27.08.2013 27 августа 2013, 00:00 2956 просмотров

У кого чего кредит

Партия миллионов
Каждому времени — свои представления о хорошем. По нынешним временам хороший заемщик — человек, который берет кредит, чтобы погасить предыдущие. Ни на что другое, кроме спасения кредитной истории, его новых займов уже не хватает. По подсчетам главного экономиста Альфа-банка Натальи Орловой, если по итогам года кредитный рынок вырастет только на 30%, абсолютно весь прирост уйдет на обслуживание старых кредитов. «Мы уже находимся в этих условиях»,— говорит Орлова. Согласно данным Центробанка, рост по итогам июля — 33,8% (см. график 1), тренд «соответствует 30-процентному росту по итогам года, мы идем ровно по этому сценарию».
Вполне возможно, что попавших в долговую яму не так уж много. Национальное бюро кредитных историй (НБКИ), к примеру, насчитало всего 450 тыс. граждан, у которых пять и более действующих кредитов. Это «незначительное количество — менее 1% от всех заемщиков», но все равно действует банкирам на нервы. По данным других бюро, дело хуже: «Эквифакс Кредит Сервисиз» оценило «самую закредитованную популяцию» в 3,52%.
А банк «Связной», проанализировав данные этих двух бюро о своих клиентах, обратившихся к нему за кредитом, и вовсе оценил долю граждан с пятью и более кредитами в 19% (причем, как правило, еще и с задолженностью свыше 500 тыс. руб.). В «Связном» полагают, что анализ агрегированных данных по нескольким бюро выявил бы еще больше таких заемщиков, потому что «НБКИ, например, не видит кредиты банка »Хоум Кредит«, банка »Русский стандарт«, Сбербанка». Но и 19% самых закредитованных заемщиков, если экстраполировать ситуацию на всю страну, совсем немало — 6,5 млн человек (всего кредитами, оценочно, пользуется 34 млн). Есть о чем волноваться.
Долги на счастье
Делать подобные обобщения, опираясь на опыт банков, увлекающихся беззалоговым кредитованием, пожалуй, не стоит. «Кредитами в торговых точках, кредитами наличными, кредитными картами пользуются, мягко говоря, небогатые граждане», отдавать долги им тяжело — и, как говорит научный сотрудник Центра развития ВШЭ Дмитрий Мирошниченко, закредитованность среди пользователей этих банковских продуктов самая высокая.
Но небогатых граждан у нас большинство, и этот сектор растет быстрее прочих. И если в целом кредитование физлиц в 2012 году выросло на 39,4%, то рост по необеспеченным кредитам составил 60%, а по кредиткам — 75%. На жилищные и автокредиты, по данным ЦБ за первый квартал 2013 года, приходится 28% и 10%, а 61,5% — на «иные потребительские ссуды». В том числе, как говорит директор НБКИ по маркетингу Алексей Волков, 13% — на карты, 48% — на кредиты на покупку потребительских товаров. Сейчас каждый четвертый необеспеченный кредит выдается по картам, причем, по словам Волкова, активнее всего наращивают задолженность «люди в возрасте до 24 лет или старше 60». «Молодежь берет меньшие суммы,— уточняет он.— Средний долг по карте у заемщиков до 24 лет — 27 тыс. руб. Самые большие заимствования по карте делают заемщики в возрасте от 35 до 44 лет. Их средний долг — 60 тыс. руб.».
При средней зарплате 28 тыс. руб. после вычета налогов такой кредит кажется подъемным, если он единственный. Но обычно кредитов больше одного и общая нагрузка выше (см. таблицу). К примеру, у граждан старше 60 лет средний долг в 8,7 раза превышает среднюю пенсию (10 тыс. руб.), хотя по условиям многих банков такое в принципе невозможно.
«Чем дальше, тем сложнее будет этим людям. Сотни тысяч попали сейчас в очень тяжелую финансовую ситуацию, потому что долги большие, их надо как-то отдавать, института банкротства у нас до сих пор нет, а права кредиторов защищены больше, чем права заемщиков. Действует презумпция того, что люди разумны и полностью отдают себе отчет в своих действиях, а на самом деле это совершенно не так»,— говорит Мирошниченко.
