Баннер ФЗ-54
01.10.2012 1 октября 2012, 00:00 2801 просмотр

Как уличную торговлю выгоняют из города

Истоки рыночной экономики

Больше всего рынков в столице насчитывалось в 1998 году – тогда их число достигало 240. В основном это были самодельные прилавки или ряды контейнеров, появившиеся в самых людных частях города еще в начале 90-х. Как вспоминают их владельцы, тогда четкого плана размещения рынков у московских властей не было: можно было прийти в управу и договориться об аренде земли, а через неделю уже начать торговать (см. интервью с гендиректором «Сахалинского торгового дома»). Иногда с предложением выходили сами чиновники. Так возник рынок в «Лужниках»: в 1992 году мэр города Юрий Лужков посоветовал тогдашнему директору спорткомплекса Владимиру Алешину открыть на его территории вещевой рынок, доходы от которого должны были покрыть реконструкцию «Лужников». Впоследствии так называемая «Лужа» превратилась в один из самых популярных рынков Москвы и насчитывала 2,5 тыс. павильонов и 550 мобильных мест. Еще один легендарный рынок – Черкизовский – располагался в районе Сиреневого бульвара и занимал почти 200 га. По различным оценкам, оборот только этого рынка, контролируемого группой АСТ Тельмана Исмаилова, достигал в год $10–25 млрд.

Но вот наступил 1999 год: московские власти выпустили распоряжение №1210-РМ «О мерах по упорядочению работы рынков в городе Москве», которое положило конец хаотичному развитию рынков в столице. Город прекратил выделять землю для размещения новых рынков и занялся их поэтапной модернизацией. К началу 2000-х из 240 рынков осталось 223; в 2001 году их насчитывалось уже 172. В 2003 году закрылись крупные барахолки, функционирующие на территории спорткомплексов ЦСКА и «Динамо». В том же году вышло постановление правительства Москвы о выводе в Тушино одного из старейших центральных рынков – Палашевского. На его месте, в Сытинском тупике, компания «Интеко», тогда принадлежавшая супруге Юрия Лужкова Елене Батуриной, построила элитный дом на 43 квартиры.

2006 год принес рыночникам другую неприятную новость: был принят федеральный закон №271 «О розничных рынках и внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации». В соответствии с ним с 1 января 2013 года все рынки, за исключением сельскохозяйственных, должны располагаться в капитальных строениях. Для сельхозрынков переходный период был продлен до конца 2014 года. Поскольку до часа икс было далеко, владельцы рынков хотя и расстроились, но не стали спешить с переустройством своих объектов, вспоминают предприниматели. Для многих шокирующим известием стало неожиданное закрытие в 2009 году Черкизовского рынка. Масштабным проверкам правоохранительных органов предшествовала помпезная презентация группой АСТ своего отеля Mardan Palace в Турции. В Москву даже прибыла делегация Министерства торговли Китая для обсуждения будущего десятков тысяч граждан КНР, оставшихся без работы после закрытия Черкизовского рынка, и ситуации с конфискованным товаром на сумму $5 млрд.

Равнение на снос

Очередная атака на рыночную торговлю в Москве началась с приходом к власти Сергея Собянина. В ноябре 2010 года новый мэр посетил рынок «Эмерал», принадлежавший тогда Симону и Алексею Юсуфовым (на 25–26-м километре МКАД), и возмутился тем, как организована торговля, сравнив территорию с беднейшими провинциями Индии. «Эмерал» был универсальным рынком, где торговали одеждой, коврами, продуктами, стройматериалами. После визита мэра рынок закрыли, а Сергей Собянин распорядился быстрее построить на его месте торговый центр с паркингом на 1,5 тыс. машино-мест. В договоре аренды участка, который ООО «Эмерал» заключало с городом еще в 2006 году, было указано, что земля предназначена под строительство ТЦ. Объект так и не был построен, хотя собственники занимались разработкой проекта. Департамент земельных ресурсов Москвы пытался через суд взыскать с собственников рынка 123,4 млн руб. за вред, причиненный незаконным использованием участка, но суд встал на сторону «Эмерала» (сейчас находится в процессе банкротства; основной кредитор – ВЭБ).

