Баннер ФЗ-54
19 марта 2013, 04:29 1886 просмотров

Цель — обустраивать территорию

— Соответствовала ли повестка совещания в Вологде реальным проблемам предпринимателей, работающих в легпроме?

— Абсолютно нет. Ни у кого не хватило мужества сказать, что отрасль, или то, что от нее осталось, находится в кризисном состоянии, в стагнации. И ни у кого не возникло интереса обсуждать реальные проблемы.

А как же контрафакт, субсидирование процентных ставок и проблемы с сырьем? Разве это не актуально?

— Все, что говорилось на совещании, было абсурдно на уровне элементарной человеческой логики. Вот уперлись в этот контрафакт, мол, у нас 30 процентов контрафакта в легпроме. Как это можно посчитать? Особенность контрафакта в том и состоит, что его нельзя посчитать. В нашей стране море индивидуальных предпринимателей, которые торгуют неучтенным товаром. Какой смысл говорить о проблемах легкой промышленности и перспективах ее развития на основе доли контрафакта на рынке? Логика такая: мы говорим, что нет смысла заниматься развитием медицинского обслуживания, потому что в стране процветает наркомания и алкоголизм. Акцентирование внимания на контрафакте — это просто для того, чтобы ничего не делать. Контрафакт к проблемам отрасли не имеет никакого отношения — он всегда и везде был, есть и будет. Обсуждать эту проблему лучше в МВД или на таможне. Тем более невозможно создать условия, при которых легальное производство будет выгоднее, чем производство контрафакта. О чем было сказано в докладе правительства. Это нонсенс.

Или вот субсидирование процентных ставок. Спасибо большое, конечно, но кредиты нужны, когда ты растешь, чтобы запустить новые проекты. Если ты не растешь, зачем тебе кредит и субсидирование процентных ставок? Кстати, его еще нужно получить. Нам, например, несколько раз отказывали чисто по формальным признакам.

Что касается ситуации с сырьем, то да, возможно, у нас в Астраханской области можно выращивать хлопок — не берусь судить. Но вот про кожевенное сырье, которое мы реально сами можем производить, про проблемы кожевенников на совещании не было сказано ни слова.

Так в чем основная проблема отрасли и что нужно обсуждать?

— Отсутствие маржи у производителей, нулевая рентабельность. Падение продаж, которое уже давно наблюдается на рынке, приведет к тому, что компании не выживут. Ситуация очень тяжелая, и мы об этом говорили в департаменте промышленности. И вдруг на совещании мы услышали, что, оказывается, «вопреки распространенному мнению отрасль легкой промышленности является крайне рентабельной». И это было шоком для нас, производителей. Наши чиновники даже не понимают, как мы живем, как функционирует отрасль, какие у нас проблемы. За прошедшие годы мы многое сделали: вложились в модернизацию, в продукт, в продвижение, в людей, мы готовы к следующему рывку, но нет рынка, мы не можем его расширить. Все наши усилия позволяют только покрыть стагнацию.

Низкая маржа из-за конкуренции с импортом?

— Прежде всего, на рынке так и не сложился профессиональный непродовольственный ритейл, который мог бы продавать отечественную продукцию. Дайте нам все в кредит и надолго — вот и вся платежеспособность нашей розницы! Как можно расширить рынок, я не знаю. Да, иностранные конкуренты сильнее нас. И это никакой не дешевый ширпотреб из Китая, а нормальные западные производители — Ecco, Gabor, Rieker, Wortmann. Они продают по всему миру десятки миллионов пар в год каждый. И благодаря масштабу имеют более низкие издержки и дополнительные возможности по сбыту. Причем это легальная обувь, никакой не контрафакт.

Как можно конкурировать с импортом?

