5 сентября 2012, 00:00 2894 просмотра

Гарантия на оптимизм

Информация о строительстве в России обувной фабрики с огромной мощностью производства — миллион пар в год — произвела на рынке ошеломляющий эффект. Что неудивительно: производство обуви в России уже давно находится в критическом состоянии. Небольшой прирост, наблюдавшийся последние годы, сменился серьезным спадом в этом году. Сокращается производство детской и зимней обуви, в которой мы традиционно компетентны. По словам производителей, все большую часть ассортимента они вынуждены дозаказывать в Китае — общемировом обувном кластере. На этом фоне новосибирская компания «Обувь России», один из крупных операторов российского обувного рынка, имеющая сети магазинов под двумя брендами и небольшое обувное производство в Новосибирске, объявила о реализации проекта по созданию крупной фабрики в городе Черкесске Карачаево-Черкесской республики стоимостью 1,4 млрд рублей при совместном финансировании с банком МФК в течение пяти лет.

Участники рынка отнеслись к новости по-разному. С одной стороны, прогнозируются трудности и с воплощением проекта, и с реализацией продукции на рынке, кроме того, немаловажную роль играют специфические кавказские риски, речь идет о так называемом рынке насилия в регионе. С другой стороны, нельзя не отметить одну из важнейших, помимо создания успешного бизнеса, задач проекта — формирование солидного работодателя и плательщика налогов в депрессивном регионе. На производстве после выхода на проектную мощность будут работать сотни человек, и зарплату они будут получать, по заверениям инвесторов, как в среднем по республике, 15–22 тыс. рублей, а то и выше. Но задача эта может быть решена только в случае успеха проекта на рынке. Иначе власти либо будут вынуждены поддерживать фабрику, либо просто потеряют деньги, которые вкладываются на условиях предоставления государственной гарантии.

Почему Черкесск?

Важная характеристика проекта — государственные гарантии, которые обещают инвесторам Минрегионразвития РФ и руководство КЧР (в данный момент процедура получения гарантий еще не закончена). Именно благодаря госгарантиям «Обувь России» приняла решение развивать производство в Кавказском регионе.

«Последние годы мы активно развиваем розничную сеть не только в Сибирском и Дальневосточном регионах, но и на Урале, в Поволжье, Центральном и Южном федеральных округах. Именно эти регионы для нас стратегически интересны, поэтому наличие производства поближе к европейской части России вписывается в наш бизнес и позволяет существенно сэкономить на логистике. У нас был вариант построить фабрику на Урале или в Южном регионе», — рассказывает Антон Титов, совладелец и генеральный директор компании «Обувь России».

Намерения компании поддерживались и финансовыми возможностями. «Мы были готовы участвовать в финансировании проекта, поскольку давно работаем с этой компанией и у нас есть открытые лимиты на ее финансирование», — говорит заместитель председателя правления МФК Вячеслав Шабайкин.

Узнав о поиске площадки для фабрики в Южном регионе, полпред президента в СКФО Александр Хлопонин предложил реализовать проект в Карачаево-Черкесии, пообещав покрыть все риски с помощью госгарантий.

Для региона фабрика — хорошая возможность решить прежде всего социальные задачи. Предприятия легкой промышленности, в частности обувное производство, быстро разворачиваются, дают возможность занять большое количество людей (число занятых на производстве после выхода фабрики на проектную мощность составит 600 человек) не требуют длительной, тщательной подготовки рабочего персонала. В целом, по словам главы Карачаево-Черкесии Рашида Темрезова, в настоящее время в республике планируется реализовать 27 инвестиционных проектов с привлечением внебюджетных инвестиций и созданием более 28 тыс. рабочих мест.

Компания «Обувь России» считает, что проект будет успешен. «Во-первых, здесь не должно быть проблем с персоналом — молодежь не разъезжается в массовом порядке по крупным городам, — поясняет Антон Титов. — Во-вторых, инвестиционный климат в регионе для нас очень благоприятный — нам здорово помогают, предложили несколько площадок на выбор, все согласования и прочие формальности проходят быстро, город небольшой, его власти, как и глава республики, очень лояльны инвесторам, я впервые сталкиваюсь с таким отношением. Ну и третье, конечно, — наличие государственной гарантии. Все связанные с Кавказом опасения у нас имелись, но безопасность инвестиций нам гарантирует государство. Наличие такой гарантии — это, по сути, финансовый инструмент, выступающий в виде залога по кредиту».

