Баннер ФЗ-54
2 сентября 2009, 00:00 4789 просмотров

Есть ли лекарство против невоспитанности продавцов?

В последние пару лет участились жалобы покупателей на невежливое поведение продавцов. Сервис в России — вообще больная тема, но давайте-ка попробуем сообразить: кто — прибегнув к личному опыту, кто — к воспоминаниям старших, когда за последние тридцать-сорок лет в России было хорошо с сервисом в магазинах? Хотя, наверное, «сервис» — понятие очень широкое, наверное, можно спросить проще: когда у нас было хорошо с вежливостью продавцов?

В те годы в воздухе витало несколько интересных идей, которые пытались объяснить подобное положение дел.

1. Дефицит. Действительно, когда товара не хватает на всех, к каждому прилавку выстраиваются длиннющие очереди, а при слове «дают» у гражданина срабатывает условный рефлекс — стремглав бежать в ту сторону, откуда послышалось это слово, зачем продавцу быть вежливым? И так все разберут, еще заискивать перед продавцом будут, чтобы обойти стандартное указание директора магазина «две пары в одни руки».

2. Также долго грела душу общественности мысль о том, что виной всему «ничейность» магазинов и всевозможных организаций, работающих в сфере, как тогда говорили, «обслуживания населения». Дескать, как только магазины станут принадлежать не абстрактно — государству, а конкретным предпринимателям X, Y или Z, те сразу «закрутят гайки», грамотно мотивируя и строго контролируя продавцов, и начнется всеобщее счастье.

3. Отсутствие материальной заинтересованности продавца в увеличении объема продаж. Во-первых, продать больше товара, чем было запланировано изначально, в тех условиях представлялось практически невозможным. А, во-вторых, продавец в любом случае получал зарплату, размер которой никак не зависел от степени удовлетворенности покупателей — разве что кто-то особенно вредный оставлял гневную запись в Книге жалоб и предложений, и продавца могли лишить премии.

Прошли годы. Дефицита больше нет, магазины обрели хозяев, в торговле применяются принципы материального стимулирования продавцов, завязанные на соотношении объема продаж и заработка сотрудников. Кстати, именно на последний пункт возлагалось больше всего надежд, и именно он принес и хозяевам, и продавцам больше всего разочарований; так что отказались от него довольно быстро. Справедливости ради надо заметить, что кратковременный период улучшения в системе взаимоотношений «продавец – покупатель» все-таки имел место в истории российского сервиса. Было это в середине девяностых – самом начале двухтысячных годов. Пусть это выглядело неумело, пусть порой даже смешно, но продавцы старались угодить покупателю, и уж абсолютно точно — не грубили. Может быть, это было связано с тем, что многие из свежеиспеченных продавцов были вынуждены заниматься этой работой и держаться за нее, поскольку «работа по диплому» (учителя, инженера, врача и т.п.) не давала возможности выжить; может быть, повлиял дефолт и последовавшее ощущение жутчайшей нестабильности; может быть, были и другие причины. Потом ситуация стала меняться. Все чаще и чаще покупателю в процессе общения с продавцом приходится сталкиваться с тем, что иначе, как хамством, при всем желании быть корректным, не назовешь.

Пример № 1 Москва, ВВЦ, павильон, в котором торгуют гобеленами, портьерными и обивочными тканями, постельным бельем и «аксессуарами для уюта в доме»: подушками-«думочками», салфеточками, статуэточками… Конец рабочего дня, покупатели гурьбой направляются к выходу. Одна из сотрудниц магазина — другой, довольно громко: «Как же мне нравится, когда они все вот так толпой уходят».

Пример № 2 Покупательница, женщина средних лет, заходит в специализированный магазин «Дубленки – Шубы». В магазине два этажа, и сначала она внимательно рассматривает ассортимент, представленный на первом этаже. Сразу бросается в глаза, что у покупательницы в голове имеется некий эталон, с которым она сравнивает все модели, то есть это — не «случайный», а «целевой» клиент. Продавец неотступно следует на полшага позади, поправляя каждую дубленку, к которой притронулась покупательница. Та, не найдя ничего подходящего внизу, поднимается на второй этаж, все так же конвоируемая продавцом. На верхней площадке стоят и беседуют еще четыре продавца, молодые женщины. Убедившись, что покупательница попала в поле их зрения, продавец с первого этажа начинает спускаться. Одна из продавщиц, обращаясь к коллеге и не убавляя голоса, комментирует, кивнув на покупательницу: «Ишь, на первом этаже себе ничего подобрать не смогла, так она на второй поперлась».

