Баннер ФЗ-54
16 декабря 2014, 01:00 3107 просмотров

«Россия – это не вражеский стан»

Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ
Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ
Несмотря на сложную экономическую ситуацию один из крупнейших западных продовольственных ритейлеров Auchan планирует наращивать инвестиции в российский бизнес. О том, как при падающем рубле и растущей налоговой нагрузке сохранить и покупателей, и поставщиков, как принималось решение о передаче крымского гипермаркета российскому подразделению, а также о планах по дальнейшему развитию в стране в своем первом интервью в качестве гендиректора «Auchan Россия» рассказал Вилельм Убнер.

– Как сегодняшнее противостояние между Евросоюзом, США и Россией сказывается на вашей работе? Каково вам, как иностранной компании, работается во «вражеском стане»?

– Россия – это не вражеский стан. Сейчас Auchan в России – это 35 тыс. человек, среди них только 40 – экспаты. В комитете дирекции Auchan три представителя России, россияне все больше занимают ключевые позиции в компании. Auchan работает в 12 государствах, и политика группы – доверять руководству компании в конкретной стране. Мы децентрализованная структура, у нас это называется «Федерация автономных предприятий». Мы не занимаемся политикой, а развиваем нашу компанию. Например, Россия внутри группы уже занимает третье место – после Франции и Китая.

– Как при такой структуре принималось решение о переводе крымского магазина в российскую юрисдикцию?

– У нас не было никаких сомнений, что мы должны перевести этот магазин под свое управление, несмотря на сложности снабжения. Сейчас наш гипермаркет в Симферополе получает товары из распределительного центра в Ростове. Это долго и сложно. Но в этом магазине были свои сотрудники, поставщики, клиенты. Кстати, все работники, за исключением трех человек, остались.

– Не было противоречий с украинской структурой, которая раньше управляла симферопольским магазином?

– Решение о передаче крымского гипермаркета российской структуре принимала генеральная дирекция группы. У нас не возникал вопрос, остановить ли там работу, закрыть ли магазин.

– Бизнес важнее политики?

– Не важнее, но не надо смешивать.

– Не так давно министр промышленности и торговли Денис Мантуров ездил в Крым, пришел к выводу, что с ценами на полуострове все нормально – «среднероссийские» – и продовольственных товаров в супермаркетах достаточно. При этом власти субъекта запрещают вывозить продукты со своей территории. Вряд ли от переизбытка товаров. Какова реальная ситуация?

– Снабжать симферопольский гипермаркет продуктами сложно. Иногда мы три-четыре дня ждем паром, чтобы доставить товар в магазин. Поэтому с ежедневной наполняемостью полок возникают проблемы. Это особенно сильно влияет на свежие продукты. Мы стараемся теснее работать с местными поставщиками. Недавно мы встречались с 20 местными компаниями, но пока система не отлажена.

– А поставлять товар в магазин через украинскую структуру вы не можете, внутри групп как бы?

– Это все равно импорт. Мы не возим, это другие организация и процедура. Хотя некоторые компании везут товары из Украины.

– Цены в вашем крымском магазине как-то поменялись?

– Конечно, логистические затраты на них повлияли.

– Насколько они выросли? Например, на хлеб, молоко, сахар?

– У меня нет точных данных. Но если говорить о локальных товарах, они не подорожали, остальные не больше чем на 10%.

– В связи с изменениями в логистике, переходом на российский рубль не чувствуете ли вы, что Auchan на полуострове из дискаунтера превратился в премиальный магазин?

– В Крыму у нас довольно много клиентов, приезжают закупаться почти со всего полуострова. Думаю, если бы мы стали «премиальными», к нам бы не ехали.

– За счет чего вам удается держать цены?

– Мы работаем с низкими наценками и низкими затратами. У нас очень незначительная часть сервисных служб, поэтому центральный офис такой небольшой для довольно крупной компании. Мы передаем полномочия сотрудникам на местах. То есть магазины сами несут ответственность за свою торговлю, и таким образом у нас снижаются расходы.

– А ослабление рубля как скажется на ценах?