— Не знаю. Все уже очень далеко зашло. Пошлины вводить мы уже не можем из-за ВТО. Можем внаглую при наличии политической воли сделать так, как несколько лет назад сделали европейцы: затеяли против Китая антидемпинговое расследование и ввели 17-процентную пошлину. Был или не был там демпинг со стороны Китая — это уже не важно. Европейцы поддержали своих производителей.

У импортеров здесь сегодня тоже сложная ситуация с продажами — по многим товарам они выскочили за ценовую планку, выше которой люди уже не покупают. На совещании было высказано предложение снизить НДС до 10 процентов на всю продукцию легпрома, включая импорт. Снижение затрат — благо для всех. Другое дело, что отечественные производители не получат от этого никаких преимуществ. Чиновники считают, что так можно бороться с серым импортом, мол, все выйдут из тени и начнут декларироваться. Но мои конкуренты все и так декларируются.

Если ничего нельзя сделать с пошлинами, магазины невозможно заставить торговать отечественными товарами, что тогда нужно делать, по-вашему?

— Я считаю, что концепция открытых границ и свободного рынка принципиально, идеологически не верна. В силу многих обстоятельств. Эта концепция ведет к тому, что нет ни одного экономического мотива жить в городе Пскове или, скажем, в Великом Новгороде. У нас большая страна, обладающая существенными ресурсами, за которые в мире готовы платить. Для того чтобы эту территорию защитить, нужно иметь много людей, которые должны участвовать в материальном производстве, потому что только материальное производство, по большому счету, дает человеку развитие, возможность функционировать в современном мире. Какая сфера деятельности еще может это дать?

То есть мы должны полностью себя обеспечивать, всё сами производить? И на это нужно делать ставку?

— Слово «всё» некорректное. Кто-то в стране должен сказать: о’кей, с обувью у нас не получается, но мы хорошо умеем делать самолеты и станки, у нас есть специалисты и так далее. Будем заниматься этим. Если бы это было альтернативой, я бы с этим согласился и пошел бы делать станки. Но, к сожалению, то, что происходит с легпромом, — это общая концепция. Обрабатывающая промышленность внутри страны не развивается, она нецелесообразна. Она должна нести на себе бремя и своего развития, и развития инфраструктуры, и много чего еще. Например, купив фабрику в Зарайске, мы там построили котельную, поменяли трансформатор. Во Владимире мы переложили полтора километра кабеля. Здесь, в Москве, сейчас будем реконструировать трансформаторную подстанцию. Мы это не можем отложить. Но как по издержкам? Как обувная фабрика может нести затраты, включающие в себя недоинвестирование энергетической отрасли в течение двадцати лет?

Таким образом, если вернуться к источникам развития, — это импортозамещение плюс поиск источников рентабельности?

— Именно такие задачи должны быть поставлены. Готовых рецептов их достижения сегодня нет. Вот в «Стратегии-2020» написано, что доля отечественного продукта в ритейле к 2020 году должна занимать 50 процентов. Ни одного шанса! А о том, каких показателей и как можно добиться, например, в этом направлении, какими тарифными или нетарифными методами добиваться рентабельности в отрасли, нужно садиться и думать. Нужно создавать работоспособную группу, которая будет реально анализировать экономику, смотреть на процессы, считать и формировать реальные целевые показатели. А не то что — ах, какие у вас красивые туфельки! Нужно заниматься этим процессом глубоко, чтобы найти решение. Я уверен, что люди, принимающие решения, не найдут способ, как жить дальше, не используя то, что мы имеем. Они все время пытаются задвинуть то, что уже создано, не видеть этого. Но без этого невозможно решить, как мы будем жить дальше, как обустраивать страну. Ответа нет на сегодняшний день. А именно это важнее всего сегодня понять.   «Эксперт» №11 (843)
Поделиться публикацией:
Что пришлось изменить в сети, чтобы она продолжала...
5253
Как обмен информацией принес выгоду ритейлеру и по...
1319
О запуске нового розничного проекта HomeMarket
1719
Андрей Филимонов, ГК «Лето», о том, от чего зависи...
2397
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
2403
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
5844
Опыт использования системы Jungheinrich ISM Online...
575
Как запускался новый офлайн-магазин и как тестиров...
760

— Соответствовала ли повестка совещания в Вологде реальным проблемам предпринимателей, работающих в легпроме?

