Баннер ФЗ-54
facebookvkenvelopeuseraddeyebasketkeyloupearrow-leftarrow-right
9 декабря 2009, 00:00 3033 просмотра

Довести дело до конца

ЗАКОН О ТОРГОВЛЕ: Пожалуй, ни один «ведомственный» закон не вызывал в обществе такие жаркие дебаты, как законопроект «Об основах государственного регулирования торговой деятельностью в Российской Федерации», внесенный правительством в Государственную Думу под самый занавес весенней сессии – 16 июля 2009 года. Несмотря на каникулы и вообще мертвый, с точки зрения политической жизни сезон, споры продолжались все лето, стороны продолжали скрещивать шпаги в прессе, и Дума, собравшись на свой осенний марафон, буквально на втором пленарном заседании 11 сентября рассмотрела этот вопрос. Что же получилось у правительства, каким теперь стал закон? Как складывается его судьба в парламентских коридорах? Сегодня мы продолжаем знакомить наших читателей с точкой зрения одного из ведущих экспертов агропродовольственного рынка, депутата Государственной Думы, председателя Совета Ассоциации отраслевых союзов АПК (АССАГРОС) Виктора Семенова

Действительно, за деcять лет работы в Думе я не припомню такого закона, по которому ломалось бы столько копий. И уверен, что если бы не политическая воля, высказанная на самом высоком уровне, о том, что нам закон нужен, нашлось бы много желающих его похоронить. Логика противников закона понятна: зачем им закон, если торговля, а точнее – ее передовая часть, самая активная и хорошо организованная – сетевая розница – и так неплохо живет и развивается. От двух до 22% – таков рост ее присутствия на рынке за последние несколько лет. Зачем еще закон? Наоборот, полная свобода в этом сегменте дает возможность сильным выживать и захватывать все большее пространство, слабым – погибать. Вы скажете, такова логика нормальной конкуренции. Не согласен. Если говорить о честной конкуренции, то она должна осуществляться при равных прочих условиях: стартовых, финансовых, организационных. А разве они есть у всех участников процесса? К тому же торговля затрагивает социальный аспект в этой проблеме, отношения с потребителями. Если на этом этапе не прописать правила игры, то гигантская рыночная сила сетевой торговли подавит сначала мелкую розницу, а затем и производителей, монополизировав рынок.

Но для нас, производителей продовольствия, чьи интересы отстаивает АССАГРОС, самым важным аспектом в законе остаются отношения сетей с поставщиками, и вы знаете, что именно эта глава долгое время была камнем преткновения в судьбе закона. Я уже рассказывал, что только после того, как группа депутатов и сенаторов внесла свой альтернативный закон о торговле и премьер-министр В.В. Путин во время известного заседания правительства, прерванного на поездку в сетевой супермаркет, поручил своему первому заместителю В.А. Зубкову создать рабочую группу и написать компромиссный вариант закона, дело сдвинулось с мертвой точки.

Мы активно участвовали в работе группы Зубкова, скажу не понаслышке, что вписать в один документ порой диаметрально противоположные точки зрения было архисложно, тем не менее, компромисс по самым важным аспектам найден, именно поэтому мы, депутаты поддержали проект закона в первом чтении. Немаловажным в этом вопросе был и политический аспект: еще в марте 2009 года партия «Единая Россия» поддержала позицию аграриев и переработчиков в споре с торговлей, и мы заключили соглашение о взаимной поддержке в вопросе создания справедливого закона. Поэтому результат голосования в первом чтении был таков: только 14 из 450 депутатов высказались против, остальные – за. Причем против были в основном, те, кто посчитал закон недостаточно жестким в отношении торговли. Однако мы, оставаясь рыночниками, считаем, что во-первых, государство ни в коем случае не должно вносить в бизнес-отношения сторон такие инструменты, которые бы дали эффект обратный настройке – вели себя подобно слону в посудной лавке. Во-вторых, есть второе чтение – период, когда и происходит самая активная фаза согласований, дополнений и принципиальных поправок, чем мы сейчас и занимаемся.

Итак, что же удалось нам внести в правительственный вариант закона и закрепить в первом чтении.

