Баннер ФЗ-54
3 декабря 2007, 11:38 3559 просмотров

Сектору luxury предвещают стабильный рост

В ближайшие десять лет сектору luxury предвещают стабильный рост с возможными смещениями традиционных центров производства. Но старым европейским маркам нечего пока бояться китайцев - они им не конкуренты.

На этой неделе в Милане проходил мировой съезд лидеров модной индустрии - Milano Fashion Global Summit. Главные действующие лица мира роскоши, от часов Piaget до бриллиантов Damiani, от обуви Tod's до сумок Gucci, от галстуков Ermenegildo Zegna до одежды Loro Piana и Versacе, задумались о будущем сектора.

В период мирового кризиса ликвидности, оказывается, только сектор «роскоши» переживает период расцвета. Как показывает Merrill Lynch, компании сектора luxury растут примерно на 10% в год. Причем главными рынками с наибольшим ростом являются Индия, Китай, Ближний Восток и Россия, тогда как Япония, Америка и Европа замедлят рост.

Средний рост сектора luxury в 2006-2015 годах, согласно Merrill Lynch, составит в Индии 13,1%, в Китае - 11,3%, на Ближнем Востоке - 6,7%, в России - 6,5%.

Главными мировыми центрами производства luxury остаются Италия и Франция, и компании этого сектора не спешат «делокализиривать» свое производство и выносить его в страны, где рабочая сила стоит значительно меньше. Они даже не пользуются погрешностями в европейском законодательстве, по которому можно импортировать почти готовое изделие из Китая, закончить его (например, прострочить 20 см) в Италии, и после этого спокойно ставить Made in Italy. Репутация превыше всего, и свое производство они сравнивают с творчеством, а удачное платье - с прекрасной картиной известного художника. (Кстати, этим иногда грешат некоторые марки в среднедорогом секторе.)

Хотя «роскошь» - это прежде всего традиция, но именно в этом сегменте постоянно возникают инновации. Например, компания по производству шерстяных тканей суперкачества Loro Piana придумала шерстяную ткань «тасмания», тонкую, легкую и прочную, позволяющую носить шерстяные костюмы даже летом - сейчас из нее шьют 80% элитных костюмов для бизнесменов всего мира. Чтобы иметь лучший в мире кашемир (производится из шерсти монгольских коз Capra Hyrcus), компания десять лет «обхаживала» монгольское правительство, чтобы самим выращивать там этих коз. А компания по производству аксессуаров Cobra показывала запатентованную кнопку. Обычно кнопки либо слабые (расстегиваются), либо тугие (и тогда кроме очевидного неудобства еще и рвутся). Новая технология без повышения расходов позволяет избегать этих недостатков. Cobra не делала рекламы, просто беджи всех участников крепились этой особой кнопкой. Пожалуй, это будет революцией, как например, дырки в ботинках Geox.

Из выводов аналитиков следовало, что главными «пользователями» продуктов роскоши являются российские и китайские путешественники. Россияне, потому что тратят больше всех в мире, а китайцы, потому что их много (за последние шесть лет число китайских luxury-путешественников выросло с 3 до 51 млн!). Но что обьединяет наших и китайских богачей - то, что предметы роскоши являются для них признаком статуса, в то время как в Европе (но тоже не для всех) - знаком предельного качества или удобства.

Разные компании имеют различные пути развития, особенно по отношению к IPO и участию в их капитале инвестфондов. Например, Ermenegildo Zegna и Loro Piana ни за что не хотят выходить на биржу, для Versacе «это может быть хорошей возможностью, но не необходимостью, однако в любом случае не сейчас». Другие компании, следуя примеру LVMH (самая большая luxury-группа в мире), Hermes, Tiffany, Bulgari, Christian Dior, думают всерьез о бирже. Только что вышла на Миланскую биржу ювелирная группа Damiani, в 2008-м собирается котироваться Yoox. А группе Ferretti вырасти помог фонд Permira. В 1997 году они уступили ему 60% своей компании, и оборот вырос с 47 млн евро тогда до 933 млн сейчас.

Но самой большой новостью стал рассказ о первой китайской luxury-компании Shanghai Tang, которая за десяток лет своего существования захватила китайский рынок и выходит сейчас на мировой, открывая магазины в Нью-Йорке, Париже и Лондоне. Как отметил глава компании Рафаель Ле Масне де Шермон, «мы с гордостью можем ставить на своих изделиях "made in China"».

То есть роскошь, которая всегда имела только одно направление - из Европы во весь мир, может повернуть свое течение. И другим мировым центром может стать не только Китай, но и Индия. Об этом подробно говорила Кончетта Лансио, еще недавно правая рука главы LVMH Бернара Арно. Про Россию никто не упомянул, сейчас ее рассматривают только как покупателя предметов роскоши.