— Абсолютно нет. Ни у кого не хватило мужества сказать, что отрасль, или то, что от нее осталось, находится в кризисном состоянии, в стагнации. И ни у кого не возникло интереса обсуждать реальные проблемы.

А как же контрафакт, субсидирование процентных ставок и проблемы с сырьем? Разве это не актуально?

— Все, что говорилось на совещании, было абсурдно на уровне элементарной человеческой логики. Вот уперлись в этот контрафакт, мол, у нас 30 процентов контрафакта в легпроме. Как это можно посчитать? Особенность контрафакта в том и состоит, что его нельзя посчитать. В нашей стране море индивидуальных предпринимателей, которые торгуют неучтенным товаром. Какой смысл говорить о проблемах легкой промышленности и перспективах ее развития на основе доли контрафакта на рынке? Логика такая: мы говорим, что нет смысла заниматься развитием медицинского обслуживания, потому что в стране процветает наркомания и алкоголизм. Акцентирование внимания на контрафакте — это просто для того, чтобы ничего не делать. Контрафакт к проблемам отрасли не имеет никакого отношения — он всегда и везде был, есть и будет. Обсуждать эту проблему лучше в МВД или на таможне. Тем более невозможно создать условия, при которых легальное производство будет выгоднее, чем производство контрафакта. О чем было сказано в докладе правительства. Это нонсенс.

Или вот субсидирование процентных ставок. Спасибо большое, конечно, но кредиты нужны, когда ты растешь, чтобы запустить новые проекты. Если ты не растешь, зачем тебе кредит и субсидирование процентных ставок? Кстати, его еще нужно получить. Нам, например, несколько раз отказывали чисто по формальным признакам.

Что касается ситуации с сырьем, то да, возможно, у нас в Астраханской области можно выращивать хлопок — не берусь судить. Но вот про кожевенное сырье, которое мы реально сами можем производить, про проблемы кожевенников на совещании не было сказано ни слова.

Так в чем основная проблема отрасли и что нужно обсуждать?

— Отсутствие маржи у производителей, нулевая рентабельность. Падение продаж, которое уже давно наблюдается на рынке, приведет к тому, что компании не выживут. Ситуация очень тяжелая, и мы об этом говорили в департаменте промышленности. И вдруг на совещании мы услышали, что, оказывается, «вопреки распространенному мнению отрасль легкой промышленности является крайне рентабельной». И это было шоком для нас, производителей. Наши чиновники даже не понимают, как мы живем, как функционирует отрасль, какие у нас проблемы. За прошедшие годы мы многое сделали: вложились в модернизацию, в продукт, в продвижение, в людей, мы готовы к следующему рывку, но нет рынка, мы не можем его расширить. Все наши усилия позволяют только покрыть стагнацию.

Низкая маржа из-за конкуренции с импортом?

— Прежде всего, на рынке так и не сложился профессиональный непродовольственный ритейл, который мог бы продавать отечественную продукцию. Дайте нам все в кредит и надолго — вот и вся платежеспособность нашей розницы! Как можно расширить рынок, я не знаю. Да, иностранные конкуренты сильнее нас. И это никакой не дешевый ширпотреб из Китая, а нормальные западные производители — Ecco, Gabor, Rieker, Wortmann. Они продают по всему миру десятки миллионов пар в год каждый. И благодаря масштабу имеют более низкие издержки и дополнительные возможности по сбыту. Причем это легальная обувь, никакой не контрафакт.

Как можно конкурировать с импортом?

