16 ноября 2010, 00:00 3346 просмотров

Война до последнего ларька

Эвакуатором по бизнес-климату Спустя несколько дней после знаменательной прогулки нового мэра по Москве корреспонденты "Денег" прошлись по его стопам. 3 ноября вечером около метро "Улица 1905 года" зачищают пространство от палаток — те заслоняют памятник героям восстания. — Лучше бы сам памятник облагородили: поставили бы вокруг скамеечки, освещение сделали нормальное,— ухмыляется продавщица из цветочной палатки — ее тоже должны снести. А официальный договор об аренде у этой палатки есть: земля была получена по конкурсу, проводимому правительством. Магазинчику больше десяти лет, последний срок аренды истечет только в марте. — Компенсаций никаких не будет. У нас есть такой вариант: судиться. Только это очень дорого и, даже если выиграешь, на старое место тебя все равно не вернут,— пожимает плечами курящий неподалеку второй продавец. Тем временем грузовик с краном и цепными стропами подъезжает к "Стардогсу". Палатку цепляют на крючки и поднимают, с ее крыши почему-то нещадно хлещет вода. — Стоп, стоп! — кричит один из руководителей перевозки. Палатку на пару минут оставляют в покое, потом загружают в кузов и увозят. — А эту как будем брать? Там вроде вещи остались...— кивает в сторону палатки с газетами-журналами один из рабочих. — А-а-а, ну так и возьмем,— отмахивается второй. Ларек с прессой сразу на крючок не попался — нужных стропов не было. Рядом из палатки "Евросети" забирают и грузят в машину платежные терминалы ее сотрудники. — Это придумал урод,— бросает один из продавцов. Палаткам на 1905-го объявлен блицкриг: расчистку хотят провести за один день. Не получилось, правда. — Да все сносят, все,— оповещает меня успевшая залить свое горе экс-продавщица из палатки сети "БлинОк". Около этой закусочной — импровизированный фуршет из водки и сока, каждый переживает потерю рабочего места по-своему. — Палатки, которые здесь сносятся, они ведь семей шестьдесят кормят! — объясняет один из сочувствующих.— А потом будут говорить о возросшей преступности. Когда у людей отбирают занятие, работу без какой-либо компенсации — что им делать? — Барин приказал убрать. В России всегда так: есть закон, а над ним еще один, свой,— заключает один из прохожих. В итоге 8 ноября около станции "Улица 1905 года" оставили две палатки — цветочную и с прессой (снесли больше десяти). Ходить стало удобней, памятник героям восстания действительно виден от выхода из метро. А вот перекусить теперь негде. На "Баррикадной" убрали около десятка палаток. Правда, парочку у дорог все же оставили. На Тверской стоит одинокий табачный киоск. — Из семи моих палаток пять уже увезли,— рассказывает хозяин.— Эту тоже увезут — предписание получил. Если не найду места на крытой территории, то все, конец бизнесу. Ликвидация московских уличных ларьков неожиданно оказалась делом федерального уровня. 8 ноября стали известны итоги совещания по проблемам дорожного движения, которое состоялось еще 28 октября. Выяснилось, что президент России помимо прочего предложил правительствам Москвы и Московской области "осуществить комплекс мер по сносу сооружений, возведенных без соответствующих разрешений, расположенных вблизи проезжей части дорог". Ответственными по этому пункту назначены Собянин и Громов — должны выполнить и доложить. Вас тут не стояло "Необходимо сократить число объектов мелкорозничной торговли до нуля. Речь идет о ларьках и тонарах" — эта цитата принадлежит вовсе не новому московскому мэру Сергею Собянину, а Юрию Лужкову, и датирована она сентябрем 2007 года. Как все помнят, уличные киоски (коммерческие палатки, как их тогда называли) начали открываться кооператорами еще в конце 1980-х. В те годы в них продавали не только мелкоштучный товар вроде пива и жвачки, но и одежду, обувь, даже электронику. К середине 1990-х ларьки полностью наводнили не только центральную часть города, но и спальные районы. По словам исполнительного директора Российской ассоциации франчайзинга Юрия Михайличенко (в 1997-2000 годах работал в отделе потребительского рынка управы "Лефортово"), первые две масштабные кампании по упорядочению розничной торговли московское правительство провело в конце 1990-х, когда убрали с улиц города почти всю несанкционированную торговлю: "Тогда Москва действительно вздохнула свободно. Мэрией была запущена программа замены диких киосков современными быстровозводимыми