Баннер ФЗ-54
9 февраля 2007, 11:30 2042 просмотра

Инвестиции в дорогое вино приносят неплохие доходы

Бутылка доброго вина в портфеле может говорить не только о желании его обладателя хорошо провести вечер. Марочное вино — хорошая альтернативная инвестиция. Цены на дорогие вина год от года только растут. Например, стоимость бордо урожая 1982 г. за 13 лет выросла почти на 360%.Минувший год стал лучшим на рынке марочного вина за последние 10 лет. Главный показатель винного рынка — индекс Liv-ex 100 — вырос на 49,1%, обогнав фондовые индексы всех развитых стран и показав доходность, сравнимую с динамикой цен акций на развивающихся рынках. Так, в 2006 г. британский FTSE 100 вырос на 10,7%, немецкий DAX — на 22%, американский S&P 500 — на 13,6%, японский Nikkei — на 6,9%; российский индекс РТС взлетел на 70,75%, индийский SENSEX — на 46,7%. А в январе 2007 г. Liv-ex 100 подрос еще на 2%. Джеймс Майлз, основатель винной биржи Liv-ex (London International Vinters Exchange), объясняет взлет цен на вина быстрым ростом мировой экономики (последние четыре года она непрерывно растет на 4-5% в год), в результате которого стремительно увеличивается число богатых людей. В последние три года благосостояние увеличивалось “беспрецедентными темпами”, говорит Майлз, и не только в лондонском Сити, где банкиры уже второй год подряд получают рекордные бонусы, но и в развивающихся странах, таких как Россия, Индия, Китай, Южная Корея.

Кроме того, повышение спроса и цен обусловлено растущей активностью профессиональных инвесторов и появлением специализированных фондов, инвестирующих в вино, отмечает Майлз. В 2006 г. оборот на Liv-ex вырос на 134%. Стоимость ящика вина Chateau Lafite Rothschild урожая 1998 г. (это одно из наиболее активно торгующихся вин) выросла с 1240 фунтов стерлингов ($2430) в январе до 2370 фунтов ($4640) в декабре 2006 г.

Несмотря на стремительный рост в прошлом году, эксперты уверены, что потенциал подъема винного рынка далеко не исчерпан. Азиатский финансовый кризис 1998 г. положил конец предыдущему буму на винном рынке, и в конце прошлого — начале этого десятилетия цены на многие марочные вина менялись слабо. В 2004 г. индекс Liv-ex 100 чуть-чуть снизился. Затем спрос и цены пошли вверх. До недавнего времени винный рынок стагнировал и теперь наверстывает упущенное, говорит Майлз. В 2004 г. Zurich, британское подразделение швейцарской Zurich Financial Services, и аналитическая компания Art Market Research, которые совместно рассчитывают индекс Zurich Art and Antiques Index, отражающий изменение цен на произведения искусства и предметы коллекционирования, впервые спрогнозировали, инвестиции в какие альтернативные инструменты могут в ближайшие 5-10 лет принести наибольший доход. Одним из таких инструментов эксперты Zurich и Art Market Research назвали французские вина высшего качества из Бордо. По их мнению, растущий спрос на марочные вина со стороны нуворишей из развивающихся стран, прежде всего Китая, гарантирует, что бордо будет дорожать.

“В этом году винный рынок может вырасти на 25%. Рост не столь впечатляющий, как в 2006 г., когда рынок выстрелил после нескольких лет относительной стагнации, — говорит Питер Ланзер, советник по инвестициям британского Wine Investment Fund. — В течение последних 20 лет не было ни одного пятилетнего периода, когда инвестиции в великие вина Бордо показали бы отрицательную доходность. А в среднем за этот период годовая доходность составила 14,5%, и такая динамика, думаю, сохранится”.

По наблюдениям управляющих Wine Investment Fund, цены на вино изменяются ступенчато: за стагнацией следует быстрый рост. “Для вина некоторых урожаев сейчас начался период роста, который продлится, вероятно, еще четыре-пять лет”, — говорит Ланзер.

