Баннер ФЗ-54
4 марта 2014, 00:00 2296 просмотров

Орган дает гарантию

29 июня вступает в силу Закон «Об аккредитации в национальной системе аккредитации». Он обрисовывает общие принципы функционирования современной и эффективной системы аккредитации. Конкретные детали работы этой системы будут прописаны в подзаконных актах, которые сейчас готовятся (их будет более сорока). Наша цель – сделать процесс аккредитации безболезненным для добросовестного бизнеса.

#photo1#Проблема соответствия товаров требованиям законодательства – это проблема и производителя, и потребителя, и функционирования экономики в целом. Одна из основных задач для государства здесь – обеспечить контроль за тем, как выдаются сертификаты соответствия на товары, поступающие на прилавки наших магазинов. Чтобы обеспечить такой контроль, нужны четкие требования к тем, кто выдает сертификаты. Именно эту задачу решают новый закон и та работа, которая уже сейчас ведется Росаккредитацией. От того, какие требования будут предъявляться к органам по сертификации и испытательным лабораториям, как будет работать система контроля за их деятельностью, будет зависеть и то, какие сертификаты они выдают и как тестируют и проверяют продукцию. А от этих факторов, в свою очередь, зависит безопасность потребителя.

– Что принципиально изменит в экономике новый закон?

Савва Шипов, руководитель Федеральной службы по аккредитации: Закон задает такие мотивации для участников рынка оценки соответствия, которые позволят им работать добросовестно. В первую очередь речь идет об органах по сертификации и испытательных лабораториях, для которых в законе закрепляется целостная система требований к их квалификации, система критериев, которым нужно соответствовать, чтобы работать на рынке сертификации. А наличие такой системы означает ощущение стабильности: если критерии аккредитации понятны и прозрачны и компания соответствует им, вы не опасаетесь, что завтра нагрянет проверка и вас закроют по субъективным причинам. Стабильность позволяет вкладывать деньги в будущее, в развитие, а не только извлекать сиюминутную прибыль.

Меняется ситуация и для бизнеса, ориентированного на потребителя, – для поставщиков и производителей товаров. Если не будет возможности получить сертификат на продукцию, не соответствующую требованиям техрегламентов, не будет возможности и демпинговать на продаже дешевых низкокачественных товаров, будет расти конкуренция на основе качества.

Наконец, закон повышает требования и к тому, как государство выполняет процедуры, связанные с аккредитацией органов по сертификации и испытательных лабораторий.

Главное – сделать все эти процедуры более открытыми и прозрачными, упростить дублирующие процедуры. Предусматривается создание апелляционного органа, в который компании будут обращаться, если сочтут свои права нарушенными Росаккредитацией. Для экспертов по аккредитации прописывается персональная ответственность за некачественное выполнение работ. Если эксперт срывает сроки работ или предоставляет нам недостоверную информацию об органе по сертификации, он может лишиться заработка и профессии (потому что будет исключен из нашего реестра).

В итоге вся система аккредитации становится стабильной и мотивированной, потому что каждый ее участник знает свою роль, знает, что есть контроль за его деятельностью, знает, при каких условиях можно работать и честно, и выгодно.

– Что конкретно меняется для органов по сертификации и испытательных лабораторий?

Шипов: Есть ряд принципиальных новшеств. Прежде всего прописываются требования к созданию и ведению информационной системы в области аккредитации. Такая система разрабатывается нами, и мы перешли к частичной ее эксплуатации. Если сейчас наши коллеги из контрольных органов запросят у нас документы по аккредитации по нескольким организациям, нам без всякого преувеличения придется отправить к ним «Газель», доверху загруженную документами. Система, которую мы внедряем, переведет в электронный вид все бумажные процессы. Кроме того, в электронный вид перейдут и все процедуры, связанные с сертификацией. Предположим, бизнесмен произвел детскую одежду и хочет продавать ее, получив сертификат соответствия. Он обращается в орган по сертификации, тот отбирает контрольный образец продукции, направляет его на исследование в лабораторию, лаборатория проводит испытания, соответствующие этому типу продукции, готовит протокол испытаний, на основании которого будет выдан сертификат соответствия. Орган по сертификации и испытательная лаборатория теперь в обязательном порядке будут фиксировать в нашей электронной системе все эти процедуры пошагово, что сделает их абсолютно прозрачными. В итоге мы получаем не только колоссальную оптимизацию документарной работы (по нашим оценкам, через несколько лет более 70% услуг, оказанных Росаккредитацией, будут электронными), но и инструмент контроля за ситуацией на рынке оценки соответствия.