Впрочем, замечает он, их вполне можно понять: «Люди долгое время просто физически выживали, уже старость скоро, хочется хоть немного человеком себя почувствовать, и пропади все пропадом. Здесь никакая пропаганда финансовой грамотности не поможет, поскольку работает пропаганда, действие которой гораздо сильнее,— пропаганда образа жизни, который каждому необходимо себе купить, чтобы не быть аутсайдером».
Любимые клиенты
Банкиров тоже можно понять: почему бы не одолжить гражданам денег, если ставки по краткосрочным кредитам физическим лицам в 2,5 раза выше ставок в корпоративном секторе. Поскольку разрыв в доходности тоже практически двукратный (доходность корпоративного портфеля суммарно порядка 9%, а розничного — 18%), то «очевидно, что банки будут всеми правдами и неправдами стараться кредитовать население», полагает ведущий эксперт Центра структурных исследований Института Гайдара Михаил Хромов. Задолженность юридических и физических лиц различается чуть сильнее, чем в два раза (20 трлн и 9,7 трлн руб. соответственно), «поэтому доходов и поступлений от корпоративного кредита чуть больше, но они уже сопоставимы», замечает Хромов. 
Но это кредитуемое население всегда одно и то же. «Рынок рос скорее за счет кредитования существующих клиентов, нежели за счет появления новых, и был сконцентрирован внутри популяции, которая уже имела кредиты, только раньше это был один-два кредита, а теперь — три-пять и более. Ситуация именно в этом,— подчеркивают в »Связном«.— Банки предпочитают выдавать кредиты существующим клиентам, считают, что риски больше у новых клиентов, которых они не знают и не могут найти в бюро». Банкиры порой сами недоумевают, как это им удается, и зачем после четвертого кредита граждане берут пятый.
Клиенты оправдывают доверие в том самом стиле, который положен хорошим заемщикам. Как показало исследование «Связного», чем сильнее растет их долговая нагрузка, тем ниже просрочка. Если новые кредиты уходят на рефинансирование старых, в этом казусе нет ничего странного. Но все же страсть к рискованным беззалоговым кредитам отразилась на росте просроченной задолженности. По данным ЦБ, в начале 2013 года темпы ее роста (9,9% за первый квартал) были в два раза выше, чем темпы роста собственно кредитов. Сейчас темпы роста просрочки замедлились, но в годовом выражении составляют почти 27% (см. график 3). Если реальные доходы населения перестанут расти (во втором квартале 2013-го рост — 2,9% год к году), ничего хорошего с их долгами не произойдет.
Но пока гражданам обещают не дополнительные доходы, а лишь дополнительные источники кредита. Президент Сбербанка Герман Греф вот-вот готов будет их перекредитовывать под 17,5% годовых. Щедрый поступок — с учетом средневзвешенной ставки по краткосрочным кредитам 24,7%. В «Связном» сомневаются, что это поможет: «Предложения рефинансировать существующие кредиты только выглядят просто: я выдам кредит, у меня хороший клиент, он закроет все кредиты в других банках, и теперь он мой. С закредитованностью бороться очень тяжело. Вы можете реструктурировать долг клиента в других банках, а затем эти же банки, увидев, что клиент погасил всю задолженность, предложат ему новые кредиты, от которых он может и не отказаться».
Кредитная нагрузка россиян
Возрастная группа Доля от всех действующих кредитов (%)Средний размер действующего кредита (тыс. руб.)
До 24 лет8,770
25-34 года33,1152,9
35-44 года24,8198,7
45-59 лет27,9171,6
60 лет и старше5,586,8
Источник: Национальное бюро кредитных историй (НБКИ).
Двигатель как тормоз
Где находится критический уровень, сказать трудно. По оценке МВФ, в РФ на обслуживание долга уходит чуть меньше 20% доходов домохозяйств. Однако эта цифра включает досрочное погашение, в частности, ипотечных и автокредитов. «У нас плановая долговая нагрузка по банковским кредитам — порядка 10-12% располагаемых доходов, что сопоставимо с аналогичным показателем в США, где соотношение долгов населения и ВВП больше, чем у нас (83,6% против 13,3%.— »Деньги«). С одной стороны, 10% доходов — это не так много. С другой — это 10% от доходов всего населения, а не только от доходов заемщиков (это посчитать невозможно)»,— отмечает Хромов.
Даже если предел вскоре будет достигнут, устойчивости банковской системы это не угрожает. Пострадают главным образом те банки, которые активно занимаются потребительским кредитованием, а они, считает Мирошниченко, «в банковскую систему не очень сильно встроены, так что распространяться болезнь не будет — будет нагрузка на Агентство по страхованию вкладов, будет неприятно, но не более того».
