7 апреля 2009, 00:00 4289 просмотров

Колбасный поворот

Для мясоперерабатывающей отрасли кризис станет особенно тяжким испытанием. Разбежавшись на взлете, многие гранды готовятся к аварийной посадке. А компании второго эшелона надеются занять их место.
Дачный ренессанс — У нас как-то слишком много восторгов было в последнее время по поводу успехов сельского хозяйства,— вздыхает директор небольшого подмосковного мясоперерабатывающего завода "Малаховский" Алексей Семин.— Говорили, дескать, отлично развивается свиноводство. Но где эта свинина? Мы проезжаем сотни километров, чтобы найти приличные хозяйства. Вот посмотрите — мониторинг сырья: только что у них покупали, а сегодня продано, продано, продано. Спрос на хорошую отечественную свинину явно превышает предложение, а говядины нет вообще. Пессимизм Алексея Семина кажется надуманным — на фоне общего спада в отрасли положение "Малаховского" вполне приличное. Появившись на свет в 1991 году в виде маленького заводика, выпускавшего несколько тонн вареной колбасы, которую не спеша съедали малаховские дачники, в тучные годы компания привыкла расти на 10-15%, а в прошлом году прибавила темп — выросла уже на 40%. Завод стал делать дорогую сырокопченую колбасу и даже вышел в лидеры в этом сегменте (ни один завод не коптит больше), но цены не накручивает, держится среднего сегмента. Объемы продаж растут и сейчас. По итогам года комбинат "Малаховский" рассчитывает хотя бы на 15% роста, поскольку потрачены немалые деньги на вход в новые федеральные сети (раньше был только "Ашан"), а рост должны дать новые регионы. — Вы будете смеяться, но за 17 лет мы не взяли ни одного кредита,— говорит Алексей Семин.— По чуть-чуть, по старинке — что заработали, то вложили, и никаких излишеств. Думаю, наш сегодняшний рост происходит в том числе за счет тех, кто из-за долгов вынужден уходить с рынка. Уйти или потерять свою долю на рынке рискуют сегодня многие крупные мясопереработчики. Большинство крупных мясоперерабатывающих заводов, мягко говоря, испытывают сложности. — Уровень рентабельности крупных мясоперерабатывающих заводов сегодня стремится к нулю,— утверждает аналитик компании БКС Татьяна Бобровская.— А с учетом выплат по кредитам лидеры отрасли показывают убытки. Например, 10,8 млн рублей убытка в первом полугодии 2008 года показало мясоперерабатывающее направление АПК "Черкизово", а "Микоян" показал минимальную прибыль — за год его чистая прибыль упала в 7,5 раза. Уже объявили о банкротстве некоторые предприятия "Продо-М", входящие в группу "Продо" (объединяет семь мясокомбинатов, в том числе "Омский", "Омский бекон", "Клинский"), и Кронштадтского мясоперерабатывающего завода. За ними подтягиваются крупный импортер мяса "Митлэнд Фуд Групп" и ведущий производитель мясопродуктов из птицы группа "Агрика", объединяющая десять предприятий. В сложном положении находится Таганский мясоперерабатывающий завод, два года назад купленный торговой сетью "Самохвал". Проклятые вопросы отрасли мясопереработки те же, что и у большинства других отраслей: рост стоимости сырья, сокращение спроса, долги, деспотизм розницы. Но события здесь разворачиваются с особым драматизмом. Слишком много заводов — Заводы вроде "Малаховского" — это в хорошем смысле штрейкбрехеры, которые занимают в рознице места разоренных этими же сетями грандов,— председатель Мясного союза России Мушег Мамиконян склонен винить во всех бедах розницу.— Есть целый ряд качественных региональных производителей второго эшелона, которые не влезали в долги раньше, но, заходя в сети сегодня, они повторяют пагубный путь, который до них прошли более крупные производители. Подумайте только, производители должны до трети от оборота тратить на то, чтобы их продукция продавалась! И это вместо того, чтобы развивать подсобные хозяйства и вкладываться в технологии. Зависимость от розницы оказалась настолько сильной для мясопереработчиков не в последнюю очередь за счет их количества. — Если бы в России было несколько десятков мясных заводов, как, например, в Америке, у них были бы более сильные аргументы для переговоров с сетями,— объясняет руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин.— Но в России их сотни, тысячи. Конкуренция на этом рынке, пожалуй, наиболее острая. Сегодня большинство мясопереработчиков вынуждены или работать себе в убыток, или очень сильно снижать качество продукции, лишь бы удержать покупателя. А покупатель все категоричнее отказывает себе в колбасе. Тенденция эта началась еще до кризиса. По данным маркетинговых агентств, с середины 2000-х годов россияне стали постепенно отказываться от колбасы в пользу свежего мяса. Теперь же падение происходит по всем фронтам. По данным компании "Комкон", 43% россиян сократили траты на мясные деликатесы, 40% стали реже покупать колбасу, 38% — мясо. — Мы прогнозируем в этом году снижение потребления мяса и мясопродуктов до уровня 2005 года,— говорит Мушег Мамиконян. В 2008 году среднестатистический россиянин съел 63 кг мяса и колбасы, а в 2005 году довольствовался 55 кг. Рынок, по прогнозу Мамиконяна, должен сократиться на 15%. Такое развитие событий кажется отраслевым специалистам вполне сносным. В 1999 году, например, среднедушевое потребление мяса было на уровне всего 40 кг. В нацпроекте по развитию сельского хозяйства предполагается, что в ближайшие десять лет потребление должно приблизиться к медицинской норме —74-80 кило мяса на душу населения. А мяса мало "Импортозамещение по мясу и молоку — одна из основных задач агропрома",— не устает повторять ответственный за агропромышленный комплекс первый вице-премьер Виктор Зубков. Судя по таможенным данным, бравурные заверения в успехах мясной промышленности, которыми еще недавно одаривали публику представители власти, кажутся выдумкой. Несмотря на огромные государственные и частные инвестиции в АПК, несмотря на протекционистские меры правительства, импортозамещения на этом рынке так и не произошло. В 2008 году физические объемы импорта мяса увеличились на 15,8%, а в денежном выражении — почти вполовину. Цены, которые росли три года подряд, во второй половине 2008 года начали падать, но хорошей новости для российского рынка и тут не случилось: пришла девальвация. Рост стоимости импорта мяса был вызван не только дороговизной сырья на мировых рынках, но также политикой квотирования, проводимой правительством с 2003 года. Последние два года сверх квот ввозилось до 30% мяса, этот товар облагался двойной или даже существенно большей пошлиной. В начале 2009 года импорт вроде бы начал сокращаться (ввоз говядины за январь-февраль сократился более чем на 40%, свинины — на 31%, мяса птицы — на 18%), однако это сокращение перекрыл рост ввоза свиных и говяжьих субпродуктов. И этот факт сам по себе многое говорит об актуальных изменениях спроса и ассортимента мясопереработчиков. Вместе с субпродуктами импорт мяса за первые два месяца все равно вырос в 1,8 раза. При этом, что интересно, ввоз продовольственных товаров в целом с начала года сократился почти на четверть. Даже с учетом двойной пошлины за сверхквотный ввоз многие производители отмечают, что импортное мясо покупать дешевле, и к тому же оно более качественное, а по некоторым позициям просто безальтернативное. — Лопатка, шпик, корейка оболочки — эти спецификации российская мясная промышленность практически не производит,— говорит Сергей Юшин.— У нас можно на пальцах одной руки пересчитать предприятия первичной переработки — бойни, которые обеспечивают продукцию в большем ассортименте, чем стандартные полутуши. Практически нет на российском рынке говядины мясных пород. Единичные проекты по созданию таких хозяйств были реализованы лишь в последние годы, но в промышленных масштабах эффекта не дали. Если по свинине зависимость от импорта оценивается примерно в 30%, то по говядине в больших городах мясокомбинаты зависят от импорта на 80-100%. "А где же плоды усилий?" — спросит вдумчивый читатель. Государство потратило несколько сотен миллиардов рублей на поддержку сельского хозяйства, было вложено много и частных денег. Первый вице-премьер Виктор Зубков докладывал, что "только в прошлом году благодаря господдержке введено в строй 22 новых и 63 реконструированных бройлерных производства", по стране появилось около сотни новых свинокомплексов. И плоды усилий вроде имеются. Наиболее впечатляющие — в птицеводстве: прибавляя по 15-18% в год, за десять лет отрасль выросла более чем в три раза. В свиноводстве результаты менее грандиозные, поскольку выше сроки окупаемости проектов, но в последние два года рост составлял 8% ежегодно. Но говядины стали производить даже меньше — поголовье уменьшилось на 1%. — Задачи увеличить поголовье и не было,— объясняет Мушег Мамиконян.— Этот путь мы уже проходили в Советском Союзе, когда поголовье росло, а эффективность производства снижалась. И в результате мы вынуждены были закупать за границей зерно и бессмысленно превращать его в навоз. Да, сейчас снижается поголовье, но удои растут. А для мясного скотоводства сейчас просто неподходящее время, потому что по климатическим условиям оно априори будет проигрывать другим странам. — Отрасль не развивалась последние сто лет, и нынешние темпы ее роста — это чудо, иначе не скажешь,— сердится на искателей быстрых успехов Сергей Юшин.— Для сельского хозяйства десять лет усилий — это не срок. Чтобы добиться эффекта импортозамещения, России требуется еще столь же безбедных лет эдак двадцать. В качестве прорывного для отрасли чуда эксперты называют строительство агрокомплекса в Белгородской области компанией "Мираторг". Комплекс включает полный цикл производства свинины — от производства комбикормов до убоя и разделки. — Существовало мнение, что себестоимость производства мяса в России в разы превосходит показатели стран-экспортеров,— говорит Сергей Юшин.