Ставка на бордо

Бордоские вина считаются “голубыми фишками” винного рынка. Их вес в индексе Liv-ex 100 в декабре 2006 г. составлял 91,7%; остальные компоненты — шампанские вина (4%), бургундские (2,6%), итальянские (1,1%), вина из долины реки Роны (0,6%). “Французские вина — единственные, которые новоявленные миллионеры хотят видеть у себя на столе, — говорит Эндрю Дэвидсон, управляющий фондом марочных вин Vintage Wine Fund британской управляющей компании OWC Asset Management. “В действительности никакое вино не стоит 8000 фунтов за ящик, — говорит Уилл Бек, управляющий фондом Fine Wine Fund британской Wine Asset Managers. — Вы покупаете престиж. А престиж — это прежде всего французские вина”.

Рестораторы на французском горнолыжном курорте Куршевель, где любят отдыхать богатые россияне, готовы предложить клиентам самые изысканные вина по запросу. “Русские приезжают в Куршевель, потому что знают, что мы отлично исполняем их экстравагантные желания, — говорит Жан-Жак Бертран, владелец ресторана Le Tremplin на курорте. — Если они хотят Petrus урожая 1945 г., мы достанем его, даже если нам придется нанять вертолет, чтобы успеть доставить бутылку к ужину”. На бирже Liv-ex это вино предлагается за 3359 фунтов ($6575) за бутылку.

Немалое значение имеет и ликвидность разных сегментов винного рынка. “Начинать [инвестиции в вино] нужно с приобретения бордоских вин высшего класса, — говорит Чад Дилэйни, директор по продажам виноторговой компании Justerini & Brooks. — С другими винами вы оказываетесь на рынке, где запасы гораздо меньше. Вам придется ждать подходящего момента, чтобы продать даже культовое калифорнийское вино, тогда как продать бордо не составляет проблем”. Так что профессиональные винные инвесторы практически полностью ориентируются на вина из Бордо и таких шато, как Petrus, Latour, Mouton Rothschild и др.

Спрос на вина высшей категории постоянно растет, а вместе с ним и цены. В октябре 2006 г. на аукционе Sotheby's в Лондоне пять ящиков вина Chateau Lafite-Rothschild урожая 1982 г. были проданы по 8970 фунтов

($17 566) каждый, превысив оценку аукционистов и более чем вдвое — ориентировочную цену на это вино годичной давности. На следующий день на аукционе Christie's ящик Chateau Margaux урожая 1990 г. ушел за 4700 фунтов ($9203), что на 20% выше ориентировочной цены годом ранее. По подсчетам Art Market Research, стоимость бордо урожая 1982 г., купленного на аукционе в 1988 г., к 2001 г. выросла на 358%, а бордо урожая 1990 г., купленное на аукционе в 1996 г., в следующие пять лет подорожало на 130%. Урожаи 1982 и 1990 гг. считаются одними из самых великих урожаев для бордоских вин, к тому же вина 1982 г. остается все меньше. Лучшими также считаются вина урожая 1985, 1986, 1989, 1990, 1995, 1996 гг.

В новом тысячелетии бордоские виноделы отметили уже несколько “урожаев века”, говорит главный редактор журнала Magnum Игорь Сердюк. Поначалу так назвали урожай 2000 г., однако в последующие годы многие вина не уступали образцам 2000-го. А об урожае почти идеального по всем параметрам 2005 года виноделы говорили словами, достойными описания земного рая, говорит Сердюк, и отпускные цены великих бордоских шато на еще не готовые, не разлитые по бутылкам вина поднялись в некоторых случаях на 50%.

Винная коллекция

Инвестировать в вино или собирать коллекцию лучше всего под руководством эксперта. Например, услуги по формированию собственного винного инвестиционного портфеля предлагает состоятельным клиентам “Уралсиб | Банк 121”. “Деньги стоит вкладывать в великие вина, вошедшие в рейтинги ведущих экспертов, — говорит Валерий Чумаченко, директор по маркетингу "Уралсиб | Банк 121". — Как шутят специалисты, купив такое вино, через какое-то время вы сможете пить его "бесплатно" — за счет общего роста цены на коллекцию”.

