Баннер ФЗ-54
13.02.2014 13 февраля 2014, 00:00 5390 просмотров

Найди пять отличий

По данным Российской ассоциации франчайзинга, на территории нашей родины в настоящее время работает порядка 20 000 франчайзинговых точек и почти 500 франчайзеров. Подобная популярность такого бизнеса очевидна – в России она прижилась из-за своей простоты и доступности. Франчайзеры «плодятся» так стремительно, что предложение уже опережает спрос, а вместе с тем растет и число мошенников в этой такой привлекательной, и на первый взгляд, такой понятной сфере. В настоящее время рынок переполнен дутыми франшизами, а сотни начинающих франчайзи идут на дно вместе с бизнесом, который казался таким непотопляемым. Так, в большинстве случаев, происходит это по следующим причинам: мошенники-франчайзи предлагают франшизы брендов не существующих в природе – например, клоны известных марок одежды или что-то якобы новое, но «жутко популярное».

«Удобный и простой в обращении»

На российском рынке потенциальный  франчайзи  ищет для себя в первую очередь простой и доходный бизнес, и только потом учитывается сама популярность, раскрученность бренда. Купить готовую франшизу намного легче, чем начинать бизнес с нуля. С одной стороны, казалось бы, сложности все те же: управление бухгалтерией, персоналом, необходимость принятия своевременных решений и т. д. С другой – работа осуществляется по уже апробированной и хорошо зарекомендовавшей себя схеме. В этих условиях легко прогнозировать, какие последствия повлечет за собой то или иное решение, как поступить в сложной ситуации. В крайнем случае всегда существует возможность обратиться за поддержкой к франчайзеру и быть уверенным в том, что отказа не последует, ситуация общими усилиями разрешится, поскольку это в интересах обеих сторон.

Все готово – бери и используй. В этом, собственно, и есть основной смысл  франчайзинга: аккуратное клонирование успешного, состоявшегося бизнеса, распространение его эффективных, проверенных технологий и выгод.

«Франчайзинг» – одна из самых распространенных во всем мире стратегий развития торговой сети»,–говорит Юрий Тараненко, директор департамента коммерческой недвижимости группы компаний RRG. К преимуществам этой схемы эксперт относит не только получение дополнительного дохода, но и быстрое развитие бренда, а также возможность за счет этого конкурировать с лидерами рынка.

С учетом довольно нестабильной экономической ситуации большим плюсом является устойчивость  франчайзинговых компаний в условиях кризиса. Исследования, проведенные компанией EMTG, показывают, что в непростой период 2008–2009 гг. франшизы отлично держались на плаву, а многие откровенно процветали. Как известно, стабильность и надежность очень высоко ценятся в нашей стране, а значит, у  франчайзинга хорошие перспективы.

По мнению Дмитрия Волкова, директора департамента проектного брокериджа, консалтинга и оценки Praedium Oncor International, для любой розничной сети развитие через  франчайзи-партнеров предполагает значительно меньший объем инвестиций, и, соответственно, более интенсивное развитие сети. «Возможно, покупка небольших сетей в настоящее время для компании, в силу объективных финансовых причин, может быть затруднительна, кроме того, приобретение в перспективе  франчайзи-партнера для любой сети является менее рискованным и более выгодным»,–объясняет эксперт.

Омрачает радужную картину лишь возрастающий риск столкнуться с мошенничеством в этой сфере. Для того, чтобы избежать обмана, необходимо быть тщательно подкованным юридически в этой сфере. Мошенники зачастую вводят покупателей в заблуждение относительно коммерческой ценности лже-франшизы, а также сознательно умалчивают факты и обстоятельства. Данные действия подпадают под признаки статьи 159 УК РФ «Мошенничество». Из-за того, что подобные случаи участились, компрометируется сама идея и суть  франчайзинга, несмотря на то, что подобный вид бизнеса одинаково полезен как для франчайзера, так и для  франчайзи.

