Баннер ФЗ-54
7 октября 2014, 23:00 3565 просмотров

«Сети не заинтересованы в конкуренции»

Выживут ли продовольственные рынки?

Фото: Надалинский Евгений / Коммерсантъ
Фото: Надалинский Евгений / Коммерсантъ
По данным официальной статистики, сегодня примерно 80 процентов населения покупают овощи и фрукты не в магазинах, а на рынке. Мало кто знает: такая возможность у многих россиян через три месяца может просто… исчезнуть

Это вовсе не страшилка, а самая что ни на есть реальная перспектива: с 1 января 2015 года вступает в действие норма закона, в соответствии с которой торговать на сельхозрынках можно будет только в капитальных зданиях.

Федеральный закон «О розничных рынках…» был принят еще в декабре 2006 года. В 2011-м его пополнили нормы, которые предусматривают переход к торговле только в капитальных зданиях. Однако их введение было растянуто во времени и происходило «эшелонами». В Москве и Санкт-Петербурге нормы заработали с 1 июля 2012 года, в региональных столицах и городах с населением свыше 500 тысяч человек – с 1 января 2013-го, и его требования распространялись сначала на непродовольственные товары и услуги. Теперь же очередь дошла до розничных рынков, торгующих именно сельскохозяйственной продукцией. Ее продажа с открытых прилавков или фур на территории рынков окажется под запретом по всей стране с 1 января 2015 года. Это может вызвать эффект социальной бомбы: для огромного числа граждан сельхозрынки не просто альтернатива сетевым магазинам, а единственная возможность убежать от растущих цен на продовольствие. И попытка отнять эту альтернативу у населения – игра с огнем.

Елена Панина, экономист, депутат Госдумы. Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ
Елена Панина, экономист, депутат Госдумы. Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ
О таком эффекте уже давно говорили на экспертном уровне, теперь всерьез заговорили и на законодательном: в Госдуму внесен законопроект, отменяющий социально опасную норму. Подробности «Огонек» выяснял у автора поправок, члена комитета ГД РФ по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Елены Паниной.

– Получается, что закон принимали, а последствия не просчитывали, раз теперь требуется срочно вносить коррективы?

– Почему же? Когда в 2006 году закон приняли, таких требований в нем не было. А в 2011-м, когда вносились поправки, требование к ведению торговли в капитальных строениях касалось прежде всего вещевых рынков. И это правильно. Но, как часто бывает, «под шумок» эту норму протащили и для сельхозрынков. В первую очередь крупные торговые сети не заинтересованы в конкуренции со стороны розничных рынков, и эта норма проблему «решает»: нужны большие вложения, чтобы возвести капитальное строение, для многих рынков по всей стране это, по сути, означает закрытие. Число сельхозрынков уже сократилось: за 2013 год на 32 процента, а к настоящему времени – почти наполовину. Такого поворота нельзя допустить: примерно 80 процентов населения покупают овощи, фрукты, молочные и мясные продукты на рынке. К тому же ситуация существенно изменилась: мы живем теперь в режиме санкций и видим, что происходит с ценами на продовольствие. Бороться с их взрывным ростом одними только административными мерами невозможно, надо создавать конкурентную среду. А это в первую очередь касается развития розничных рынков, нужно, чтобы у производителей сельхозпродукции появилось больше возможностей выходить напрямую к потребителю. А сейчас бывает, что садоводы, фермеры вынуждены уничтожать часть урожая, например тех же яблок, потому что не могут реализовать свою продукцию. Торговые сети их не берут.

– Почему?

– Причин несколько. Импортные овощи, фрукты, которые чаще всего можно видеть на прилавках в торговых сетях, как правило, подвергнуты химической обработке, следовательно, хранятся дольше. Натуральный же продукт требует мобильной реализации. Кроме того, некоторые недобросовестные торговые сети, случается, закупают за рубежом продукцию с близким к концу сроком годности по бросовым ценам, а здесь перебивают даты и продают по цене полноценной продукции. Таким уж точно невыгодно иметь дело с фермерами. Есть и другие «тайны ремесла», но разговор не о том, насколько несовершенны торговые сети, а о том, что они не должны становиться монополистами. Потому что монополия – это чаще всего низкое качество и высокая цена при отсутствии выбора у потребителя. Конкуренцию им составляют как раз сельхозрынки. И нужно, чтобы государство обеспечило возможность для такой конкуренции.

– Какие меры вы предлагаете?

– Законопроект, который внесен на рассмотрение, отменяет обязательство по возведению капитальных сооружений и оговаривает возможность, наряду с торговлей с открытых прилавков, возведения помещений рынков из легких сборно-разборных конструкций. А вот градостроительные требования к таким сооружениям должна определяет местная власть. Так же, как и санитарные нормы: должны быть и рефрижераторы, и вентиляционная система. Удачное решение, на мой взгляд, использовать охлаждающие прилавки для мяса и рыбы, как это, например, делается на Домодедовском рынке в Москве.