Первое и очень важное: статья 9 часть 3 запрещает все виды поборов со стороны торговли в виде бонусов – премий различного характера, которые торговля изымала у производителей уже после достигнутой договорной цены. Теперь закон предлагает только один понятный, прозрачный с точки зрения налогообложения бонус – премию за объем, или как говорили раньше – объемную скидку. И это логично: если я продал через магазин очень много товара, могу сделать ему скидку как оптовому покупателю. Однако большинство наших коллег высказывают опасение: если размер скидки никак не ограничить, не появится ли у торговли соблазн «слить» туда все «потерянные» бонусы и отыграться на ней? Да, такой вариант возможен. Поэтому на заседании нашей рабочей группы депутатов, которая сложилась в период подготовки альтернативного закона, мы приняли решение внести поправку ко второму чтению, ограничивающий размер премии за объем в пределах 10%. Союзы и ассоциации, входящие в АССАГРОС, тоже провели специальное заседание по этому вопросу и по всем важным статьям одобрили наши предложения.

Хочу подчеркнуть, что это принципиальное положение закона – отмена бонусов – подкрепляется в части 7 этой же статьи, где четко прописан запрет на навязывание дополнительных услуг как путем включения соответствующих условий в договор поставки, так и в договор возмездного оказания услуг.

Второй момент, нашедший отражение в правительственном варианте: мы значительно сократили сроки оплаты за поставленную продукцию. От 10 дней для скоропортящейся продукции и до 75 для тех, у кого сроки хранения большие. Не секрет, что действующая ныне практика во взаимоотношениях между поставщиками и торговлей, больше похожа на беспроцентное и бессрочное кредитование со стороны производителей. В некоторых сетях дошло до откровенно циничных предложений взять кредит у магазина, который тебе же должен денег. С этой порочной практикой нужно кончать, и закон, мы уверены, это должен сделать. Но в этой статье – 9-ой, части 4 – есть пока спорный вопрос: какие это должны быть дни, календарные или банковские. Конечно, торговля настаивает на банковских, ссылаясь на непомерно длинные каникулы в январе. У нас другая точка зрения: поскольку срок годности товара исчисляется в календарных днях, логичной с такой же меркой подойти и к вопросам срока возврата платежей. Что же касается каникул – на самом деле нерабочие дни по действующему законодательству не могут считаться основанием для претензий по задержке платежей. И еще одно предложение производителей продовольствия мы посчитали здесь уместным внести в таблицу ко второму чтению: предельный срок все же должен быть более скромным – 45 суток.

Третий важный вопрос, зафиксированный в проекте закона, прошедшем первое чтение: порог доминирования для сетей. Сейчас по общему правилу в поле зрения антимонопольных органов предприятие попадает, если начинает превышать 35% барьер присутствия на рынке. Из практики сегодняшних реалий рынка мы видим, что в торговле достаточно и меньшей доли присутствия, чтобы диктовать свои условия в пределах административной единицы – района, небольшого города. Поэтому новая планка – 25% порог доминирования, который вписала в статье 16 Федеральная антимонопольная служба, мы поддержали однозначно. Обсуждаемым остается вопрос, должен ли сохраниться и второй показатель – объем проданного товара в 1 млрд рублей.

Мы ищем здесь наиболее гибкую формулу, для того, чтобы с одной стороны учесть особенности условий для торговой деятельности в разных регионах, с другой стороны, не сделать закон, тормозящий развитие торговли как бизнеса. Все мы прекрасно понимаем, что многие болячки во взаимоотношениях с продавцом у поставщика появились как раз из-за, практически, отсутствия выбора, недостаточности хорошо оснащенных и современных торговых площадей.