— Не знаю. Все уже очень далеко зашло. Пошлины вводить мы уже не можем из-за ВТО. Можем внаглую при наличии политической воли сделать так, как несколько лет назад сделали европейцы: затеяли против Китая антидемпинговое расследование и ввели 17-процентную пошлину. Был или не был там демпинг со стороны Китая — это уже не важно. Европейцы поддержали своих производителей.

У импортеров здесь сегодня тоже сложная ситуация с продажами — по многим товарам они выскочили за ценовую планку, выше которой люди уже не покупают. На совещании было высказано предложение снизить НДС до 10 процентов на всю продукцию легпрома, включая импорт. Снижение затрат — благо для всех. Другое дело, что отечественные производители не получат от этого никаких преимуществ. Чиновники считают, что так можно бороться с серым импортом, мол, все выйдут из тени и начнут декларироваться. Но мои конкуренты все и так декларируются.

Если ничего нельзя сделать с пошлинами, магазины невозможно заставить торговать отечественными товарами, что тогда нужно делать, по-вашему?

— Я считаю, что концепция открытых границ и свободного рынка принципиально, идеологически не верна. В силу многих обстоятельств. Эта концепция ведет к тому, что нет ни одного экономического мотива жить в городе Пскове или, скажем, в Великом Новгороде. У нас большая страна, обладающая существенными ресурсами, за которые в мире готовы платить. Для того чтобы эту территорию защитить, нужно иметь много людей, которые должны участвовать в материальном производстве, потому что только материальное производство, по большому счету, дает человеку развитие, возможность функционировать в современном мире. Какая сфера деятельности еще может это дать?

То есть мы должны полностью себя обеспечивать, всё сами производить? И на это нужно делать ставку?

— Слово «всё» некорректное. Кто-то в стране должен сказать: о’кей, с обувью у нас не получается, но мы хорошо умеем делать самолеты и станки, у нас есть специалисты и так далее. Будем заниматься этим. Если бы это было альтернативой, я бы с этим согласился и пошел бы делать станки. Но, к сожалению, то, что происходит с легпромом, — это общая концепция. Обрабатывающая промышленность внутри страны не развивается, она нецелесообразна. Она должна нести на себе бремя и своего развития, и развития инфраструктуры, и много чего еще. Например, купив фабрику в Зарайске, мы там построили котельную, поменяли трансформатор. Во Владимире мы переложили полтора километра кабеля. Здесь, в Москве, сейчас будем реконструировать трансформаторную подстанцию. Мы это не можем отложить. Но как по издержкам? Как обувная фабрика может нести затраты, включающие в себя недоинвестирование энергетической отрасли в течение двадцати лет?

Таким образом, если вернуться к источникам развития, — это импортозамещение плюс поиск источников рентабельности?

— Именно такие задачи должны быть поставлены. Готовых рецептов их достижения сегодня нет. Вот в «Стратегии-2020» написано, что доля отечественного продукта в ритейле к 2020 году должна занимать 50 процентов. Ни одного шанса! А о том, каких показателей и как можно добиться, например, в этом направлении, какими тарифными или нетарифными методами добиваться рентабельности в отрасли, нужно садиться и думать. Нужно создавать работоспособную группу, которая будет реально анализировать экономику, смотреть на процессы, считать и формировать реальные целевые показатели. А не то что — ах, какие у вас красивые туфельки! Нужно заниматься этим процессом глубоко, чтобы найти решение. Я уверен, что люди, принимающие решения, не найдут способ, как жить дальше, не используя то, что мы имеем. Они все время пытаются задвинуть то, что уже создано, не видеть этого. Но без этого невозможно решить, как мы будем жить дальше, как обустраивать страну. Ответа нет на сегодняшний день. А именно это важнее всего сегодня понять.   «Эксперт» №11 (843)
Цель — обустраивать территориюРальф Рингер, Андрей Бережной
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Цель — обустраивать территорию
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/interviews/71109/2017-09-23