Под псевдонимом «коммерческая концессия»

Слово «франчайзинг» вы не сумеете найти в российском законодательстве – юристы заменяют его на «коммерческая концессия», суть которой раскрывается в статье 1027 ГК РФ: «По договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау)».

Российская ассоциация  франчайзинга дает несколько иное определение: «франчайзинг – это система продвижения на рынке товаров и/или услуг, а также технологий, которая основана на тесном и продолжительном сотрудничестве между юридически и финансово независимыми сторонами – франчайзером и  франчайзи». При этом франчайзер передает франчайзи  права и налагает обязательства вести бизнес в соответствии с концепцией франчайзера. Эти права влекут за собой и обязывают  франчайзи  в обмен на прямое или косвенное финансовое вознаграждение использовать товарный знак франчайзера, его ноу-хау, методы ведения бизнеса и технологию, процедуры и другие права на производственную и/или интеллектуальную собственность при продолжительной поддержке в технических вопросах и в вопросах ведения бизнеса со стороны франчайзера в рамках и в период действия специально заключенного обеими сторонами для этой цели  франчайзингового соглашения. Кажется, что определения вполне идентичны, но важно другое: договор коммерческой концессии полностью отражает все уровни взаимодействия, принятые во  франчайзинге. И замена этого договора одним или несколькими другими (альтернативными) не равноценна, потому что открывает перед мошенниками в этой сфере широкое поле деятельности.

По словам Павла Савицкого, советника, юридическая фирма «Борениус», конкурировать с владельцем товарного знака – вполне понятный соблазн для пользователя прав («покупателя франшизы»). Именно поэтому сравнительно недавно Госдума внесла изменения в Гражданский кодекс, описав случаи, когда договор  франчайзинга может запрещать пользователю прав конкурировать с владельцем товарного знака. Но все это касается срока действия договора.

Если же срок договора истек, то сам по себе договор уже не может запретить запуск магазина с похожей концепцией. Однако, безусловно, и без договора у владельца товарного знака остается много возможностей привлечь недобросовестных бывших партнеров к ответственности, закрыть магазин или заставить изменить его внешний вид.

Некачественные клоны

Псевдофраншиза – копия известного бренда. Под видом успешного бренда  франчайзи приобретает его немного измененную версию, точнее, обозначение, сходное до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком. И сразу сложно угадать, в какой сфере легче всего столкнуться с некачественными франшизами. Зачастую они маскируются под слегка измененными названиями известных брендов или эксцентричными названиями. Естественно, Роспатент о таких даже и не слышал.

Ценовой диапазон таких франшиз достаточно широкий: от 1000 до 500 000 долларов–в то время как можно купить настоящую франшизу например, кофейни «Шоколадница» за 70 тысяч долларов. Для пущей убедительности такие псевдо-бренды размещают свои предложения рядом с известными франшизами – Zara, «Баскин Робинс», «Теремок» и так далее. В регионах часто можно встретить магазины под названиями Zara-Zara, Cavalee и тому подобные. В худшем случае, владельцев подобных магазинов ждет судебное разбирательство.

Но помимо псевдофраншиз на рынке есть и так называемые, «дутые франшизы» – проект, существующий только на бумаге. Как правило, этот проект красиво оформлен и пестрит привлекательной ценой и предложением. Вот только за ним стоит фирма-однодневка, не имеющая ни узнаваемого бренда, ни опыта управления. Для такого франчайзера главное – побыстрей и подороже продать свою «франшизу». Взамен  франчайзи  получает лишь кипу бумаг и теряет внушительную сумму.

По словам Дианы Зазнобиной, партнера, старшего консультанта компании «Магазин Магазинов», безусловно, возникновение магазинов и заведений, копирующих известные бренды, является для ТЦ негативным фактором, с точки зрения имиджа. В том числе поэтому, в концептуальных и успешных ТЦ нет подобных арендаторов. Как правило, их можно увидеть в небольших региональных ТЦ, построенных без участия консультанта, в которых большинство секций сдано ИП.

