27.02.2013 27 февраля 2013, 00:00 2813 просмотров

Чиновник рыбной судьбы

Краб всему голова
Следственный комитет возбудил уголовное дело против главы Росрыболовства Андрея Крайнего. Руководителя рыбной отрасли обвиняют в служебном подлоге: два года назад, как утверждают следователи, он задним числом уволил задержанного за взятку руководителя Северо-Западного территориального управления Росрыболовства Сергея Муравьева. Сам Крайний уверяет, что все было не так: приказ об увольнении был подписан им именно в указанную на приказе дату, а вот зарегистрирован этот документ был позже на два дня по вине сотрудника отдела кадров. Но даже без этих объяснений нельзя сказать, чтобы изложенная СКР история преступления леденила кровь: во многих ведомствах проштрафившихся сотрудников увольняют задним числом. А вот уголовное дело против министра — это тема. В рамках антикоррупционной кампании ни Сердюкову, ни Скрынник обвинения пока не предъявлены, а Крайний — вот, пожалуйста.
«Предупреждение Крайний получил еще в 2010 году, когда был арестован, а после и посажен за мошенничество с получением квот его помощник Игорь Бакулин, считавшийся »кошельком Крайнего«,— комментирует политолог Станислав Белковский.— Глава Росрыболовства тогда в суде защищал своего подчиненного, признав его членом своей команды». «Очевидно, что атака была инициирована на самом верху,— комментирует другой эксперт, пожелавший сохранить анонимность.— Если дошло до возбуждения уголовного дела, значит, будет и суд».
В один день с объявлением о возбуждении дела против Крайнего, 15 февраля, был задержан и руководитель Приморского территориального управления Росрыболовства Александр Иванков, ему инкриминируются злоупотребления при проведении аукционов по квотам добычи краба и выделению морских участков для товарного рыболовства. Один из этих злополучных аукционов оказался знаковым для обоих руководителей рыбного хозяйства.
Квоты на всю жизнь
Рыбная отрасль по сравнению с «титульными» — газовой, нефтяной и пр.— считается довольно-таки маргинальной, но это отношение связано в большей степени с исторически окопавшимся там криминалом, нежели с доходами. Доходы в рыбной отрасли очень приличные: годовой объем официального вылова — более 4 млн т, оборот добывающих компаний — 160 млрд руб. При этом розничный оборот в стране оценивается в 500 млрд руб., а экспорт — более чем в $3 млрд. Большинство экспертов сходятся во мнении, что при Андрее Крайнем имидж отрасли несколько улучшился. В основном благодаря одному его решению: квоты на вылов рыбы стали распределяться раз в 10 лет. «Каждый год на Рождественском бульваре (там находится Росрыболовство.— »Деньги«) появлялись люди с сумками »Динамо«, они приходили договариваться с чиновниками. И я понял, если это продолжать, наденут наручники на всех рано или поздно»,— описывал Крайний в своих интервью логику решения. После того как он возглавил Росрыболовство, квоты масштабно распределялись только в 2007 году, и следующий случай планировался лишь в 2017-м. Более того, Крайний говорил о возможном дальнейшем увеличении сроков — до 20 лет. Таким образом, не только была закрыта, как сказал сам Крайний, «ежегодная кормушка», но и создана основа для инвестиций: уйдя от неопределенности, компании начали вкладывать деньги в суда и перерабатывающие мощности. В результате объемы добычи по сравнению с 2007 годом выросли на 25%. Существенно снизилась и контрабанда. Крайний утверждает, что за счет международных соглашений со странами Азиатско-Тихоокеанского бассейна ему удалось снизить контрабандный вывоз нашего краба только в Японию более чем на $1 млрд.  
Разумеется, возможности для злоупотреблений в ведомстве остались. Например, вводились новые квоты, как в истории с Иванковым, когда на аукцион выставили квоты по ранее запрещенным к промышленной добыче видам краба. Да и Сергей Муравьев обвиняется во взятке на 5 млн руб. не за содействие в получении квот, а за назначение на должность начальника отдела госконтроля, надзора и рыбоохраны по Новгородской области. Всего же, по данным следствия, он «продал» должностей в своем управлении на 26 млн руб. Так что, видимо, должности в системе Росрыболовства и без ежегодных распределений квот весьма хлебные.
Как бы там ни было, зависимость рыбаков от воли чиновников резко сократилась. Такая независимость многих обеспокоила не меньше, чем независимость главы Росрыболовства Андрея Крайнего. Тем более что на кону оказались немалые деньги: согласно опубликованному в феврале проекту госпрограммы «Развитие рыбохозяйственного комплекса с 2013 по 2020 год», добыча и производство рыбы за семь лет должны увеличиться минимум на треть, бюджет программы оценивается в 87-89 млрд руб.