И если я тут уж заговорил о конкуренции в торговой среде, не могу не отметить еще один пункт закона, который по нашему мнению, должен способствовать ее развитию, и расширению. Это новая жизнь уже существовавших форм торговли в советское время – ярмарки выходного дня, на которые могут приезжать сами производители продукции и торговать напрямую. Единственное отличие – они должны проводиться не только в субботу-воскресенье. Местные власти должны продумать, какие графики тут более уместны. Я знаю опыт многих европейских стран, где такие сельхозярмарки действуют определенному по графику в пределах какого-то небольшого округа, радиусом в несколько километров. Но главное, что закрепляет статья 11 в части 4 – это доля присутствия на таких нестационарных торговых точках малого и среднего бизнеса. Сейчас эта норма определена правительством в 50%, мы считаем, что ее можно увеличить и до 70%, полагая, что эти формы и должны быть некой альтернативой большим сетям. Именно здесь покупатель может и должен иметь альтернативу глобальной торговле. А то ведь сейчас куда ни зайти – в супермаркет, на рынок, даже так называемый сельскохозяйственный – везде и товар один и тот же, и цены одинаковые. Яблоки без вкуса и запаха, помидоры, которые не боятся лежать без всяких холодильников неделями, и не «течь», и много всякого другого товара, произведенного явно не в данной местности и не местными аграриями. Нам оппоненты говорят, ну, и чего вы добились, когда законом выделили на продовольственных рынках специальную квоту местным фермерам? Где же они? Я уже высказывался по этому поводу неоднократно, поэтому повторюсь кратко: чтобы они заполнились, нужно параллельно развивать кооперативное движение на селе, и навести порядок на самих рынках с точки зрения правоохранительных органов. Пока там

всем заправляет серый кардинал, невидимый хозяин, а наши доблестные силовики на местах нередко их же охраняют. Но вернемся к нашему закону о торговле.

Еще один пункт закона, нашедший отражение в части 1 статьи 9-ой, напрямую, как мы считаем, касается защиты интересов и потребителей, и поставщиков продукции АПК, и сделает отношения с торговлей более прозрачными – это обязанность торговли публиковать условия договора в сети Интернет. Тут можно обойтись без комментариев, понятно, почему это важно сохранить в законе. Единственная ремарка: на недавно состоявшихся слушаниях в Торгово-промышленной палате РФ по поводу закона представители региональных сетей предложили встречное требование: публиковать подобную информацию по договору и поставщику. Полагаю, в этом есть логика и появление такой поправки во втором чтении возможно.

Если говорить о наших предложениях во второе чтение, мы разработали довольно объемную таблицу поправок, которую сейчас шлифуют юристы с точки зрения совпадения с общим законодательным полем.

Еще один важный момент, который будет в наших поправках ко второму чтению: ввести в статье 9 прямую и понятную норму, определяющую, с какого момента и по каким документам право на товар и соответствующая ответственность за него переходит от поставщика к продавцу. Сейчас в проекте закона записано, что этот момент фиксируется в договоре о поставке, и многие эксперты подчеркивают, что он с точки зрения предпринимательских рисков прописан и в других законах. Тем не менее на практике мы продолжаем наблюдать все ту же картину: поставщика вынуждают забирать непроданный товар, отвечать за его сохранность в магазине.

11 октября «работа над ошибками», как иногда называют подготовку закона ко второму чтению, завершается, и Думе предстоит принять судьбоносный закон. Причем, мы в данном вопросе во многом исправляем ошибки, сложившиеся у сетей не только с нашими отечественными товаропроизводителями, но и вообще с остальным бизнес-сообществом, поскольку многие страны признают, что ограничить их доминирующее положение, разрушающее конкурентную среду, уже не могут. По нашим сведениям, в Англии, где рынок вообще практически поделен между четырьмя сетями, готовится ряд очень жестких ограничительных мер. Этим же вопросом озадачены и европейские парламентарии, собравшиеся на свою осеннюю сессию. Они с большим интересом относятся к нашей работе, и я надеюсь, мы сможем дать хороший рецепт решения этих проблем.