По словам Антона Титова, он рассчитывает, что к концу текущего года все формальности с получением гарантий и выделением средств будут завершены и в следующем году можно будет приступить к реконструкции подобранного здания и оснащению фабрики, а уже осенью выдать первую продукцию.

Риски рыночные и не только

Обувщики считают, что ассортимент и ценовая ниша — ключевые моменты в оценке рисков проекта. «На новой фабрике мы будем производить кожаную женскую демисезонную и летнюю обувь на полиуретановой подошве, которая создается методом прямого литья, в ценовой категории три-пять тысяч рублей, — рассказывает Антон Титов. — Это как раз тот ассортимент, который можно производить в России, не вступая в жесткую конкуренцию с китайской продукцией. Выпуск дешевой обуви из синтетических материалов у нас в стране не выдерживает конкуренции с Китаем, поскольку в ее себестоимости очень высока доля заработной платы. В обуви же среднего ценового сегмента доля зарплаты уже не столь существенна — около 15 процентов.

К тому же можно сэкономить на доставке, других логистических трудностях. Например, на хороших китайских фабриках, способных производить обувь высокого качества, сложно договориться о поставках продукции в удобное для нас время — в первую очередь они подстраиваются под европейских и американских заказчиков, российским же приходится либо получать заказ на два-три месяца раньше, либо пропускать начало сезона, либо выбирать фабрики поменьше и поплоше. Это, кстати, одна из причин ужасающего среднего качества обуви на нашем рынке». Сегодня, по словам Титова, 40–45% объема продаж «Обуви России» составляет продукция, заказанная компанией российским обувным фабрикам, в то время как своя новосибирская фабрика производит около 20% обуви. В будущем такая пропорция сохранится — ведь, считает Титов, всю обувь, необходимую для формирования ассортимента магазина, произвести в России невозможно. При этом Титов рассчитывает на значительный рост продаж — в текущем году, по собственным подсчетам компании «Обувь России», они составят около 20%, или 1 млн пар. В следующем году компания намеревается продать 1,5 млн пар обуви (прирост — 50%).

Но расчет на столь серьезный рост в среднеценовом сегменте, сильно пострадавшем в кризис, вызывает сомнения у других игроков рынка. Антон Титов считает, что сегмент отыграл свои позиции и, ссылаясь на данные Discovery Research Group, прогнозирует его дальнейший рост на 10–12% в год. Директор обувной компании Ralf Ringer Андрей Бережной недоумевает: «На чем основывает такой прогноз эта компания? У покупателей массово растут доходы, зарплаты? Снижаются коммунальные платежи, инфляция? Рынок падает, растет только сегмент дешевой синтетической обуви — во многом потому что у молодежи меняется стиль потребления: они хотят покупать обуви больше, носить недолго, менять чаще. Как на падающем рынке можно за год нарастить продажи на 50 процентов — не понимаю. Наша компания, работающая в том же среднем ценовом сегменте, имеющая также свою розницу, крепкий, известный бренд, ценой неимоверных усилий и постоянных инвестиций наращивает продажи в последние годы лишь на единицы процентов».

Более половины ассортимента для своей розницы «Обувь России» заказывает в Китае

Директор петербургской обувной фабрики «Скороход-мода» Александр Суворов на перспективы среднего сегмента смотрит более оптимистично: «Закрытая осенняя и зимняя обувь в нашей стране должна быть из натуральных материалов — это вопрос национальной безопасности. Обувь из синтетических материалов катастрофически сказывается на здоровье ног, если речь не идет о летних открытых босоножках, которые не мешают коже дышать. У нас в стране всегда было понимание того, что обувь должна быть из натуральных материалов. Я уверен, массовое увлечение синтетической обувью схлынет, потребитель осознает, что носить ее постоянно опасно». Впрочем, Суворов также считает, что цена 3 тыс. рублей за пару обуви на литой подошве, которую «Обувь России» собирается производить на своей новой фабрике в Черкесске, сильно завышена, если только в компании не рассчитывают на девальвацию рубля, то есть подорожание импортной обуви. Розничная цена на аналогичный ассортимент у той же Ralf Ringer ниже 3 тыс. за пару. «Поднимать цену выше я не могу, — объясняет Андрей Бережной, — на потребителя и без того цены со всех сторон давят. Если еще и я начну давить, он просто свалится в нижний сегмент экономобуви и все».

