умеренно оптимистичных. На том, что «мягкий вариант» возможен только при условии, что государство придет на помощь производителям сельхозпродукции (поднимет закупочные цены, например) и перестанет кошмарить переработчиков и торговые сети, сошлись все опрошенные «Итогами» представители пищевой цепочки. Правительство не спешит воспользоваться правом (дарованным Законом «О торговле») замораживать цены. Эффект ведь от таких действий известен — товар и вовсе может исчезнуть с прилавков.

То, что доля продовольственных расходов в бюджете среднего россиянина неизбежно вырастет, — перспектива, судя по всему, неизбежная. И власть уже пытается упредить возможные социальные взрывы. Так, в частности, глава Комитета по труду и социальной политике Госдумы Андрей Исаев предложил ввести что-то наподобие американской карточной системы. Речь идет о выдаче гражданам, чьи доходы составляют примерно 1,5 прожиточного минимума, талонов на приобретение продовольственных товаров из утвержденного государством списка и на определенную сумму. Хоть в этом догоним Америку.

Журнал Итоги

Пищевая цепочкапродукты питания, гречка, рост цен, X5 Retail Group, Юрий Кобаладзе, АККОР
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Пищевая цепочка
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/45392/2017-09-22