Баннер ФЗ-54
10.12.2010 10 декабря 2010, 00:00 1362 просмотра

Знаки подвели под лицензию

Право на товарный знак может быть утрачено, если оно используется не по лицензионному договору, зарегистрированному в Роспатенте. Такой прецедент создал президиум Высшего арбитражного суда (ВАС). Между структурами крупных холдингов лицензионные договоры часто не заключаются, и юристы опасаются, что теперь добиться прекращения права на товарный знак из-за его неиспользования будет проще. Вчера президиум ВАС вынес постановление по делу о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака "Одиссей", предназначенного для алкогольной продукции. Этот товарный знак был зарегистрирован 17 сентября 2002 года на имя индивидуального предпринимателя Гиви Икаева. Господин Икаев заключил с ООО АТК, производителем продукции, договор простого товарищества, предусматривающий совместную деятельность для производства и продвижения алкогольной продукции под маркой "Одиссей". Но 16 февраля 2009 года Роспатент решил, что товарный знак в течение пяти лет не использовался, и прекратил его правовую охрану. Причиной стало то, что Гиви Икаев не заключил с производителем продукции лицензионный договор на использование товарного знака и не зарегистрировал этот договор в Роспатенте. Арбитражный суд Москвы, куда обратился предприниматель, признал решение Роспатента недействительным, посчитав, что договора простого товарищества было достаточно. Но апелляционный суд встал на сторону Роспатента, и вчера президиум ВАС оставил это решение в силе. Владельцами известных товарных знаков, особенно на потребительском рынке, часто выступают иностранные компании, которые заключают со своими российскими компаниями лицензионные договоры. Это делается для защиты товарных знаков от недобросовестного использования. "В случае, когда бизнес ведется законно, его участники стараются грамотно оформить права, включая заключение и регистрацию лицензионных договоров",— подчеркивает юрист Павел Монаков, специализирующийся на интеллектуальной собственности. По его мнению, отсутствие грамотного оформления прав может свидетельствовать о непрозрачности бизнеса, особенно в алкогольной сфере. Лицензионные договоры, впрочем, не всегда есть и у российских компаний, входящих в крупные международные холдинги. Например, в табачном холдинге JTI права на товарные знаки (Magna, More, Camel, Salem, Winston, Mild Seven и другие) принадлежат швейцарской JTI, а лицензией владеет российский дистрибутор — ЗАО "Дж.Т.И. по маркетингу и продажам". При этом производством сигарет занимается подрядчик — российское ООО "Петро", которое входит в группу JTI, но никаких лицензий не имеет и всю продукцию передает дистрибутору. Аналогично устроен российский бизнес Procter & Gamble. "По условиям бизнеса лицензионные договоры нередко отсутствуют, поскольку по Гражданскому кодексу достаточно, чтобы товарный знак использовался под контролем правообладателя",— объясняет руководитель практики по интеллектуальной собственности юридической фирмы Baker Botts Екатерина Тиллинг. Но вчерашнее постановление президиума ВАС вызвало у нее опасение: "В этом деле суд выразил мнение, что использование товарного знака должно подтверждаться лицензионным договором. Эта позиция создает риск того, что добиться прекращения права на товарный знак из-за его неиспользования будет проще".Ъ
Статья относится к тематикам: Маркетинг и экономика торговли
Поделиться публикацией:
От особенностей поведения до особенностей потребле...
1259
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
1204
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
834
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1868
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
655
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
648
Право на товарный знак может быть утрачено, если оно используется не по лицензионному договору, зарегистрированному в Роспатенте. Такой прецедент создал президиум Высшего арбитражного суда (ВАС). Между структурами крупных холдингов лицензионные договоры часто не заключаются, и юристы опасаются, что теперь добиться прекращения права на товарный знак из-за его неиспользования будет проще. Вчера президиум ВАС вынес постановление по делу о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака "Одиссей", предназначенного для алкогольной продукции. Этот товарный знак был зарегистрирован 17 сентября 2002 года на имя индивидуального предпринимателя Гиви Икаева. Господин Икаев заключил с ООО АТК, производителем продукции, договор простого товарищества, предусматривающий совместную деятельность для производства и продвижения алкогольной продукции под маркой "Одиссей". Но 16 февраля 2009 года Роспатент решил, что товарный знак в течение пяти лет не использовался, и прекратил его правовую охрану. Причиной стало то, что Гиви Икаев не заключил с производителем продукции лицензионный договор на использование товарного знака и не зарегистрировал этот договор в Роспатенте. Арбитражный суд Москвы, куда обратился предприниматель, признал решение Роспатента недействительным, посчитав, что договора простого товарищества было достаточно. Но апелляционный суд встал на сторону Роспатента, и вчера президиум ВАС оставил это решение в силе. Владельцами известных товарных знаков, особенно на потребительском рынке, часто выступают иностранные компании, которые заключают со своими российскими компаниями лицензионные договоры. Это делается для защиты товарных знаков от недобросовестного использования. "В случае, когда бизнес ведется законно, его участники стараются грамотно оформить права, включая заключение и регистрацию лицензионных договоров",— подчеркивает юрист Павел Монаков, специализирующийся на интеллектуальной собственности. По его мнению, отсутствие грамотного оформления прав может свидетельствовать о непрозрачности бизнеса, особенно в алкогольной сфере. Лицензионные договоры, впрочем, не всегда есть и у российских компаний, входящих в крупные международные холдинги. Например, в табачном холдинге JTI права на товарные знаки (Magna, More, Camel, Salem, Winston, Mild Seven и другие) принадлежат швейцарской JTI, а лицензией владеет российский дистрибутор — ЗАО "Дж.Т.И. по маркетингу и продажам". При этом производством сигарет занимается подрядчик — российское ООО "Петро", которое входит в группу JTI, но никаких лицензий не имеет и всю продукцию передает дистрибутору. Аналогично устроен российский бизнес Procter & Gamble. "По условиям бизнеса лицензионные договоры нередко отсутствуют, поскольку по Гражданскому кодексу достаточно, чтобы товарный знак использовался под контролем правообладателя",— объясняет руководитель практики по интеллектуальной собственности юридической фирмы Baker Botts Екатерина Тиллинг. Но вчерашнее постановление президиума ВАС вызвало у нее опасение: "В этом деле суд выразил мнение, что использование товарного знака должно подтверждаться лицензионным договором. Эта позиция создает риск того, что добиться прекращения права на товарный знак из-за его неиспользования будет проще".ЪЗнаки подвели под лицензиюбренд, лицензия
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Знаки подвели под лицензию
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/news/46926/2017-05-28