Взлет и падение
Историческое решение об отмене ежегодных квот Андрей Крайний принял сразу же после того, как возглавил рыбное ведомство в 2007 году. Некоторое время после того административная удача сопутствовала ему: в 2008 году правительство Путина вывело Росрыболовство из состава Минсельхоза и подняло статус ведомства до министерского, подчинив его напрямую правительству. Четыре года спустя, когда премьер-министром стал Медведев, Росрыболовство еще какое-то время планировало дальнейшую экспансию: шли разговоры о создании на его базе министерства возобновляемых ресурсов (охоты и рыбалки). Но процесс неожиданно пошел в обратную сторону: агентство вернули в состав Минсельхоза, а Крайнему не досталась даже должность замминистра. Помимо этого, появилось сразу несколько комиссий и экспертных советов, курирующих в том числе рыбную отрасль: комиссия по вопросам агропромышленного и рыбохозяйственного комплексов под руководством Аркадия Дворковича, экспертный совет по рыбохозяйственному комплексу при правительстве, при администрации президента, при ФАС, при Минсельхозе и в Открытом правительстве. «Количество этих комиссий говорит только о том, что государство потеряло обратную связь с рыбохозяйственным комплексом страны»,— комментирует Сергей Гудков, исполнительный директор «Рыбного союза» (некоммерческое объединение, представляющее интересы деловых кругов рыбного рынка России).
Похоже, это падение было связано с затяжным и очень важным для будущего рынка конфликтом Росрыболовства с Минпромторгом. Дискуссия шла о принципах распределения квот. Крайний отстаивал исторический принцип, согласно которому квоты могут получать только те компании, которые исторически этим видом деятельности занимаются. Минпромторг настаивал на введении принципа распределения квот «под киль», то есть квоты могли бы получать лишь владельцы добывающего флота, а при продаже судов квоты автоматически переходили бы к новым владельцам. На первый взгляд, позиция Минпромторга в этой дискуссии выглядит более разумно: инвестор, вложившийся в покупку или строительство рыболовного судна, получает гарантии, что судно будет загружено работой и окупится. Подобный принцип действует, например, в Японии. Но Минпромторг, который несколько последних лет продвигает этот проект, имеет в виду не только и не столько интересы рыболовов. Согласно предложениям Минпромторга, для получения квот у рыболовецкой компании должно быть именно российское судно или контракт под закладку судна на отечественной верфи. Потребность в новых судах колоссальная — средний возраст сегодняшних посудин 25 лет. Но рыбаки, как и автомобилисты, предпочитают подержанные иномарки, хотя пошлина на их ввоз фактически заградительная: 23%. И дело не только в качестве. Как отмечал Крайний, основная проблема — в огромных рисках рыбаков при работе с отечественными верфями, которые в последние годы в большинстве своем вошли в Объединенную судостроительную корпорацию (ОСК): никаких гарантий получить заказанное судно в срок и в надлежащем виде. Поэтому те, кто может себе позволить новое судно, размещают заказы в Европе. От ОСК в результате уплывают огромные деньги: строительство среднего траулера, например, стоит от €50 млн. Пока Росрыболовство подчинялось правительству, внедрить принцип квот «под киль» не удавалось. А в ноябре 2012 года глава Минпромторга Денис Мантуров заявил, что новые условия предоставления квот на вылов рыбы согласованы теперь уже с Минсельхозом и вынесены на обсуждение правительства. Изменить условия предполагают с 2017 года, когда закончится десятилетний срок прежнего распределения. Крайний же утверждает, что стимулировать заказ отечественных кораблей нужно системой кредитования, а предложенный Минпромторгом путь приведет в итоге к снижению добычи.
Крупная рыба
Настаивая на историческом принципе распределения квот, Андрей Крайний нажил и весьма влиятельных врагов из числа бизнесменов. Так, например, компании ОАО «Преображенская база тралового флота» (ПБТФ), принадлежащей членам семьи губернатора Амурской области Олега Кожемяки, было отказано в участии в том самом аукционе, по итогам которого был арестован Александр Иванков из Приморского управления. В принципе отказ был предсказуем: недопущенные компании добычей краба до 31 января 2008 не занимались, а это требование было предусмотрено условиями конкурса. На аукционе победили компании приморского бизнесмена Дмитрия Дремлюги. До 2008 года компании ловили этого краба в научных целях, теперь же, получив права на его добычу в объемах 1 тыс. т, они обеспечили себе потенциальную выручку $10-12 млн. ПБТФ обратилась с жалобой в прокуратуру, и этой жалобе прокуратура вняла.