«Юмор» замечания заключался в том, что на первом этаже находились модели, распродаваемые с большой скидкой, а наверху — эксклюзивные вещи, стоимость которых была на порядок дороже. Покупательница об этом знать не могла, поскольку никаких объявлений о скидках не увидела, и разобралась в ситуации только к концу своего пребывания в торговом зале на втором этаже, сопоставив разницу в ценах и различный цвет ярлычков на дубленках. Но, разобравшись, она решительно вернула на место выбранную наконец-то модель, и ушла.

Пример № 3 Магазин компьютеров и оргтехники. Молодой продавец, стоя на крылечке у самого входа в магазин и стараясь перекричать уличный шум, беседует с кем-то по мобильному телефону: «Ну, я тебе потом перезвоню. Народу много, набежали тут как тараканы. Сейчас обязательно какой-нибудь … (непарламентское выражение) привяжется с вопросами». Это слышат и те, кто входят и выходят из магазина, и случайные прохожие.

Что объединяет все три примера? Я бы назвала эту общую черту «органичностью хамства»: воистину, все главные персонажи «не ведают, что творят». Ведь работа у продавца крайне сложная, а положение довольно-таки бесправное и, что уж греха таить, он в течение рабочего дня выслушивает много негатива в свой адрес: и от начальства, и от клиентов. И отреагировать грубостью на грубость логично, хотя и непрофессионально. Но ведь во всех трех примерах какие-либо неприятные действия или высказывания со стороны покупателей в принципе отсутствовали, да и реплики продавцов не носили демонстративного характера. Так, мысли вслух. То есть, очевидно, людям, произносившим обидные для покупателей фразы: а) либо в голову не приходило, что такой текст может кого-либо задеть; б) либо… просто было безразлично: заденет — ну и что? Здесь можно удариться в рассуждения о российском менталитете и традиционно низком уровне уважения друг к другу, о социальных процессах, происходящих между мегаполисами и «всей остальной страной». Короче говоря, можно подвести мощную научную базу под эту проблему. Многое из подобных рассуждений и в самом деле объясняет некоторые особенности в сфере взаимоотношений в системе «продавец – покупатель».

Во-первых, пресловутый российский менталитет. Для нашей культуры, увы, не слишком характерны дипломатичность и забота о душевном равновесии партнера по общению. А это значит, что фильтры, которые помогают отслеживать степень корректности высказываний, изначально у наших людей развиты слабо. В соответствии с теми же культуральными особенностями, и контроль со стороны руководства применительно к качеству общения продавца с покупателем — если и используется, то чаще в целях карательных, а не воспитательных. В большом же количестве случаев этот аспект руководством магазина вообще не расценивается как важный и, следовательно, нуждающийся в регулярном контроле.

Во-вторых, большой процент тех, кто сейчас работает продавцами, люди до тридцати лет. Многие из них такую работу рассматривают как временную, а если она временная — то не стоит и напрягаться, задумываясь о грамотном общении с покупателем. Помимо того, это поколение — те, кому сейчас до тридцати, часто те — кого обошло какое-либо полезное воздействие в области культуры общения с другими людьми. Ведь их детство и юность попали на тяжелое для страны время: их родители должны были напряженно работать, чтобы денег хватало хотя бы на самое необходимое; а качество образования и воспитания в школах и вузах в тот период резко снизилось. Так что и постигнуть тонкости в общении с другими людьми этому поколению было проблематично: нет соответствующей «базы».

В-третьих, по сегодняшний день на кадровом рынке существует серьезное затруднение, которое называется «где взять адекватный персонал?». Потребность в продавцах сейчас выше, чем может предложить рынок и, значит, нет особой нужды держаться за место работы: «уволят отсюда, устроюсь туда». Даже таких, не очень профессиональных, не очень расторопных, не очень вежливых продавцов — не хватает. Следовательно, наказание за невежливое отношение к покупателю может подвинуть продавца не принять к сведению и исправиться, а уволиться и принять другое предложение о работе — оно не замедлит появиться.