Псевдофраншизы обычно до степени смешения похожи на копируемый товарный знак, поэтому, в случае сомнений, юристы советуют обратиться к п. 3 ст. 1484 ГК РФ, где ясно сформулировано: «Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения». Данное сходство определяется в соответствии с «Правилами составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания», согласно которым обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

«Таким образом,–говорит Павел Савицкий,– правообладатель может предъявить иск о нарушении прав на товарные знаки и (в некоторых случаях) авторских прав и ограничить «параллельный импорт» в Россию товаров под своим брендом. Другой вариант защиты – обращение в Федеральную антимонопольную службу с заявлением о недобросовестной конкуренции со стороны бывшего партнера, запустившего «клон» магазина, а также с заявлением о ненадлежащей рекламе, вводящей потребителей в заблуждение относительно происхождения магазина, ресторана или иного бизнеса, и качества их услуг».

Получается, что предприниматель, купивший такую франшизу, не защищен никак. Факты налицо: и незаконное использование чужого товарного знака, и поставка контрафакта под видом оригинальной продукции, и просто обман с невозвратом денег. А потом могут возникнуть и сложности с арендой помещения, владельцы которых не захотят взять под крышу сомнительный бренд.

Кроме первых двух, есть еще и другие виды франшиз, которые пусть и не являясь противозаконными, принесут много проблем своим владельцам, как, например, так называемый, «сырой  франчайзинг»–неподготовленный и никому неизвестный проект.

Развить бизнес из «клона» будет сложно еще и потому, что обмануть девелоперов и потребителей становится все сложней. По словам Марины Малахатько, директора по развитию бизнеса департамента торговых площадей компании Jones Lang LaSalle, сегодня, на текущем уровне развития рынка ритейла и при высокой конкуренции, ни один арендодатель не готов рассматривать в своем торговом центре бренды-«имитации». Подобные методы могут еще «работать» в совсем не развитых с точки зрения торговой недвижимости регионах, например, на Дальнем Востоке, где будет с радостью встречен любой вариант на тему международного бренда. Если же говорить не о подделках, а о no name брендах, то ими обычно дозаполняют крупные объекты – часть площадей сдается в аренду индивидуальным предпринимателям по очень высокой ставке, и обычно ротация таких арендаторов также высока.

…и другие потерпевшие

Помимо самих горе-бизнесменов пострадать может и имидж торгового центра, где открываются магазины «брендов-клонов», и конечный потребитель. Сейчас, в основном, люди научились отличать подделки, но далеко не все. В основном, подобные точки открываются в регионах, в небольших городах, куда еще не зашли крупные сети, такие как Inditex, «Баскин Роббинс» или Westland.

Так, например, известный бренд «Елки-Палки» холдинга «Г.М.Р. Планета Гостеприимства» стали копировать региональные предприниматели. В октябре 2012 года Арбитражный суд Липецкой области признал ООО «Елки-палки-Липецк» виновным в незаконном использовании торговой марки в течение нескольких месяцев. Нарушитель выплатил штраф в размере 75 тысяч рублей и… переименовался в «Ресторан 4 сезона». Что, кстати, напоминает хорошо известную сеть отелей Four Seasons.

Даже практика легального  франчайзинга иногда сопряжена со значительными проблемами для головной сети. «Одна из главных проблем этого бизнеса в том,–говорит Владислав Кочетков, президент, председатель правления инвестиционного холдинга «ФИНАМ»,–что региональный оператор своими неправильными действиями может серьезно скомпрометировать бренд, под которым он работает».

Как рассказал Максим Трубников, директор по региональному развитию и франчайзингу сети кофеен «Шоколадница», компания неоднократно сталкивалась с собственными нелегальными клонами. Так, пару лет назад обнаружилось, что в некоторых регионах России довольно большое количество бизнесменов открывают собственные кофейни под брендом «Шоколадница», не будучи официальными франчайзерами. «Конечно, с такими горе-предпринимателями мы разбирались через суды, которые, естественно, выигрывали,– говорит Максим Трубников,– однако обнаружить абсолютно всех «клонов» сложно. Часто мы узнаем о их существовании от наших клиентов, которые живут в отдаленных регионах, но знают о нашей настоящей сети, о её уровне обслуживания. Они пишут нам письма, где рассказывают о таких заведениях, где ничего, кроме названия, о нашем бренде не напоминает. Зачастую и оформление кафе, и обслуживание, и качество продуктов в них довольно низкое».