В кругах, близких к Росрыболовству, уверены, что амурский губернатор, а также министр по развитию Дальнего Востока — полномочный представитель президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Виктор Ишаев — в значительной степени способствовали нынешним неприятностям Крайнего, и даже полагают, что на очернение главы ведомства в СМИ выделен существенный бюджет. В пресс-службе «Новой газеты» нам подтвердили, что главному редактору издания Дмитрию Муратову поступало предложение от «некоего адвоката, представлявшего интересы заказчика с Дальнего Востока», о размещении статьи против Андрея Крайнего, но предложение было отвергнуто.
Впрочем, новые игроки рвутся в море не только на Дальнем Востоке. Амбициозные планы в рыбодобыче заявляет компания «Русское море», совладельцем которой в 2011 году стал друг Владимира Путина Геннадий Тимченко. Членом совета директоров «Русского моря» является Глеб Франк, зять Тимченко и сын главы тесно связанного с ОСК государственного «Совкомфлота» Сергея Франка. Генеральный директор ГК «Русское море» Тимофей Тарасов год назад заявлял в интервью «Эксперту», что компания «хочет стать своего рода »Кока-колой« в рыбном бизнесе» и что ее стратегическая цель — через пару лет занять 20-30% российского рынка добычи рыбных биоресурсов и стать самой крупной рыбной компанией не только в России, но и в мире. Компания действительно активно начала экспансию в рыбную отрасль. В ноябре прошлого года была одобрена приватизация «Русским морем» государственного «Архангельского тралового флота». Без системы распределения квот «под киль» «»Кока-колой« рыбного бизнеса» «Русское море», пожалуй, не станет, и вся ее стратегия развития исходит из концепции, лоббируемой Минпромторгом. Следуя по этому пути, компания уже заключила рамочное соглашение о строительстве 10 рыбопромысловых судов с ОСК. Алексей Боярский, КоммерсантЪ-Деньги
Статья относится к тематикам: Актуально, Точка бифуркации, Законы
Поделиться публикацией:
От особенностей поведения до особенностей потребле...
815
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
726
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
667
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1720
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
558
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
589
Краб всему голова
Следственный комитет возбудил уголовное дело против главы Росрыболовства Андрея Крайнего. Руководителя рыбной отрасли обвиняют в служебном подлоге: два года назад, как утверждают следователи, он задним числом уволил задержанного за взятку руководителя Северо-Западного территориального управления Росрыболовства Сергея Муравьева. Сам Крайний уверяет, что все было не так: приказ об увольнении был подписан им именно в указанную на приказе дату, а вот зарегистрирован этот документ был позже на два дня по вине сотрудника отдела кадров. Но даже без этих объяснений нельзя сказать, чтобы изложенная СКР история преступления леденила кровь: во многих ведомствах проштрафившихся сотрудников увольняют задним числом. А вот уголовное дело против министра — это тема. В рамках антикоррупционной кампании ни Сердюкову, ни Скрынник обвинения пока не предъявлены, а Крайний — вот, пожалуйста.
«Предупреждение Крайний получил еще в 2010 году, когда был арестован, а после и посажен за мошенничество с получением квот его помощник Игорь Бакулин, считавшийся »кошельком Крайнего«,— комментирует политолог Станислав Белковский.— Глава Росрыболовства тогда в суде защищал своего подчиненного, признав его членом своей команды». «Очевидно, что атака была инициирована на самом верху,— комментирует другой эксперт, пожелавший сохранить анонимность.— Если дошло до возбуждения уголовного дела, значит, будет и суд».
В один день с объявлением о возбуждении дела против Крайнего, 15 февраля, был задержан и руководитель Приморского территориального управления Росрыболовства Александр Иванков, ему инкриминируются злоупотребления при проведении аукционов по квотам добычи краба и выделению морских участков для товарного рыболовства. Один из этих злополучных аукционов оказался знаковым для обоих руководителей рыбного хозяйства.