Все это причины объективные и, если ориентироваться только на них, остается лишь опустить руки и покориться судьбе: пусть хамят, лишь бы на работу ходили. Но есть еще два субъективных момента, и уж на них-то опасно не обращать внимания:

1. Воспитание продавцов. Не обучение техникам продаж, уже давно ставшее привычным, а воспитание. То есть: - объяснение на уровне «что такое хорошо, и что такое плохо» (если это не сделали родители, школа и вуз, то приходится делать руководству магазина), как можно и как нельзя вести себя в присутствии клиента; - объяснение, почему нельзя позволять себе агрессивные, иронические, оскорбительные высказывания о покупателях не только в их присутствии, но и вообще в ситуации, когда это может услышать кто-то посторонний (о том, чтобы продавцы совсем не критиковали покупателей, остается только мечтать); - объяснение (подробное, с примерами и выкладками) смысла старого лозунга «Зарплату тебе платит клиент!». Этот пункт может вызвать у читателя чувство раздражения: что тут объяснять, продавцы должны сами все понимать, не маленькие. Должны. И не маленькие. Но не понимают — правда, не понимают, не притворяются.

2. Элементарное соблюдение хозяином тех обязательств, которые он взял на себя, наняв продавца на работу. То есть: - честно платить обещанную зарплату (особенно — «процент»!); - организовать хотя бы минимальные бытовые удобства (где поесть, где переодеться) и минимальные условия для физиологического комфорта (чтобы в магазине не было ни чересчур холодно, ни чересчур душно); - договориться о способах коммуникации с руководством торгового комплекса, в котором расположен магазин (чтобы продавцы знали, к кому они могут обращаться в случае необходимости, и о чем могут просить). Недовольный продавец навряд ли пойдет к хозяину выяснять причины непонятного вычета из зарплаты или «качать права» из-за того, что в помещении так холодно, что приходится кутаться в шаль или платок (что, к слову, обычно запрещено начальством) — не принято это у нас. Он даже не будет размышлять о причинах всего этого — не его это дело. И вполне вероятно, что он не будет искать новую работу — «какой смысл, ведь так почти везде». Но он автоматически сделает вывод: «Если обязательства не соблюдаются в отношении меня, то почему я должен соблюдать обязательства в отношении других» И как-то само собой получается, что «другие» — это не хозяин или директор магазина, а покупатели. «Пусть обижаются, мне-то какое дело!».

Страдают покупатели, падает выручка, наносится ущерб репутации магазина. До поры до времени с этим можно было не считаться, но обстановка с сервисом становится все хуже, и магазины теряют крупные деньги на «подмоченной» невоспитанностью продавцов репутации. В пору дефицита было некуда деваться, поэтому покупатели мирились с неизбежным и пристраивались в хвост очереди, заранее готовые все вытерпеть от продавца. В пору пресыщения ситуация изменилась: покупатель не идет в другой магазин, где его встретит такой же точно продавец (здесь можно вспомнить о еще одной несбывшейся надежде советских и ранних постсоветских времен — надежде на благодетельное влияние конкуренции). Нет, покупатель поступит по-иному: еще раз задумается о том, так уж ли ему нужна эта покупка и — кто знает, быть может, и вовсе откажется от нее, решив сэкономить. Подобное случается все чаще.

Эти два пункта — две стороны одной медали. Если продавцов не воспитывать, но при этом соблюдать обязательства, то они будут работать не ниже какого-то уровня, но непременно станут делать «ляпы», подобные тем, которые описаны в примерах в начале статьи. Если продавцов воспитывать, но не соблюдать обязательства, то у них не будет внутренних мотивов считаться с требованиями руководства «беречь клиента», и похожие инциденты все равно будут иметь место. Но если приложить усилия в субъективных точках, добавить немножко разумного контроля, то получится парадоксальная картина: объективные проблемы отойдут на задний план, и мы получим нормального среднего продавца. По нынешним временам, это немало.

Е.Закаблуцкая, www.artmanage.ru

Журнал «Управление сбытом» № 9 за 2008г.

