Баннер ФЗ-54
13.08.2009 13 августа 2009, 00:00 3828 просмотров

Слезы в розницу

В сентябре обеспокоенные резким падением продаж игроки розничного рынка одежды на московском форуме Retail Business 2009 будут вместе искать рецепт выживания. Ситуация действительно сложная: люди стали гораздо меньше покупать, и из 42 тысяч российских розничных продавцов одежды, по прогнозам западных аналитиков, уже к концу этого года с рынка уйдет каждый третий. По обуви спад в денежном выражении может составить 10–15%. Закупки в сегменте «люкс» уже снижены на 30–40%, откатившись на уровень 2007 года. Торговле, отмечают специалисты, неминуемо придется подстраиваться под кризисные вкусы потребителей, а главное – под их кошельки. Изначально «маржа» продавцов была высокой – в среднем 30%, но сегодня из-за падения спроса они вынуждены снижать цены и оптимизировать расходы. По июльским данным социологов, почти 85% россиян к лету пересмотрели свои привычные траты. И «одежная» статья попадает под секвестр одной из первых. За полгода число отложивших покупку одежды выросло с 25,7 до 41,7%, то есть более чем в 1,5 раза. Тем не менее российские эксперты настроены менее пессимистично, чем западные. Fashion Consulting Group считает, что обанкротиться могут от 10 до 20% ритейлоров среднего ценового сегмента, но вряд ли треть. А вот объем закупок за рубежом сократит большинство продавцов. Из этого следует довольно печальный для потребителя вывод: покупатель наверняка заметит снижение ассортимента, но вряд ли снижение цен. Состояние российского рынка одежды сегодня достаточно противоречиво. С одной стороны, происходит активное перераспределение: уходят мелкие игроки «франшизники» и дистрибьюторы, их места занимают более сильные. Из крупных сетевиков еще в прошлом году с Россией простились Kookai и Diesel. А ведь последний, напомним, решил позиционировать себя маркой люкс, выставился в лучших торговых точках, но продажи падали, и на аренду денег не хватило. Но несмотря ни на что, в мире российский рынок наряду с китайским, вьетнамским и бразильским продолжает считаться одним из самых перспективных и интересных. «Да, рост нашего рынка уже едва ли достигнет прежних 40% в год, но и не упадет до европейских 3–4%, – предположила в беседе с «НИ» заместитель генерального директора FiNN FLARE Россия (FF) Анна Сироткина. – Не случайно в кризис на наш рынок вышли крупнейшие мировые лидеры H&M и GAP». Заметим, что в Европе эти сети считаются крайне недорогими, но у нас их позиционирование идет уже по классу «средний плюс». Сказывается впечатление, что ничего дешевого, если только оно не китайское, у нас и быть не может. «С другой стороны, для стимулирования спроса и сохранения хотя бы докризисных цен одежные компании вынуждены были сократить свою «маржу» в среднем на 20%», – рассказала г-жа Сироткина. За счет аренды уменьшить расходы практически не получается – ее ставки, хоть и снижены на 10–30%, но в основном они привязаны к валюте. Впрочем, по Москве проблем в торговле одеждой можно и не заметить. Народу в бутиках поменьше, но они не пустуют, и люди туда приходят не посмотреть, а купить. Ну а если еще и хорошие скидки, распродажа может закончиться за один день. «Важно учитывать бездну между Москвой, городами-миллионниками и регионами, – подчеркивает г-жа Сироткина. – В столице и крупных городах продолжают открываться новые торговые центры, продавцы отмечают если не рост, то достаточно ровные продажи. А в регионах падение доходит до 50–70%. Понятно, что человек, потерявший работу, не станет на последние покупать новые джинсы, а запасется мукой и гречкой». Падение продаж европейских марок (в частности, немецких и итальянских) российские эксперты оценивают примерно в 30%. Их производители работают за евро, и даже до кризиса они не были дешевыми. А во время рецессии покупатель в первую очередь смотрит на ценники. Ритейлоры поняли и еще одну вещь: кризис – не время для экспериментов с ассортиментом и ценами. Поэтому все осторожничают и перестраховываются. Например, новая осенне-зимняя коллекция заказывалась за год, то есть в самый разгар кризиса в нашей стране, когда никто не мог сказать, что будет завтра. Понятно, что многие компании сократили ассортимент. Когда стало понятно, что ситуация более или менее держится, сильные и гибкие фирмы сделали «дозаказ» и подкорректировали ассортимент, чтобы в новом сезоне добиться максимальной выручки. Те, кто этого сделать не смог, окажутся в затруднительном положении в новом сезоне и рискуют потерять своих покупателей, предполагает Анна Сироткина. «Новые экономические условия заставляют бизнес фундаментально пересматривать подходы к эффективности, реструктурировать свои компании и закрывать нерентабельные магазины, – сообщил «НИ» глава «Бизнес Форум Менеджмент» Алексей Филатов. – Однако с точки зрения общественных интересов это чрезвычайно полезный процесс. По сути, происходит санация отрасли: качество обслуживания и самих товаров, точность соответствия потребностям покупателей, несомненно, вырастет». Правда, если раньше бурный рост рынка приводил к высоким показателям отдачи с 1 кв. м торговой площади, то сегодня никто не может этим похвастать. Число покупок и их средняя стоимость сократились по разным оценкам от 30 до 40%. «Одновременно при всей своей цивилизованности европейцы (британцы в первую очередь) столкнулись с существенно более жестким падением рынка, – подчеркивает г-н Филатов. – Поэтому даже с высокими уровнями эффективности операций, узнаваемости брендов традиционные европейские fashion-ритейлоры находятся в «красной зоне». Происходит перераспределение долей рынка в пользу больших форматов, особенно дисконтных». Словом, торговля будет изменяться в первую очередь под требования кризиса и карманы покупателя. На самом деле проникновение современных форматов торговли в России совсем невелико – 35% по сравнению с 85–89% в развитых странах, а консолидация рынка низкая. Так что отечественному ритейлу нужно «день простоять да ночь продержаться», и, скорее всего, к советскому дефициту одежды возвращаться не придется. Анна Сироткина уверена: «Россияне, в особенности это касается женщин, любят красиво и эффектно одеваться, ценят хорошую одежду. Мы лучше пожертвуем другими удовольствиями. Во многом это объясняется советским прошлым. Мы слишком долго жили при дефиците, при отсутствии выбора и сейчас стараемся за самый короткий срок наверстать упущенное. Американцы и европейцы вообще проще относятся к шопингу. Он у них не столько эмоциональный, сколько рациональный. Наш же покупатель все еще может купить вещь просто потому, что она ему нравится, а не потому, что порвался старый плащ».