Виктор Семенов, председатель Совета Ассоциации отраслевых союзов АПК, депутат Государственной Думы

Статья была опубликована в журнале «Продвижение Продовольствия. Prod&Prod» №9 (11) 2009

/bitrix/rk.php?goto=http://www.prod-prod.ru/ www.habeas.ru

Статья относится к тематикам: Законодательство в торговле, Общеотраслевое
Поделиться публикацией:
Никита Дергилёв, «Техносерв Cloud», о «черных пятн...
435
Компания сетевого маркетинга тестирует формат для ...
630
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
4678
Комплексное решение «1С:ERP» на 650 рабочих мест
377
Сергей Сергеев, ИТ-директор компании «М.Видео», ра...
761

ЗАКОН О ТОРГОВЛЕ: Пожалуй, ни один «ведомственный» закон не вызывал в обществе такие жаркие дебаты, как законопроект «Об основах государственного регулирования торговой деятельностью в Российской Федерации», внесенный правительством в Государственную Думу под самый занавес весенней сессии – 16 июля 2009 года. Несмотря на каникулы и вообще мертвый, с точки зрения политической жизни сезон, споры продолжались все лето, стороны продолжали скрещивать шпаги в прессе, и Дума, собравшись на свой осенний марафон, буквально на втором пленарном заседании 11 сентября рассмотрела этот вопрос. Что же получилось у правительства, каким теперь стал закон? Как складывается его судьба в парламентских коридорах? Сегодня мы продолжаем знакомить наших читателей с точкой зрения одного из ведущих экспертов агропродовольственного рынка, депутата Государственной Думы, председателя Совета Ассоциации отраслевых союзов АПК (АССАГРОС) Виктора Семенова

Действительно, за деcять лет работы в Думе я не припомню такого закона, по которому ломалось бы столько копий. И уверен, что если бы не политическая воля, высказанная на самом высоком уровне, о том, что нам закон нужен, нашлось бы много желающих его похоронить. Логика противников закона понятна: зачем им закон, если торговля, а точнее – ее передовая часть, самая активная и хорошо организованная – сетевая розница – и так неплохо живет и развивается. От двух до 22% – таков рост ее присутствия на рынке за последние несколько лет. Зачем еще закон? Наоборот, полная свобода в этом сегменте дает возможность сильным выживать и захватывать все большее пространство, слабым – погибать. Вы скажете, такова логика нормальной конкуренции. Не согласен. Если говорить о честной конкуренции, то она должна осуществляться при равных прочих условиях: стартовых, финансовых, организационных. А разве они есть у всех участников процесса? К тому же торговля затрагивает социальный аспект в этой проблеме, отношения с потребителями. Если на этом этапе не прописать правила игры, то гигантская рыночная сила сетевой торговли подавит сначала мелкую розницу, а затем и производителей, монополизировав рынок.

Но для нас, производителей продовольствия, чьи интересы отстаивает АССАГРОС, самым важным аспектом в законе остаются отношения сетей с поставщиками, и вы знаете, что именно эта глава долгое время была камнем преткновения в судьбе закона. Я уже рассказывал, что только после того, как группа депутатов и сенаторов внесла свой альтернативный закон о торговле и премьер-министр В.В. Путин во время известного заседания правительства, прерванного на поездку в сетевой супермаркет, поручил своему первому заместителю В.А. Зубкову создать рабочую группу и написать компромиссный вариант закона, дело сдвинулось с мертвой точки.

Мы активно участвовали в работе группы Зубкова, скажу не понаслышке, что вписать в один документ порой диаметрально противоположные точки зрения было архисложно, тем не менее, компромисс по самым важным аспектам найден, именно поэтому мы, депутаты поддержали проект закона в первом чтении. Немаловажным в этом вопросе был и политический аспект: еще в марте 2009 года партия «Единая Россия» поддержала позицию аграриев и переработчиков в споре с торговлей, и мы заключили соглашение о взаимной поддержке в вопросе создания справедливого закона. Поэтому результат голосования в первом чтении был таков: только 14 из 450 депутатов высказались против, остальные – за. Причем против были в основном, те, кто посчитал закон недостаточно жестким в отношении торговли. Однако мы, оставаясь рыночниками, считаем, что во-первых, государство ни в коем случае не должно вносить в бизнес-отношения сторон такие инструменты, которые бы дали эффект обратный настройке – вели себя подобно слону в посудной лавке. Во-вторых, есть второе чтение – период, когда и происходит самая активная фаза согласований, дополнений и принципиальных поправок, чем мы сейчас и занимаемся.

Итак, что же удалось нам внести в правительственный вариант закона и закрепить в первом чтении.