Квоты на всю жизнь
Рыбная отрасль по сравнению с «титульными» — газовой, нефтяной и пр.— считается довольно-таки маргинальной, но это отношение связано в большей степени с исторически окопавшимся там криминалом, нежели с доходами. Доходы в рыбной отрасли очень приличные: годовой объем официального вылова — более 4 млн т, оборот добывающих компаний — 160 млрд руб. При этом розничный оборот в стране оценивается в 500 млрд руб., а экспорт — более чем в $3 млрд. Большинство экспертов сходятся во мнении, что при Андрее Крайнем имидж отрасли несколько улучшился. В основном благодаря одному его решению: квоты на вылов рыбы стали распределяться раз в 10 лет. «Каждый год на Рождественском бульваре (там находится Росрыболовство.— »Деньги«) появлялись люди с сумками »Динамо«, они приходили договариваться с чиновниками. И я понял, если это продолжать, наденут наручники на всех рано или поздно»,— описывал Крайний в своих интервью логику решения. После того как он возглавил Росрыболовство, квоты масштабно распределялись только в 2007 году, и следующий случай планировался лишь в 2017-м. Более того, Крайний говорил о возможном дальнейшем увеличении сроков — до 20 лет. Таким образом, не только была закрыта, как сказал сам Крайний, «ежегодная кормушка», но и создана основа для инвестиций: уйдя от неопределенности, компании начали вкладывать деньги в суда и перерабатывающие мощности. В результате объемы добычи по сравнению с 2007 годом выросли на 25%. Существенно снизилась и контрабанда. Крайний утверждает, что за счет международных соглашений со странами Азиатско-Тихоокеанского бассейна ему удалось снизить контрабандный вывоз нашего краба только в Японию более чем на $1 млрд.  
Разумеется, возможности для злоупотреблений в ведомстве остались. Например, вводились новые квоты, как в истории с Иванковым, когда на аукцион выставили квоты по ранее запрещенным к промышленной добыче видам краба. Да и Сергей Муравьев обвиняется во взятке на 5 млн руб. не за содействие в получении квот, а за назначение на должность начальника отдела госконтроля, надзора и рыбоохраны по Новгородской области. Всего же, по данным следствия, он «продал» должностей в своем управлении на 26 млн руб. Так что, видимо, должности в системе Росрыболовства и без ежегодных распределений квот весьма хлебные.
Как бы там ни было, зависимость рыбаков от воли чиновников резко сократилась. Такая независимость многих обеспокоила не меньше, чем независимость главы Росрыболовства Андрея Крайнего. Тем более что на кону оказались немалые деньги: согласно опубликованному в феврале проекту госпрограммы «Развитие рыбохозяйственного комплекса с 2013 по 2020 год», добыча и производство рыбы за семь лет должны увеличиться минимум на треть, бюджет программы оценивается в 87-89 млрд руб.
Взлет и падение
Историческое решение об отмене ежегодных квот Андрей Крайний принял сразу же после того, как возглавил рыбное ведомство в 2007 году. Некоторое время после того административная удача сопутствовала ему: в 2008 году правительство Путина вывело Росрыболовство из состава Минсельхоза и подняло статус ведомства до министерского, подчинив его напрямую правительству. Четыре года спустя, когда премьер-министром стал Медведев, Росрыболовство еще какое-то время планировало дальнейшую экспансию: шли разговоры о создании на его базе министерства возобновляемых ресурсов (охоты и рыбалки). Но процесс неожиданно пошел в обратную сторону: агентство вернули в состав Минсельхоза, а Крайнему не досталась даже должность замминистра. Помимо этого, появилось сразу несколько комиссий и экспертных советов, курирующих в том числе рыбную отрасль: комиссия по вопросам агропромышленного и рыбохозяйственного комплексов под руководством Аркадия Дворковича, экспертный совет по рыбохозяйственному комплексу при правительстве, при администрации президента, при ФАС, при Минсельхозе и в Открытом правительстве. «Количество этих комиссий говорит только о том, что государство потеряло обратную связь с рыбохозяйственным комплексом страны»,— комментирует Сергей Гудков, исполнительный директор «Рыбного союза» (некоммерческое объединение, представляющее интересы деловых кругов рыбного рынка России).