торговыми комплексами. Примерно к 2002-му эта программа была практически реализована, а года с 2007-го Москва опять начала обрастать хаотичной торговлей". Директор департамента торговой и региональной недвижимости компании Penny Lane Realty Алексей Могила вспоминает и более ранние эпизоды: "В 1992 году за четыре часа вся Ярославка была освобождена от палаток. И стационарных, и передвижных. Люди из московского правительства приехали и сказали всем палаточникам, что у них есть четыре часа на то, чтобы убрать свою точку с шоссе. Если они этого не сделают, их объект перевезут на специальную территорию, и за каждый день нахождения там объекта они будут платить аренду". Разумеется, проблема существует не только в столице. "В среднем провинция — это Москва десять лет назад,— считает заместитель генерального директора компании Maratex (оператор розничного рынка модной одежды) Андрей Ященко.— Конечно, в каждом регионе есть свои особенности. Например, в центре Санкт-Петербурга палаток практически нет, зато на окраинах города их чрезмерно много". Основные претензии к ларькам известны: мешают проходу-проезду, расположены вблизи мест прокладки коммуникаций, просто портят своим видом облик города. Помимо этого в отдельных киосках затруднительно контролировать соблюдение пожарных и санитарных норм, качество товара, подлежащий налогообложению реальный товарооборот и т. п. По многочисленным просьбам трудящихся По наблюдениям бизнес-брокера компании "Магазин готового бизнеса Deloshop" Ильи Шустерняка, осенью 2009 — летом 2010 года было некоторое увеличение количества предложений о продаже действующих уличных ларьков, павильонов, киосков. По его мнению, владеющие инсайдерской информацией о том, что грядущая отставка Лужкова — не пустые слухи, пытались избавиться от проблемного бизнеса, работающего без разрешительной документации: "Еще весной в Москве в зависимости от месторасположения, товарооборота и качества разрешительных документов киоск продавался в среднем за $15-50 тыс.". Разумеется, сразу после субботней прогулки Собянина по городу продать работающий уличный киоск можно было уже лишь по цене лома. Началось, естественно, с мест, отмеченных лично мэром у станций метро "Улица 1905 года" и "Белорусская", а дальше понеслось по всему городу: ряды киосков отключали от электричества, а хозяевам выдавали предписание убрать свой объект в срок от нескольких дней до нескольких часов. Исполнять или не исполнять предписание — каждый решал сам: кому-то повезло и его точка пока работает, а у иных ларьки без дополнительных предупреждений увозили на эвакуаторе. Доходило до комизма: у старушки сапожницы умыкнули палатку вместе с чужой обувью. Многие предприниматели находили потом свои киоски в соседних переулках — ближайшая задача местных властей, видимо, заключалась в оперативной очистке больших улиц и территорий у метро, где снова может появиться мэр. По словам директора по развитию компании "Маркон" (уличные сосисочные "Стардогс") Сергея Рака, на момент сдачи номера из 150 принадлежащих компании московских точек 45 уже ликвидированы, а еще 20 получили предписание освободить площадку. "Основания расторжения договоров или отзыва разрешения на торговлю в предписаниях весьма невнятные, например "в связи с жалобами местных жителей"",— комментирует Сергей Рак. Один из франчайзи "Стардогса" в апреле 2010 года выиграл тендер на размещение вагончика на окраине Москвы, потратив еще около полугода на оформление всех бумаг, в середине октября открыл точку. Сейчас он получил предписание убираться до 17 ноября "в целях улучшения дорожной ситуации" — затраченные на создание бизнеса 500 тыс. руб. пойдут псу под хвост. Дополнительный ряд киосков, пристроенный на Брянской улице к знаменитому цветочному рынку у станции метро "Киевская", простоял всего около двух месяцев. В иных местах, например в районе метро "Щукинская", киоски "ради улучшения дорожной ситуации" не ликвидировали, а просто отодвинули подальше от проезжей части. Хотя для тех, кто ориентировался на покупателей в проезжающих автомобилях, это равносильно закрытию. А ведь у многих мелких предпринимателей закрытые киоски были единственным источником семейного дохода. С высочайшего покровительства По наблюдению бывшего префекта Северного административного округа Москвы Олега Митволя, многие объекты, фактически являющиеся большими киосками, оформлены как объекты недвижимости, то есть