6 октября 2011, 02:50 1857 просмотров

Президент фармкомпании Teva Russia Денис Четвериков о рынке госзакупок лекарств в России

В середине сентября израильская фармацевтическая компания Teva Pharmaceutical объявила о намерении построить фармзавод в Ярославской области. Одна из основных целей — закрепиться на российском рынке госзакупок. Государству выгодны цены, которые предлагает Teva, объяснил РБК daily президент Teva Russia ДЕНИС ЧЕТВЕРИКОВ. И рассказал, почему Минздрав покупает у них препарат «Копаксон» дороже, чем он стоит в аптеках.

— Вы локализуете производство с намерением расширять свое участие в госзакупках?

— Строительство завода потребовал ряд внешних и внутренних причин. С одной стороны, это федеральная целевая программа «Фарма-2020» и госзакупки. Но прежде всего это приоритетность российского рынка для Teva. У нас есть задача достичь уровня продаж в 1 млрд долл. уже в 2015 году. Сейчас около трети нашего портфеля приходится на госзакупки. Как изменится эта цифра в будущем, сейчас трудно сказать, потому что меняется законодательство, развиваются институты господдержки медицинского обеспечения. А еще Teva известна как производитель дженериков. Это означает более низкую цену и для пациентов, и для государства. Мы много работаем над снижением цены при стабильно высоком качестве, в том числе и потому что это влияет на наше присутствие в госзакупках.

— Всегда ли выгодно вашей компании участвовать в государственных тендерах, где главным условием является цена? Насколько ниже оказываются конечные цены на закупаемые препараты для льготников в России, чем цены на эти же препараты на других рынках, в частности европейских?

— Использование аукционов как инструмента снижения цены для госзакупок мы всецело одобряем и приветствуем. Наша бизнес-модель хорошо согласуется с таким подходом. Все очень понятно и прозрачно. Мы участвуем в аукционах, потому что нам это выгодно. Побеждаем, потому что наша цена выгодна государству. Российские цены хорошо соотносятся с ценами на наши лекарства в других странах. При этом, конечно, нужно иметь в виду разницу в налоговом законодательстве, в системахмедицинского страхования и возмещения государством расходов граждан на лекарства.

— По данным DSM Group, поставляемый по программе препарат вашей компании «Копаксон» можно найти в аптеках и в интернет-аптеках по цене вдвое ниже, чем его покупает у Teva государство. Как это возможно?

— Тут есть недоразумение. Весь объем «Копаксона» поставляется Teva в рамках канала госзакупок. В 2010 году было поставлено 95 тыс. упаковок. Действительно, по данным DSM, незначительное количество упаковок оказалось в аптеках. Это 150 штук, или 0,15% от всего объема. Нам доподлинно неизвестно, как препарат оказался в аптеках. Мы не исключаем, что это были упаковки с недостаточным остаточным сроком годности, которые кто-то решил продать со значительным дисконтом, чтобы препарат не испортился и все-таки успел помочь нуждающимся. Но это были не мы.

— Сейчас проходят аукционы по закупке препаратов под госпрограммы на будущий год. Есть ли проблемы и какие?

— Что касается ситуации в региональных тендерах, тут без проблем не бывает, думаю, никогда и нигде. Больше всего нас беспокоит формирование лотов таким образом, что из всех препаратов с одним международным непатентованным названием к участию допускаются только единицы в силу особых условий (наличия строго определенных вспомогательных веществ и т.п.). Конечно, такое происходит далеко не во всех регионах и не всегда, но такая проблема существует. Время от времени мы обращаемся в региональные подразделения ФАС, в арбитраж, но хочется более системного решения этого вопроса на уровне федерального центра. Нам кажется, отечественное здравоохранение и бюджет выиграли бы при более широком доступе к участию в аукционах.

— Уже через несколько лет российскими компаниями будут выведены на рынок некоторые аналоги инновационных лекарственных препаратов, причем эти препараты будут значительно дешевле оригинальных. Тот же аналог «Копаксона» появится в 2014 году и будет стоить вдвое дешевле. Как вы удержите позиции на аукционах?

— На «Копаксон», к слову, патент действует до мая 2015 года. А свои позиции в госзакупках сумеют сохранить те, кто будет выводить новые препараты, кто будет локализовать производство, инвестировать в разработки. Мы над этим работаем.

О компании Teva Pharmaceutical Industries Ltd. входит в топ-15 фармпроизводителей в мире и топ-5 по объему продаж в России. Имеет 44 производства в США, Европе, Израиле. Продуктовый портфель включает 1480 наименований инновационных препаратов и дженериков. Продажи в 2010 году составили 16,1 млрд долл. в мире и 400 млн долл. в России. В строительство завода в России, запуск которого намечен на 2014 год, планируется вложить 50 млн долл.

РБК daily

Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Президент фармкомпании Teva Russia Денис Четвериков о рынке госзакупок лекарств в РоссииTeva, аптечный ритейл, лекарства