Новые известия

Статья относится к тематикам: Актуально
Поделиться публикацией:
От особенностей поведения до особенностей потребле...
1300
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
1219
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
851
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1882
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
674
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
655

В сентябре обеспокоенные резким падением продаж игроки розничного рынка одежды на московском форуме Retail Business 2009 будут вместе искать рецепт выживания. Ситуация действительно сложная: люди стали гораздо меньше покупать, и из 42 тысяч российских розничных продавцов одежды, по прогнозам западных аналитиков, уже к концу этого года с рынка уйдет каждый третий. По обуви спад в денежном выражении может составить 10–15%. Закупки в сегменте «люкс» уже снижены на 30–40%, откатившись на уровень 2007 года. Торговле, отмечают специалисты, неминуемо придется подстраиваться под кризисные вкусы потребителей, а главное – под их кошельки. Изначально «маржа» продавцов была высокой – в среднем 30%, но сегодня из-за падения спроса они вынуждены снижать цены и оптимизировать расходы. По июльским данным социологов, почти 85% россиян к лету пересмотрели свои привычные траты. И «одежная» статья попадает под секвестр одной из первых. За полгода число отложивших покупку одежды выросло с 25,7 до 41,7%, то есть более чем в 1,5 раза. Тем не менее российские эксперты настроены менее пессимистично, чем западные. Fashion Consulting Group считает, что обанкротиться могут от 10 до 20% ритейлоров среднего ценового сегмента, но вряд ли треть. А вот объем закупок за рубежом сократит большинство продавцов. Из этого следует довольно печальный для потребителя вывод: покупатель наверняка заметит снижение ассортимента, но вряд ли снижение цен. Состояние российского рынка одежды сегодня достаточно противоречиво. С одной стороны, происходит активное перераспределение: уходят мелкие игроки «франшизники» и дистрибьюторы, их места занимают более сильные. Из крупных сетевиков еще в прошлом году с Россией простились Kookai и Diesel. А ведь последний, напомним, решил позиционировать себя маркой люкс, выставился в лучших торговых точках, но продажи падали, и на аренду денег не хватило. Но несмотря ни на что, в мире российский рынок наряду с китайским, вьетнамским и бразильским продолжает считаться одним из самых перспективных и интересных. «Да, рост нашего рынка уже едва ли достигнет прежних 40% в год, но и не упадет до европейских 3–4%, – предположила в беседе с «НИ» заместитель генерального директора FiNN FLARE Россия (FF) Анна Сироткина. – Не случайно в кризис на наш рынок вышли крупнейшие мировые лидеры H&M и GAP». Заметим, что в Европе эти сети считаются крайне недорогими, но у нас их позиционирование идет уже по классу «средний плюс». Сказывается впечатление, что ничего дешевого, если только оно не китайское, у нас и быть не может. «С другой стороны, для стимулирования спроса и сохранения хотя бы докризисных цен одежные компании вынуждены были сократить свою «маржу» в среднем на 20%», – рассказала г-жа Сироткина. За счет аренды уменьшить расходы практически не получается – ее ставки, хоть и снижены на 10–30%, но в основном они привязаны к валюте. Впрочем, по Москве проблем в торговле одеждой можно и не заметить. Народу в бутиках поменьше, но они не пустуют, и люди туда приходят не посмотреть, а купить. Ну а если еще и хорошие скидки, распродажа может закончиться за один день. «Важно учитывать бездну между Москвой, городами-миллионниками и регионами, – подчеркивает