Похоже, это падение было связано с затяжным и очень важным для будущего рынка конфликтом Росрыболовства с Минпромторгом. Дискуссия шла о принципах распределения квот. Крайний отстаивал исторический принцип, согласно которому квоты могут получать только те компании, которые исторически этим видом деятельности занимаются. Минпромторг настаивал на введении принципа распределения квот «под киль», то есть квоты могли бы получать лишь владельцы добывающего флота, а при продаже судов квоты автоматически переходили бы к новым владельцам. На первый взгляд, позиция Минпромторга в этой дискуссии выглядит более разумно: инвестор, вложившийся в покупку или строительство рыболовного судна, получает гарантии, что судно будет загружено работой и окупится. Подобный принцип действует, например, в Японии. Но Минпромторг, который несколько последних лет продвигает этот проект, имеет в виду не только и не столько интересы рыболовов. Согласно предложениям Минпромторга, для получения квот у рыболовецкой компании должно быть именно российское судно или контракт под закладку судна на отечественной верфи. Потребность в новых судах колоссальная — средний возраст сегодняшних посудин 25 лет. Но рыбаки, как и автомобилисты, предпочитают подержанные иномарки, хотя пошлина на их ввоз фактически заградительная: 23%. И дело не только в качестве. Как отмечал Крайний, основная проблема — в огромных рисках рыбаков при работе с отечественными верфями, которые в последние годы в большинстве своем вошли в Объединенную судостроительную корпорацию (ОСК): никаких гарантий получить заказанное судно в срок и в надлежащем виде. Поэтому те, кто может себе позволить новое судно, размещают заказы в Европе. От ОСК в результате уплывают огромные деньги: строительство среднего траулера, например, стоит от €50 млн. Пока Росрыболовство подчинялось правительству, внедрить принцип квот «под киль» не удавалось. А в ноябре 2012 года глава Минпромторга Денис Мантуров заявил, что новые условия предоставления квот на вылов рыбы согласованы теперь уже с Минсельхозом и вынесены на обсуждение правительства. Изменить условия предполагают с 2017 года, когда закончится десятилетний срок прежнего распределения. Крайний же утверждает, что стимулировать заказ отечественных кораблей нужно системой кредитования, а предложенный Минпромторгом путь приведет в итоге к снижению добычи.
Крупная рыба
Настаивая на историческом принципе распределения квот, Андрей Крайний нажил и весьма влиятельных врагов из числа бизнесменов. Так, например, компании ОАО «Преображенская база тралового флота» (ПБТФ), принадлежащей членам семьи губернатора Амурской области Олега Кожемяки, было отказано в участии в том самом аукционе, по итогам которого был арестован Александр Иванков из Приморского управления. В принципе отказ был предсказуем: недопущенные компании добычей краба до 31 января 2008 не занимались, а это требование было предусмотрено условиями конкурса. На аукционе победили компании приморского бизнесмена Дмитрия Дремлюги. До 2008 года компании ловили этого краба в научных целях, теперь же, получив права на его добычу в объемах 1 тыс. т, они обеспечили себе потенциальную выручку $10-12 млн. ПБТФ обратилась с жалобой в прокуратуру, и этой жалобе прокуратура вняла.
В кругах, близких к Росрыболовству, уверены, что амурский губернатор, а также министр по развитию Дальнего Востока — полномочный представитель президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Виктор Ишаев — в значительной степени способствовали нынешним неприятностям Крайнего, и даже полагают, что на очернение главы ведомства в СМИ выделен существенный бюджет. В пресс-службе «Новой газеты» нам подтвердили, что главному редактору издания Дмитрию Муратову поступало предложение от «некоего адвоката, представлявшего интересы заказчика с Дальнего Востока», о размещении статьи против Андрея Крайнего, но предложение было отвергнуто.
Впрочем, новые игроки рвутся в море не только на Дальнем Востоке. Амбициозные планы в рыбодобыче заявляет компания «Русское море», совладельцем которой в 2011 году стал друг Владимира Путина Геннадий Тимченко. Членом совета директоров «Русского моря» является Глеб Франк, зять Тимченко и сын главы тесно связанного с ОСК государственного «Совкомфлота» Сергея Франка. Генеральный директор ГК «Русское море» Тимофей Тарасов год назад заявлял в интервью «Эксперту», что компания «хочет стать своего рода »Кока-колой« в рыбном бизнесе» и что ее стратегическая цель — через пару лет занять 20-30% российского рынка добычи рыбных биоресурсов и стать самой крупной рыбной компанией не только в России, но и в мире. Компания действительно активно начала экспансию в рыбную отрасль. В ноябре прошлого года была одобрена приватизация «Русским морем» государственного «Архангельского тралового флота». Без системы распределения квот «под киль» «»Кока-колой« рыбного бизнеса» «Русское море», пожалуй, не станет, и вся ее стратегия развития исходит из концепции, лоббируемой Минпромторгом. Следуя по этому пути, компания уже заключила рамочное соглашение о строительстве 10 рыбопромысловых судов с ОСК. Алексей Боярский, КоммерсантЪ-Деньги
Чиновник рыбной судьбыросрыболовство, андрей крайний, правительство, продажи рыбы
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Чиновник рыбной судьбы
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/articles/70645/2017-05-26