– Хороший вопрос. Когда мы работаем с поставками из России, мы, естественно, рассчитываемся в рублях. Укрепление доллара и евро может создать проблемы нашим поставщикам, работающим с валютой. Тогда они придут к нам с предложением повысить цены. С каждым таким поставщиком мы будем вести переговоры: какое повышение мы примем, а какое нет. Не будет никакого общего правила.

– Уже кто-то приходит?

– Идет плановая переговорная сессия. У нас 2,5 тыс. поставщиков. В январе–феврале наши закупщики расскажут о результатах встреч с ними. Мы хотим, чтобы инфляция внутри Auchan была в два раза ниже, чем в стране.

– Экстренный пересмотр цен в связи с ослаблением рубля еще не предлагали? Например, иностранные производители алкоголя: Diageo, Pernod Ricard, Bacardi. Их продукция сильно зависит от колебания валют.

– У нас о повышении цен просят ежедневно. Конечно, импортные продукты будут дорожать. Если какие-то товары подорожают слишком сильно, мы будем от них отказываться.

– Насколько должна вырасти цена, чтобы вы перестали закупать товар?

– Торговля – неточная наука. У нас есть ценовые ограничения по категориям товаров. Мы следим за продажами с помощью наших внутренних графиков: после достижения определенной цены продажи начинают падать. Естественно, эти графики сильно отличаются для алкогольной продукции, для макарон, текстиля и т. д.

– Какая категория товаров в следующем году будет сильнее всего дорожать?

– Нет никаких идей на эту тему. Понятно, что цены на импортные товары будут расти больше в связи с валютным рынком. Например, много непродовольственных товаров, даже импортируемых из Китая, мы закупаем в долларах.

– В связи со сложившейся экономической ситуацией какие у вас ожидания от новогодних продаж? Насколько в этом году они могут быть меньше, чем в прошлом?

– Я думаю, что сейчас наши клиенты готовятся к празднику. Мы уже фиксируем довольно большие продажи новогодних украшений и других рождественских атрибутов.

– То есть снижения вы не ожидаете?

– Нет. Не в декабре. Мы 15 ноября выставили все праздничные товары. Могу сказать, что старт хороший.

– Всех волнует тема продовольственных санкций. Уже можно говорить о том, что ритейлеры как-то приспособились к новым предложенным условиям? Как с этим справился Auchan, что для вас изменилось?

– Да, санкции поменяли привычный ход нашей работы. Но продуктовое эмбарго коснулось 500 товаров из 50 тыс. наименований, которые мы продаем. Среди этих 500 товаров есть два типа. Первый – продукты, которые мы не смогли и не сможем заменить. Например, сыр рокфор. Второй – которые мы заменили. Например, норвежская семга. Поиск новых поставщиков и внедрение новых логистических схем заняли у нас примерно два месяца. Сейчас полки, как и раньше, заполнены. Мы нашли замену 350 товарам, за счет этого влияние на наш товарооборот составляет менее 1%.

– Вы говорите о выпадающей выручке?

– Да, это потери товарооборота из-за тех товаров, которые мы не смогли заместить.

– А какие последствия это может иметь?

– Для нас замедление роста меньше чем на 1%.

– А на ценах?

– Есть два варианта развития событий. Первый, если мы заменяем испанские апельсины на турецкие или марокканские. В этом случае влияния на цены практически нет, так как дистанция доставки одинаковая. Второй, когда мы заменяем норвежскую семгу рыбой с Фарерских островов. И в такой ситуации увеличение логистического плеча не может не повлечь повышение цен.

– Ваши коллеги сообщили, что они замораживают цены на некоторые социально значимые товары: молоко, хлеб, мука, макароны. Рассматривали ли вы для себя такой сценарий и видите ли в этом необходимость?

– Я никогда не был сторонником фиксирования цен. Мы работаем в рыночной экономике. Наша задача как дискаунтера – не блокировать цены, а снижать их. О замораживании цен говорят, когда стоимость товаров начинает расти. Я считаю, что в такие моменты нужно заниматься снижением цен. Цены на социально значимые товары мы и так контролируем. Например, стоимость 24 базовых продуктов с января выросла на 3,6%, а в целом по сети цены повысились в среднем на 4,5%. Притом что инфляция в стране как минимум 8%. Понятно, что какие-то товары подорожали на 20%.