В декабре 2010 года стали закрываться первые рынки из подготовленного властями ликвидационного списка. Как рассказывала тогда “Ъ” управляющая рынком «Анди» на улице Генерала Белова Екатерина Сапожникова, милиция перегородила вход на ярмарку, ссылаясь на указание префектуры, хотя у компании с городом был договор аренды участка до 2014 года. Аналогичная ситуация сложилась на рынках «Северные ворота» у станции метро «Царицыно» и в Зябликово у станции метро «Красногвардейская». В 2011 году столичная мэрия закрыла 14 рынков, среди которых оказалась и знаменитая «Лужа». Мэрия Москвы стала владельцем 74,99% спорткомплекса, анонсировав масштабную реконструкцию «Лужников». Сейчас в столице работают 53 рынка, большая часть из которых (44 площадки) – это сельскохозяйственные рынки, предназначенные для продажи сельхозпродукции, утвержденной федеральным перечнем. Универсальных осталось всего шесть (см. рисунок).

Перечень рынков сократился не только из-за их закрытия. Собственники некоторых – легендарной «Горбушки» (владельцы – семья Хотиных) и Митинского радиорынка (владелец – группа «Русское золото» Александра Таранцева; в 2011 году рынок хотела приобрести семья Хотиных) – перевели свой бизнес в капитальные строения, получив статус торговых комплексов. В отличие от них владельцы Усачевского рынка перевели его в капитальное строение, как того требует закон, но не вышли из реестра рынков. Также торговый центр строится на 14-м километре МКАД – на месте рынка «Садовод», принадлежащего бизнесменам Году Нисанову и Зараху Илиеву.

Владельцы рынков не комментируют политику властей – управляющие компании, к которым обращался “Ъ”, отказываются давать интервью, ссылаясь на занятость руководства или без объяснения причин. «Собственники не хотят заявлять о своей позиции, так как перспективы каждого рынка зависят в итоге от решения префекта округа»,– объясняет руководитель московского отделения «Опоры России» Александр Жарков. В департаменте торговли и услуг настаивают, что количество рынков, работающих сейчас в Москве, не изменится – город не планирует их закрывать, все площадки внесены в реестр. Впрочем, чиновники признаются: если ничего не перестраивать, к 2015 году требованиям 271-ФЗ будет соответствовать всего 24 сельскохозяйственных рынка. Сам город сейчас ищет инвесторов для реконструкции принадлежащих ему рынков. В середине сентября стало известно, что три рынка – Северный, Коптевский и Люблинский – реконструирует «Ростик групп» (см. интервью с вице-президентом компании).

Рынки теряют прибыль

Оборот частных московских рынков не называют ни собственники, ни чиновники. Последние ссылаются на то, что это коммерческая информация, которая не подлежит разглашению. Небольшой продуктовый рынок (занимает около 0,41 га в Северном административном округе) «Сахалинский торговый дом» получает 19 млн руб. в год за счет сдачи торговых мест в аренду (около $145 за 1 кв. м), рассказал “Ъ” генеральный директор управляющей компании Игорь Клюев. По его словам, рентабельность рынка достигает 30%. Для сравнения: средняя ставка аренды в московских торговых центрах составляет $600 за 1 кв. м в год. Региональный директор департамента торговой недвижимости Colliers International Татьяна Ключинская отмечает, что, несмотря на более высокие ставки, рентабельность торгового центра ниже, чем у рынков, так как его строительство обходится дороже из-за использования других строительных материалов и в связи с необходимостью соблюдать требования по размещению парковок, санузлов, галерей и т. д. «Рынки дешевле строить, расходы на их содержание ниже, кроме того, коэффициент полезной площади на рынке может достигать 90%, в торговом комплексе – это около 60%»,– объясняет госпожа Ключинская. Ранее в «Ростик групп» оценивали инвестиции в строительство своих «экобазаров» на месте городских рынков в $20 млн на каждый.

Требования по организации торговли на рынках и их переводу в капитальные строения меняют экономику этого бизнеса, соглашаются предприниматели. «Рынки в таком варианте, в котором они существовали в Москве, требовали минимальных первоначальных инвестиций и фактически сразу начинали приносить доход»,– рассказывал “Ъ” один из городских чиновников. Ранее в «Ростик групп» отмечали, что сроки окупаемости «экобазаров» достигают восьми-девяти лет. При этом ставки аренды на раскрученных универсальных рынках могли достигать $10 тыс. за 1 кв. м, а товар часто ввозился продавцами нелегально. Так, когда закрывался Черкизовский рынок, стоимость контрабандного товара на складах оценивалась в $2 млрд.

