Баннер ФЗ-54
6 марта 2007, 10:18 1497 просмотров

Торговая марка "Родник" теряет хозяина

Cуществуют такие слова, от которых на душе сразу становится хорошо и хочется бежать в магазин. Судите сами: "Столичная", "Русская", "Гжелка", "Московская", "Родник", ну как тут устоять?

Эти слова находятся под охраной закона как торговые марки. Однако совсем недавно с одним из брендов, завоевавшим популярность уже в новое время, случилась загадочная история. Почти детективная. Право на торговую марку "Родник", известную без преувеличения по всей стране, стало переходить из рук в руки. Поэтому мы попытались разобраться, в чьих же руках сегодня находится бренд "Родник" и не рискует ли он потерять свою живительную силу?

До 2005 года правом выпускать одноименную водку владело ОАО "Самарский комбинат спиртовой и ликеро-водочной промышленности "РОДНИК". Это предприятие солидное и в дополнительных рекомендациях не нуждающееся. Достаточно сказать, что по данным СМИ, больше половины его акций принадлежит государству. Сегодня комбинат стал производителем широчайшего ассортимента водки высокого качества, являясь одним из ведущих российских предприятий, производящих ликеро-водочную продукцию, и входит в пятерку крупнейших предприятий в этой отрасли. Поэтому за качество его продукции потребители могут быть спокойны. А государство могло быть уверено, что на предприятии не используют ни "серых", ни "левых" схем ухода от налогов, и казна получала от "Родника" значительные средства.

Но в 2006 году комбинат, если верить данным, распространенным в прессе со ссылкой на Федеральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент), лишился главной своей гордости: торговой марки "Родник". Согласно данным официального сайта Роспатента товарный знак комбината "Родник" в ноябре 2005 года был переуступлен предприятию ООО "Родник". В апреле 2006 года, по данным все той же службы, знак был переуступлен ООО "Торговый дом "Арбат-С", а в декабре 2006 года торговый дом в свою очередь переуступил его ООО "Интеллектуальное право".  Последнее, по данным СМИ, и является сейчас собственником знака. Оно, как сообщается в прессе, передало право на использование знака уже упомянутому ООО "Самарский комбинат "Родник". Но право на использование (то есть лицензия) - это совсем не то же, что право собственности, разве не так? К тому же ООО с похожим названием - это совсем не то же самое, что ОАО "Комбинат "Родник".

Но эти "родниковые" хождения по рукам не вызвали громкой реакции со стороны руководства комбината: по крайней мере публичных заявлений не было слышно. Между тем обычно ОАО "Родник" боролся за свои товарные знаки. Например, в 2004 году комбинат добился, чтобы палата по патентным спорам отказала в правовой защите товарному знаку "Царский родник", зарегистрированному некой коммерческой фирмой из Оренбургской области.

В другом случае, когда самарский винный завод выпустил продукцию с этикеткой, похожей на товары "Самарского комбината "Родник", последний обратился в Самарское управление Федеральной антимонопольной службы и добился, чтобы по данному факту было возбуждено дело. По итогам его рассмотрения винный завод был признан неправым. Похожие этикетки было приказано снять.

В общем, известная компания боролась за свои торговые марки и старалась по мере сил помешать тем, кто хотел, по сути, нажиться на чужой славе (а как еще назвать попытку незаконно использовать чужую торговую марку?). Однако при этом может возникнуть резонный вопрос: как же так случилось, что основной бренд комбината "Родник" перешел в другие руки?

Специалисты утверждают, что в условиях современного бизнеса право собственности на торговую марку зачастую оценивается гораздо выше производственных мощностей. Почему так важно бороться за бренды, в том числе и водочные, в свое время объяснил один из руководителей Федерального казенного предприятия "Союзплодоимпорт", отвечающего за такие торговые марки, как, например, "Столичная", "Московская" и другие: "В 1991 году Союзпатент СССР аннулировал регистрацию товарных знаков на "Столичную", "Московскую" как общеупотребительные. И эти водки производились без контроля государства. Впоследствии данное решение было отменено. А вот до 1990-х, когда государство действительно контролировало качество этой водки, никаких нареканий, насколько я помню, не было.