Помимо рыночных рисков у фабрики могут возникнуть и другие сложности, например с поиском специалистов. «Если привозить заготовку из Китая и отливать на фабрике лишь подошву, то да, такой проект реалистичен, — говорит Бережной. — Найти на российском рынке местных технологов и модельеров практически невозможно, либо нужно везти их из Китая». Даже обучить рабочих раскройке и шитью заготовки для обуви с нуля — нетривиальная задача, считает Суворов. Впрочем, работа с кожей и пошив обуви — одно из традиционных занятий жителей Кавказа.

Еще один серьезный риск связан с так называемым рынком насилия. «В регионе множество силовых группировок, которые в любом крупном проекте хотят получить свою долю, — отмечает Денис Соколов, руководитель Центра социально-экономических исследований регионов RAMCOM, — при этом заранее просчитать издержки, кому и сколько платить, невозможно. Если властям удалось договориться с другими силами, то фабрика будет существовать. Если нет — высоки шансы, что ее начнут делить еще на этапе выделения кредита. Для многих это более привлекательная схема, чем развитие производства в расчете на будущие дивиденды как материальные, так и моральные, в виде стабильности в регионе».

Главное — рынок сбыта

Для развития Кавказского региона, вне всяких сомнений, государственные гарантии необходимы: по своей воле бизнес пойдет сюда в последнюю очередь — различные специфические риски слишком высоки. Но помощь государства не должна ограничиваться только финансами. «Себестоимость производства очень многих товаров у нас по разным причинам — климатическим, демографическим, инфраструктурным и так далее — будет всегда выше, чем в других странах, — говорит Андрей Бережной из Ralf Ringer. — И если государство заинтересовано в создании внутреннего производства, занятости людей, то свой рынок нужно защищать. Рынок обуви окончательно сдали несколько лет назад, когда ввозная пошлина снизилась до 3–4 долларов за пару. Через три года переходного периода после вступления в ВТО пошлина на кожаную обувь составит 30 центов, или около 10 рублей. Смешно».

Внимания требует и рынок сбыта — иначе производство «сядет на иглу» бесконечных дотаций. Российское обувное производство сегодня никак не защищено, редкие примеры развития обувщиков — скорее исключение из правила. Но если защитить хотя бы те ниши, в которых мы еще можем сопротивляться китайскому легпрому, примеров было бы больше.           

• Группа компаний «Обувь России» — федеральная обувная розничная компания, входит в пятерку крупнейших обувных ритейлеров России.

• Основные бизнес-направления — розничная и оптовая торговля обувью и сопутствующими товарами, обувное производство.

• Две обувные сети — «Вестфалика» (монобренд, среднеценовой сегмент) и «Пешеход» (эконом), а также недорогая молодежная fashion-марка Emilia Estra (сумки и аксессуары).

• Компании принадлежит свыше 180 магазинов в 56 городах Сибири, Урала, Центральной части России, Приволжья и Дальнего Востока.

• Новосибирская фабрика компании производит клеевую женскую зимнюю обувь, на новой площадке в Карачаево-Черкесии планируется выпуск летней и демисезонной обуви под брендом «Вестфалика». Черкесская фабрика будет оборудована в готовом здании площадью 8 тыс. кв. м.

• Выручка компании в 2011 году — 2,203 млрд рублей, прирост по сравнению с 2010 годом — 39%. Чистая прибыль выросла на 67,26% и составила 162,832 млн рублей. Рентабельность по EBITDA — 13,06%. Планируемая выручка в 2012 году — 3,2 млрд рублей.

«Эксперт» №35 (817)

Статья относится к тематикам: Марка. Брэнд. PrivateLabel, Мерчандайзинг
Поделиться публикацией:
Космическим ценам – космические ценники!

Электронные ценники: есть ли перспективы у технологии?

Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Гарантия на оптимизмretail, обувной ритейл, торговля обувью, обувь россии, магазины обуви