По словам Михаила Гончарова, основателя и акционера сети ресторанов «Теремок», компания с «клонами» сталкивалась, но не очень часто. За всю 15-летнюю историю сети это было 5-6 раз. Была даже попытка копировать не только марку, но и стиль и даже дизайн пергаментных уголков для блинов. «Но у нас уже большое число поклонников по всей стране и нам становилось об этом известно буквально в течение недели! Поскольку это было очень редко, то негатива мы никакого не получили. Но в целом негатив может быть, если распадается сеть  франчайзинга и бывшие франчайзеры лишь немного корректируют название бренда, оставляя внешний вид без изменений» – говорит он.

Также выяснилось, что поскольку компания «Теремок» работает с очень сложным продуктом ручного производства, и имеет более высокие требования к вкусу готового продукта, то вообще не собирается развиваться по франшизе.

А что уж тут говорить о клонах, которые появляются как по незнанию, так и сознательно с целью нажиться на чужом «добром имени». Кроме того, возникновение клонов приводит к тому, что потом официальному бренду намного сложней завоевать доверие потребителей, которые обожглись на некачественных товарах и услугах.

Михаил Гончаров также рассказал, как вёл борьбу с подобными «нелегалами»: «Мы писали письмо с просьбой прекратить использование торговой марки «Теремок». Прикладывали документы и рассказывали о себе. Почти всегда этого было достаточно, чтобы в течение недели вывеску меняли. Но в одном случае арендатор схитрил и решил написать «Терем ОК» и предложил идти в суд. Я выбрал другой вариант, более быстрый. Мы известили руководствоторгового центра, что опубликуем в местной прессе материал о неправомочном использовании нашего бренда и копировании внешнего стиля. И это сработало. Тут, скорее всего, сказалась некая наивность – уверенность, что в маленьком городе их не заметят. Но мы узнали мгновенно».

В рядах потерпевших оказываются и торговые центры, которые приютив подобный магазин, могут оказаться замешаны в судебных тяжбах, а лояльность их посетителей резко упадет.

По мнению Дианы Зазнобиной, торговый объект с такими арендаторами имеет имидж ТЦ с «шарашкиным конторами». Где-то – это пагубно для объекта, где-то, где ритейл слабо развит, потребитель «съедает».

Поэтому если не принимать во внимание риски ненадежности такого арендатора, то других последствий кроме как имиджевых, для арендодателя не существует. Что касается арендной ставки, то для сравнения нет общего знаменателя. Во-первых, в профессиональный ТЦ «левых»  франчайзи  не размещают, а в тех ТЦ, где расположены эти  франчайзи , практически не присутствуют международные бренды (только в случае острой необходимости, то есть при отсутствии возможности разместиться где-то еще). Во-вторых, речь идет о разных форматах, например, магазин с вывеской ZARAZARA имеет формат 100 кв.м, а оригинальная ZARA занимает 2500 кв.м.

По словам Павла Савицкого, недобросовестные ИП, открывающие «магазины – клоны», могут скомпрометировать торговый центр, в котором располагается такой магазин. Например, ТЦ может быть признан нарушителем законодательства о рекламе, если разместит

наружную рекламу «магазина-клона», проигнорировав отсутствие у рекламодателя прав на соответствующие товарные знаки. Чтобы исключить этот риск, необходимо всегда запрашивать у магазинов-арендаторов, похожих на известные бренды, подтверждение прав на товарные знаки. Возможность запрашивать такие сведения предоставлена торговым центрам статьей 13 Федерального закона «О рекламе».