Первое и очень важное: статья 9 часть 3 запрещает все виды поборов со стороны торговли в виде бонусов – премий различного характера, которые торговля изымала у производителей уже после достигнутой договорной цены. Теперь закон предлагает только один понятный, прозрачный с точки зрения налогообложения бонус – премию за объем, или как говорили раньше – объемную скидку. И это логично: если я продал через магазин очень много товара, могу сделать ему скидку как оптовому покупателю. Однако большинство наших коллег высказывают опасение: если размер скидки никак не ограничить, не появится ли у торговли соблазн «слить» туда все «потерянные» бонусы и отыграться на ней? Да, такой вариант возможен. Поэтому на заседании нашей рабочей группы депутатов, которая сложилась в период подготовки альтернативного закона, мы приняли решение внести поправку ко второму чтению, ограничивающий размер премии за объем в пределах 10%. Союзы и ассоциации, входящие в АССАГРОС, тоже провели специальное заседание по этому вопросу и по всем важным статьям одобрили наши предложения.

Хочу подчеркнуть, что это принципиальное положение закона – отмена бонусов – подкрепляется в части 7 этой же статьи, где четко прописан запрет на навязывание дополнительных услуг как путем включения соответствующих условий в договор поставки, так и в договор возмездного оказания услуг.

Второй момент, нашедший отражение в правительственном варианте: мы значительно сократили сроки оплаты за поставленную продукцию. От 10 дней для скоропортящейся продукции и до 75 для тех, у кого сроки хранения большие. Не секрет, что действующая ныне практика во взаимоотношениях между поставщиками и торговлей, больше похожа на беспроцентное и бессрочное кредитование со стороны производителей. В некоторых сетях дошло до откровенно циничных предложений взять кредит у магазина, который тебе же должен денег. С этой порочной практикой нужно кончать, и закон, мы уверены, это должен сделать. Но в этой статье – 9-ой, части 4 – есть пока спорный вопрос: какие это должны быть дни, календарные или банковские. Конечно, торговля настаивает на банковских, ссылаясь на непомерно длинные каникулы в январе. У нас другая точка зрения: поскольку срок годности товара исчисляется в календарных днях, логичной с такой же меркой подойти и к вопросам срока возврата платежей. Что же касается каникул – на самом деле нерабочие дни по действующему законодательству не могут считаться основанием для претензий по задержке платежей. И еще одно предложение производителей продовольствия мы посчитали здесь уместным внести в таблицу ко второму чтению: предельный срок все же должен быть более скромным – 45 суток.

Третий важный вопрос, зафиксированный в проекте закона, прошедшем первое чтение: порог доминирования для сетей. Сейчас по общему правилу в поле зрения антимонопольных органов предприятие попадает, если начинает превышать 35% барьер присутствия на рынке. Из практики сегодняшних реалий рынка мы видим, что в торговле достаточно и меньшей доли присутствия, чтобы диктовать свои условия в пределах административной единицы – района, небольшого города. Поэтому новая планка – 25% порог доминирования, который вписала в статье 16 Федеральная антимонопольная служба, мы поддержали однозначно. Обсуждаемым остается вопрос, должен ли сохраниться и второй показатель – объем проданного товара в 1 млрд рублей.

Мы ищем здесь наиболее гибкую формулу, для того, чтобы с одной стороны учесть особенности условий для торговой деятельности в разных регионах, с другой стороны, не сделать закон, тормозящий развитие торговли как бизнеса. Все мы прекрасно понимаем, что многие болячки во взаимоотношениях с продавцом у поставщика появились как раз из-за, практически, отсутствия выбора, недостаточности хорошо оснащенных и современных торговых площадей.