И даже если предположить масштабный кризис, сопоставимый с кризисом 2008 года, то, по словам Хромова, можно ожидать лишь двукратного увеличения банковских резервов на потери по ссудам, то есть на 5-6 п. п., «в наших условиях это 600 млрд руб., полугодовая прибыль банков». «В масштабах банковской системы трагедии не будет,— подчеркивает Хромов.— Но это повлияет на снижение прибыли, возможно, заставит банки еще больше повысить ставки и, соответственно, приведет к дальнейшему замедлению роста кредитования и ухудшению качества кредитов».
Однако отсутствие явных системных угроз не мешает Центробанку бороться с «рисками роста потребительского кредитования». С 1 июля 2013 года введены повышенные коэффициенты риска по необеспеченным кредитам с высокой стоимостью, и ЦБ не исключает введения новых ограничений — ограничения максимальной полной стоимости, отношения долга к доходам и стоимости кредита к стоимости обеспечения.
Польза от подобного шага может быть многообразной. Во-первых, возможно, он сделает намерения Грефа рефинансировать заемщиков более осмысленными. Во-вторых, правительство, например, сможет проверить гипотезу о том, что розничное кредитование забивает корпоративное и тем самым мешает экономическому росту, осложняя компаниям доступ к инвестициям. В-третьих, если верны расчеты Натальи Орловой, уменьшит вероятность того, что потребкредитование, вместо того чтобы поддерживать потребительский спрос (обеспечивая, например, до 70% оборота непродовольственной розницы), начнет ему вредить, когда из-за высоких ставок людям даже новых кредитов на рефинансирование будет недостаточно и они будут вынуждены экономить на потреблении. Но в любом случае не стоит думать, будто однажды «вся страна разом вдруг перестанет возвращать деньги и потребует посадить кровопийц-банкиров». Процесс, как говорит Мирошниченко, может быть растянут в пространстве и времени: «Сначала один регион просядет, потом другой…» Деньги-Ъ 
Поделиться публикацией:
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
4
Фоторепортаж с тверского склада онлайн-ритейлера
1112
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
514
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1593
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
462
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
544
Партия миллионов
Каждому времени — свои представления о хорошем. По нынешним временам хороший заемщик — человек, который берет кредит, чтобы погасить предыдущие. Ни на что другое, кроме спасения кредитной истории, его новых займов уже не хватает. По подсчетам главного экономиста Альфа-банка Натальи Орловой, если по итогам года кредитный рынок вырастет только на 30%, абсолютно весь прирост уйдет на обслуживание старых кредитов. «Мы уже находимся в этих условиях»,— говорит Орлова. Согласно данным Центробанка, рост по итогам июля — 33,8% (см. график 1), тренд «соответствует 30-процентному росту по итогам года, мы идем ровно по этому сценарию».
Вполне возможно, что попавших в долговую яму не так уж много. Национальное бюро кредитных историй (НБКИ), к примеру, насчитало всего 450 тыс. граждан, у которых пять и более действующих кредитов. Это «незначительное количество — менее 1% от всех заемщиков», но все равно действует банкирам на нервы. По данным других бюро, дело хуже: «Эквифакс Кредит Сервисиз» оценило «самую закредитованную популяцию» в 3,52%.
А банк «Связной», проанализировав данные этих двух бюро о своих клиентах, обратившихся к нему за кредитом, и вовсе оценил долю граждан с пятью и более кредитами в 19% (причем, как правило, еще и с задолженностью свыше 500 тыс. руб.). В «Связном» полагают, что анализ агрегированных данных по нескольким бюро выявил бы еще больше таких заемщиков, потому что «НБКИ, например, не видит кредиты банка »Хоум Кредит«, банка »Русский стандарт«, Сбербанка». Но и 19% самых закредитованных заемщиков, если экстраполировать ситуацию на всю страну, совсем немало — 6,5 млн человек (всего кредитами, оценочно, пользуется 34 млн). Есть о чем волноваться.
Долги на счастье
Делать подобные обобщения, опираясь на опыт банков, увлекающихся беззалоговым кредитованием, пожалуй, не стоит. «Кредитами в торговых точках, кредитами наличными, кредитными картами пользуются, мягко говоря, небогатые граждане», отдавать долги им тяжело — и, как говорит научный сотрудник Центра развития ВШЭ Дмитрий Мирошниченко, закредитованность среди пользователей этих банковских продуктов самая высокая.