– Вы намекаете на гречку?

– Сейчас мы все говорим про гречку. Наши поставщики предлагают повысить закупочную цену на 50%. Да, с точки зрения урожая на Урале и в Сибири год был сложный, но это не касается юга России. Поэтому мы считаем подорожание в полтора раза необоснованным. Мы обсуждаем ситуацию с контрагентами, ведем тяжелые переговоры, чтобы не принимать предложенное повышение. Поэтому в некоторых наших магазинах гречки сейчас нет.

– Недавно президент РФ подписал закон о торговых сборах. Вы уже анализировали, как он повлияет на вашу компанию?

– Auchan в прошлом году заплатил в бюджет Москвы 1 млрд руб. налогов. Ритейлеры, которые входят в Ассоциацию компаний розничной торговли, занимают 10% оборота российской торговли в стране, при этом налогов платят 19%. И новый налог опять повышает нагрузку именно на этих игроков рынка. Документ принят – да, он может повлиять на наши результаты. В такой ситуации у нас есть два варианта действий: либо еще снизить затраты предприятия, например, зарплаты или рабочие места, либо увеличить наценку и поднять цены.

– И что выберете вы?

– А как вы думаете, какой выбор сделает Auchan?

– Вопрос.

– Мы, конечно, будем снижать наши расходы, потому что мы дискаунтер…

– То есть у вас будет какое-то сокращение?

– Мы пересмотрим организацию работы. Если мы будем открывать новые магазины, может быть, станем нанимать меньше персонала. Влияние будет сильное, но о сокращении действующих сотрудников речи нет.

– Вы заговорили про открытие новых магазинов. Как вы планируете развиваться в ближайшие два-три года?

– Сейчас обозримость будущего сокращается немного. Количество проектов зависит от двух вещей: от наших результатов и от проектов наших партнеров, которые открывают торговые центры. Пока мы хотим открыть 7-12 магазинов в ближайший год.

– И каких инвестиций это потребует?

– В 2014 году мы инвестировали в России 8 млрд руб., в следующем планируем вложить около 10 млрд.

– Новые девелоперские проекты готовите?

– У нас есть три проекта торговых центров. По одному в Москве, рядом с метро «Кантемировская», в Пушкине и Тольятти. Следующие два года будем их строить. Их общая площадь почти 200 тыс. кв. м.

– Увеличение налоговой нагрузки в связи с переходом на исчисление налога на недвижимость исходя из кадастровой стоимости вас не пугает? Как выросла ваша фискальная нагрузка в связи с этим?

– Москва и Московская область по многим объектам уже пересчитали кадастровую стоимость, что увеличило налог на имущество, несмотря на пониженную ставку налога в сравнении с предыдущим законом. Мы оспариваем эту оценку, так как считаем, что она завышена и не соответствует действительности.

– В ваш план открыть 7-12 магазинов входит новый уменьшенный формат для подземки?

– Нет.

– Расскажите, как вы это направление будете развивать? Вы уже открыли первый магазин?

– Не открыли. Мы вас позовем, когда откроем. (Смеется.)

– Как он будет отличаться по ценовой политике, по ассортименту от классического Auchan?

– Auchan – это большие магазины, вы это знаете. Клиенты прилагают определенные усилия, чтобы до этого магазина доехать. У нас есть «Auchan-сити», которые ближе к жителям. Но нам не хватает таких магазинов, которые бы сами шли к клиенту. Вот такие магазины, например, на первых этажах жилых домов или на каких-то проходных точках…

– В подземных переходах.

– Да, по пути в метро, на работу. Нам таких магазинов не хватает, чтобы удовлетворить потребность клиента. Скоро мы один откроем, чтобы протестировать новый продукт. Наш малый формат мы назовем «Каждый день», как нашу торговую марку. Это магазин площадью около 200 кв. м, там будет 2 тыс. наименований товаров. Обычно нам требуется год, чтобы проанализировать, насколько успешен тест, как его воспринимают покупатели, насколько правильно выбрана коммерческая модель, и тогда мы сможем принять решение о дальнейшем развитии.