– То есть закон накладывает дополнительное бремя на бизнес в виде этой отчетности?

Шипов: Напротив. Работа по фиксации всех этих действий сейчас – внутренняя работа органов по сертификации и лабораторий, и ведется она на бумаге. Теперь же она будет вестись в электронном виде, что сделает ее проще. Кроме того, для добросовестных организаций это еще и снижение нагрузки, связанной с контрольными мероприятиями со стороны Росаккредитации: чем прозрачнее для нас работа органа по сертификации, тем меньше оснований для проверок. Закон в целом дает возможности по экономии средств и времени аккредитованных лиц, так как делает все процедуры заявительными. Это означает, что не Росаккредитация решает, когда поедет с регулярной инспекцией в тот или иной орган по аккредитации, но сама организация выбирает в установленных рамках время такой проверки, и может совместить ее с рядом процедур, например, расширением области аккредитации.

– Есть ли надежда, что с вступлением в силу закона липовых сертификатов станет меньше?

Шипов: Если речь идет о подделках, которые выдают не аккредитованные у нас лица, а мошенники, то борьба с ними – задача правоохранительных органов. Цель же закона – обеспечить реальное доверие к сертификатам соответствия, выдаваемым аккредитованными в нашей системе организациями. За два года серьезно повысились требования к профессиональному уровню органов по сертификации и испытательных лабораторий, работающих на рынке оценки соответствия, была выстроена система контроля, серьезно возросла ответственность за нарушения при выдаче сертификатов. Сегодня за один сертификат, выданный с нарушением законодательства, организация может заплатить штраф в размере 400 тыс. рублей. И эти меры эффективны. Так, за январь 2014 года мы приостановили или отменили действие аттестатов аккредитации более 100 органов по сертификации и испытательных лабораторий. Часть из них добровольно отозвала свои аттестаты после того, как получила от нас предписание о прохождении проверки. Это говорит о том, что контроль за деятельностью аккредитованных лиц перестает быть формальностью.

– Получается, что основное содержание закона – в ужесточении контроля за органами по сертификации и лабораториями?

Шипов: Это не совсем так. Контрольные меры действительно важны и действенны. Но главное все же в создании такой инфраструктуры, в которой добросовестным органам по сертификации и испытательным лабораториям будет работать комфортнее, чем нарушителям.

– Процедура выдачи сертификата соответствия станет сложнее?

Шипов: Процедура не меняется, но повышаются гарантии соблюдения всех ее звеньев. Не все органы по сертификации и испытательные лаборатории сейчас в полной мере обеспечены высокопрофессиональными специалистами. Во многих лабораториях до недавнего времени массово отсутствовало необходимое оборудование. Не полностью соблюдаются требования системы менеджмента. Повышение качества контрольных мероприятий, в том числе за счет использования аналитической информации из нашей информационной системы, как раз должно обеспечить качество работ по сертификации. Главной проблемой старой системы аккредитации было то, что органы по сертификации, соблюдающие все процедуры, не выдерживали конкуренции с теми, кто выдавал ничем не подтвержденные бумажки и демпинговали на этом.

– Что получит от закона потребитель?

Шипов: Закон в целом влияет на рынок продукции, от безопасности которого выигрывает потребитель. Но важно и то, что он создает предпосылки для участия потребителей в системе оценки соответствия, как это работает, например, в Европе. Перевод работы органов по сертификации и испытательных лабораторий в единую информационную систему Росаккредитации – базовая вещь, к которой в дальнейшем могут быть подключены такие возможности для потребителя, как проверка сертификата соответствия с помощью мобильного телефона: кто выдал, когда, на основании каких лабораторных исследований. Или же возможность быстрого оповещения потребителей об опасных товарах на рынке и многое другое.