Теги:
Поделиться публикацией:
Куда уходит покупатель и во что играют современные...
1106
Концепции настоящего и будущего
3607
Андрей Бударин, начальник Управления оперативного ...
2061
Михаил Иванцов, генеральный директор розничной се...
1223
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
3308
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
7065

В ближайшие десять лет сектору luxury предвещают стабильный рост с возможными смещениями традиционных центров производства. Но старым европейским маркам нечего пока бояться китайцев - они им не конкуренты.

На этой неделе в Милане проходил мировой съезд лидеров модной индустрии - Milano Fashion Global Summit. Главные действующие лица мира роскоши, от часов Piaget до бриллиантов Damiani, от обуви Tod's до сумок Gucci, от галстуков Ermenegildo Zegna до одежды Loro Piana и Versacе, задумались о будущем сектора.

В период мирового кризиса ликвидности, оказывается, только сектор «роскоши» переживает период расцвета. Как показывает Merrill Lynch, компании сектора luxury растут примерно на 10% в год. Причем главными рынками с наибольшим ростом являются Индия, Китай, Ближний Восток и Россия, тогда как Япония, Америка и Европа замедлят рост.

Средний рост сектора luxury в 2006-2015 годах, согласно Merrill Lynch, составит в Индии 13,1%, в Китае - 11,3%, на Ближнем Востоке - 6,7%, в России - 6,5%.

Главными мировыми центрами производства luxury остаются Италия и Франция, и компании этого сектора не спешат «делокализиривать» свое производство и выносить его в страны, где рабочая сила стоит значительно меньше. Они даже не пользуются погрешностями в европейском законодательстве, по которому можно импортировать почти готовое изделие из Китая, закончить его (например, прострочить 20 см) в Италии, и после этого спокойно ставить Made in Italy. Репутация превыше всего, и свое производство они сравнивают с творчеством, а удачное платье - с прекрасной картиной известного художника. (Кстати, этим иногда грешат некоторые марки в среднедорогом секторе.)

Хотя «роскошь» - это прежде всего традиция, но именно в этом сегменте постоянно возникают инновации. Например, компания по производству шерстяных тканей суперкачества Loro Piana придумала шерстяную ткань «тасмания», тонкую, легкую и прочную, позволяющую носить шерстяные костюмы даже летом - сейчас из нее шьют 80% элитных костюмов для бизнесменов всего мира. Чтобы иметь лучший в мире кашемир (производится из шерсти монгольских коз Capra Hyrcus), компания десять лет «обхаживала» монгольское правительство, чтобы самим выращивать там этих коз. А компания по производству аксессуаров Cobra показывала запатентованную кнопку. Обычно кнопки либо слабые (расстегиваются), либо тугие (и тогда кроме очевидного неудобства еще и рвутся). Новая технология без повышения расходов позволяет избегать этих недостатков. Cobra не делала рекламы, просто беджи всех участников крепились этой особой кнопкой. Пожалуй, это будет революцией, как например, дырки в ботинках Geox.

Из выводов аналитиков следовало, что главными «пользователями» продуктов роскоши являются российские и китайские путешественники. Россияне, потому что тратят больше всех в мире, а китайцы, потому что их много (за последние шесть лет число китайских luxury-путешественников выросло с 3 до 51 млн!). Но что обьединяет наших и китайских богачей - то, что предметы роскоши являются для них признаком статуса, в то время как в Европе (но тоже не для всех) - знаком предельного качества или удобства.

Разные компании имеют различные пути развития, особенно по отношению к IPO и участию в их капитале инвестфондов. Например, Ermenegildo Zegna и Loro Piana ни за что не хотят выходить на биржу, для Versacе «это может быть хорошей возможностью, но не необходимостью, однако в любом случае не сейчас». Другие компании, следуя примеру LVMH (самая большая luxury-группа в мире), Hermes, Tiffany, Bulgari, Christian Dior, думают всерьез о бирже. Только что вышла на Миланскую биржу ювелирная группа Damiani, в 2008-м собирается котироваться Yoox. А группе Ferretti вырасти помог фонд Permira. В 1997 году они уступили ему 60% своей компании, и оборот вырос с 47 млн евро тогда до 933 млн сейчас.

Но самой большой новостью стал рассказ о первой китайской luxury-компании Shanghai Tang, которая за десяток лет своего существования захватила китайский рынок и выходит сейчас на мировой, открывая магазины в Нью-Йорке, Париже и Лондоне. Как отметил глава компании Рафаель Ле Масне де Шермон, «мы с гордостью можем ставить на своих изделиях "made in China"».

То есть роскошь, которая всегда имела только одно направление - из Европы во весь мир, может повернуть свое течение. И другим мировым центром может стать не только Китай, но и Индия. Об этом подробно говорила Кончетта Лансио, еще недавно правая рука главы LVMH Бернара Арно. Про Россию никто не упомянул, сейчас ее рассматривают только как покупателя предметов роскоши.

Сектору luxury предвещают стабильный рост
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Сектору luxury предвещают стабильный рост
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/news/24796/2017-10-22