Статья относится к тематикам: Retail, Торговый персонал
Поделиться публикацией:
Подписывайтесь на наш канал в Telegram и Яндекс.Дзен , чтобы первым быть в курсе главных новостей Retail.ru.
Как проинструктировать сотрудника, чтобы он действ...
546
Как начать производить товары под собственной торг...
492
Вадим Макаренко, директор по маркетингу дивизиона ...
3124
Хуан Хосе Фреихо (Juan José Freijo), директор по у...
546
«Ренессанс Косметик» оптимизировала ERP-систему
6846
Опыт сотрудничества испанского ритейлера и компани...
2441

В последние пару лет участились жалобы покупателей на невежливое поведение продавцов. Сервис в России — вообще больная тема, но давайте-ка попробуем сообразить: кто — прибегнув к личному опыту, кто — к воспоминаниям старших, когда за последние тридцать-сорок лет в России было хорошо с сервисом в магазинах? Хотя, наверное, «сервис» — понятие очень широкое, наверное, можно спросить проще: когда у нас было хорошо с вежливостью продавцов?

В те годы в воздухе витало несколько интересных идей, которые пытались объяснить подобное положение дел.

1. Дефицит. Действительно, когда товара не хватает на всех, к каждому прилавку выстраиваются длиннющие очереди, а при слове «дают» у гражданина срабатывает условный рефлекс — стремглав бежать в ту сторону, откуда послышалось это слово, зачем продавцу быть вежливым? И так все разберут, еще заискивать перед продавцом будут, чтобы обойти стандартное указание директора магазина «две пары в одни руки».

2. Также долго грела душу общественности мысль о том, что виной всему «ничейность» магазинов и всевозможных организаций, работающих в сфере, как тогда говорили, «обслуживания населения». Дескать, как только магазины станут принадлежать не абстрактно — государству, а конкретным предпринимателям X, Y или Z, те сразу «закрутят гайки», грамотно мотивируя и строго контролируя продавцов, и начнется всеобщее счастье.

3. Отсутствие материальной заинтересованности продавца в увеличении объема продаж. Во-первых, продать больше товара, чем было запланировано изначально, в тех условиях представлялось практически невозможным. А, во-вторых, продавец в любом случае получал зарплату, размер которой никак не зависел от степени удовлетворенности покупателей — разве что кто-то особенно вредный оставлял гневную запись в Книге жалоб и предложений, и продавца могли лишить премии.

Прошли годы. Дефицита больше нет, магазины обрели хозяев, в торговле применяются принципы материального стимулирования продавцов, завязанные на соотношении объема продаж и заработка сотрудников. Кстати, именно на последний пункт возлагалось больше всего надежд, и именно он принес и хозяевам, и продавцам больше всего разочарований; так что отказались от него довольно быстро. Справедливости ради надо заметить, что кратковременный период улучшения в системе взаимоотношений «продавец – покупатель» все-таки имел место в истории российского сервиса. Было это в середине девяностых – самом начале двухтысячных годов. Пусть это выглядело неумело, пусть порой даже смешно, но продавцы старались угодить покупателю, и уж абсолютно точно — не грубили. Может быть, это было связано с тем, что многие из свежеиспеченных продавцов были вынуждены заниматься этой работой и держаться за нее, поскольку «работа по диплому» (учителя, инженера, врача и т.п.) не давала возможности выжить; может быть, повлиял дефолт и последовавшее ощущение жутчайшей нестабильности; может быть, были и другие причины. Потом ситуация стала меняться. Все чаще и чаще покупателю в процессе общения с продавцом приходится сталкиваться с тем, что иначе, как хамством, при всем желании быть корректным, не назовешь.

Пример № 1 Москва, ВВЦ, павильон, в котором торгуют гобеленами, портьерными и обивочными тканями, постельным бельем и «аксессуарами для уюта в доме»: подушками-«думочками», салфеточками, статуэточками… Конец рабочего дня, покупатели гурьбой направляются к выходу. Одна из сотрудниц магазина — другой, довольно громко: «Как же мне нравится, когда они все вот так толпой уходят».

Пример № 2 Покупательница, женщина средних лет, заходит в специализированный магазин «Дубленки – Шубы». В магазине два этажа, и сначала она внимательно рассматривает ассортимент, представленный на первом этаже. Сразу бросается в глаза, что у покупательницы в голове имеется некий эталон, с которым она сравнивает все модели, то есть это — не «случайный», а «целевой» клиент. Продавец неотступно следует на полшага позади, поправляя каждую дубленку, к которой притронулась покупательница. Та, не найдя ничего подходящего внизу, поднимается на второй этаж, все так же конвоируемая продавцом. На верхней площадке стоят и беседуют еще четыре продавца, молодые женщины. Убедившись, что покупательница попала в поле их зрения, продавец с первого этажа начинает спускаться. Одна из продавщиц, обращаясь к коллеге и не убавляя голоса, комментирует, кивнув на покупательницу: «Ишь, на первом этаже себе ничего подобрать не смогла, так она на второй поперлась».