Можно передать свои деньги профессиональным “винным” управляющим. В России “винных” фондов еще нет, говорит Сердюк, потому что пока нет особого интереса — на российском фондовом рынке можно заработать больше. Поэтому придется обратиться к иностранцам. “Россияне могут стать инвесторами нашего фонда, никаких ограничений нет, — говорит Ланзер из Wine Investment Fund. — Среди наших клиентов есть иностранцы — из Гонконга, США, континентальной Европы. Единственное условие — необходимо выполнить формальные процедуры, чтобы мы могли проверить [потенциального инвестора] в рамках закона о борьбе с отмыванием денег”. Минимальный взнос в Wine Investment Fund не очень высокий — 10 000 фунтов ($19 580). В Fine Wine Fund он составляет

50 000 фунтов ($97 910), а вложения в Vintage Wine Fund могут себе позволить только очень состоятельные люди (100 000 евро, или $130 190). Правда, в последних двух фондах инвесторы могут делать вложения ежемесячно, а выводить деньги — ежеквартально. Тогда как Wine Investment Fund формирует закрытые фонды, срок работы которых составляет около пяти лет (в зависимости от ситуации на рынке управляющие могут продать содержимое портфеля раньше или подождать еще до полутора лет). Wine Investment Fund сформировал уже семь таких фондов, и до конца марта для инвесторов открыта подписка на восьмой.

Компании, управляющие всеми тремя фондами, имеют лицензию Управления финансовых услуг, главного финансового регулятора Великобритании. Стоимость активов ежемесячно определяют независимые оценщики. В “Уралсиб | Банк 121” говорят, что по просьбе клиента могут организовать целевое размещение средств в этих фондах.

Vintage Wine Fund был сформирован в феврале 2003 г. и к концу 2006 г. принес своим инвесторам 49,5%. В первые годы доходность была не очень высокой, а в прошлом году составила 23,97%. Почти 93% средств фонда инвестировано в бордоские вина, однако небольшие вложения сделаны также в итальянские, бургундские и некоторые другие вина.

В отличие от него Fine Wine Fund и Wine Investment Fund вкладывают деньги только в бордо. Fine Wine Fund, сформированный в августе 2006 г., к концу января заработал 8,5%. Доходность первого транша Wine Investment Fund с момента формирования в августе 2003 г. по декабрь 2006 г. составила 89,24%, а доходность последнего транша (с июня по декабрь 2006 г.) — 12,56%. За свою работу управляющие всех фондов берут комиссионные: так, в Vintage Wine Fund и Fine Wine Fund комиссия за управление составляет 2%, а комиссия за успех — 15% от полученного дохода.

Одной из инвестиционных схем, говорит Чумаченко, может быть закупка вина на стадии en primeur: когда вино уже готово, но еще не разлито по бутылкам. Эксперты дают ему оценку, от которой в значительной степени и будет зависеть цена. Затем виноторговцы и коллекционеры заключают с производителями контракты на покупку, однако еще год вино дозревает и только затем разливается по бутылкам, потом опять дозревает. Российские компании-импортеры тоже закупают вино на стадии en primeur. Договорившись с ними, инвестор может купить неразлитое вино, а через несколько лет импортеры в рамках квоты ввезут бутылки в Россию и передадут клиентам, говорит Сердюк.

Начинать винные инвестиции можно с небольшого количества вина, например с 12 бутылок (это ящик вина). Превосходное вино на стадии en primeur стоит от 300 евро за бутылку (3600 евро за ящик). “Через два-три года, когда вы получаете вино на руки, каждая бутылка вырастает в цене, как правило, на 100-200 евро, т. е. коробка будет стоить уже 5000-6000 евро”, — говорит Чумаченко.

Ланзер, однако, предупреждает о рисках, связанных с покупкой молодого вина. “Урожай 2005 г. был продан производителями по очень высокой цене, поэтому цены на вина этого урожая, скорее всего, не будут расти в течение ряда лет, — говорит он. — Основание для роста цены на вино обычно появляется, когда оно становится пригодным для питья. А вино из действительно великого урожая 2005 г. начнут пить только где-то в 2011-2015 гг., и до этого времени существенных оснований для роста цены нет”. По этой причине Ланзер покупает бордоские вина урожаев не позднее 2000 г.; особенно его привлекают урожаи 1990, 1995 и 1996 гг. и “до некоторой степени” — 1986 г. (Использованы материалы FT, WSJ.)