Так что же это такое «франшизы-клоны» и «псевдо-бренды»–заблуждение неопытных бизнесменов или продуманная афера мошенников? Возможность удалённым районам и небогатым покупателям приобщиться к «популярному» и «особенному» или способ заработать денег на чужом доверии? Решить сложно. Однако всегда нужно помнить фразу: «Незнание не освобождает от ответственности».

Марина Чайкина, Арендатор.ру

Поделиться публикацией:
От особенностей поведения до особенностей потребле...
1349
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
1243
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
872
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1891
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
678
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
664

«Удобный и простой в обращении»

На российском рынке потенциальный  франчайзи  ищет для себя в первую очередь простой и доходный бизнес, и только потом учитывается сама популярность, раскрученность бренда. Купить готовую франшизу намного легче, чем начинать бизнес с нуля. С одной стороны, казалось бы, сложности все те же: управление бухгалтерией, персоналом, необходимость принятия своевременных решений и т. д. С другой – работа осуществляется по уже апробированной и хорошо зарекомендовавшей себя схеме. В этих условиях легко прогнозировать, какие последствия повлечет за собой то или иное решение, как поступить в сложной ситуации. В крайнем случае всегда существует возможность обратиться за поддержкой к франчайзеру и быть уверенным в том, что отказа не последует, ситуация общими усилиями разрешится, поскольку это в интересах обеих сторон.

Все готово – бери и используй. В этом, собственно, и есть основной смысл  франчайзинга: аккуратное клонирование успешного, состоявшегося бизнеса, распространение его эффективных, проверенных технологий и выгод.

«Франчайзинг» – одна из самых распространенных во всем мире стратегий развития торговой сети»,–говорит Юрий Тараненко, директор департамента коммерческой недвижимости группы компаний RRG. К преимуществам этой схемы эксперт относит не только получение дополнительного дохода, но и быстрое развитие бренда, а также возможность за счет этого конкурировать с лидерами рынка.

С учетом довольно нестабильной экономической ситуации большим плюсом является устойчивость  франчайзинговых компаний в условиях кризиса. Исследования, проведенные компанией EMTG, показывают, что в непростой период 2008–2009 гг. франшизы отлично держались на плаву, а многие откровенно процветали. Как известно, стабильность и надежность очень высоко ценятся в нашей стране, а значит, у  франчайзинга хорошие перспективы.

По мнению Дмитрия Волкова, директора департамента проектного брокериджа, консалтинга и оценки Praedium Oncor International, для любой розничной сети развитие через  франчайзи-партнеров предполагает значительно меньший объем инвестиций, и, соответственно, более интенсивное развитие сети. «Возможно, покупка небольших сетей в настоящее время для компании, в силу объективных финансовых причин, может быть затруднительна, кроме того, приобретение в перспективе  франчайзи-партнера для любой сети является менее рискованным и более выгодным»,–объясняет эксперт.

Омрачает радужную картину лишь возрастающий риск столкнуться с мошенничеством в этой сфере. Для того, чтобы избежать обмана, необходимо быть тщательно подкованным юридически в этой сфере. Мошенники зачастую вводят покупателей в заблуждение относительно коммерческой ценности лже-франшизы, а также сознательно умалчивают факты и обстоятельства. Данные действия подпадают под признаки статьи 159 УК РФ «Мошенничество». Из-за того, что подобные случаи участились, компрометируется сама идея и суть  франчайзинга, несмотря на то, что подобный вид бизнеса одинаково полезен как для франчайзера, так и для  франчайзи.

Под псевдонимом «коммерческая концессия»

Слово «франчайзинг» вы не сумеете найти в российском законодательстве – юристы заменяют его на «коммерческая концессия», суть которой раскрывается в статье 1027 ГК РФ: «По договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау)».