– Где расположится первый магазин?

– В Москве, в пешеходном переходе недалеко от Смоленской площади.

– У Auchan есть аналогичный формат в других странах? Насколько он востребован?

Во Франции был запущен формат «A 2 pas», магазин шаговой доступности. Эти магазины располагаются в центре городов и на площади около 500 кв. м предлагают 7 тыс. наименований товаров. Клиенты приходят каждый день за покупками, именно здесь создаются по-настоящему соседские отношения между сотрудниками и покупателями. Группа Auchan планирует развитие этого формата в основном по франшизе.

– Могли бы вы подвести итоги покупки Real? Это была более удачная сделка, чем покупка «Рамстора»?

– Эта сделка не лучше, чем покупка «Рамстора», она другая. Магазины «Рамстор» были меньше по площади, чем наши обычные объекты. Так, появился наш новый формат «Auchan-сити», новое торговое направление, тогда новый опыт для нас. У Real были большие магазины, то есть наше ноу-хау, можно сказать.

– То есть их было проще интегрировать?

– Да, тем более у нас уже был опыт интеграции «Рамстора» и есть знания, как работать с гипермаркетами. Мы закончили интеграцию, открыли последний магазин год назад и довольны первыми результатами этих магазинов.

– Новые слияния и поглощения готовите?

– Пока ничего конкретного.

– Нет достойных кандидатов на покупку? Или вам неинтересен такой формат развития?

– Приоритет для нас сейчас – сосредоточиться на открытых магазинах, на интегрированных «Реалах» и направить наши усилия на развитие предложения для клиентов, ассортимента в этих магазинах Москвы и других городов.

Анастасия Дуленкова и Олег Трутнев, ИД «Коммерсантъ»

Поделиться публикацией:
Что пришлось изменить в сети, чтобы она продолжала...
3900
Как обмен информацией принес выгоду ритейлеру и по...
1161
О запуске нового розничного проекта HomeMarket
1230
Андрей Филимонов, ГК «Лето», о том, от чего зависи...
2206
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
2329
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
5742
Опыт использования системы Jungheinrich ISM Online...
339
Как запускался новый офлайн-магазин и как тестиров...
539

Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ
Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ
Несмотря на сложную экономическую ситуацию один из крупнейших западных продовольственных ритейлеров Auchan планирует наращивать инвестиции в российский бизнес. О том, как при падающем рубле и растущей налоговой нагрузке сохранить и покупателей, и поставщиков, как принималось решение о передаче крымского гипермаркета российскому подразделению, а также о планах по дальнейшему развитию в стране в своем первом интервью в качестве гендиректора «Auchan Россия» рассказал Вилельм Убнер.

– Как сегодняшнее противостояние между Евросоюзом, США и Россией сказывается на вашей работе? Каково вам, как иностранной компании, работается во «вражеском стане»?

– Россия – это не вражеский стан. Сейчас Auchan в России – это 35 тыс. человек, среди них только 40 – экспаты. В комитете дирекции Auchan три представителя России, россияне все больше занимают ключевые позиции в компании. Auchan работает в 12 государствах, и политика группы – доверять руководству компании в конкретной стране. Мы децентрализованная структура, у нас это называется «Федерация автономных предприятий». Мы не занимаемся политикой, а развиваем нашу компанию. Например, Россия внутри группы уже занимает третье место – после Франции и Китая.

– Как при такой структуре принималось решение о переводе крымского магазина в российскую юрисдикцию?

– У нас не было никаких сомнений, что мы должны перевести этот магазин под свое управление, несмотря на сложности снабжения. Сейчас наш гипермаркет в Симферополе получает товары из распределительного центра в Ростове. Это долго и сложно. Но в этом магазине были свои сотрудники, поставщики, клиенты. Кстати, все работники, за исключением трех человек, остались.

– Не было противоречий с украинской структурой, которая раньше управляла симферопольским магазином?

– Решение о передаче крымского гипермаркета российской структуре принимала генеральная дирекция группы. У нас не возникал вопрос, остановить ли там работу, закрыть ли магазин.