Теги:
Поделиться публикацией:
Что пришлось изменить в сети, чтобы она продолжала...
2975
Как обмен информацией принес выгоду ритейлеру и по...
1086
О запуске нового розничного проекта HomeMarket
890
Андрей Филимонов, ГК «Лето», о том, от чего зависи...
2140
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
2278
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
5674
Опыт использования системы Jungheinrich ISM Online...
100
Как запускался новый офлайн-магазин и как тестиров...
433

Бутылка доброго вина в портфеле может говорить не только о желании его обладателя хорошо провести вечер. Марочное вино — хорошая альтернативная инвестиция. Цены на дорогие вина год от года только растут. Например, стоимость бордо урожая 1982 г. за 13 лет выросла почти на 360%.Минувший год стал лучшим на рынке марочного вина за последние 10 лет. Главный показатель винного рынка — индекс Liv-ex 100 — вырос на 49,1%, обогнав фондовые индексы всех развитых стран и показав доходность, сравнимую с динамикой цен акций на развивающихся рынках. Так, в 2006 г. британский FTSE 100 вырос на 10,7%, немецкий DAX — на 22%, американский S&P 500 — на 13,6%, японский Nikkei — на 6,9%; российский индекс РТС взлетел на 70,75%, индийский SENSEX — на 46,7%. А в январе 2007 г. Liv-ex 100 подрос еще на 2%. Джеймс Майлз, основатель винной биржи Liv-ex (London International Vinters Exchange), объясняет взлет цен на вина быстрым ростом мировой экономики (последние четыре года она непрерывно растет на 4-5% в год), в результате которого стремительно увеличивается число богатых людей. В последние три года благосостояние увеличивалось “беспрецедентными темпами”, говорит Майлз, и не только в лондонском Сити, где банкиры уже второй год подряд получают рекордные бонусы, но и в развивающихся странах, таких как Россия, Индия, Китай, Южная Корея.

Кроме того, повышение спроса и цен обусловлено растущей активностью профессиональных инвесторов и появлением специализированных фондов, инвестирующих в вино, отмечает Майлз. В 2006 г. оборот на Liv-ex вырос на 134%. Стоимость ящика вина Chateau Lafite Rothschild урожая 1998 г. (это одно из наиболее активно торгующихся вин) выросла с 1240 фунтов стерлингов ($2430) в январе до 2370 фунтов ($4640) в декабре 2006 г.

Несмотря на стремительный рост в прошлом году, эксперты уверены, что потенциал подъема винного рынка далеко не исчерпан. Азиатский финансовый кризис 1998 г. положил конец предыдущему буму на винном рынке, и в конце прошлого — начале этого десятилетия цены на многие марочные вина менялись слабо. В 2004 г. индекс Liv-ex 100 чуть-чуть снизился. Затем спрос и цены пошли вверх. До недавнего времени винный рынок стагнировал и теперь наверстывает упущенное, говорит Майлз. В 2004 г. Zurich, британское подразделение швейцарской Zurich Financial Services, и аналитическая компания Art Market Research, которые совместно рассчитывают индекс Zurich Art and Antiques Index, отражающий изменение цен на произведения искусства и предметы коллекционирования, впервые спрогнозировали, инвестиции в какие альтернативные инструменты могут в ближайшие 5-10 лет принести наибольший доход. Одним из таких инструментов эксперты Zurich и Art Market Research назвали французские вина высшего качества из Бордо. По их мнению, растущий спрос на марочные вина со стороны нуворишей из развивающихся стран, прежде всего Китая, гарантирует, что бордо будет дорожать.

“В этом году винный рынок может вырасти на 25%. Рост не столь впечатляющий, как в 2006 г., когда рынок выстрелил после нескольких лет относительной стагнации, — говорит Питер Ланзер, советник по инвестициям британского Wine Investment Fund. — В течение последних 20 лет не было ни одного пятилетнего периода, когда инвестиции в великие вина Бордо показали бы отрицательную доходность. А в среднем за этот период годовая доходность составила 14,5%, и такая динамика, думаю, сохранится”.

По наблюдениям управляющих Wine Investment Fund, цены на вино изменяются ступенчато: за стагнацией следует быстрый рост. “Для вина некоторых урожаев сейчас начался период роста, который продлится, вероятно, еще четыре-пять лет”, — говорит Ланзер.