Елена Шмелева, Российская Бизнес-газета»

Статья относится к тематикам: Retail, Законодательство в торговле
Поделиться публикацией:
Ярослав Шиллер, исполнительный директор иркутской ...
127
О запуске нового розничного проекта HomeMarket
1980
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
2492
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
5931
Опыт использования системы Jungheinrich ISM Online...
710
Как запускался новый офлайн-магазин и как тестиров...
892

#photo1#Проблема соответствия товаров требованиям законодательства – это проблема и производителя, и потребителя, и функционирования экономики в целом. Одна из основных задач для государства здесь – обеспечить контроль за тем, как выдаются сертификаты соответствия на товары, поступающие на прилавки наших магазинов. Чтобы обеспечить такой контроль, нужны четкие требования к тем, кто выдает сертификаты. Именно эту задачу решают новый закон и та работа, которая уже сейчас ведется Росаккредитацией. От того, какие требования будут предъявляться к органам по сертификации и испытательным лабораториям, как будет работать система контроля за их деятельностью, будет зависеть и то, какие сертификаты они выдают и как тестируют и проверяют продукцию. А от этих факторов, в свою очередь, зависит безопасность потребителя.

– Что принципиально изменит в экономике новый закон?

Савва Шипов, руководитель Федеральной службы по аккредитации: Закон задает такие мотивации для участников рынка оценки соответствия, которые позволят им работать добросовестно. В первую очередь речь идет об органах по сертификации и испытательных лабораториях, для которых в законе закрепляется целостная система требований к их квалификации, система критериев, которым нужно соответствовать, чтобы работать на рынке сертификации. А наличие такой системы означает ощущение стабильности: если критерии аккредитации понятны и прозрачны и компания соответствует им, вы не опасаетесь, что завтра нагрянет проверка и вас закроют по субъективным причинам. Стабильность позволяет вкладывать деньги в будущее, в развитие, а не только извлекать сиюминутную прибыль.

Меняется ситуация и для бизнеса, ориентированного на потребителя, – для поставщиков и производителей товаров. Если не будет возможности получить сертификат на продукцию, не соответствующую требованиям техрегламентов, не будет возможности и демпинговать на продаже дешевых низкокачественных товаров, будет расти конкуренция на основе качества.

Наконец, закон повышает требования и к тому, как государство выполняет процедуры, связанные с аккредитацией органов по сертификации и испытательных лабораторий.

Главное – сделать все эти процедуры более открытыми и прозрачными, упростить дублирующие процедуры. Предусматривается создание апелляционного органа, в который компании будут обращаться, если сочтут свои права нарушенными Росаккредитацией. Для экспертов по аккредитации прописывается персональная ответственность за некачественное выполнение работ. Если эксперт срывает сроки работ или предоставляет нам недостоверную информацию об органе по сертификации, он может лишиться заработка и профессии (потому что будет исключен из нашего реестра).

В итоге вся система аккредитации становится стабильной и мотивированной, потому что каждый ее участник знает свою роль, знает, что есть контроль за его деятельностью, знает, при каких условиях можно работать и честно, и выгодно.

– Что конкретно меняется для органов по сертификации и испытательных лабораторий?

Шипов: Есть ряд принципиальных новшеств. Прежде всего прописываются требования к созданию и ведению информационной системы в области аккредитации. Такая система разрабатывается нами, и мы перешли к частичной ее эксплуатации. Если сейчас наши коллеги из контрольных органов запросят у нас документы по аккредитации по нескольким организациям, нам без всякого преувеличения придется отправить к ним «Газель», доверху загруженную документами. Система, которую мы внедряем, переведет в электронный вид все бумажные процессы. Кроме того, в электронный вид перейдут и все процедуры, связанные с сертификацией. Предположим, бизнесмен произвел детскую одежду и хочет продавать ее, получив сертификат соответствия. Он обращается в орган по сертификации, тот отбирает контрольный образец продукции, направляет его на исследование в лабораторию, лаборатория проводит испытания, соответствующие этому типу продукции, готовит протокол испытаний, на основании которого будет выдан сертификат соответствия. Орган по сертификации и испытательная лаборатория теперь в обязательном порядке будут фиксировать в нашей электронной системе все эти процедуры пошагово, что сделает их абсолютно прозрачными. В итоге мы получаем не только колоссальную оптимизацию документарной работы (по нашим оценкам, через несколько лет более 70% услуг, оказанных Росаккредитацией, будут электронными), но и инструмент контроля за ситуацией на рынке оценки соответствия.