– Бизнес важнее политики?

– Не важнее, но не надо смешивать.

– Не так давно министр промышленности и торговли Денис Мантуров ездил в Крым, пришел к выводу, что с ценами на полуострове все нормально – «среднероссийские» – и продовольственных товаров в супермаркетах достаточно. При этом власти субъекта запрещают вывозить продукты со своей территории. Вряд ли от переизбытка товаров. Какова реальная ситуация?

– Снабжать симферопольский гипермаркет продуктами сложно. Иногда мы три-четыре дня ждем паром, чтобы доставить товар в магазин. Поэтому с ежедневной наполняемостью полок возникают проблемы. Это особенно сильно влияет на свежие продукты. Мы стараемся теснее работать с местными поставщиками. Недавно мы встречались с 20 местными компаниями, но пока система не отлажена.

– А поставлять товар в магазин через украинскую структуру вы не можете, внутри групп как бы?

– Это все равно импорт. Мы не возим, это другие организация и процедура. Хотя некоторые компании везут товары из Украины.

– Цены в вашем крымском магазине как-то поменялись?

– Конечно, логистические затраты на них повлияли.

– Насколько они выросли? Например, на хлеб, молоко, сахар?

– У меня нет точных данных. Но если говорить о локальных товарах, они не подорожали, остальные не больше чем на 10%.

– В связи с изменениями в логистике, переходом на российский рубль не чувствуете ли вы, что Auchan на полуострове из дискаунтера превратился в премиальный магазин?

– В Крыму у нас довольно много клиентов, приезжают закупаться почти со всего полуострова. Думаю, если бы мы стали «премиальными», к нам бы не ехали.

– За счет чего вам удается держать цены?

– Мы работаем с низкими наценками и низкими затратами. У нас очень незначительная часть сервисных служб, поэтому центральный офис такой небольшой для довольно крупной компании. Мы передаем полномочия сотрудникам на местах. То есть магазины сами несут ответственность за свою торговлю, и таким образом у нас снижаются расходы.

– А ослабление рубля как скажется на ценах?

– Хороший вопрос. Когда мы работаем с поставками из России, мы, естественно, рассчитываемся в рублях. Укрепление доллара и евро может создать проблемы нашим поставщикам, работающим с валютой. Тогда они придут к нам с предложением повысить цены. С каждым таким поставщиком мы будем вести переговоры: какое повышение мы примем, а какое нет. Не будет никакого общего правила.

– Уже кто-то приходит?

– Идет плановая переговорная сессия. У нас 2,5 тыс. поставщиков. В январе–феврале наши закупщики расскажут о результатах встреч с ними. Мы хотим, чтобы инфляция внутри Auchan была в два раза ниже, чем в стране.

– Экстренный пересмотр цен в связи с ослаблением рубля еще не предлагали? Например, иностранные производители алкоголя: Diageo, Pernod Ricard, Bacardi. Их продукция сильно зависит от колебания валют.

– У нас о повышении цен просят ежедневно. Конечно, импортные продукты будут дорожать. Если какие-то товары подорожают слишком сильно, мы будем от них отказываться.

– Насколько должна вырасти цена, чтобы вы перестали закупать товар?

– Торговля – неточная наука. У нас есть ценовые ограничения по категориям товаров. Мы следим за продажами с помощью наших внутренних графиков: после достижения определенной цены продажи начинают падать. Естественно, эти графики сильно отличаются для алкогольной продукции, для макарон, текстиля и т. д.

– Какая категория товаров в следующем году будет сильнее всего дорожать?

– Нет никаких идей на эту тему. Понятно, что цены на импортные товары будут расти больше в связи с валютным рынком. Например, много непродовольственных товаров, даже импортируемых из Китая, мы закупаем в долларах.

– В связи со сложившейся экономической ситуацией какие у вас ожидания от новогодних продаж? Насколько в этом году они могут быть меньше, чем в прошлом?

– Я думаю, что сейчас наши клиенты готовятся к празднику. Мы уже фиксируем довольно большие продажи новогодних украшений и других рождественских атрибутов.

– То есть снижения вы не ожидаете?

