25 июня 2009, 00:00 4018 просмотров

Торговцам набили цену

Вчера председатель правительства Владимир Путин обсудил со всеми участниками рынка будущий закон "О торговле", предложив в конце заседания доработать его в десятидневный срок. При этом специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ стал свидетелем того, как после заседания в узком составе господин Путин вместе с группой антагонистов — производителей и поставщиков — неожиданно вышел из здания правительства, доехал до магазина "Перекресток" на Осеннем бульваре, попытался на месте выяснить, в чем суть этих противоречий, и пришел к выводу, что споры между ними являются бессмысленными, а смыслом наполнен только предлагаемый правительством закон.

Выездное мероприятие стало, без сомнения, полным сюрпризом для всех, кто был в этот день в магазине "Перекресток" на Осеннем бульваре. Более того, оно стало сюрпризом для ГИБДД. Кортеж премьера шел по разделительной полосе Кутузовского проспекта, и мимо в обе стороны двигались потоки машин. Люди, которые ездят с господином Путиным в кортеже каждый день, утверждали, что ничего подобного ни разу не было и что происходящее надо бы снять хотя бы на видеокамеру телефона. При этом спецоперация проводилась, похоже, с одной-единственной целью: чтобы в "Перекрестке" не успели подготовиться к приезду премьера и не сменили ценники. Кроме того, премьер, очевидно, намерен был все-таки понять, почему поставщики сдают товары по цене, которая иногда почти в два раза меньше той, которая на прилавках магазинов. Вместе с господином Путиным поехал и председатель совета директоров компании "Вимм-Билль-Данн" Давид Якобашвили, управляющий директор по корпоративным отношениям X5 Retail Group Юрий Кобаладзе, президент холдинга "Мираторг" Виктор Линник (те, кто видел это предприятие, когда его недавно посетил господин Путин, потрясенные увиденным, с трепетом называют теперь господина Линника "убийцей свиней") и еще несколько человек. В Москве к тому, что Владимир Путин неожиданно появляется в каком-то публичном месте, привыкли еще меньше, чем в российской провинции, куда господин Путин ездит в командировки и где такие публичные визиты — часть сценария. Поэтому в магазине "Перекресток" некоторое время стояла тишина, которую вдруг взорвали чьи-то одиночные мерные аплодисменты. В общем, соотечественники были потрясены. Сначала господин Путин подошел к полке с молочными продуктами. — Вот,— торжествующе сказал вице-премьер правительства господин Зубков,— по 39 рублей 60 копеек кефир продают! — Да здесь наценка-то небольшая,— развел руками господин Кобаладзе,— десять процентов всего. — А тут еще дороже! — обрадованно произнес господин Зубков. — Ну, а это,— нашел в себе мужество подойти к премьеру кто-то из сотрудников магазина,— наверное, молоко длительного срока годности. Полгода, наверное... — Это ваша продукция? — спросил премьер господина Якобашвили. — Да,— осторожно подтвердил тот. — И насколько цена отличается от вашей, отпускной? — По-разному... но прилично! Мы вот этот кефир отдаем по 20 рублей... — А он тут стоит 35! — добавил господин Зубков. Один из сотрудников министерства промышленности и торговли сказал господину Путину, что молочная продукция — это еще не очень показательно для того, чтобы продемонстрировать непримиримые противоречия между производителями и продавцами. — А где показательно? — переспросил господин Путин. — В мясном отделе! — Так,— заторопился господин Кобаладзе,— срочно меняйте ценники! Он, кажется, единственный тут из представителей Х5 Retail сохранял присутствие духа. — Ну,— спросил его господин Путин,— а почему у вас сосиски стоят 240 рублей?! Это нормально?! — А это, видимо, сосиски повышенного качества,— невозмутимо ответил господин Кобаладзе.— Вот, есть же и по 49 рублей! Он сказал это с огромным облегчением — по-моему, только что неожиданно для себя обнаружив эти сосиски. Я тоже увидел, что и в самом деле такая же упаковка сосисок, лежавшая рядом, стоила 49 рублей. Господин Путин ничего не сказал о том, что это, видимо, сосиски пониженного качества. А господин Кобаладзе почувствовал, видимо, что, кажется, удается перехватить инициативу, по дороге в отдел, где торгуют свежим мясом, уже рассказывал, развивая наступление, что ритейл торгует иногда и с отрицательной даже наценкой. — Ну, это вы уже загнули! — засмеялся господин Путин. — Да нет,— смущался господин Кобаладзе. — Я вам могу показать ваши наценки,— неожиданно достал из кармана какую-то бумагу господин Путин.— Вот, докторская колбаса. Наценка — 52%. Господин Кобаладзе не стал настаивать, что это может быть и не так. Бывший пресс-секретарь Службы внешней разведки очень хорошо чувствовал момент, когда следует остановиться. — А у вас какие отпускные цены на мясо? — поинтересовался Владимир Путин у "убийцы свиней" Виктора Линника. — 150-160 рублей,— ответил тот. — Так, - вздохнул господин Путин, подойдя к прилавку. - 320 рублей килограмм... В два раза... — Завтра понизим,— широко улыбнулся Юрий Кобаладзе. Улыбкой он, кажется, заранее извинялся за то, что не понизят. Тут господину Путину объяснили, почему такая большая наценка. Суть объяснений сводилась к тому, что мясо после поставщиков еще идет на переработку. — Надо посмотреть товар, который не перерабатывается,— предложил господину Путину кто-то из сотрудников магазина.