26 ноября 2012, 21:57 3593 просмотра

Эмин Агаларов, Crocus Group: "Если слушать все время экспертов, ничего грандиозного не сделаешь"

Чем последующие ТРЦ Vegas будут отличаться от первого, зачем компания занялась ресторанным бизнесом, почему в качестве модели нового квартала небоскребов был выбран Манхэттен и как г-ну Агаларову удается совмещать деятельность топ-менеджера в девелоперской компании с карьерой певца?

Бездомная жизнь

– Как вам удается совмещать творчество и бизнес?

– Бизнес – это то же творчество. Судите сами: когда вы принимаете решение строить торговый центр, то можно пойти по понятному для всех пути – строишь металлоконструкцию, фундамент, режешь коридоры, 20–30% площади отдаешь под общественные зоны и технические помещения, остальное сдаешь в аренду. Так это делает обычный девелопер, настроенный на максимизацию прибыли. Нам же хочется сделать что-то новое. Можно создать тематические зоны, четко прописав для себя концепцию, каких там видишь арендаторов. Не тех, кто придет первым – и ты отдашь им площадь, а тех, которых ты сам хочешь туда разместить. С ними изначально ведешь переговоры об условиях, на каких вы будете работать. То есть это подход совсем с другого ракурса. И тогда получается творчество. Тогда получается, что каждый объект кардинально отличается от всего того, что было сделано до нас.

– Много ли приходится гастролировать?

– Не могу сказать, что много гастролирую, но бывает и по несколько концертов в неделю.

– Все ли ваши концерты носят коммерческий характер?

– Есть три направления: есть концерты сборные, в которых принимаю участие для того, чтобы популяризировать свою музыку. Например, премия «РуТВ», «Юрмала» или «Евровидение». Понятно, что это делается не за гонорар, а как промо своей музыки. Есть концерты благотворительные, я в данном случае организовываю их в основном в Баку, и все вырученные деньги с этих концертов идут на конкретный проект. Сейчас это строительство и ремонт школы. Поскольку в Баку у меня все достаточно успешно с музыкальной точки зрения, последние несколько мероприятий позволили нам собрать порядка 700 тыс. долл. на ремонт школы – это примерно 50% от необходимой суммы. В Москве я даю коммерческие концерты, также выступаю и за рубежом – в Ав­стрии, Лондоне и Париже. Но пока они были не такими масштабными, как то, что вы увидите 11 декабря в Москве, с оркестром из 50 человек на сцене. Возможно, скоро мы повезем эту программу в «Альберт-холл» и «Вебстер-холл». Для этого нужно время, нужно над этим работать, что я и делаю.

– Вы живете на несколько городов. Тяжело это для вас?

– Я живу и работаю в основном в Москве. В Лондоне большинство времени проводит моя супруга с детьми, в Баку я тоже провожу определенное время. Часто летаю в Нью-Йорк, где живут мои мама с сестрой. Поэтому вот так я бездомно живу. Я уже привык к такому режиму, поэтому не могу даже определить, тяжело это или легко.

– Как вы предпочитаете отдыхать?

– Я предпочитаю не отдыхать, потому что на отдыхе я чувствую свою бесполезность и через два часа на пляже понимаю, что зря трачу свое время. Отправляюсь на отдых, когда могу совмещать полезное с приятным. Например, в Баку у меня есть небольшой девелоперский проект на берегу Каспийского моря – SeaBreeze. Когда я бываю там, я могу взять детей, пойти с ними на обед, параллельно, пока они ломают ресторан, я могу встретиться со строителями, обсудить рабочие вопросы, раздать указания и вернуться опять к детям. В этот момент я больше всего отдыхаю, потому что могу совместить работу с общением с семьей.

– По клубам любите ходить?

– Не могу сказать, что люблю, но иногда посещаю. Для меня все клубы одинаковые, потому что там темно и громко играет музыка. Меняются только люди. От страны к стране разные люди. А так внутри сильно их не различаешь.