Российская ассоциация  франчайзинга дает несколько иное определение: «франчайзинг – это система продвижения на рынке товаров и/или услуг, а также технологий, которая основана на тесном и продолжительном сотрудничестве между юридически и финансово независимыми сторонами – франчайзером и  франчайзи». При этом франчайзер передает франчайзи  права и налагает обязательства вести бизнес в соответствии с концепцией франчайзера. Эти права влекут за собой и обязывают  франчайзи  в обмен на прямое или косвенное финансовое вознаграждение использовать товарный знак франчайзера, его ноу-хау, методы ведения бизнеса и технологию, процедуры и другие права на производственную и/или интеллектуальную собственность при продолжительной поддержке в технических вопросах и в вопросах ведения бизнеса со стороны франчайзера в рамках и в период действия специально заключенного обеими сторонами для этой цели  франчайзингового соглашения. Кажется, что определения вполне идентичны, но важно другое: договор коммерческой концессии полностью отражает все уровни взаимодействия, принятые во  франчайзинге. И замена этого договора одним или несколькими другими (альтернативными) не равноценна, потому что открывает перед мошенниками в этой сфере широкое поле деятельности.

По словам Павла Савицкого, советника, юридическая фирма «Борениус», конкурировать с владельцем товарного знака – вполне понятный соблазн для пользователя прав («покупателя франшизы»). Именно поэтому сравнительно недавно Госдума внесла изменения в Гражданский кодекс, описав случаи, когда договор  франчайзинга может запрещать пользователю прав конкурировать с владельцем товарного знака. Но все это касается срока действия договора.

Если же срок договора истек, то сам по себе договор уже не может запретить запуск магазина с похожей концепцией. Однако, безусловно, и без договора у владельца товарного знака остается много возможностей привлечь недобросовестных бывших партнеров к ответственности, закрыть магазин или заставить изменить его внешний вид.

Некачественные клоны

Псевдофраншиза – копия известного бренда. Под видом успешного бренда  франчайзи приобретает его немного измененную версию, точнее, обозначение, сходное до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком. И сразу сложно угадать, в какой сфере легче всего столкнуться с некачественными франшизами. Зачастую они маскируются под слегка измененными названиями известных брендов или эксцентричными названиями. Естественно, Роспатент о таких даже и не слышал.

Ценовой диапазон таких франшиз достаточно широкий: от 1000 до 500 000 долларов–в то время как можно купить настоящую франшизу например, кофейни «Шоколадница» за 70 тысяч долларов. Для пущей убедительности такие псевдо-бренды размещают свои предложения рядом с известными франшизами – Zara, «Баскин Робинс», «Теремок» и так далее. В регионах часто можно встретить магазины под названиями Zara-Zara, Cavalee и тому подобные. В худшем случае, владельцев подобных магазинов ждет судебное разбирательство.

Но помимо псевдофраншиз на рынке есть и так называемые, «дутые франшизы» – проект, существующий только на бумаге. Как правило, этот проект красиво оформлен и пестрит привлекательной ценой и предложением. Вот только за ним стоит фирма-однодневка, не имеющая ни узнаваемого бренда, ни опыта управления. Для такого франчайзера главное – побыстрей и подороже продать свою «франшизу». Взамен  франчайзи  получает лишь кипу бумаг и теряет внушительную сумму.

По словам Дианы Зазнобиной, партнера, старшего консультанта компании «Магазин Магазинов», безусловно, возникновение магазинов и заведений, копирующих известные бренды, является для ТЦ негативным фактором, с точки зрения имиджа. В том числе поэтому, в концептуальных и успешных ТЦ нет подобных арендаторов. Как правило, их можно увидеть в небольших региональных ТЦ, построенных без участия консультанта, в которых большинство секций сдано ИП.

Псевдофраншизы обычно до степени смешения похожи на копируемый товарный знак, поэтому, в случае сомнений, юристы советуют обратиться к п. 3 ст. 1484 ГК РФ, где ясно сформулировано: «Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения». Данное сходство определяется в соответствии с «Правилами составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания», согласно которым обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

«Таким образом,–говорит Павел Савицкий,– правообладатель может предъявить иск о нарушении прав на товарные знаки и (в некоторых случаях) авторских прав и ограничить «параллельный импорт» в Россию товаров под своим брендом. Другой вариант защиты – обращение в Федеральную антимонопольную службу с заявлением о недобросовестной конкуренции со стороны бывшего партнера, запустившего «клон» магазина, а также с заявлением о ненадлежащей рекламе, вводящей потребителей в заблуждение относительно происхождения магазина, ресторана или иного бизнеса, и качества их услуг».