их владельцам выданы свидетельства о собственности на объект: "Свидетельства многим выданы с нарушениями, но иначе как через суд, который докажет факт взяток и т. п. уголовные эпизоды отношения с чиновниками, снести собственность по закону невозможно. А просто закошмарить, чтоб сами убрались, вряд ли получится. Яркий пример — прошлогодняя история с магазином "Валентина", препятствующим расширению Ленинградского шоссе. Хотя магазин был поставлен с грубым нарушением (прямо на газопроводе), сделать ничего не смогли. Хозяйка стояла насмерть в буквальном смысле: в процессе борьбы с городом она умерла. В итоге городу пришлось выкупить магазин у ее наследников за десятки миллионов рублей. Но выкупать у каждого — никакого бюджета не хватит". Впрочем, этот случай все-таки нехарактерный, как правило, киоски действуют на основании краткосрочных договоров аренды или просто разрешений на работу в указанном месте. При этом, по оценкам Андрея Ященко, около 15% ларьков работает без полного пакета разрешительных документов на частных договоренностях с отдельными чиновниками. Соответственно, всегда есть к чему придраться: или не успели продлить договор аренды (весьма сложная бюрократическая процедура), или имеются какие-то нарушения, на основании которых этот договор можно разорвать. А нарушения имеются абсолютно у всех: нормативные акты составлены так, что правильно оформить все бумаги, соблюсти все пункты невозможно. Будут ли "стоять насмерть" владельцы магазинчиков, имеющие на руках свидетельство о собственности на объект недвижимости, если до них дойдет очередь, неизвестно. Зато хозяева арендованных ларьков и вагончиков фактически сдались сразу. По словам Сергея Рака, Ассоциация предприятий быстрого питания и "Опора России" не верят в перспективы конфликта с властью, а главная просьба в их обращении мэру Собянину — остановить беспредел и начать диалог, в крайнем случае дать в соответствии с действующим законодательством две недели на спокойную эвакуацию. Выступления широким фронтом пока не видно. Разве что скромный призыв оргкомитета всероссийского движения "За честный рынок" "направить заявления по факту нарушения прав предпринимателей в прокуратуру Москвы, Федеральную антимонопольную службу, Совет при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека". Казалось бы, местным чиновникам, прогоняющим ларечников под страхом потери рабочего места, должно быть обидно терять такой источник окормления. На самом же деле, как рассказал управляющий партнер инвестиционно-консалтинговой группы Management Development Group Inc. Дмитрий Потапенко, доля палаток в общем объеме "дойки территории", особенно в спальных районах, незначительна: "С палаток много не возьмешь. "Социальная ответственность" владельца этого бизнеса в другом — бесплатно разместить на киоске агитационный плакат к очередным выборам, поучаствовать в какой-нибудь программе управы по развитию малого бизнеса и т. п.". В любом случае, независимо от того, будет ли вестись снос киосков с нарушениями законодательства или без такового, и предпринимателям, и чиновникам в управах, и прокуратуре с ФАС дан четкий сигнал: первое лицо государства поддерживает начинания нового мэра. Просто подорожает

По данным департамента потребительского рынка и услуг правительства Москвы, сейчас в столице работает около 25 тыс. нестационарных объектов мелкорозничной торговли. Примерно четверть из них стоит на "красных линиях" (вблизи станций метро и т. п.), газонах и тротуарах. По оценкам Дмитрия Потапенко, реально палаток может быть значительно больше — до 60 тыс. Связано это с тем, что многие палатки числятся лишь за управами и не учитываются на городском уровне. Доля киосков в общем обороте столичного продовольственного ритейла составляет, по разным оценкам, от 4 до 12%. "Даже если закроются абсолютно все киоски, супермаркеты это вряд ли почувствуют,— комментирует директор по логистике MARR Russia (дистрибуция продуктов питания) Павел Иванов.— Покупатели ларьков достанутся небольшим магазинам шаговой доступности". Вполне логично, что возрастут ставки на аренду торговых площадей в крытых помещениях. "Данный сегмент не уйдет в никуда — рынок пустоты не терпит,— считает Алексей Могила.