— Но это ведь вопрос технологий. Белгородский опыт доказывает, что себестоимость в России может быть даже ниже, чем на лучших европейских предприятиях. Средняя европейская себестоимость держится сейчас на уровне €1,1-1,5 за килограмм свинины в живом весе, а "Мираторг" уже вышел на показатель 42-45 рублей. Бойни такого высокого уровня в мире вообще редкость, это технологии будущего. Серьезно вкладывались в собственное сырье и гранды колбасного бизнеса. Группа "Черкизово" построила свинокомплексы в Липецке и Тамбове, "Микоян" — в Орловской области. Эти инвестиции дали хорошие результаты, сам по себе мясной бизнес для компаний прибылен. Однако ситуацию с общими долгами холдингов эти проекты ухудшили. — При текущих ценах на импорт и некотором дефиците отечественного мяса по идее лучше всего на рынке должны были бы себя чувствовать вертикально интегрированные холдинги, те, что обеспечили себя собственной сырьевой базой,— говорит эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка Роман Кипоть.— Однако чрезмерная перекредитованность, особенно валютными кредитами, серьезно влияет на их текущую операционную деятельность. Теперь испытывает сложности с завершением проекта и "Мираторг". Вложив в свои агропроекты 25 млрд рублей, компания обратилась к ВЭБу за кредитом в 1,36 млрд рублей, без которого ей сложно завершить строительство белгородской свинофермы. ВЭБ, однако, кредита пока не одобрил. Победа — вкуснейшему или хитрейшему — Мы думали о том, чтобы создать свое подсобное хозяйство,— говорит Алексей Семин из "Малаховского".— Но у нас, как у мясопереработчиков, и так риски выше, чем у сельхозпроизводителя. И брать на себя еще лишние риски, не будучи профессионалами в производстве мяса, мы не сочли возможным. Сегодня испытывают сложности наиболее продвинутые производители колбасы, те, которые не боялись брать на себя лишние риски и активно развивались. В результате их доля на российском рынке неизбежно должна уменьшиться. Крупнейшие производители — АПК "Черкизовский", Останкинский мясоперерабатывающий комбинат, "Царицыно", "Кампомос", Таганский мясоперерабатывающий комбинат, Дымовское колбасное производство, "Велком". Они в совокупности обеспечивали в последние годы до 80% московского рынка, а на российском рынке эти предприятия занимают более 20%. Пока что о падении продаж продуктов мясопереработки сообщила только группа "Черкизово". Подведя итоги операционной деятельности за 2008 год, группа доложила о падении продаж на 3%. Такие производители, как "Дымов" и "Велком", рассчитывают, наоборот, продажи нарастить. — В перспективе наша доля на рынке вырастет, потому что мы умеем делать эффективный бизнес,— заявил "Деньгам" владелец фирмы Вадим Дымов.— Мы вот сейчас начинаем проект в области мясного КРС (крупного рогатого скота - "Деньги"), и я верю, что наш проект будет рентабельным. Впрочем, аналитики осторожно относятся к подобным заявлениям. По данным Промсвязьбанка, в сентябре 2008 года долговая нагрузка компании была слишком высокой: чистый долг/EBITDA составил 7,2, тогда как удовлетворительным считается показатель 4. Не так давно представитель одного из кредиторов компании — ЮниКредит банка — вошел в совет директоров компании, а это сигнал, понятный финансистам. Впечатляющими выглядят заявления о грядущем росте финской группы "Атриа", которая летом купила "Кампомос", а до этого компанию "Питпродукт". Начав с рынка Северо-Запада, компания намерена агрессивно завоевывать Центральный регион. Такие же планы вынашивает мясокомбинат из города Великие Луки — предприятие построило новые цеха и напористо увеличивает производство. Спринтеры дискутируют о разнице в подходах. На поверхности упор на качество. — Мы не будем делать колбасу за 50 рублей. По-моему, очевидно, что при нынешней средней цене мяса 150 рублей за кило такая колбаса будет... ну, не очень хорошей,— говорит Алексей Семин с "Малаховского". Но также очевидно, что слишком велико искушение сделать именно такую, именно дешевую колбасу. Мордовский агрохолдинг "Талина" планирует в 2009 году увеличить консолидированную выручку на 40%, а объемы производства колбасных изделий и деликатесов — на 42%, сместившись из среднего в низкий ценовой сегмент, где, как рассчитывает руководство комбината, спрос вырастет вдвое. Очевидно, именно на дешевую колбасу рассчитан весь импорт субпродуктов, так сильно выросший в этом году. Но честная дешевая колбаса — это в общем-то не беда. Главный ветеринарный врач России Николай Власов не так давно сообщил, что, по данным проверки, проведенной его ведомством, обнаружено: из десяти продуктов, маркированных как продукт "без сои", семь содержат до 30% именно что сои.
Статья относится к тематикам: Товар на полку
Поделиться публикацией:
Тенденции развития розницы в 2017 году