Сейчас государство в нашем лице - хозяин этих марок, и мы будем строго отслеживать качество нашего товара. В прежние времена маркам был нанесен серьезный урон. "Левая" водка откровенно красовалась на прилавках магазинов. Так что тезис о том, что только частная компания может развивать бренд, несостоятелен. Я считаю, что на данный момент государство является наиболее эффективным собственником, но не исключаю, что когда-нибудь российское правительство сочтет нужным продать марки частному бизнесу. Но это будет официальная и законная сделка".

Марка "Родник", как мы уже говорили, в последнее время стала не менее известной и популярной, чем популярные с советских времен "Столичная" и другие. Но получается парадокс: в то время, как государство борется за одни марки и намерено даже за границей отстаивать свои интересы, не получается ли, что другие водочные бренды уходят от государственного контроля? Не потеряет ли при этом потребитель качество? Не пострадает ли российский бюджет?

Интересно, что когда речь заходит о продуктах питания, лекарствах, вряд ли граждане будут возражать против того, чтобы их здоровье находилось под охраной. И не надо изобретать велосипед - контроль за технологией изготовления и качеством продукции должен осуществлять собственник торговой марки. Ведь он отвечает за качество самым ценным для хозяйственника: своей деловой репутацией. Водочной продукции это тоже касается.

Если правообладатель торговой марки убедится, что отдельно взятый ликеро-водочный завод действительно сможет выпускать высококачественный напиток, ему предоставят право на основании лицензионного договора выпускать брендовую продукцию, а нарушит завод условия лицензионного договора по качеству - его лишат возможности зарабатывать деньги, выпуская известную водку.

Нередко производители сами создают торговые марки и раскручивают их. Иногда владельцами торговых марок становятся отдельные лица, компании или в целом государство. И собственники торговых марок тогда строго следят, чтобы под их родным в самом прямом смысле слова брендом производственники не выпускали некачественный суррогат.

Собственники, владельцы торговых марок, тоже чаще всего дорожат честью, ведь хорошая репутация торговой марки в долгосрочной перспективе приносит больше прибыли. А угрожают торговым маркам, даже известным, только временщики. Это случилось со многими брендами: в последние лет десять-пятнадцать множество торговых марок вспыхивали, как звезды, но быстро умирали. Потому, что заработав известность, владельцы брендов переставали контролировать качество, стараясь прикрыть известным названием, которому доверяют миллионы, всякую гадость. Не важно, шла ли речь о водке, продуктах, лекарстве или одежде, принцип торговли везде один.

Но доверие покупателей ведь тоже не вечно, поэтому многие бренды и угасали. Очень не хотелось бы, чтобы "Родник" разделил судьбу других торговых марок, испорченных коммерсантами-временщиками.

Кроме того, может вызвать беспокойство и судьба самого комбината "Родник". Какие последствия имели для самого комбината смены владельцев торговой марки? Прямого ответа на этот вопрос нет. Если проанализировать официальные данные системы www.spark.interfax.ru, распространенные в прессе, то может показаться, что положение предприятия ухудшилось. Если в 2003 году комбинат заработал 16,5 миллиона рублей прибыли, то в 2005 году убытки комбината составили 171 миллион рублей. В 2006 году убытки предприятия, по предварительным данным, превысили 200 миллионов рублей. Коэффициент общей рентабельности за период 2002-2005 годов упал с 28 до 9 процентов, коэффициент рентабельности продаж за тот же период снизился с 21,9 до 8,25 процента, коэффициент рентабельности капитала стал отрицательным и по итогам 2005 года составил 43,95.

Связаны ли эти события напрямую с продажей марок, неизвестно. Однако оспаривать тот факт, что любое предприятие вряд ли выиграет от того, что потеряет права на выпуск своей продукции, вряд ли стоит. В Москве благодаря действиям федеральных структур, настаивающих на возврате государству его активов, были сняты многие острые вопросы, связанные с известными брендами. В том числе и водочными. И ситуация вернулась в нормальное русло. В регионах же, как утверждают специалисты, этим процессам еще только предстоит начаться.