— У собственников палаток просто не будет других вариантов, как начать арендовать или приобретать в собственность помещения стрит-ритейла. А так как усилится спрос, можно прогнозировать и рост ставок по стриту". Надо заметить, что дефицит торговых площадей и так высок. "Концепция наших кафе предполагает работу исключительно в стационарных точках,— рассказывает вице-президент Subway Russia Геннадий Кочетков.— Однако из-за недостатка нормальных коммерческих площадей совсем недавно мы позволили нашим франчайзи открываться в вагончиках. Правда, они успели только поставить точку, и сразу пришлось увозить. Исчезновение ларечного фастфуда лишь временно на руку стационарным кафе: вызванный этим скачок спроса и цен на аренду существенно затормозит развитие нашего бизнеса". "Выдача разрешений на торговлю в Москве долгое время остается нелегальным, но весьма ощутимым источником доходов для сотрудников управ,— считает заместитель председателя коллегии адвокатов "Вашъ юридический поверенный" Владислав Капканов.— Поэтому периодические всплески активности в данной сфере всегда воспринимались различными недобросовестными должностными лицами как повод для поднятия неофициальных тарифов". Вторая проблема — рост числа безработных, ведь каждый киоск обеспечивает занятостью три-пять человек. Правда, как уже стало очевидно, ликвидация коснется далеко не всех киосков. Например, даже в центре цветочные ларьки не тронули, в том числе и на отмеченной лично мэром площади у станции метро "Улица 1905 года". На окраинах же киоски, не мозолящие глаза начальству и не создающие дорожных проблем, скорее всего, останутся. "Собянин известен как очень жесткий управленец, у меня нет никаких сомнений, что большинство даже законно установленных палаток и ларьков будет убрано в самые короткие сроки,— считает Андрей Ященко.— Основная цель, преследуемая большинством мэров,— перевести полулегальную торговлю в цивилизованную, то есть вместо открытых рынков и ларьков открывать торговые центры. Но так как в целом уровень коррупции на местах не изменился, ожидать больших перемен не стоит: на окраинах города палатки будут исчезать и появляться вновь". Начальник с Чукотки "До прихода Собянина на пост губернатора была такая шутка: Тюмень — столица всех деревень. Зато при Собянине город приобрел статус хорошего делового центра,— вспоминает руководитель фракции ЛДПР в Тюменской областной думе, экс-директор департамента стратегического развития Тюменской области Владимир Сысоев.— При нем был предотвращен назревающий транспортный коллапс: расширены и улучшены дороги, построены многополосные транспортные развязки на выездах, начато строительство кольцевой автодороги вокруг Тюмени. Много внимания стало уделяться вопросам строительства и ремонта тротуаров для пешеходов, уборке улиц, озеленению. Построили цирк — до этого в городе был лишь цирк-шапито. Кстати, именно при Собянине стало уделяться внимание стоянкам для автомобилей. Для каждого нового объекта обязательно стали предусматриваться стояночные места. Это то, с чем как раз сегодня предстоит работать Сергею Семеновичу в Москве". Другое весьма серьезное достижение Собянина на посту губернатора — привлечение в Тюмень крупных инвесторов, в том числе ритейлеров. Именно при нем в городе открылись гипермаркеты "Метро", "Лента", магазины "Мегамарт". Долгие переговоры вел Собянин с компанией McDonald's. Интересно, что это был первый проект компании в России не в городе-миллионнике. Что ж, привлечением инвесторов Москву не удивишь: кого может еще привлечь новый мэр, когда все крупные компании России и так здесь? Однако буквально в первый же месяц Собянин нашел для Москвы крупнейшего отечественного инвестора: по итогам уже упомянутого выше совещания по проблемам дорожного движения президент России распорядился включить первоочередные мероприятия по развитию транспортной системы Москвы и Московской области в состав федеральной целевой программы "Развитие транспортной системы России на 2010-2015 годы". Таким образом, впервые за многие годы Москва будет развивать внутреннюю дорожную сеть не только на собственные деньги. При этом московский бюджет на дорожное строительство в 2011 году новый мэр распорядился увеличить с запланированных Лужковым 34 млрд до 100 млрд руб. И горе тем ларькам, что стоят на пути освоения этих средств — и в прямом, и в переносном смысле.

Журнал «Деньги»

Статья относится к тематикам: Актуально
Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Война до последнего ларькаСергей Собянин, ларьки, мелкорозничная торговля, Дмитрий Потапенко, Андрей Ященко, розничная торговля, Метро