Ресторан как песня

– Каковы ваши планы по развитию ресторанного бизнеса?

– Мой любимый ресторан – это «Нобу». Второй мы откроем примерно через год в «Крокус Сити Молле». Наши партнеры в этом проекте – Нобу Матсухиса, Меир Теппер и Роберт де Ниро, они владельцы марки. Остальные рестораны – сетевые проекты. Shore House в «Крокусе» на берегу реки, такой же у меня в Баку. Есть ресторан современной бакинской кухни Zafferano в Lotte Plaza. Такой же открыт в Vegas на Каширке, он же будет во втором и третьем Vegas. Рестораны «Эдоко» – это японская еда по доступным ценам. По одному открыты в Lotte Plaza, один в Vegas, также мы их откроем во втором и третьем Vegas. Этот сетевой проект я планирую развивать по городу.

– Ресторанный бизнес для вас тоже искусство?

– Конечно. Нет смысла делать ресторан, который будет просто рестораном, будет приносить или не приносить какой-то доход. Для меня ресторан – это такая вещь, которая может отнять столько же времени, сколько Vegas, потому что он как живой организм. Каждый ресторан как новая песня: хочется, чтобы все было гармонично, красиво, вкусно, чтобы людям нравилось и они туда возвращались. Я сам являюсь самым постоянным клиентом своих заведений, ужинаю там почти каждый день и требовательно и критично отношусь к тому, что я же и сделал. Мне все время что-то не нравится, поэтому все время есть, что исправить, но это нормальный рабочий процесс.

– Почему возникла идея заняться ресторанным бизнесом?

– Я люблю находиться в уютной обстановке, а таких мест в Москве, как мне казалось, мало. Мне удалось вместе с моим архитектором, интерьерщиками создать такие пространства, которые ни на что не похожи, в которых хочется сидеть и не хочется из них уходить. Потому они хорошо работают. Идеальный пример – это Shore House, где все просто, белые цвета, домашняя мебель. В летнее время это, пожалуй, самый посещаемый ресторан в Москве – от 2 тыс. человек в день.

– Кто помогает вам разрабатывать проекты?

– За 11 лет работы у нас уже сформировалась команда, мы и ресторан можем сделать вместе, и гостиницу спроектировать вместе. Я сам принимаю в этом активное участие. И квартиру мою можем сделать вместе. Проектированием интерьеров мы занимаемся вдвоем с талантливым архитектором Алексеем Фурсовым, он меня отлично понимает. Но что касается наших глобальных проектов Vegas, «Твой Дом» или новый комплекс небоскребов, то их проектированием занимается архитектурное бюро KlingStubbins, с которым часто работает мой отец.

– Почему вы решили отказаться от управления вашими люксовыми бутиками?

– Это был стратегический шаг. В какой-то момент сместились наши интересы, потому что это отнимало много времени: логистика, перемены в мире моды – я не успевал за всем этим следить. Поэтому принял решение перевести этот бизнес из управленческого, где мы сами у себя арендуем площадь в «Крокусе» и управляем этими брендами, в отношения по принципу «арендатор-арендодатель». Некоторые бренды мы продали своим партнерам, что-то другим арендаторам, которые стали операторами этих же брендов на наших площадях. Сегодня все бренды сохранились, мы ничего не закрыли, просто теперь мы ими не управляем. У нас осталось порядка десяти магазинов из 75.

Манхэттен на МКАД

– Какие необычные шаги вы предпринимаете для повышения посещаемости торговых центров?