г-жа Сироткина. – В столице и крупных городах продолжают открываться новые торговые центры, продавцы отмечают если не рост, то достаточно ровные продажи. А в регионах падение доходит до 50–70%. Понятно, что человек, потерявший работу, не станет на последние покупать новые джинсы, а запасется мукой и гречкой». Падение продаж европейских марок (в частности, немецких и итальянских) российские эксперты оценивают примерно в 30%. Их производители работают за евро, и даже до кризиса они не были дешевыми. А во время рецессии покупатель в первую очередь смотрит на ценники. Ритейлоры поняли и еще одну вещь: кризис – не время для экспериментов с ассортиментом и ценами. Поэтому все осторожничают и перестраховываются. Например, новая осенне-зимняя коллекция заказывалась за год, то есть в самый разгар кризиса в нашей стране, когда никто не мог сказать, что будет завтра. Понятно, что многие компании сократили ассортимент. Когда стало понятно, что ситуация более или менее держится, сильные и гибкие фирмы сделали «дозаказ» и подкорректировали ассортимент, чтобы в новом сезоне добиться максимальной выручки. Те, кто этого сделать не смог, окажутся в затруднительном положении в новом сезоне и рискуют потерять своих покупателей, предполагает Анна Сироткина. «Новые экономические условия заставляют бизнес фундаментально пересматривать подходы к эффективности, реструктурировать свои компании и закрывать нерентабельные магазины, – сообщил «НИ» глава «Бизнес Форум Менеджмент» Алексей Филатов. – Однако с точки зрения общественных интересов это чрезвычайно полезный процесс. По сути, происходит санация отрасли: качество обслуживания и самих товаров, точность соответствия потребностям покупателей, несомненно, вырастет». Правда, если раньше бурный рост рынка приводил к высоким показателям отдачи с 1 кв. м торговой площади, то сегодня никто не может этим похвастать. Число покупок и их средняя стоимость сократились по разным оценкам от 30 до 40%. «Одновременно при всей своей цивилизованности европейцы (британцы в первую очередь) столкнулись с существенно более жестким падением рынка, – подчеркивает г-н Филатов. – Поэтому даже с высокими уровнями эффективности операций, узнаваемости брендов традиционные европейские fashion-ритейлоры находятся в «красной зоне». Происходит перераспределение долей рынка в пользу больших форматов, особенно дисконтных». Словом, торговля будет изменяться в первую очередь под требования кризиса и карманы покупателя. На самом деле проникновение современных форматов торговли в России совсем невелико – 35% по сравнению с 85–89% в развитых странах, а консолидация рынка низкая. Так что отечественному ритейлу нужно «день простоять да ночь продержаться», и, скорее всего, к советскому дефициту одежды возвращаться не придется. Анна Сироткина уверена: «Россияне, в особенности это касается женщин, любят красиво и эффектно одеваться, ценят хорошую одежду. Мы лучше пожертвуем другими удовольствиями. Во многом это объясняется советским прошлым. Мы слишком долго жили при дефиците, при отсутствии выбора и сейчас стараемся за самый короткий срок наверстать упущенное. Американцы и европейцы вообще проще относятся к шопингу. Он у них не столько эмоциональный, сколько рациональный. Наш же покупатель все еще может купить вещь просто потому, что она ему нравится, а не потому, что порвался старый плащ».

Новые известия

Слезы в розницуторговля одеждой, продавцы одежды, ритейл, розничная торговля, одежда, бренд, магазин одежды
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Слезы в розницу
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/articles/39183/2017-05-29