Получается, что предприниматель, купивший такую франшизу, не защищен никак. Факты налицо: и незаконное использование чужого товарного знака, и поставка контрафакта под видом оригинальной продукции, и просто обман с невозвратом денег. А потом могут возникнуть и сложности с арендой помещения, владельцы которых не захотят взять под крышу сомнительный бренд.

Кроме первых двух, есть еще и другие виды франшиз, которые пусть и не являясь противозаконными, принесут много проблем своим владельцам, как, например, так называемый, «сырой  франчайзинг»–неподготовленный и никому неизвестный проект.

Развить бизнес из «клона» будет сложно еще и потому, что обмануть девелоперов и потребителей становится все сложней. По словам Марины Малахатько, директора по развитию бизнеса департамента торговых площадей компании Jones Lang LaSalle, сегодня, на текущем уровне развития рынка ритейла и при высокой конкуренции, ни один арендодатель не готов рассматривать в своем торговом центре бренды-«имитации». Подобные методы могут еще «работать» в совсем не развитых с точки зрения торговой недвижимости регионах, например, на Дальнем Востоке, где будет с радостью встречен любой вариант на тему международного бренда. Если же говорить не о подделках, а о no name брендах, то ими обычно дозаполняют крупные объекты – часть площадей сдается в аренду индивидуальным предпринимателям по очень высокой ставке, и обычно ротация таких арендаторов также высока.

…и другие потерпевшие

Помимо самих горе-бизнесменов пострадать может и имидж торгового центра, где открываются магазины «брендов-клонов», и конечный потребитель. Сейчас, в основном, люди научились отличать подделки, но далеко не все. В основном, подобные точки открываются в регионах, в небольших городах, куда еще не зашли крупные сети, такие как Inditex, «Баскин Роббинс» или Westland.

Так, например, известный бренд «Елки-Палки» холдинга «Г.М.Р. Планета Гостеприимства» стали копировать региональные предприниматели. В октябре 2012 года Арбитражный суд Липецкой области признал ООО «Елки-палки-Липецк» виновным в незаконном использовании торговой марки в течение нескольких месяцев. Нарушитель выплатил штраф в размере 75 тысяч рублей и… переименовался в «Ресторан 4 сезона». Что, кстати, напоминает хорошо известную сеть отелей Four Seasons.

Даже практика легального  франчайзинга иногда сопряжена со значительными проблемами для головной сети. «Одна из главных проблем этого бизнеса в том,–говорит Владислав Кочетков, президент, председатель правления инвестиционного холдинга «ФИНАМ»,–что региональный оператор своими неправильными действиями может серьезно скомпрометировать бренд, под которым он работает».

Как рассказал Максим Трубников, директор по региональному развитию и франчайзингу сети кофеен «Шоколадница», компания неоднократно сталкивалась с собственными нелегальными клонами. Так, пару лет назад обнаружилось, что в некоторых регионах России довольно большое количество бизнесменов открывают собственные кофейни под брендом «Шоколадница», не будучи официальными франчайзерами. «Конечно, с такими горе-предпринимателями мы разбирались через суды, которые, естественно, выигрывали,– говорит Максим Трубников,– однако обнаружить абсолютно всех «клонов» сложно. Часто мы узнаем о их существовании от наших клиентов, которые живут в отдаленных регионах, но знают о нашей настоящей сети, о её уровне обслуживания. Они пишут нам письма, где рассказывают о таких заведениях, где ничего, кроме названия, о нашем бренде не напоминает. Зачастую и оформление кафе, и обслуживание, и качество продуктов в них довольно низкое».