У них

Власти европейских столиц также нередко переносили в новое место или за черту города свои рынки. Так, в конце 60-х годов XX века был закрыт знаменитый парижский рынок Ле-Аль, который называли «Чревом Парижа». Основные причины, которые вынудили закрыть рынок,– санитарные и транспортные. Здание рынка было разобрано, а на его месте разбит парк. Сам рынок переехал в пригород Парижа Ренжис. Сейчас он занимает 232 га, а оборот в 2011 году превысил €7,8 млрд. Также еще в 1970-е годы сменил дислокацию легендарный лондонский рынок Ковент-Гарден (возник еще в 1670 году), переехав на юго-запад города. Его оборот в 2011 году составил £604 млн. Оба этих рынка принадлежат государственным структурам.

Барселонскому рынку Бокерия, расположившемуся в Старом городе недалеко от оперного театра, повезло больше. Первые упоминания о существовании на этом месте рынка относятся к XIII веку, а постоянно действовать здесь он начал в XVII веке. Нынешнее здание рынка было возведено в 1840 году, сейчас здесь работает около 300 палаток. Также не меняет своего расположения один из крупнейших и самых известных рынков в арабском мире – Хан эль-Халили в Каире. Он занимает целый квартал в Старом городе, неподалеку от одного из старейших университетов Аль-Азхар. Первые упоминания о рынке датируются XIV веком, а количество лавок достигает 1 тыс. Не менее знаменит на весь мир и крупнейший рыбный рынок Цукидзи в Токио. Он существует с XVII века, а в 1935 году был восстановлен после землетрясения. На рынке работает около 900 лицензированных торговцев. Через Цукидзи проходит более 2 тыс. тонн рыбы и морепродуктов в день, в том числе до 11% всех продаж тунца в мире. Выручка составляет около 16 млрд иен (более $202 млн) в год.

Как и московские власти, разобраться с рынками в 2011 году решило правительство Вьетнама. Министерство промышленности страны в конце прошлого года заявило о намерении закрыть большую часть традиционных рынков к 2020 году. В планах чиновников создать современную розничную сеть. Сейчас во Вьетнаме насчитывается около 8,5 тыс. рынков.

Екатерина Геращенко, Яна Рождественская, ИД «Коммерсантъ»

Статья относится к тематикам: Актуально, Недвижимость
Поделиться публикацией:
От особенностей поведения до особенностей потребле...
1177
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
1106
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
793
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1830
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
619
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
630

Истоки рыночной экономики

Больше всего рынков в столице насчитывалось в 1998 году – тогда их число достигало 240. В основном это были самодельные прилавки или ряды контейнеров, появившиеся в самых людных частях города еще в начале 90-х. Как вспоминают их владельцы, тогда четкого плана размещения рынков у московских властей не было: можно было прийти в управу и договориться об аренде земли, а через неделю уже начать торговать (см. интервью с гендиректором «Сахалинского торгового дома»). Иногда с предложением выходили сами чиновники. Так возник рынок в «Лужниках»: в 1992 году мэр города Юрий Лужков посоветовал тогдашнему директору спорткомплекса Владимиру Алешину открыть на его территории вещевой рынок, доходы от которого должны были покрыть реконструкцию «Лужников». Впоследствии так называемая «Лужа» превратилась в один из самых популярных рынков Москвы и насчитывала 2,5 тыс. павильонов и 550 мобильных мест. Еще один легендарный рынок – Черкизовский – располагался в районе Сиреневого бульвара и занимал почти 200 га. По различным оценкам, оборот только этого рынка, контролируемого группой АСТ Тельмана Исмаилова, достигал в год $10–25 млрд.

Но вот наступил 1999 год: московские власти выпустили распоряжение №1210-РМ «О мерах по упорядочению работы рынков в городе Москве», которое положило конец хаотичному развитию рынков в столице. Город прекратил выделять землю для размещения новых рынков и занялся их поэтапной модернизацией. К началу 2000-х из 240 рынков осталось 223; в 2001 году их насчитывалось уже 172. В 2003 году закрылись крупные барахолки, функционирующие на территории спорткомплексов ЦСКА и «Динамо». В том же году вышло постановление правительства Москвы о выводе в Тушино одного из старейших центральных рынков – Палашевского. На его месте, в Сытинском тупике, компания «Интеко», тогда принадлежавшая супруге Юрия Лужкова Елене Батуриной, построила элитный дом на 43 квартиры.