– Нет. Не в декабре. Мы 15 ноября выставили все праздничные товары. Могу сказать, что старт хороший.

– Всех волнует тема продовольственных санкций. Уже можно говорить о том, что ритейлеры как-то приспособились к новым предложенным условиям? Как с этим справился Auchan, что для вас изменилось?

– Да, санкции поменяли привычный ход нашей работы. Но продуктовое эмбарго коснулось 500 товаров из 50 тыс. наименований, которые мы продаем. Среди этих 500 товаров есть два типа. Первый – продукты, которые мы не смогли и не сможем заменить. Например, сыр рокфор. Второй – которые мы заменили. Например, норвежская семга. Поиск новых поставщиков и внедрение новых логистических схем заняли у нас примерно два месяца. Сейчас полки, как и раньше, заполнены. Мы нашли замену 350 товарам, за счет этого влияние на наш товарооборот составляет менее 1%.

– Вы говорите о выпадающей выручке?

– Да, это потери товарооборота из-за тех товаров, которые мы не смогли заместить.

– А какие последствия это может иметь?

– Для нас замедление роста меньше чем на 1%.

– А на ценах?

– Есть два варианта развития событий. Первый, если мы заменяем испанские апельсины на турецкие или марокканские. В этом случае влияния на цены практически нет, так как дистанция доставки одинаковая. Второй, когда мы заменяем норвежскую семгу рыбой с Фарерских островов. И в такой ситуации увеличение логистического плеча не может не повлечь повышение цен.

– Ваши коллеги сообщили, что они замораживают цены на некоторые социально значимые товары: молоко, хлеб, мука, макароны. Рассматривали ли вы для себя такой сценарий и видите ли в этом необходимость?

– Я никогда не был сторонником фиксирования цен. Мы работаем в рыночной экономике. Наша задача как дискаунтера – не блокировать цены, а снижать их. О замораживании цен говорят, когда стоимость товаров начинает расти. Я считаю, что в такие моменты нужно заниматься снижением цен. Цены на социально значимые товары мы и так контролируем. Например, стоимость 24 базовых продуктов с января выросла на 3,6%, а в целом по сети цены повысились в среднем на 4,5%. Притом что инфляция в стране как минимум 8%. Понятно, что какие-то товары подорожали на 20%.

– Вы намекаете на гречку?

– Сейчас мы все говорим про гречку. Наши поставщики предлагают повысить закупочную цену на 50%. Да, с точки зрения урожая на Урале и в Сибири год был сложный, но это не касается юга России. Поэтому мы считаем подорожание в полтора раза необоснованным. Мы обсуждаем ситуацию с контрагентами, ведем тяжелые переговоры, чтобы не принимать предложенное повышение. Поэтому в некоторых наших магазинах гречки сейчас нет.

– Недавно президент РФ подписал закон о торговых сборах. Вы уже анализировали, как он повлияет на вашу компанию?

– Auchan в прошлом году заплатил в бюджет Москвы 1 млрд руб. налогов. Ритейлеры, которые входят в Ассоциацию компаний розничной торговли, занимают 10% оборота российской торговли в стране, при этом налогов платят 19%. И новый налог опять повышает нагрузку именно на этих игроков рынка. Документ принят – да, он может повлиять на наши результаты. В такой ситуации у нас есть два варианта действий: либо еще снизить затраты предприятия, например, зарплаты или рабочие места, либо увеличить наценку и поднять цены.

– И что выберете вы?

– А как вы думаете, какой выбор сделает Auchan?

– Вопрос.

– Мы, конечно, будем снижать наши расходы, потому что мы дискаунтер…

– То есть у вас будет какое-то сокращение?

– Мы пересмотрим организацию работы. Если мы будем открывать новые магазины, может быть, станем нанимать меньше персонала. Влияние будет сильное, но о сокращении действующих сотрудников речи нет.

– Вы заговорили про открытие новых магазинов. Как вы планируете развиваться в ближайшие два-три года?

– Сейчас обозримость будущего сокращается немного. Количество проектов зависит от двух вещей: от наших результатов и от проектов наших партнеров, которые открывают торговые центры. Пока мы хотим открыть 7-12 магазинов в ближайший год.