Теги:
Поделиться публикацией:
Что пришлось изменить в сети, чтобы она продолжала...
3334
Как обмен информацией принес выгоду ритейлеру и по...
1111
О запуске нового розничного проекта HomeMarket
1050
Андрей Филимонов, ГК «Лето», о том, от чего зависи...
2158
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
2291
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
5691
Опыт использования системы Jungheinrich ISM Online...
224
Как запускался новый офлайн-магазин и как тестиров...
474

Cуществуют такие слова, от которых на душе сразу становится хорошо и хочется бежать в магазин. Судите сами: "Столичная", "Русская", "Гжелка", "Московская", "Родник", ну как тут устоять?

Эти слова находятся под охраной закона как торговые марки. Однако совсем недавно с одним из брендов, завоевавшим популярность уже в новое время, случилась загадочная история. Почти детективная. Право на торговую марку "Родник", известную без преувеличения по всей стране, стало переходить из рук в руки. Поэтому мы попытались разобраться, в чьих же руках сегодня находится бренд "Родник" и не рискует ли он потерять свою живительную силу?

До 2005 года правом выпускать одноименную водку владело ОАО "Самарский комбинат спиртовой и ликеро-водочной промышленности "РОДНИК". Это предприятие солидное и в дополнительных рекомендациях не нуждающееся. Достаточно сказать, что по данным СМИ, больше половины его акций принадлежит государству. Сегодня комбинат стал производителем широчайшего ассортимента водки высокого качества, являясь одним из ведущих российских предприятий, производящих ликеро-водочную продукцию, и входит в пятерку крупнейших предприятий в этой отрасли. Поэтому за качество его продукции потребители могут быть спокойны. А государство могло быть уверено, что на предприятии не используют ни "серых", ни "левых" схем ухода от налогов, и казна получала от "Родника" значительные средства.

Но в 2006 году комбинат, если верить данным, распространенным в прессе со ссылкой на Федеральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент), лишился главной своей гордости: торговой марки "Родник". Согласно данным официального сайта Роспатента товарный знак комбината "Родник" в ноябре 2005 года был переуступлен предприятию ООО "Родник". В апреле 2006 года, по данным все той же службы, знак был переуступлен ООО "Торговый дом "Арбат-С", а в декабре 2006 года торговый дом в свою очередь переуступил его ООО "Интеллектуальное право".  Последнее, по данным СМИ, и является сейчас собственником знака. Оно, как сообщается в прессе, передало право на использование знака уже упомянутому ООО "Самарский комбинат "Родник". Но право на использование (то есть лицензия) - это совсем не то же, что право собственности, разве не так? К тому же ООО с похожим названием - это совсем не то же самое, что ОАО "Комбинат "Родник".

Но эти "родниковые" хождения по рукам не вызвали громкой реакции со стороны руководства комбината: по крайней мере публичных заявлений не было слышно. Между тем обычно ОАО "Родник" боролся за свои товарные знаки. Например, в 2004 году комбинат добился, чтобы палата по патентным спорам отказала в правовой защите товарному знаку "Царский родник", зарегистрированному некой коммерческой фирмой из Оренбургской области.

В другом случае, когда самарский винный завод выпустил продукцию с этикеткой, похожей на товары "Самарского комбината "Родник", последний обратился в Самарское управление Федеральной антимонопольной службы и добился, чтобы по данному факту было возбуждено дело. По итогам его рассмотрения винный завод был признан неправым. Похожие этикетки было приказано снять.

В общем, известная компания боролась за свои торговые марки и старалась по мере сил помешать тем, кто хотел, по сути, нажиться на чужой славе (а как еще назвать попытку незаконно использовать чужую торговую марку?). Однако при этом может возникнуть резонный вопрос: как же так случилось, что основной бренд комбината "Родник" перешел в другие руки?

Специалисты утверждают, что в условиях современного бизнеса право собственности на торговую марку зачастую оценивается гораздо выше производственных мощностей. Почему так важно бороться за бренды, в том числе и водочные, в свое время объяснил один из руководителей Федерального казенного предприятия "Союзплодоимпорт", отвечающего за такие торговые марки, как, например, "Столичная", "Московская" и другие: "В 1991 году Союзпатент СССР аннулировал регистрацию товарных знаков на "Столичную", "Московскую" как общеупотребительные. И эти водки производились без контроля государства. Впоследствии данное решение было отменено. А вот до 1990-х, когда государство действительно контролировало качество этой водки, никаких нареканий, насколько я помню, не было.

