24 марта 2015, 01:00 3255 просмотров

Продам без визы

Новые зоны свободной торговли свяжут Россию с Египтом, Индией и Израилем

#photo1#Главным двигателем евразийской интеграции теперь будут единые кооперационные цепочки между предприятиями и общие крупные проекты. Первые из них запустят уже в этом году.

По мере создания общих рынков Евразийского экономического союза (ЕАЭС) новое качество приобретет взаимная торговля, в которой сырьевые товары утратят свою ведущую роль. Об этом «РГ» рассказал член коллегии (министр) по торговле Евразийской экономической комиссии Андрей Слепнев.

Андрей Александрович, почему в товарообороте России снижается доля стран Таможенного союза? В 2012 году она составляла 7,7 процента, по итогам 2014 года – 6,7 процента. Казалось бы, внутри интеграционного объединения тенденция должна быть противоположной.

Андрей Слепнев:Здесь играют роль несколько факторов. Надо учитывать, что с переходом к режиму единого рынка меняется структура торговли углеводородами, на которые приходится значительная доля товарооборота в Таможенном союзе. Прежде всего это касается торговли России с Казахстаном, в меньшей степени – торговли с Беларусью. Кроме того, в нашей торговле большое место занимают инвестиционные товары, и снижение инвестиционного спроса в 2014 году негативно сказалось на взаимной торговле объединения.

Наконец, краткосрочные эффекты интеграции уже исчерпаны. В то же время существенно активизировалось кооперационное сотрудничество между предприятиями стран ЕАЭС. Именно от него мы ожидаем новых позитивных эффектов и стимулов к росту взаимной торговли. Внутриотраслевая торговля показывает стабильный рост.

То есть тревожной тенденции не отмечаете?

Андрей Слепнев:Нет. Тревожным был бы рост протекционизма внутри cоюза. Но, к счастью, сейчас страны-участники последовательно придерживаются линии на устранение барьеров на пути свободного продвижения товаров внутри единого рынка.

Эксперты говорят, что ЕАЭС не хватает больших общих проектов.

Андрей Слепнев:Я думаю, это абсолютно справедливая оценка. Недавно на уровне глав правительств решено создать Евразийский инжиниринговый центр по станкостроению. Это первое, пилотное решение такого рода.

Мне кажется, сейчас пойдет череда подобных проектов, поскольку нужно, чтобы евразийская интеграция перешла из сферы создания единой нормативной базы и политических деклараций – что, конечно, очень важно – в сферу кооперации на уровне конкретных предприятий и правительственных программ.

Вот тогда мы получим максимальный эффект от интеграции. Выстраивание единых кооперационных цепочек в ЕАЭС станет серьезным трендом на ближайшие несколько лет. В торговом блоке ЕЭК сейчас разрабатываются совместные меры по продвижению экспорта кооперационной продукции на рынки третьих стран, включая координацию различных инструментов по содействию такому экспорту.

Было много разговоров, чтобы внутри ЕАЭС уходить от расчетов в долларах и евро. Сейчас это все еще возможно?

Андрей Слепнев:Я не исключаю, что будет расти доля расчетов в нацвалютах. Мы все видим высокие риски применения транзитных валют, и бизнес не может не закладывать их в цены.

Но чтобы стимулировать расчеты в нацвалютах, необходимы транспарентность, предсказуемость госполитики и постоянные контакты финансово-экономических ведомств. Ни о каких ограничениях расчетов в долларах и евро речи не идет.

ЕЭК содействует такому сотрудничеству?

Андрей Слепнев:Безусловно. Мы неоднократно проводили на нашей площадке совместные мероприятия контролирующих служб. Сейчас готовим новые регламенты, чтобы иметь полноценную систему реагирования в подобных случаях в будущем.

Одностороннее введение санкций одним из членов Таможенного союза было новой ситуацией для Евразийской экономической комиссии. Перед нами возникли совершенно новые проблемы. Нужно было решить, как должны реагировать контрольные службы на введение подобных мер при отсутствии внутренних таможенных границ.

Сейчас наше законодательство не предусматривает такого взаимодействия, поскольку Таможенный союз и ЕАЭС выстраивались из логики общего единого регулирования на внешнем контуре. Но жизнь преподнесла подобного рода вызовы, и сейчас мы отрабатываем механизмы арбитража и координации в ЕЭК в подобных случаях.

Какие именно механизмы будут введены?

Андрей Слепнев:Речь идет об обязательном уведомлении Евразийской экономической комиссии, остальных членов союза о намерении ввести подобного рода ограничения, которые носят политический характер.

Это обязательные консультации, выработка совместных мер реагирования. Важно, чтобы эти меры не были чрезмерными и не нарушали законные права и интересы других членов, гарантированные договором о ЕАЭС.

Как санкции западных стран повлияют на подходы к торговому и экономическому сотрудничеству с партнерами ЕАЭС?

Андрей Слепнев:Было бы лукавством сказать, что эти подходы не будут сейчас меняться. Мы по-другому стали оценивать политические риски, связанные с торговым, инвестиционным сотрудничеством, с созданием совместных производственных цепочек с участием компаний из западных стран. Понимая, что модель глобальной либеральной торговли оказалась не вполне устойчивой.

Главный вывод в том, что нужна диверсификация технологических и торговых связей, активный выход на новые рынки. ЕС остается нашим главным торговым партнером, но теперь мы делаем акцент на азиатские страны, начали диалог со странами Латинской Америки и Африки. С образованием ЕАЭС резко активизировался интерес к нашему объединению, и многие хотят выстраивать полноценный формат сотрудничества уже с ним, а не просто с отдельными участниками cоюза, чему мы очень рады и приветствуем такие контакты.

Сейчас идет исследование возможностей зоны свободной торговли с Египтом. На подходе соглашение с Вьетнамом. С кем еще ведутся переговоры?

Андрей Слепнев:Идут исследования по зоне свободной торговли с Израилем, ожидаем начала такой работы с Индией. Консультации с Европейской ассоциацией свободной торговли и с Новой Зеландией пока приостановлены.

Зона свободной торговли с ЕС прорабатывается как вариант?

Андрей Слепнев:Этот вариант давно был сформулирован как базовый элемент общего экономического пространства России и ЕС. Пока новых шагов в этом направлении нет, хотя, безусловно, это было бы желаемым для нас развитием событий. Но это уже не вопрос краткосрочной и среднесрочной перспективы, это задача на длительный период, и, конечно, она завязана на решение известных политических проблем. Игорь Зубков

Игорь Зубков, «Российская газета»– Федеральный выпуск

 

Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Продам без визызона свободной торговли, импорт, закон