– И каких инвестиций это потребует?

– В 2014 году мы инвестировали в России 8 млрд руб., в следующем планируем вложить около 10 млрд.

– Новые девелоперские проекты готовите?

– У нас есть три проекта торговых центров. По одному в Москве, рядом с метро «Кантемировская», в Пушкине и Тольятти. Следующие два года будем их строить. Их общая площадь почти 200 тыс. кв. м.

– Увеличение налоговой нагрузки в связи с переходом на исчисление налога на недвижимость исходя из кадастровой стоимости вас не пугает? Как выросла ваша фискальная нагрузка в связи с этим?

– Москва и Московская область по многим объектам уже пересчитали кадастровую стоимость, что увеличило налог на имущество, несмотря на пониженную ставку налога в сравнении с предыдущим законом. Мы оспариваем эту оценку, так как считаем, что она завышена и не соответствует действительности.

– В ваш план открыть 7-12 магазинов входит новый уменьшенный формат для подземки?

– Нет.

– Расскажите, как вы это направление будете развивать? Вы уже открыли первый магазин?

– Не открыли. Мы вас позовем, когда откроем. (Смеется.)

– Как он будет отличаться по ценовой политике, по ассортименту от классического Auchan?

– Auchan – это большие магазины, вы это знаете. Клиенты прилагают определенные усилия, чтобы до этого магазина доехать. У нас есть «Auchan-сити», которые ближе к жителям. Но нам не хватает таких магазинов, которые бы сами шли к клиенту. Вот такие магазины, например, на первых этажах жилых домов или на каких-то проходных точках…

– В подземных переходах.

– Да, по пути в метро, на работу. Нам таких магазинов не хватает, чтобы удовлетворить потребность клиента. Скоро мы один откроем, чтобы протестировать новый продукт. Наш малый формат мы назовем «Каждый день», как нашу торговую марку. Это магазин площадью около 200 кв. м, там будет 2 тыс. наименований товаров. Обычно нам требуется год, чтобы проанализировать, насколько успешен тест, как его воспринимают покупатели, насколько правильно выбрана коммерческая модель, и тогда мы сможем принять решение о дальнейшем развитии.

– Где расположится первый магазин?

– В Москве, в пешеходном переходе недалеко от Смоленской площади.

– У Auchan есть аналогичный формат в других странах? Насколько он востребован?

Во Франции был запущен формат «A 2 pas», магазин шаговой доступности. Эти магазины располагаются в центре городов и на площади около 500 кв. м предлагают 7 тыс. наименований товаров. Клиенты приходят каждый день за покупками, именно здесь создаются по-настоящему соседские отношения между сотрудниками и покупателями. Группа Auchan планирует развитие этого формата в основном по франшизе.

– Могли бы вы подвести итоги покупки Real? Это была более удачная сделка, чем покупка «Рамстора»?

– Эта сделка не лучше, чем покупка «Рамстора», она другая. Магазины «Рамстор» были меньше по площади, чем наши обычные объекты. Так, появился наш новый формат «Auchan-сити», новое торговое направление, тогда новый опыт для нас. У Real были большие магазины, то есть наше ноу-хау, можно сказать.

– То есть их было проще интегрировать?

– Да, тем более у нас уже был опыт интеграции «Рамстора» и есть знания, как работать с гипермаркетами. Мы закончили интеграцию, открыли последний магазин год назад и довольны первыми результатами этих магазинов.

– Новые слияния и поглощения готовите?

– Пока ничего конкретного.

– Нет достойных кандидатов на покупку? Или вам неинтересен такой формат развития?

– Приоритет для нас сейчас – сосредоточиться на открытых магазинах, на интегрированных «Реалах» и направить наши усилия на развитие предложения для клиентов, ассортимента в этих магазинах Москвы и других городов.

Анастасия Дуленкова и Олег Трутнев, ИД «Коммерсантъ»

«Россия – это не вражеский стан»Auchan, Ашан, планы ритейлера, перспективы развития
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
«Россия – это не вражеский стан»
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/interviews/86293/2017-09-21