Но небогатых граждан у нас большинство, и этот сектор растет быстрее прочих. И если в целом кредитование физлиц в 2012 году выросло на 39,4%, то рост по необеспеченным кредитам составил 60%, а по кредиткам — 75%. На жилищные и автокредиты, по данным ЦБ за первый квартал 2013 года, приходится 28% и 10%, а 61,5% — на «иные потребительские ссуды». В том числе, как говорит директор НБКИ по маркетингу Алексей Волков, 13% — на карты, 48% — на кредиты на покупку потребительских товаров. Сейчас каждый четвертый необеспеченный кредит выдается по картам, причем, по словам Волкова, активнее всего наращивают задолженность «люди в возрасте до 24 лет или старше 60». «Молодежь берет меньшие суммы,— уточняет он.— Средний долг по карте у заемщиков до 24 лет — 27 тыс. руб. Самые большие заимствования по карте делают заемщики в возрасте от 35 до 44 лет. Их средний долг — 60 тыс. руб.».
При средней зарплате 28 тыс. руб. после вычета налогов такой кредит кажется подъемным, если он единственный. Но обычно кредитов больше одного и общая нагрузка выше (см. таблицу). К примеру, у граждан старше 60 лет средний долг в 8,7 раза превышает среднюю пенсию (10 тыс. руб.), хотя по условиям многих банков такое в принципе невозможно.
«Чем дальше, тем сложнее будет этим людям. Сотни тысяч попали сейчас в очень тяжелую финансовую ситуацию, потому что долги большие, их надо как-то отдавать, института банкротства у нас до сих пор нет, а права кредиторов защищены больше, чем права заемщиков. Действует презумпция того, что люди разумны и полностью отдают себе отчет в своих действиях, а на самом деле это совершенно не так»,— говорит Мирошниченко.
Впрочем, замечает он, их вполне можно понять: «Люди долгое время просто физически выживали, уже старость скоро, хочется хоть немного человеком себя почувствовать, и пропади все пропадом. Здесь никакая пропаганда финансовой грамотности не поможет, поскольку работает пропаганда, действие которой гораздо сильнее,— пропаганда образа жизни, который каждому необходимо себе купить, чтобы не быть аутсайдером».
Любимые клиенты
Банкиров тоже можно понять: почему бы не одолжить гражданам денег, если ставки по краткосрочным кредитам физическим лицам в 2,5 раза выше ставок в корпоративном секторе. Поскольку разрыв в доходности тоже практически двукратный (доходность корпоративного портфеля суммарно порядка 9%, а розничного — 18%), то «очевидно, что банки будут всеми правдами и неправдами стараться кредитовать население», полагает ведущий эксперт Центра структурных исследований Института Гайдара Михаил Хромов. Задолженность юридических и физических лиц различается чуть сильнее, чем в два раза (20 трлн и 9,7 трлн руб. соответственно), «поэтому доходов и поступлений от корпоративного кредита чуть больше, но они уже сопоставимы», замечает Хромов. 
Но это кредитуемое население всегда одно и то же. «Рынок рос скорее за счет кредитования существующих клиентов, нежели за счет появления новых, и был сконцентрирован внутри популяции, которая уже имела кредиты, только раньше это был один-два кредита, а теперь — три-пять и более. Ситуация именно в этом,— подчеркивают в »Связном«.— Банки предпочитают выдавать кредиты существующим клиентам, считают, что риски больше у новых клиентов, которых они не знают и не могут найти в бюро». Банкиры порой сами недоумевают, как это им удается, и зачем после четвертого кредита граждане берут пятый.
Клиенты оправдывают доверие в том самом стиле, который положен хорошим заемщикам. Как показало исследование «Связного», чем сильнее растет их долговая нагрузка, тем ниже просрочка. Если новые кредиты уходят на рефинансирование старых, в этом казусе нет ничего странного. Но все же страсть к рискованным беззалоговым кредитам отразилась на росте просроченной задолженности. По данным ЦБ, в начале 2013 года темпы ее роста (9,9% за первый квартал) были в два раза выше, чем темпы роста собственно кредитов. Сейчас темпы роста просрочки замедлились, но в годовом выражении составляют почти 27% (см. график 3). Если реальные доходы населения перестанут расти (во втором квартале 2013-го рост — 2,9% год к году), ничего хорошего с их долгами не произойдет.