– Мы делаем события. Если это «Крокус Сити Молл», то мы начинали с того, что делали Fashion Day, сейчас проводим Fashion Weekend. Привозим звезд, имеющих отношение к fashion. Если это Vegas, то мы придумали аллею славы. Первую звезду там получил Роберт де Ниро, вторую – Муслим Магомаев. Дальше мы стали привозить звезд, которые, как нам кажется, заслуживают звезду рядом с такими масштабными личностями. Это красная дорожка, большое количество людей, автографы. В тандеме это все работает на повышение посещаемости. Когда ты строишь на МКАД самый большой в стране ТЦ, это, с одной стороны, большой риск, но, с другой стороны, мы в себе уверены. Мы сразу закладываем туда компоненты, которые, как нам кажется, будут беспроигрышно привлекать туда народ. При выборе брендов у нас всегда такая политика, что не тот станет арендатором, кто больше заплатит, а тот, кто предоставит бренд, который мы сами хотим там видеть. Иногда мы даже идем на то, чтобы дать бесплатную аренду, потому что мы хотим, чтобы этот бренд был в нашем ТЦ. Бывает и такое, что есть бренд, который готов заплатить любые деньги, но мы не видим его присутствия в нашем ТЦ. Он к нам не попадет, даже если будет платить десятикратную аренду.

– Какие новые бренды планируете привлечь в строящиеся торговые центры?

– Все, что мы планируем, уже есть в первом Vegas, потому что практически любой бренд, который есть сегодня на рынке, уже присутствует и там. Однако из нового будут, например, детский центр развлечений Kidzania, а также полноценный магазин Victoria’s Secret, который пока на рынок не вышел.

– Будет ли у сети торговых центров Vegas какая-то единая концепция или они будут отличаться?

– Каждый новый Vegas будет отличаться от предыдущего. Для первого была выбрана концепция создания тематических зон: там есть восточный базар, есть ночная улица Гинза – с небоскребами и мигающими экранами, есть ювелирная улица Gold Street, есть fashion-авеню, которая спроектирована специально для того, чтобы на ней размещались модные бренды. И, конечно, развлекательный парк аттракционов. Для нового Vegas мы выбрали тему Нью-Йорка. Здесь будет настоящая Таймс-сквер со всеми атрибутами этой площади: красной лестницей, треугольным зданием, всей рекламой, которая есть там сегодня – Coca-Cola, Sony и т.д. Ее мы планируем продавать рекламодателям. Будет Rockefeller Center с катком в полном объеме, фасадами Rockefeller Center высотой 40 м и искусственным небом. Конечно, будет и fashion-авеню, но, наверно, одним из наиболее интересных отличий будет расположенный на крыше самый большой кинотеатр в стране. В нем будет премьерный зал, где могут проходить премьеры фильмов, с отдельными лифтовыми и входными группами. Будет в нем и интересная концепция для детей – сеть Kidzania, это отдельный шопинг-центр для детей внутри шопинг-центра для взрослых. Такого торгового центра нет не только у нас в стране, его в принципе нет в мире, то есть это абсолютно новая форма шопинга, где, даже если ты не хочешь ходить по магазинам, тебе будет интересно.

– Что еще, кроме Vegas, вы планируете строить в ближайшее время?

– Мы планируем начать строительство комплекса из 14 небоскребов. В ближайшие годы построим три небоскреба. Всего у нас в проработке 1 млн кв. м. Площадь первых трех небоскребов составит 237 тыс. кв. м.

– В чем будет отличие этого проекта от «Москва-Сити»?

– Есть ключевые отличия. Наш квартал проектировался как единое целое – в одних руках живет весь проект, что отличает его от «Москва-Сити», где каждый девелопер проектирует свое здание. В «Сити» по большому счету нет общей концепции. Там не понимаешь, куда идти, откуда ты вышел, где оказался. Мы взяли за основу самый успешный город, где есть небоскребы – это Нью-Йорк, Манхэттен, где ровная система, где ты на просвет видишь каждую улицу и понимаешь, как пройти из здания в здание. В нашем проекте предусмотрена стилобатная часть высотой в два-три этажа, которая не позволит, чтобы здания давили на тебя. Сами же небоскребы будут посажены немножко глубже, что чисто психологически позволит не чувствовать себя среди этих зданий маленьким человечком.

– Когда это произойдет?

– В течение трех лет построим первые три здания.