И если я тут уж заговорил о конкуренции в торговой среде, не могу не отметить еще один пункт закона, который по нашему мнению, должен способствовать ее развитию, и расширению. Это новая жизнь уже существовавших форм торговли в советское время – ярмарки выходного дня, на которые могут приезжать сами производители продукции и торговать напрямую. Единственное отличие – они должны проводиться не только в субботу-воскресенье. Местные власти должны продумать, какие графики тут более уместны. Я знаю опыт многих европейских стран, где такие сельхозярмарки действуют определенному по графику в пределах какого-то небольшого округа, радиусом в несколько километров. Но главное, что закрепляет статья 11 в части 4 – это доля присутствия на таких нестационарных торговых точках малого и среднего бизнеса. Сейчас эта норма определена правительством в 50%, мы считаем, что ее можно увеличить и до 70%, полагая, что эти формы и должны быть некой альтернативой большим сетям. Именно здесь покупатель может и должен иметь альтернативу глобальной торговле. А то ведь сейчас куда ни зайти – в супермаркет, на рынок, даже так называемый сельскохозяйственный – везде и товар один и тот же, и цены одинаковые. Яблоки без вкуса и запаха, помидоры, которые не боятся лежать без всяких холодильников неделями, и не «течь», и много всякого другого товара, произведенного явно не в данной местности и не местными аграриями. Нам оппоненты говорят, ну, и чего вы добились, когда законом выделили на продовольственных рынках специальную квоту местным фермерам? Где же они? Я уже высказывался по этому поводу неоднократно, поэтому повторюсь кратко: чтобы они заполнились, нужно параллельно развивать кооперативное движение на селе, и навести порядок на самих рынках с точки зрения правоохранительных органов. Пока там

всем заправляет серый кардинал, невидимый хозяин, а наши доблестные силовики на местах нередко их же охраняют. Но вернемся к нашему закону о торговле.

Еще один пункт закона, нашедший отражение в части 1 статьи 9-ой, напрямую, как мы считаем, касается защиты интересов и потребителей, и поставщиков продукции АПК, и сделает отношения с торговлей более прозрачными – это обязанность торговли публиковать условия договора в сети Интернет. Тут можно обойтись без комментариев, понятно, почему это важно сохранить в законе. Единственная ремарка: на недавно состоявшихся слушаниях в Торгово-промышленной палате РФ по поводу закона представители региональных сетей предложили встречное требование: публиковать подобную информацию по договору и поставщику. Полагаю, в этом есть логика и появление такой поправки во втором чтении возможно.

Если говорить о наших предложениях во второе чтение, мы разработали довольно объемную таблицу поправок, которую сейчас шлифуют юристы с точки зрения совпадения с общим законодательным полем.

Еще один важный момент, который будет в наших поправках ко второму чтению: ввести в статье 9 прямую и понятную норму, определяющую, с какого момента и по каким документам право на товар и соответствующая ответственность за него переходит от поставщика к продавцу. Сейчас в проекте закона записано, что этот момент фиксируется в договоре о поставке, и многие эксперты подчеркивают, что он с точки зрения предпринимательских рисков прописан и в других законах. Тем не менее на практике мы продолжаем наблюдать все ту же картину: поставщика вынуждают забирать непроданный товар, отвечать за его сохранность в магазине.

11 октября «работа над ошибками», как иногда называют подготовку закона ко второму чтению, завершается, и Думе предстоит принять судьбоносный закон. Причем, мы в данном вопросе во многом исправляем ошибки, сложившиеся у сетей не только с нашими отечественными товаропроизводителями, но и вообще с остальным бизнес-сообществом, поскольку многие страны признают, что ограничить их доминирующее положение, разрушающее конкурентную среду, уже не могут. По нашим сведениям, в Англии, где рынок вообще практически поделен между четырьмя сетями, готовится ряд очень жестких ограничительных мер. Этим же вопросом озадачены и европейские парламентарии, собравшиеся на свою осеннюю сессию. Они с большим интересом относятся к нашей работе, и я надеюсь, мы сможем дать хороший рецепт решения этих проблем.

Виктор Семенов, председатель Совета Ассоциации отраслевых союзов АПК, депутат Государственной Думы

Статья была опубликована в журнале «Продвижение Продовольствия. Prod&Prod» №9 (11) 2009

/bitrix/rk.php?goto=http://www.prod-prod.ru/ www.habeas.ru

Довести дело до концазакон о торговле, законопроект о торговле 2009, правительство, поставщики, аграриии ритейлеры, торговля, розничная торговля
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Довести дело до конца
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/41223/2017-11-24