«Юмор» замечания заключался в том, что на первом этаже находились модели, распродаваемые с большой скидкой, а наверху — эксклюзивные вещи, стоимость которых была на порядок дороже. Покупательница об этом знать не могла, поскольку никаких объявлений о скидках не увидела, и разобралась в ситуации только к концу своего пребывания в торговом зале на втором этаже, сопоставив разницу в ценах и различный цвет ярлычков на дубленках. Но, разобравшись, она решительно вернула на место выбранную наконец-то модель, и ушла.

Пример № 3 Магазин компьютеров и оргтехники. Молодой продавец, стоя на крылечке у самого входа в магазин и стараясь перекричать уличный шум, беседует с кем-то по мобильному телефону: «Ну, я тебе потом перезвоню. Народу много, набежали тут как тараканы. Сейчас обязательно какой-нибудь … (непарламентское выражение) привяжется с вопросами». Это слышат и те, кто входят и выходят из магазина, и случайные прохожие.

Что объединяет все три примера? Я бы назвала эту общую черту «органичностью хамства»: воистину, все главные персонажи «не ведают, что творят». Ведь работа у продавца крайне сложная, а положение довольно-таки бесправное и, что уж греха таить, он в течение рабочего дня выслушивает много негатива в свой адрес: и от начальства, и от клиентов. И отреагировать грубостью на грубость логично, хотя и непрофессионально. Но ведь во всех трех примерах какие-либо неприятные действия или высказывания со стороны покупателей в принципе отсутствовали, да и реплики продавцов не носили демонстративного характера. Так, мысли вслух. То есть, очевидно, людям, произносившим обидные для покупателей фразы: а) либо в голову не приходило, что такой текст может кого-либо задеть; б) либо… просто было безразлично: заденет — ну и что? Здесь можно удариться в рассуждения о российском менталитете и традиционно низком уровне уважения друг к другу, о социальных процессах, происходящих между мегаполисами и «всей остальной страной». Короче говоря, можно подвести мощную научную базу под эту проблему. Многое из подобных рассуждений и в самом деле объясняет некоторые особенности в сфере взаимоотношений в системе «продавец – покупатель».

Во-первых, пресловутый российский менталитет. Для нашей культуры, увы, не слишком характерны дипломатичность и забота о душевном равновесии партнера по общению. А это значит, что фильтры, которые помогают отслеживать степень корректности высказываний, изначально у наших людей развиты слабо. В соответствии с теми же культуральными особенностями, и контроль со стороны руководства применительно к качеству общения продавца с покупателем — если и используется, то чаще в целях карательных, а не воспитательных. В большом же количестве случаев этот аспект руководством магазина вообще не расценивается как важный и, следовательно, нуждающийся в регулярном контроле.

Во-вторых, большой процент тех, кто сейчас работает продавцами, люди до тридцати лет. Многие из них такую работу рассматривают как временную, а если она временная — то не стоит и напрягаться, задумываясь о грамотном общении с покупателем. Помимо того, это поколение — те, кому сейчас до тридцати, часто те — кого обошло какое-либо полезное воздействие в области культуры общения с другими людьми. Ведь их детство и юность попали на тяжелое для страны время: их родители должны были напряженно работать, чтобы денег хватало хотя бы на самое необходимое; а качество образования и воспитания в школах и вузах в тот период резко снизилось. Так что и постигнуть тонкости в общении с другими людьми этому поколению было проблематично: нет соответствующей «базы».

В-третьих, по сегодняшний день на кадровом рынке существует серьезное затруднение, которое называется «где взять адекватный персонал?». Потребность в продавцах сейчас выше, чем может предложить рынок и, значит, нет особой нужды держаться за место работы: «уволят отсюда, устроюсь туда». Даже таких, не очень профессиональных, не очень расторопных, не очень вежливых продавцов — не хватает. Следовательно, наказание за невежливое отношение к покупателю может подвинуть продавца не принять к сведению и исправиться, а уволиться и принять другое предложение о работе — оно не замедлит появиться.