По словам Михаила Гончарова, основателя и акционера сети ресторанов «Теремок», компания с «клонами» сталкивалась, но не очень часто. За всю 15-летнюю историю сети это было 5-6 раз. Была даже попытка копировать не только марку, но и стиль и даже дизайн пергаментных уголков для блинов. «Но у нас уже большое число поклонников по всей стране и нам становилось об этом известно буквально в течение недели! Поскольку это было очень редко, то негатива мы никакого не получили. Но в целом негатив может быть, если распадается сеть  франчайзинга и бывшие франчайзеры лишь немного корректируют название бренда, оставляя внешний вид без изменений» – говорит он.

Также выяснилось, что поскольку компания «Теремок» работает с очень сложным продуктом ручного производства, и имеет более высокие требования к вкусу готового продукта, то вообще не собирается развиваться по франшизе.

А что уж тут говорить о клонах, которые появляются как по незнанию, так и сознательно с целью нажиться на чужом «добром имени». Кроме того, возникновение клонов приводит к тому, что потом официальному бренду намного сложней завоевать доверие потребителей, которые обожглись на некачественных товарах и услугах.

Михаил Гончаров также рассказал, как вёл борьбу с подобными «нелегалами»: «Мы писали письмо с просьбой прекратить использование торговой марки «Теремок». Прикладывали документы и рассказывали о себе. Почти всегда этого было достаточно, чтобы в течение недели вывеску меняли. Но в одном случае арендатор схитрил и решил написать «Терем ОК» и предложил идти в суд. Я выбрал другой вариант, более быстрый. Мы известили руководствоторгового центра, что опубликуем в местной прессе материал о неправомочном использовании нашего бренда и копировании внешнего стиля. И это сработало. Тут, скорее всего, сказалась некая наивность – уверенность, что в маленьком городе их не заметят. Но мы узнали мгновенно».

В рядах потерпевших оказываются и торговые центры, которые приютив подобный магазин, могут оказаться замешаны в судебных тяжбах, а лояльность их посетителей резко упадет.

По мнению Дианы Зазнобиной, торговый объект с такими арендаторами имеет имидж ТЦ с «шарашкиным конторами». Где-то – это пагубно для объекта, где-то, где ритейл слабо развит, потребитель «съедает».

Поэтому если не принимать во внимание риски ненадежности такого арендатора, то других последствий кроме как имиджевых, для арендодателя не существует. Что касается арендной ставки, то для сравнения нет общего знаменателя. Во-первых, в профессиональный ТЦ «левых»  франчайзи  не размещают, а в тех ТЦ, где расположены эти  франчайзи , практически не присутствуют международные бренды (только в случае острой необходимости, то есть при отсутствии возможности разместиться где-то еще). Во-вторых, речь идет о разных форматах, например, магазин с вывеской ZARAZARA имеет формат 100 кв.м, а оригинальная ZARA занимает 2500 кв.м.

По словам Павла Савицкого, недобросовестные ИП, открывающие «магазины – клоны», могут скомпрометировать торговый центр, в котором располагается такой магазин. Например, ТЦ может быть признан нарушителем законодательства о рекламе, если разместит

наружную рекламу «магазина-клона», проигнорировав отсутствие у рекламодателя прав на соответствующие товарные знаки. Чтобы исключить этот риск, необходимо всегда запрашивать у магазинов-арендаторов, похожих на известные бренды, подтверждение прав на товарные знаки. Возможность запрашивать такие сведения предоставлена торговым центрам статьей 13 Федерального закона «О рекламе».

Так что же это такое «франшизы-клоны» и «псевдо-бренды»–заблуждение неопытных бизнесменов или продуманная афера мошенников? Возможность удалённым районам и небогатым покупателям приобщиться к «популярному» и «особенному» или способ заработать денег на чужом доверии? Решить сложно. Однако всегда нужно помнить фразу: «Незнание не освобождает от ответственности».

Марина Чайкина, Арендатор.ру

Найди пять отличийфранчайзинг, лже-франчайзинг, нарушение закона, франшиза, франчайзи
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Найди пять отличий
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/articles/78531/2017-05-29