Но пока гражданам обещают не дополнительные доходы, а лишь дополнительные источники кредита. Президент Сбербанка Герман Греф вот-вот готов будет их перекредитовывать под 17,5% годовых. Щедрый поступок — с учетом средневзвешенной ставки по краткосрочным кредитам 24,7%. В «Связном» сомневаются, что это поможет: «Предложения рефинансировать существующие кредиты только выглядят просто: я выдам кредит, у меня хороший клиент, он закроет все кредиты в других банках, и теперь он мой. С закредитованностью бороться очень тяжело. Вы можете реструктурировать долг клиента в других банках, а затем эти же банки, увидев, что клиент погасил всю задолженность, предложат ему новые кредиты, от которых он может и не отказаться».
Кредитная нагрузка россиян
Возрастная группа Доля от всех действующих кредитов (%)Средний размер действующего кредита (тыс. руб.)
До 24 лет8,770
25-34 года33,1152,9
35-44 года24,8198,7
45-59 лет27,9171,6
60 лет и старше5,586,8
Источник: Национальное бюро кредитных историй (НБКИ).
Двигатель как тормоз
Где находится критический уровень, сказать трудно. По оценке МВФ, в РФ на обслуживание долга уходит чуть меньше 20% доходов домохозяйств. Однако эта цифра включает досрочное погашение, в частности, ипотечных и автокредитов. «У нас плановая долговая нагрузка по банковским кредитам — порядка 10-12% располагаемых доходов, что сопоставимо с аналогичным показателем в США, где соотношение долгов населения и ВВП больше, чем у нас (83,6% против 13,3%.— »Деньги«). С одной стороны, 10% доходов — это не так много. С другой — это 10% от доходов всего населения, а не только от доходов заемщиков (это посчитать невозможно)»,— отмечает Хромов.
Даже если предел вскоре будет достигнут, устойчивости банковской системы это не угрожает. Пострадают главным образом те банки, которые активно занимаются потребительским кредитованием, а они, считает Мирошниченко, «в банковскую систему не очень сильно встроены, так что распространяться болезнь не будет — будет нагрузка на Агентство по страхованию вкладов, будет неприятно, но не более того».
И даже если предположить масштабный кризис, сопоставимый с кризисом 2008 года, то, по словам Хромова, можно ожидать лишь двукратного увеличения банковских резервов на потери по ссудам, то есть на 5-6 п. п., «в наших условиях это 600 млрд руб., полугодовая прибыль банков». «В масштабах банковской системы трагедии не будет,— подчеркивает Хромов.— Но это повлияет на снижение прибыли, возможно, заставит банки еще больше повысить ставки и, соответственно, приведет к дальнейшему замедлению роста кредитования и ухудшению качества кредитов».
Однако отсутствие явных системных угроз не мешает Центробанку бороться с «рисками роста потребительского кредитования». С 1 июля 2013 года введены повышенные коэффициенты риска по необеспеченным кредитам с высокой стоимостью, и ЦБ не исключает введения новых ограничений — ограничения максимальной полной стоимости, отношения долга к доходам и стоимости кредита к стоимости обеспечения.
Польза от подобного шага может быть многообразной. Во-первых, возможно, он сделает намерения Грефа рефинансировать заемщиков более осмысленными. Во-вторых, правительство, например, сможет проверить гипотезу о том, что розничное кредитование забивает корпоративное и тем самым мешает экономическому росту, осложняя компаниям доступ к инвестициям. В-третьих, если верны расчеты Натальи Орловой, уменьшит вероятность того, что потребкредитование, вместо того чтобы поддерживать потребительский спрос (обеспечивая, например, до 70% оборота непродовольственной розницы), начнет ему вредить, когда из-за высоких ставок людям даже новых кредитов на рефинансирование будет недостаточно и они будут вынуждены экономить на потреблении. Но в любом случае не стоит думать, будто однажды «вся страна разом вдруг перестанет возвращать деньги и потребует посадить кровопийц-банкиров». Процесс, как говорит Мирошниченко, может быть растянут в пространстве и времени: «Сначала один регион просядет, потом другой…» Деньги-Ъ 
У кого чего кредиткризис, кризис 2013, потребители, потребительское кредитование, кредит, потребитель, связной
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
У кого чего кредит
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/articles/74729/2017-05-24