– Но ведь это тоже определенные затраты, и наверняка ставка аренды повысится.

– В случае с капитальными сооружениями «цена вопроса» для сельхозрынков неподъемна. В нашем случае мы не предъявляем чрезмерных требований, и стоимость аренды места останется невысокой.

– А как быть с торговлей сельхозпродукцией с машин? По закону это ведь также должно быть запрещено с 1 января…

– Внесенный нами законопроект разрешает торговлю с автотранспорта там, где для этого есть возможности, особенно в сезон. И уже власть на местах уполномочена решать, как эту торговлю организовать, чтобы она соответствовала санитарным нормам, не мешала дорожному движению. Разрешается и торговля сопутствующими товарами – это саженцы, семена, инструменты, молодняк скота. Короче, только продукция сельского хозяйства и сельхозпереработки. А то ведь сегодня частенько бывает, что рынок на 80 процентов занят ширпотребом, да еще подпольного производства.

– Все это, безусловно, важно для организации сельхозрынков. Но как решать проблему, когда фермеры и владельцы подсобных хозяйств не могут попасть на них?

– Это уже сфера полномочий Роспотребнадзора, полиции, органов прокуратуры. Это уже вопрос исполнения норм, которые разрабатываются и принимаются на законодательном уровне. В 2006 году, когда принимался закон «О розничных рынках», было предусмотрено, что не менее 50 процентов мест на рынке должно быть отдано российским товаропроизводителям. Думаете, это требование соблюдается? Можно, конечно, все свести к теме коррупции и ничего не пытаться предпринимать. Но это неправильно. Применительно к сельхозрынкам государство должно обеспечить необходимые условия для торговли на них отечественными продуктами. А уж какой товар лучше, импортный или российский, да и уровень цен, решит созданная таким образом конкурентная среда.

Мария Портнягина,Журнал «Огонёк» №38

Поделиться публикацией:
Что пришлось изменить в сети, чтобы она продолжала...
5035
Как обмен информацией принес выгоду ритейлеру и по...
1275
О запуске нового розничного проекта HomeMarket
1589
Андрей Филимонов, ГК «Лето», о том, от чего зависи...
2354
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
2370
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
5805
Опыт использования системы Jungheinrich ISM Online...
508
Как запускался новый офлайн-магазин и как тестиров...
681

Выживут ли продовольственные рынки?

Фото: Надалинский Евгений / Коммерсантъ
Фото: Надалинский Евгений / Коммерсантъ
По данным официальной статистики, сегодня примерно 80 процентов населения покупают овощи и фрукты не в магазинах, а на рынке. Мало кто знает: такая возможность у многих россиян через три месяца может просто… исчезнуть

Это вовсе не страшилка, а самая что ни на есть реальная перспектива: с 1 января 2015 года вступает в действие норма закона, в соответствии с которой торговать на сельхозрынках можно будет только в капитальных зданиях.

Федеральный закон «О розничных рынках…» был принят еще в декабре 2006 года. В 2011-м его пополнили нормы, которые предусматривают переход к торговле только в капитальных зданиях. Однако их введение было растянуто во времени и происходило «эшелонами». В Москве и Санкт-Петербурге нормы заработали с 1 июля 2012 года, в региональных столицах и городах с населением свыше 500 тысяч человек – с 1 января 2013-го, и его требования распространялись сначала на непродовольственные товары и услуги. Теперь же очередь дошла до розничных рынков, торгующих именно сельскохозяйственной продукцией. Ее продажа с открытых прилавков или фур на территории рынков окажется под запретом по всей стране с 1 января 2015 года. Это может вызвать эффект социальной бомбы: для огромного числа граждан сельхозрынки не просто альтернатива сетевым магазинам, а единственная возможность убежать от растущих цен на продовольствие. И попытка отнять эту альтернативу у населения – игра с огнем.

Елена Панина, экономист, депутат Госдумы. Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ
Елена Панина, экономист, депутат Госдумы. Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ
О таком эффекте уже давно говорили на экспертном уровне, теперь всерьез заговорили и на законодательном: в Госдуму внесен законопроект, отменяющий социально опасную норму. Подробности «Огонек» выяснял у автора поправок, члена комитета ГД РФ по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Елены Паниной.

– Получается, что закон принимали, а последствия не просчитывали, раз теперь требуется срочно вносить коррективы?