– Какие дороги и подъезды вы планируете строить здесь?

– Прежде чем строить новое здание, мы делаем так, чтобы движение у нас было в полном порядке. Если мы здесь создадим пробку, то мы сами себе будем мешать. Для нас это очень важно. Поэтому мы продумали строительство всех необходимых дорог, разворота, сейчас эстакаду планируем, мост через реку обсуждаем, станция метро уже есть. Плюс ко всему будет подземный паркинг, также наземный паркинг на 10 тыс. машино-мест.

Невозможное возможно

– Какие еще гостиницы кроме строящегося Holliday Inn на 1 тыс. номеров и действующего «Аквариума» откроются в «Крокусе»?

– Сегодня мы понимаем, что, когда в «Крокусе» проходят большие выставки, гостиничные операторы даже в городе поднимают свои цены, потому что номеров физически не хватает. Мы планируем JW Marriott на 250 номеров, это будет сосед Shore House, сейчас мы его как раз проектируем. Возможно, появится что-то еще, но не столь масштабное.

– Не слишком ли рискованно строить так много офисов за МКАД?

– Мы же не сразу 14 небоскребов построим. Сначала это будут три разнотипных здания: офисное, гостиничное и жилое. Построив их, мы поймем, как завершать основное строительство. Мы не в первый раз реализуем смелые проекты. Когда 11 лет назад мы начинали строить «Крокус Сити Молл», все эксперты говорили нам, что этот проект фатален и невозможно будет собрать люкс на МКАД. Но мы видим чуть-чуть дальше, чем многие наши конкуренты и эксперты. Считаю, что давать кому-то что-то просчитывать за тебя – это путь в никуда. Если слушать все время экспертов, ничего грандиозного не сделаешь. Кстати, это стиль работы моего отца – ставить перед командой с первого взгляда невыполнимые задачи, в успехе которых он уверен.

– Каковы финансовые показатели компании?

– Могу сказать, что благодаря открытию в 2010 году первого Vegas динамика роста у нас была даже в кризис. Сегодня мы также наблюдаем рост основных финансовых показателей. Выручка компании сегодня примерно 700–800 млн долл. в год. Могу сказать, что у нас всегда было очень размеренное распределение финансовых показателей: не было никаких особых всплесков ни по одному объекту. Мы потихонечку растем из года в год.

– Какова долговая нагрузка у компании сейчас?

– Порядка 1 млрд долл. Все эти кредиты привлечены на разный срок для каждого объекта.

– За счет каких средств в основном финансируются проекты компании – заемных или собственных?

– Примерно 30% идет за счет собственных средств, 70% – кредит.

– Кто ваши финансовые партнеры?

– Мы работаем со Сбербанком, отношения с которым сложились много лет назад.

– Где проще вести бизнес – здесь или в Азербайджане?

– Мне проще здесь, потому что я привык. В Азербайджане есть свои нюансы. Но бизнес – он везде бизнес, и деловые процессы везде примерно одинаковые. Хотя, например, в Америке, где я тоже вел бизнес, все сильно упрощено.

– Как в последнее время изменилась стоимость кредитов для Crocus Group?

– Пять лет назад, когда я начинал бакинский проект Sea Breeze, средняя процентная годовая ставка была 18%, что было убийственно для меня как для девелопера. Но сейчас нам удалось рефинансировать наш кредит под 7%. С появлением латвийского банка средняя ставка по портфелю у нас снизится.

– Часто ли вы кредитуетесь в Крокус-банке?

– Банк ведет свою коммерческую деятельность автономно. В связи с тем, что банк этот небольшой, он не может дать одному заемщику на руки больше 150 млн руб.

Crocus Group, Эмин Агаларов, Vegas

РБК Daily

Статья относится к тематикам: Магазиностроение, Недвижимость
Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Эмин Агаларов, Crocus Group: "Если слушать все время экспертов, ничего грандиозного не сделаешь"Эмин Агаларов, Crocus Group