2006 год принес рыночникам другую неприятную новость: был принят федеральный закон №271 «О розничных рынках и внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации». В соответствии с ним с 1 января 2013 года все рынки, за исключением сельскохозяйственных, должны располагаться в капитальных строениях. Для сельхозрынков переходный период был продлен до конца 2014 года. Поскольку до часа икс было далеко, владельцы рынков хотя и расстроились, но не стали спешить с переустройством своих объектов, вспоминают предприниматели. Для многих шокирующим известием стало неожиданное закрытие в 2009 году Черкизовского рынка. Масштабным проверкам правоохранительных органов предшествовала помпезная презентация группой АСТ своего отеля Mardan Palace в Турции. В Москву даже прибыла делегация Министерства торговли Китая для обсуждения будущего десятков тысяч граждан КНР, оставшихся без работы после закрытия Черкизовского рынка, и ситуации с конфискованным товаром на сумму $5 млрд.

Равнение на снос

Очередная атака на рыночную торговлю в Москве началась с приходом к власти Сергея Собянина. В ноябре 2010 года новый мэр посетил рынок «Эмерал», принадлежавший тогда Симону и Алексею Юсуфовым (на 25–26-м километре МКАД), и возмутился тем, как организована торговля, сравнив территорию с беднейшими провинциями Индии. «Эмерал» был универсальным рынком, где торговали одеждой, коврами, продуктами, стройматериалами. После визита мэра рынок закрыли, а Сергей Собянин распорядился быстрее построить на его месте торговый центр с паркингом на 1,5 тыс. машино-мест. В договоре аренды участка, который ООО «Эмерал» заключало с городом еще в 2006 году, было указано, что земля предназначена под строительство ТЦ. Объект так и не был построен, хотя собственники занимались разработкой проекта. Департамент земельных ресурсов Москвы пытался через суд взыскать с собственников рынка 123,4 млн руб. за вред, причиненный незаконным использованием участка, но суд встал на сторону «Эмерала» (сейчас находится в процессе банкротства; основной кредитор – ВЭБ).

В декабре 2010 года стали закрываться первые рынки из подготовленного властями ликвидационного списка. Как рассказывала тогда “Ъ” управляющая рынком «Анди» на улице Генерала Белова Екатерина Сапожникова, милиция перегородила вход на ярмарку, ссылаясь на указание префектуры, хотя у компании с городом был договор аренды участка до 2014 года. Аналогичная ситуация сложилась на рынках «Северные ворота» у станции метро «Царицыно» и в Зябликово у станции метро «Красногвардейская». В 2011 году столичная мэрия закрыла 14 рынков, среди которых оказалась и знаменитая «Лужа». Мэрия Москвы стала владельцем 74,99% спорткомплекса, анонсировав масштабную реконструкцию «Лужников». Сейчас в столице работают 53 рынка, большая часть из которых (44 площадки) – это сельскохозяйственные рынки, предназначенные для продажи сельхозпродукции, утвержденной федеральным перечнем. Универсальных осталось всего шесть (см. рисунок).

Перечень рынков сократился не только из-за их закрытия. Собственники некоторых – легендарной «Горбушки» (владельцы – семья Хотиных) и Митинского радиорынка (владелец – группа «Русское золото» Александра Таранцева; в 2011 году рынок хотела приобрести семья Хотиных) – перевели свой бизнес в капитальные строения, получив статус торговых комплексов. В отличие от них владельцы Усачевского рынка перевели его в капитальное строение, как того требует закон, но не вышли из реестра рынков. Также торговый центр строится на 14-м километре МКАД – на месте рынка «Садовод», принадлежащего бизнесменам Году Нисанову и Зараху Илиеву.

Владельцы рынков не комментируют политику властей – управляющие компании, к которым обращался “Ъ”, отказываются давать интервью, ссылаясь на занятость руководства или без объяснения причин. «Собственники не хотят заявлять о своей позиции, так как перспективы каждого рынка зависят в итоге от решения префекта округа»,– объясняет руководитель московского отделения «Опоры России» Александр Жарков. В департаменте торговли и услуг настаивают, что количество рынков, работающих сейчас в Москве, не изменится – город не планирует их закрывать, все площадки внесены в реестр. Впрочем, чиновники признаются: если ничего не перестраивать, к 2015 году требованиям 271-ФЗ будет соответствовать всего 24 сельскохозяйственных рынка. Сам город сейчас ищет инвесторов для реконструкции принадлежащих ему рынков. В середине сентября стало известно, что три рынка – Северный, Коптевский и Люблинский – реконструирует «Ростик групп» (см. интервью с вице-президентом компании).