Ставка на бордо

Бордоские вина считаются “голубыми фишками” винного рынка. Их вес в индексе Liv-ex 100 в декабре 2006 г. составлял 91,7%; остальные компоненты — шампанские вина (4%), бургундские (2,6%), итальянские (1,1%), вина из долины реки Роны (0,6%). “Французские вина — единственные, которые новоявленные миллионеры хотят видеть у себя на столе, — говорит Эндрю Дэвидсон, управляющий фондом марочных вин Vintage Wine Fund британской управляющей компании OWC Asset Management. “В действительности никакое вино не стоит 8000 фунтов за ящик, — говорит Уилл Бек, управляющий фондом Fine Wine Fund британской Wine Asset Managers. — Вы покупаете престиж. А престиж — это прежде всего французские вина”.

Рестораторы на французском горнолыжном курорте Куршевель, где любят отдыхать богатые россияне, готовы предложить клиентам самые изысканные вина по запросу. “Русские приезжают в Куршевель, потому что знают, что мы отлично исполняем их экстравагантные желания, — говорит Жан-Жак Бертран, владелец ресторана Le Tremplin на курорте. — Если они хотят Petrus урожая 1945 г., мы достанем его, даже если нам придется нанять вертолет, чтобы успеть доставить бутылку к ужину”. На бирже Liv-ex это вино предлагается за 3359 фунтов ($6575) за бутылку.

Немалое значение имеет и ликвидность разных сегментов винного рынка. “Начинать [инвестиции в вино] нужно с приобретения бордоских вин высшего класса, — говорит Чад Дилэйни, директор по продажам виноторговой компании Justerini & Brooks. — С другими винами вы оказываетесь на рынке, где запасы гораздо меньше. Вам придется ждать подходящего момента, чтобы продать даже культовое калифорнийское вино, тогда как продать бордо не составляет проблем”. Так что профессиональные винные инвесторы практически полностью ориентируются на вина из Бордо и таких шато, как Petrus, Latour, Mouton Rothschild и др.

Спрос на вина высшей категории постоянно растет, а вместе с ним и цены. В октябре 2006 г. на аукционе Sotheby's в Лондоне пять ящиков вина Chateau Lafite-Rothschild урожая 1982 г. были проданы по 8970 фунтов

($17 566) каждый, превысив оценку аукционистов и более чем вдвое — ориентировочную цену на это вино годичной давности. На следующий день на аукционе Christie's ящик Chateau Margaux урожая 1990 г. ушел за 4700 фунтов ($9203), что на 20% выше ориентировочной цены годом ранее. По подсчетам Art Market Research, стоимость бордо урожая 1982 г., купленного на аукционе в 1988 г., к 2001 г. выросла на 358%, а бордо урожая 1990 г., купленное на аукционе в 1996 г., в следующие пять лет подорожало на 130%. Урожаи 1982 и 1990 гг. считаются одними из самых великих урожаев для бордоских вин, к тому же вина 1982 г. остается все меньше. Лучшими также считаются вина урожая 1985, 1986, 1989, 1990, 1995, 1996 гг.

В новом тысячелетии бордоские виноделы отметили уже несколько “урожаев века”, говорит главный редактор журнала Magnum Игорь Сердюк. Поначалу так назвали урожай 2000 г., однако в последующие годы многие вина не уступали образцам 2000-го. А об урожае почти идеального по всем параметрам 2005 года виноделы говорили словами, достойными описания земного рая, говорит Сердюк, и отпускные цены великих бордоских шато на еще не готовые, не разлитые по бутылкам вина поднялись в некоторых случаях на 50%.

Винная коллекция

Инвестировать в вино или собирать коллекцию лучше всего под руководством эксперта. Например, услуги по формированию собственного винного инвестиционного портфеля предлагает состоятельным клиентам “Уралсиб | Банк 121”. “Деньги стоит вкладывать в великие вина, вошедшие в рейтинги ведущих экспертов, — говорит Валерий Чумаченко, директор по маркетингу "Уралсиб | Банк 121". — Как шутят специалисты, купив такое вино, через какое-то время вы сможете пить его "бесплатно" — за счет общего роста цены на коллекцию”.