– Почему же? Когда в 2006 году закон приняли, таких требований в нем не было. А в 2011-м, когда вносились поправки, требование к ведению торговли в капитальных строениях касалось прежде всего вещевых рынков. И это правильно. Но, как часто бывает, «под шумок» эту норму протащили и для сельхозрынков. В первую очередь крупные торговые сети не заинтересованы в конкуренции со стороны розничных рынков, и эта норма проблему «решает»: нужны большие вложения, чтобы возвести капитальное строение, для многих рынков по всей стране это, по сути, означает закрытие. Число сельхозрынков уже сократилось: за 2013 год на 32 процента, а к настоящему времени – почти наполовину. Такого поворота нельзя допустить: примерно 80 процентов населения покупают овощи, фрукты, молочные и мясные продукты на рынке. К тому же ситуация существенно изменилась: мы живем теперь в режиме санкций и видим, что происходит с ценами на продовольствие. Бороться с их взрывным ростом одними только административными мерами невозможно, надо создавать конкурентную среду. А это в первую очередь касается развития розничных рынков, нужно, чтобы у производителей сельхозпродукции появилось больше возможностей выходить напрямую к потребителю. А сейчас бывает, что садоводы, фермеры вынуждены уничтожать часть урожая, например тех же яблок, потому что не могут реализовать свою продукцию. Торговые сети их не берут.

– Почему?

– Причин несколько. Импортные овощи, фрукты, которые чаще всего можно видеть на прилавках в торговых сетях, как правило, подвергнуты химической обработке, следовательно, хранятся дольше. Натуральный же продукт требует мобильной реализации. Кроме того, некоторые недобросовестные торговые сети, случается, закупают за рубежом продукцию с близким к концу сроком годности по бросовым ценам, а здесь перебивают даты и продают по цене полноценной продукции. Таким уж точно невыгодно иметь дело с фермерами. Есть и другие «тайны ремесла», но разговор не о том, насколько несовершенны торговые сети, а о том, что они не должны становиться монополистами. Потому что монополия – это чаще всего низкое качество и высокая цена при отсутствии выбора у потребителя. Конкуренцию им составляют как раз сельхозрынки. И нужно, чтобы государство обеспечило возможность для такой конкуренции.

– Какие меры вы предлагаете?

– Законопроект, который внесен на рассмотрение, отменяет обязательство по возведению капитальных сооружений и оговаривает возможность, наряду с торговлей с открытых прилавков, возведения помещений рынков из легких сборно-разборных конструкций. А вот градостроительные требования к таким сооружениям должна определяет местная власть. Так же, как и санитарные нормы: должны быть и рефрижераторы, и вентиляционная система. Удачное решение, на мой взгляд, использовать охлаждающие прилавки для мяса и рыбы, как это, например, делается на Домодедовском рынке в Москве.

– Но ведь это тоже определенные затраты, и наверняка ставка аренды повысится.

– В случае с капитальными сооружениями «цена вопроса» для сельхозрынков неподъемна. В нашем случае мы не предъявляем чрезмерных требований, и стоимость аренды места останется невысокой.

– А как быть с торговлей сельхозпродукцией с машин? По закону это ведь также должно быть запрещено с 1 января…

– Внесенный нами законопроект разрешает торговлю с автотранспорта там, где для этого есть возможности, особенно в сезон. И уже власть на местах уполномочена решать, как эту торговлю организовать, чтобы она соответствовала санитарным нормам, не мешала дорожному движению. Разрешается и торговля сопутствующими товарами – это саженцы, семена, инструменты, молодняк скота. Короче, только продукция сельского хозяйства и сельхозпереработки. А то ведь сегодня частенько бывает, что рынок на 80 процентов занят ширпотребом, да еще подпольного производства.

– Все это, безусловно, важно для организации сельхозрынков. Но как решать проблему, когда фермеры и владельцы подсобных хозяйств не могут попасть на них?

– Это уже сфера полномочий Роспотребнадзора, полиции, органов прокуратуры. Это уже вопрос исполнения норм, которые разрабатываются и принимаются на законодательном уровне. В 2006 году, когда принимался закон «О розничных рынках», было предусмотрено, что не менее 50 процентов мест на рынке должно быть отдано российским товаропроизводителям. Думаете, это требование соблюдается? Можно, конечно, все свести к теме коррупции и ничего не пытаться предпринимать. Но это неправильно. Применительно к сельхозрынкам государство должно обеспечить необходимые условия для торговли на них отечественными продуктами. А уж какой товар лучше, импортный или российский, да и уровень цен, решит созданная таким образом конкурентная среда.

Мария Портнягина,Журнал «Огонёк» №38

«Сети не заинтересованы в конкуренции»агрокомплекс, сельскохозяйственный рынок, торговля сельхоз продукцией
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
«Сети не заинтересованы в конкуренции»
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/interviews/83474/2017-09-22