Рынки теряют прибыль

Оборот частных московских рынков не называют ни собственники, ни чиновники. Последние ссылаются на то, что это коммерческая информация, которая не подлежит разглашению. Небольшой продуктовый рынок (занимает около 0,41 га в Северном административном округе) «Сахалинский торговый дом» получает 19 млн руб. в год за счет сдачи торговых мест в аренду (около $145 за 1 кв. м), рассказал “Ъ” генеральный директор управляющей компании Игорь Клюев. По его словам, рентабельность рынка достигает 30%. Для сравнения: средняя ставка аренды в московских торговых центрах составляет $600 за 1 кв. м в год. Региональный директор департамента торговой недвижимости Colliers International Татьяна Ключинская отмечает, что, несмотря на более высокие ставки, рентабельность торгового центра ниже, чем у рынков, так как его строительство обходится дороже из-за использования других строительных материалов и в связи с необходимостью соблюдать требования по размещению парковок, санузлов, галерей и т. д. «Рынки дешевле строить, расходы на их содержание ниже, кроме того, коэффициент полезной площади на рынке может достигать 90%, в торговом комплексе – это около 60%»,– объясняет госпожа Ключинская. Ранее в «Ростик групп» оценивали инвестиции в строительство своих «экобазаров» на месте городских рынков в $20 млн на каждый.

Требования по организации торговли на рынках и их переводу в капитальные строения меняют экономику этого бизнеса, соглашаются предприниматели. «Рынки в таком варианте, в котором они существовали в Москве, требовали минимальных первоначальных инвестиций и фактически сразу начинали приносить доход»,– рассказывал “Ъ” один из городских чиновников. Ранее в «Ростик групп» отмечали, что сроки окупаемости «экобазаров» достигают восьми-девяти лет. При этом ставки аренды на раскрученных универсальных рынках могли достигать $10 тыс. за 1 кв. м, а товар часто ввозился продавцами нелегально. Так, когда закрывался Черкизовский рынок, стоимость контрабандного товара на складах оценивалась в $2 млрд.

У них

Власти европейских столиц также нередко переносили в новое место или за черту города свои рынки. Так, в конце 60-х годов XX века был закрыт знаменитый парижский рынок Ле-Аль, который называли «Чревом Парижа». Основные причины, которые вынудили закрыть рынок,– санитарные и транспортные. Здание рынка было разобрано, а на его месте разбит парк. Сам рынок переехал в пригород Парижа Ренжис. Сейчас он занимает 232 га, а оборот в 2011 году превысил €7,8 млрд. Также еще в 1970-е годы сменил дислокацию легендарный лондонский рынок Ковент-Гарден (возник еще в 1670 году), переехав на юго-запад города. Его оборот в 2011 году составил £604 млн. Оба этих рынка принадлежат государственным структурам.

Барселонскому рынку Бокерия, расположившемуся в Старом городе недалеко от оперного театра, повезло больше. Первые упоминания о существовании на этом месте рынка относятся к XIII веку, а постоянно действовать здесь он начал в XVII веке. Нынешнее здание рынка было возведено в 1840 году, сейчас здесь работает около 300 палаток. Также не меняет своего расположения один из крупнейших и самых известных рынков в арабском мире – Хан эль-Халили в Каире. Он занимает целый квартал в Старом городе, неподалеку от одного из старейших университетов Аль-Азхар. Первые упоминания о рынке датируются XIV веком, а количество лавок достигает 1 тыс. Не менее знаменит на весь мир и крупнейший рыбный рынок Цукидзи в Токио. Он существует с XVII века, а в 1935 году был восстановлен после землетрясения. На рынке работает около 900 лицензированных торговцев. Через Цукидзи проходит более 2 тыс. тонн рыбы и морепродуктов в день, в том числе до 11% всех продаж тунца в мире. Выручка составляет около 16 млрд иен (более $202 млн) в год.

Как и московские власти, разобраться с рынками в 2011 году решило правительство Вьетнама. Министерство промышленности страны в конце прошлого года заявило о намерении закрыть большую часть традиционных рынков к 2020 году. В планах чиновников создать современную розничную сеть. Сейчас во Вьетнаме насчитывается около 8,5 тыс. рынков.

Екатерина Геращенко, Яна Рождественская, ИД «Коммерсантъ»

Как уличную торговлю выгоняют из городаretail, рынки, ритейл, закрытие рынков, торговля, розничная торговля, рынки москвы
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Как уличную торговлю выгоняют из города
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/articles/67058/2017-05-27