Все это причины объективные и, если ориентироваться только на них, остается лишь опустить руки и покориться судьбе: пусть хамят, лишь бы на работу ходили. Но есть еще два субъективных момента, и уж на них-то опасно не обращать внимания:

1. Воспитание продавцов. Не обучение техникам продаж, уже давно ставшее привычным, а воспитание. То есть: - объяснение на уровне «что такое хорошо, и что такое плохо» (если это не сделали родители, школа и вуз, то приходится делать руководству магазина), как можно и как нельзя вести себя в присутствии клиента; - объяснение, почему нельзя позволять себе агрессивные, иронические, оскорбительные высказывания о покупателях не только в их присутствии, но и вообще в ситуации, когда это может услышать кто-то посторонний (о том, чтобы продавцы совсем не критиковали покупателей, остается только мечтать); - объяснение (подробное, с примерами и выкладками) смысла старого лозунга «Зарплату тебе платит клиент!». Этот пункт может вызвать у читателя чувство раздражения: что тут объяснять, продавцы должны сами все понимать, не маленькие. Должны. И не маленькие. Но не понимают — правда, не понимают, не притворяются.

2. Элементарное соблюдение хозяином тех обязательств, которые он взял на себя, наняв продавца на работу. То есть: - честно платить обещанную зарплату (особенно — «процент»!); - организовать хотя бы минимальные бытовые удобства (где поесть, где переодеться) и минимальные условия для физиологического комфорта (чтобы в магазине не было ни чересчур холодно, ни чересчур душно); - договориться о способах коммуникации с руководством торгового комплекса, в котором расположен магазин (чтобы продавцы знали, к кому они могут обращаться в случае необходимости, и о чем могут просить). Недовольный продавец навряд ли пойдет к хозяину выяснять причины непонятного вычета из зарплаты или «качать права» из-за того, что в помещении так холодно, что приходится кутаться в шаль или платок (что, к слову, обычно запрещено начальством) — не принято это у нас. Он даже не будет размышлять о причинах всего этого — не его это дело. И вполне вероятно, что он не будет искать новую работу — «какой смысл, ведь так почти везде». Но он автоматически сделает вывод: «Если обязательства не соблюдаются в отношении меня, то почему я должен соблюдать обязательства в отношении других» И как-то само собой получается, что «другие» — это не хозяин или директор магазина, а покупатели. «Пусть обижаются, мне-то какое дело!».

Страдают покупатели, падает выручка, наносится ущерб репутации магазина. До поры до времени с этим можно было не считаться, но обстановка с сервисом становится все хуже, и магазины теряют крупные деньги на «подмоченной» невоспитанностью продавцов репутации. В пору дефицита было некуда деваться, поэтому покупатели мирились с неизбежным и пристраивались в хвост очереди, заранее готовые все вытерпеть от продавца. В пору пресыщения ситуация изменилась: покупатель не идет в другой магазин, где его встретит такой же точно продавец (здесь можно вспомнить о еще одной несбывшейся надежде советских и ранних постсоветских времен — надежде на благодетельное влияние конкуренции). Нет, покупатель поступит по-иному: еще раз задумается о том, так уж ли ему нужна эта покупка и — кто знает, быть может, и вовсе откажется от нее, решив сэкономить. Подобное случается все чаще.

Эти два пункта — две стороны одной медали. Если продавцов не воспитывать, но при этом соблюдать обязательства, то они будут работать не ниже какого-то уровня, но непременно станут делать «ляпы», подобные тем, которые описаны в примерах в начале статьи. Если продавцов воспитывать, но не соблюдать обязательства, то у них не будет внутренних мотивов считаться с требованиями руководства «беречь клиента», и похожие инциденты все равно будут иметь место. Но если приложить усилия в субъективных точках, добавить немножко разумного контроля, то получится парадоксальная картина: объективные проблемы отойдут на задний план, и мы получим нормального среднего продавца. По нынешним временам, это немало.

Е.Закаблуцкая, www.artmanage.ru

Журнал «Управление сбытом» № 9 за 2008г.

Есть ли лекарство против невоспитанности продавцов?сервис, обслуживание покупателя, покупатель, продавец, работа продавца, хороший сервис, торговля
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Есть ли лекарство против невоспитанности продавцов?
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/39533/2018-07-23