Многое в российском ритейле происходит впервые

Как избежать нарушений закона «О торговле»?

Цена каждой ошибки – миллионы рублей

Цены на продовольствие. Тренды и реальности 2017 года

Сергей Илюха, бизнес консультант, генеральный директор Центра антикризисного консалтинга «Лига Коммерсантов», автор книги «Успешный путь в торговую сеть в вопросах и ответах, или 15 советов по...

Колбасный поворотколбаса, производство колбасы, производство мяса, мясо, свинина, говядина, ашан
Как продавать продукты в Рунете Решения для розничной сети
1 500 руб.
Нет в наличии
Маркетинг торговых центров
4 000 руб.
Нет в наличии
Я всегда знаю, что сказать: книга-тренинг по успешным переговорам
580 руб.
Нет в наличии
Ух ты! Сервис
650 руб.
Нет в наличии
Лидерство. (Harvard Business Review 10 лучших статей)
530 руб.
Нет в наличии
Ух ты! Сервис
650 руб.
Нет в наличии
Лидерство. (Harvard Business Review 10 лучших статей)
530 руб.
Нет в наличии
Бизнес, попавший в шторм
320 руб.
Нет в наличии
Я всегда знаю, что сказать: книга-тренинг по успешным переговорам
580 руб.
Нет в наличии
Размышления о менеджменте
670 руб.
Нет в наличии
Век клиента
490 руб.
Нет в наличии