— На хлеб минимальные наценки, на соль тоже... Но на соль господин Путин смотреть уже не стал. К концу этой поездки он, кажется, начал верить ритейлерам на слово. По дороге к машине управляющий директор X5 Retail говорил Владимиру Путину о том, что он с Давидом (Якобашвили.— А. К.) все равно обязательно договорится. — Где Давид? — поинтересовался господин Путин. Он был здесь уже. — Договоритесь? — переспросил премьер. — Давно должны были договориться...— уклончиво произнес господин Якобашвили. — Когда? — уточнил господин Путин. — Года два назад... — А почему не договорились? — спросил премьер. — Не смогли,— разъяснил Давид Якобашвили. В результате посещения "Перекрестка", по-моему, стало понятно, что ритейлеры по крайней мере не так страшны, как их малюют,— прежде всего поставщики (и наоборот). И более того, цены ритейлеров в целом обоснованны (потерявшая дар речи в момент приезда Владимира Путина директор "Перекрестка", которая оказалась не в состоянии по этой причине ничего прокомментировать, все-таки не считается). Вернувшись в Белый дом, господин Путин вышел к участникам расширенного совещания. Здесь были и члены правительства, у которых есть свой вариант законопроекта, и депутаты Госдумы, и члены Совета федерации — со своими вариантами. Были представители малого и среднего бизнеса, большого количества торговых и производящих компаний... Всего около 50 человек. Господин Путин, по его словам, намерен был выслушать каждого. Он заявил, что не хочет, чтобы эта встреча вылилась в обвинительный процесс против кого бы то ни было. — Мы должны найти баланс в цепочке производитель—переработчик—продавец—потребитель,— заявил он.— Это надо отрегулировать... Трудно, конечно, представить, что торговая наценка может быть 70%. Ну, это перебор... При этом у всех своя правда. Цена ритейлеров зависит не только от цены поставщиков, а и от общего состояния экономики в стране: от цены на электричество, от аренды, от стоимости кредитных ресурсов... Понимание этого есть. Но сбалансированное регулирование этих отношений необходимо. И вот чего нам точно не нужно: бесполезных споров в этой цепочке. Надо принимать федеральный закон. Господин Путин предложил высказаться, и тут же начались бесполезные споры между производителями и продавцами. Сергей Галицкий, гендиректор ОАО "Магнит", большой розничной сети, вообще сказал, что очень важно поддержать противоречия между производителями и продавцами. — Это противоречие не должно быть непримиримым,— добавил, правда, он.— Это противоречие — двигатель торговли. Каждый должен отстаивать свою правду! А если на нас наложат односторонние ограничения, будет очень тяжело и неправильно... А их господин Галицкий увидел даже в правительственном, самом либеральном по отношению к ритейлу варианте. — Мы очень боимся санкций Федеральной антимонопольной службы,— признался он.— В сети "Магнит" норма чистой прибыли — 3,5%. А в законопроекте написано, что штрафы для ритейла, нарушившего антимонопольный закон, могут быть от одного до пятнадцати процентов!.. Мы просим, чтобы нас предупреждали, прежде чем наказывали. И не на такие суммы! А в идеале, наверное, чтобы предупреждали, а не наказывали. — Поставщики часто считают, что, если они не находят места на полке, значит, у нас коррупция! — добавил господин Галицкий.— А ведь крупные розничные сети сдерживают инфляцию. Он с надеждой смотрел на премьера. — Еще не случайно, что бонусы, как известно, придумали поставщики! Аргументы у него, похоже, иссякли. Но больше и не нужно было. Последнее сообщение, кажется, больше всего заинтересовало господина Путина. Правительство во время кризиса особенно болезненно относится к бонусам, которые выплачивают себе топ-менеджеры компаний. И те, кто придумал эти бонусы, очевидно, по идее господина Галицкого должны были полностью разочаровать в себе господина Путина со всеми их остальными инициативами. От производителей выступил президент "Мираторга" господин Линник. До него, впрочем, директор Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев пояснил, что в этот день на совещании у господина Шувалова антимонопольная служба уже решила штрафовать не до пятнадцати процентов с оборота, а пока только до 1 млн рублей. Господин Галицкий и еще несколько человек за столом, очевидно, вздохнули с облегчением, хоть и временным. Так вот, Виктор Линник начал говорить, что в дискуссии о размере торговой наценки надо договориться, как она считается, и тогда все остальное будет проще... — Бонусы вы придумали? — перебил его господин Путин. — Первый раз об этом слышу! — отмахнулся господин Линник и снова начал говорить о важности прозрачности торговой наценки. Но потом он остановился, вдруг поняв, наверное, что такой ответ будет слишком дорого стоить всей отрасли, и добавил: — Нет! Точно не мы! Господин Путин кивнул. Обсуждение продолжилось. Было решено, что через десять дней правительство предложит закон "О торговле" для утверждения в Госдуме. Но это уже не главное. Главное, выяснить: а кто придумал бонусы?

Газета «Коммерсантъ»   № 112 (4167) от 25.06.2009 

Андрей Колесников

Статья относится к тематикам: Актуально
Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Торговцам набили ценупутин, рост цен, магазин, сеть магазинов, кризис, торговая наценка, юрий кобаладзе