– То есть закон накладывает дополнительное бремя на бизнес в виде этой отчетности?

Шипов: Напротив. Работа по фиксации всех этих действий сейчас – внутренняя работа органов по сертификации и лабораторий, и ведется она на бумаге. Теперь же она будет вестись в электронном виде, что сделает ее проще. Кроме того, для добросовестных организаций это еще и снижение нагрузки, связанной с контрольными мероприятиями со стороны Росаккредитации: чем прозрачнее для нас работа органа по сертификации, тем меньше оснований для проверок. Закон в целом дает возможности по экономии средств и времени аккредитованных лиц, так как делает все процедуры заявительными. Это означает, что не Росаккредитация решает, когда поедет с регулярной инспекцией в тот или иной орган по аккредитации, но сама организация выбирает в установленных рамках время такой проверки, и может совместить ее с рядом процедур, например, расширением области аккредитации.

– Есть ли надежда, что с вступлением в силу закона липовых сертификатов станет меньше?

Шипов: Если речь идет о подделках, которые выдают не аккредитованные у нас лица, а мошенники, то борьба с ними – задача правоохранительных органов. Цель же закона – обеспечить реальное доверие к сертификатам соответствия, выдаваемым аккредитованными в нашей системе организациями. За два года серьезно повысились требования к профессиональному уровню органов по сертификации и испытательных лабораторий, работающих на рынке оценки соответствия, была выстроена система контроля, серьезно возросла ответственность за нарушения при выдаче сертификатов. Сегодня за один сертификат, выданный с нарушением законодательства, организация может заплатить штраф в размере 400 тыс. рублей. И эти меры эффективны. Так, за январь 2014 года мы приостановили или отменили действие аттестатов аккредитации более 100 органов по сертификации и испытательных лабораторий. Часть из них добровольно отозвала свои аттестаты после того, как получила от нас предписание о прохождении проверки. Это говорит о том, что контроль за деятельностью аккредитованных лиц перестает быть формальностью.

– Получается, что основное содержание закона – в ужесточении контроля за органами по сертификации и лабораториями?

Шипов: Это не совсем так. Контрольные меры действительно важны и действенны. Но главное все же в создании такой инфраструктуры, в которой добросовестным органам по сертификации и испытательным лабораториям будет работать комфортнее, чем нарушителям.

– Процедура выдачи сертификата соответствия станет сложнее?

Шипов: Процедура не меняется, но повышаются гарантии соблюдения всех ее звеньев. Не все органы по сертификации и испытательные лаборатории сейчас в полной мере обеспечены высокопрофессиональными специалистами. Во многих лабораториях до недавнего времени массово отсутствовало необходимое оборудование. Не полностью соблюдаются требования системы менеджмента. Повышение качества контрольных мероприятий, в том числе за счет использования аналитической информации из нашей информационной системы, как раз должно обеспечить качество работ по сертификации. Главной проблемой старой системы аккредитации было то, что органы по сертификации, соблюдающие все процедуры, не выдерживали конкуренции с теми, кто выдавал ничем не подтвержденные бумажки и демпинговали на этом.

– Что получит от закона потребитель?

Шипов: Закон в целом влияет на рынок продукции, от безопасности которого выигрывает потребитель. Но важно и то, что он создает предпосылки для участия потребителей в системе оценки соответствия, как это работает, например, в Европе. Перевод работы органов по сертификации и испытательных лабораторий в единую информационную систему Росаккредитации – базовая вещь, к которой в дальнейшем могут быть подключены такие возможности для потребителя, как проверка сертификата соответствия с помощью мобильного телефона: кто выдал, когда, на основании каких лабораторных исследований. Или же возможность быстрого оповещения потребителей об опасных товарах на рынке и многое другое.

Елена Шмелева, Российская Бизнес-газета»

Орган дает гарантиюПотребительский рынок, Федеральная служба по аккредитации, Росаккредитация
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Орган дает гарантию
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/interviews/78894/2017-09-25