Сейчас государство в нашем лице - хозяин этих марок, и мы будем строго отслеживать качество нашего товара. В прежние времена маркам был нанесен серьезный урон. "Левая" водка откровенно красовалась на прилавках магазинов. Так что тезис о том, что только частная компания может развивать бренд, несостоятелен. Я считаю, что на данный момент государство является наиболее эффективным собственником, но не исключаю, что когда-нибудь российское правительство сочтет нужным продать марки частному бизнесу. Но это будет официальная и законная сделка".

Марка "Родник", как мы уже говорили, в последнее время стала не менее известной и популярной, чем популярные с советских времен "Столичная" и другие. Но получается парадокс: в то время, как государство борется за одни марки и намерено даже за границей отстаивать свои интересы, не получается ли, что другие водочные бренды уходят от государственного контроля? Не потеряет ли при этом потребитель качество? Не пострадает ли российский бюджет?

Интересно, что когда речь заходит о продуктах питания, лекарствах, вряд ли граждане будут возражать против того, чтобы их здоровье находилось под охраной. И не надо изобретать велосипед - контроль за технологией изготовления и качеством продукции должен осуществлять собственник торговой марки. Ведь он отвечает за качество самым ценным для хозяйственника: своей деловой репутацией. Водочной продукции это тоже касается.

Если правообладатель торговой марки убедится, что отдельно взятый ликеро-водочный завод действительно сможет выпускать высококачественный напиток, ему предоставят право на основании лицензионного договора выпускать брендовую продукцию, а нарушит завод условия лицензионного договора по качеству - его лишат возможности зарабатывать деньги, выпуская известную водку.

Нередко производители сами создают торговые марки и раскручивают их. Иногда владельцами торговых марок становятся отдельные лица, компании или в целом государство. И собственники торговых марок тогда строго следят, чтобы под их родным в самом прямом смысле слова брендом производственники не выпускали некачественный суррогат.

Собственники, владельцы торговых марок, тоже чаще всего дорожат честью, ведь хорошая репутация торговой марки в долгосрочной перспективе приносит больше прибыли. А угрожают торговым маркам, даже известным, только временщики. Это случилось со многими брендами: в последние лет десять-пятнадцать множество торговых марок вспыхивали, как звезды, но быстро умирали. Потому, что заработав известность, владельцы брендов переставали контролировать качество, стараясь прикрыть известным названием, которому доверяют миллионы, всякую гадость. Не важно, шла ли речь о водке, продуктах, лекарстве или одежде, принцип торговли везде один.

Но доверие покупателей ведь тоже не вечно, поэтому многие бренды и угасали. Очень не хотелось бы, чтобы "Родник" разделил судьбу других торговых марок, испорченных коммерсантами-временщиками.

Кроме того, может вызвать беспокойство и судьба самого комбината "Родник". Какие последствия имели для самого комбината смены владельцев торговой марки? Прямого ответа на этот вопрос нет. Если проанализировать официальные данные системы www.spark.interfax.ru, распространенные в прессе, то может показаться, что положение предприятия ухудшилось. Если в 2003 году комбинат заработал 16,5 миллиона рублей прибыли, то в 2005 году убытки комбината составили 171 миллион рублей. В 2006 году убытки предприятия, по предварительным данным, превысили 200 миллионов рублей. Коэффициент общей рентабельности за период 2002-2005 годов упал с 28 до 9 процентов, коэффициент рентабельности продаж за тот же период снизился с 21,9 до 8,25 процента, коэффициент рентабельности капитала стал отрицательным и по итогам 2005 года составил 43,95.

Связаны ли эти события напрямую с продажей марок, неизвестно. Однако оспаривать тот факт, что любое предприятие вряд ли выиграет от того, что потеряет права на выпуск своей продукции, вряд ли стоит. В Москве благодаря действиям федеральных структур, настаивающих на возврате государству его активов, были сняты многие острые вопросы, связанные с известными брендами. В том числе и водочными. И ситуация вернулась в нормальное русло. В регионах же, как утверждают специалисты, этим процессам еще только предстоит начаться.

Торговая марка "Родник" теряет хозяина
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Торговая марка "Родник" теряет хозяина
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/news/19898/2017-09-20