Можно передать свои деньги профессиональным “винным” управляющим. В России “винных” фондов еще нет, говорит Сердюк, потому что пока нет особого интереса — на российском фондовом рынке можно заработать больше. Поэтому придется обратиться к иностранцам. “Россияне могут стать инвесторами нашего фонда, никаких ограничений нет, — говорит Ланзер из Wine Investment Fund. — Среди наших клиентов есть иностранцы — из Гонконга, США, континентальной Европы. Единственное условие — необходимо выполнить формальные процедуры, чтобы мы могли проверить [потенциального инвестора] в рамках закона о борьбе с отмыванием денег”. Минимальный взнос в Wine Investment Fund не очень высокий — 10 000 фунтов ($19 580). В Fine Wine Fund он составляет

50 000 фунтов ($97 910), а вложения в Vintage Wine Fund могут себе позволить только очень состоятельные люди (100 000 евро, или $130 190). Правда, в последних двух фондах инвесторы могут делать вложения ежемесячно, а выводить деньги — ежеквартально. Тогда как Wine Investment Fund формирует закрытые фонды, срок работы которых составляет около пяти лет (в зависимости от ситуации на рынке управляющие могут продать содержимое портфеля раньше или подождать еще до полутора лет). Wine Investment Fund сформировал уже семь таких фондов, и до конца марта для инвесторов открыта подписка на восьмой.

Компании, управляющие всеми тремя фондами, имеют лицензию Управления финансовых услуг, главного финансового регулятора Великобритании. Стоимость активов ежемесячно определяют независимые оценщики. В “Уралсиб | Банк 121” говорят, что по просьбе клиента могут организовать целевое размещение средств в этих фондах.

Vintage Wine Fund был сформирован в феврале 2003 г. и к концу 2006 г. принес своим инвесторам 49,5%. В первые годы доходность была не очень высокой, а в прошлом году составила 23,97%. Почти 93% средств фонда инвестировано в бордоские вина, однако небольшие вложения сделаны также в итальянские, бургундские и некоторые другие вина.

В отличие от него Fine Wine Fund и Wine Investment Fund вкладывают деньги только в бордо. Fine Wine Fund, сформированный в августе 2006 г., к концу января заработал 8,5%. Доходность первого транша Wine Investment Fund с момента формирования в августе 2003 г. по декабрь 2006 г. составила 89,24%, а доходность последнего транша (с июня по декабрь 2006 г.) — 12,56%. За свою работу управляющие всех фондов берут комиссионные: так, в Vintage Wine Fund и Fine Wine Fund комиссия за управление составляет 2%, а комиссия за успех — 15% от полученного дохода.

Одной из инвестиционных схем, говорит Чумаченко, может быть закупка вина на стадии en primeur: когда вино уже готово, но еще не разлито по бутылкам. Эксперты дают ему оценку, от которой в значительной степени и будет зависеть цена. Затем виноторговцы и коллекционеры заключают с производителями контракты на покупку, однако еще год вино дозревает и только затем разливается по бутылкам, потом опять дозревает. Российские компании-импортеры тоже закупают вино на стадии en primeur. Договорившись с ними, инвестор может купить неразлитое вино, а через несколько лет импортеры в рамках квоты ввезут бутылки в Россию и передадут клиентам, говорит Сердюк.

Начинать винные инвестиции можно с небольшого количества вина, например с 12 бутылок (это ящик вина). Превосходное вино на стадии en primeur стоит от 300 евро за бутылку (3600 евро за ящик). “Через два-три года, когда вы получаете вино на руки, каждая бутылка вырастает в цене, как правило, на 100-200 евро, т. е. коробка будет стоить уже 5000-6000 евро”, — говорит Чумаченко.

Ланзер, однако, предупреждает о рисках, связанных с покупкой молодого вина. “Урожай 2005 г. был продан производителями по очень высокой цене, поэтому цены на вина этого урожая, скорее всего, не будут расти в течение ряда лет, — говорит он. — Основание для роста цены на вино обычно появляется, когда оно становится пригодным для питья. А вино из действительно великого урожая 2005 г. начнут пить только где-то в 2011-2015 гг., и до этого времени существенных оснований для роста цены нет”. По этой причине Ланзер покупает бордоские вина урожаев не позднее 2000 г.; особенно его привлекают урожаи 1990, 1995 и 1996 гг. и “до некоторой степени” — 1986 г. (Использованы материалы FT, WSJ.)

Инвестиции в дорогое вино приносят неплохие доходы
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Инвестиции в дорогое вино приносят неплохие доходы
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/news/19332/2017-09-19