15 апреля 2003, 00:00 4403 просмотра

Деньги на уценке:Сценарии и технологии стоковой торговли

© Маркетолог N5-2001

Считается, что модели и формы ведения бизнеса, рожденные на Западе и «один в один» перенесенные к нам, плохо приживаются на российской почве. Дескать, менталитет у наших граждан не тот, привычки другие…

Разумеется, во многих случаях такое утверждение вполне оправдано. Но бывает и так, что «их» идеи и разработки как нельзя лучше работают в наших условиях. Пример тому — стоковая торговля.

Для тех, кто не знает

Стоковой торговлей (от английского — stock — запас) занимаются структуры, скупающие остатки нереализованных (производителями, продавцами) партий товаров, и организующие их продажу.

Если говорить о стоковой торговле, предположим, одеждой, то на практике этот процесс выглядит примерно так. В «обычный», не «стоковый» магазин приходит новая партия одежды. Часть ее реализуется покупателям по первоначально установленным, высоким ценам. Спустя некоторое время, по окончании сезона, магазин может устроить распродажу оставшегося товара, уже со скидками. Но продать всю партию без остатка оказывается практически невозможным. В результате, какая-та ее часть все равно остается нереализованной. Ее можно «законсервировать» в виде товарных запасов, отправив пылиться на склад, можно продолжать предлагать ее потребителям в надежде, что когда-нибудь ее все же купят… Однако все эти способы неизбежно ведут к возникновению потерь материального или морального толка. Пропадает ценная складская площадь; «замороженными» оказываются оборотные средства; потребители, замечая, что ассортимент не обновляется, перестают посещать магазин.

В этой связи более эффективным для магазина оказывается продать все остатки разом — структуре, занимающейся стоковой торговлей. Разумеется, цена реализации будет во много раз ниже, чем закупочная, однако решенными оказываются все те проблемы, о которых говорилось выше.

Во всем мире стоковые структуры существуют уже очень давно. При этом на Западе подобные структуры действуют на всех этапах создания и продажи товаров, начиная от производства сырья и заканчивая работой с розничной торговой сетью. Фактически они выполняют регулирующую функцию, помогая производителю ликвидировать последствия перепроизводства, а продавцам — «избавиться» от товаров, по каким-либо причинам не нашедших сбыта.

Не было бы счастья…

Наша компания появилась на рынке в 19…… году. Построение нашего бизнеса интересно тем, что он подобен некой «двухголовой» гидре. Мы работаем одновременно с двумя группами клиентов. Одним из них — розничным покупателям мы продаем товары, а другим клиентам — производителям и торговцам — предоставляем свои услуги. Услуги по их быстрому освобождению от «ненужных» и сложно ликвидных партий одежды.

В России необходимость в таких услугах возникла после августовского кризиса 1998 года, который породил огромное количество нереализованных товарных остатков. Во-первых, пострадали западные компании, занимающиеся производством дорогой одежды и их российские партнеры, занимающиеся ее продажами. Коллекции, произведенные специально к новому осеннему сезону, тщательно спланированные по размерным рядам и включающих в себя десятки тысяч единиц, оказались неликвидными. Таким же образом возникли остатки у российских производителей.

Далее — было разорено множество розничных торговых структур. Потеряв в результате кризиса своих клиентов, они не смогли перепозиционироваться на рынке, потому что исчез средний класс. А прежние высокие цены остались. Тогда предприниматели еще не умели манипулировать ими, что бы как-то выйти из сложившейся ситуации с наименьшими потерями.

И, разумеется, оптовики. У них, также потерявших своих покупателей, скопились огромные партии товаров, которые они выкупили у производителей. Помимо этого, у них «зависли» остатки от партий, закупленных в прошлые годы. До этого момента остатки прошлых лет можно было продавать, дополняя «свежими» поступлениями, — проводилась отсортировка, к старой продукции добавлялось примерно 10% новых вещей и таким образом сбывался складской запас. А в условиях, когда притока новых вещей не было, старые никто не хотел покупать, и они так и оставались лежать на складах «мертвым грузом». В результате возникали огромные скопления стоковых товаров.

Еще одним источником возникновения стоковых партий стали те структуры, которые до кризиса давали кредиты под залог товаров, находившихся в обороте или на складе. Когда случился кризис, и обязательства заемщиками не были выполнены, банки остались без денег, но с огромными партиями конфискованных товаров. Естественно, что далекие от торговли люди плохо представляли себе, как и кому их можно реализовать.

Никаких эффективных коммерческих схем на предмет того, как можно бороться с «залежалым» товаром, у всех перечисленных категорий наших клиентов, по большей части, не было. В основном, все считали, что надо по-тихоньку уценять товар до тех пор, пока его не купят, но ни в коем случае не ниже цены себестоимости производства, не говоря уже о себестоимости сырья. Вначале нашей работы нам приходилось всем объяснять, какой должна быть структура построения ценообразования, и насколько быстро и организованно они смогут решить свои проблему, понизив цену до какого-то определенного уровня.

Сначала многие понимали нас неправильно. Изменить менталитет наших производителей было непросто. Многие из них практически всю жизнь проработали в условиях плановой экономики, где все было расписано, и даже если в результате выходил «минус», то это воспринималось как должное. Но со временем они смогли убедиться в том, что лучше продать товар дешевле, чем не продать его вовсе, и что делать это выгоднее с нашей помощью. У нас была нормальная бухгалтерская отчетность, нормальная розничная структура, все необходимые структурные подразделения — и товароведческие, и коммерческие, и маркетинговые. Поэтому число наших клиентов стало быстро увеличиваться.

Некоторые поставщики, которых мы приглашали к сотрудничеству, вообще не понимали сути нашего предложения, думая, что у нас просто нет денег. Хотя с такими суммами, которыми мы располагали, мы могли бы открыть любые шикарные магазины. Приходилось объяснять, что нам нужен не просто товар, а товар, который не нужен им, — товар, который они не могут продать сами.

Сегодня спектр клиентов, с которыми мы сотрудничаем, включает в себя как известных российских и зарубежных производителей, занимающихся системным продвижением своих брендов, так и неизвестные компании, пока еще только начинающих свое развитие (даже на уровне частных индивидуальных предприятий). В настоящее время нашими поставщиками являются 65% отечественных производителей. Кто-то из них поставляет нереализованные товары раз в сезон, а кто-то еще чаще.

На пути к потребителю

После того, как достигнута договоренность с поставщиками о цене очередной партии, мы должны адаптировать поступающие товары к продаже через розничную сеть. Розничная торговля — это самый последний этап работы со стоковой одеждой. Для того чтобы превратить любую партию из неликвидной в ликвидную, она должна проделать целый путь.

Выбор способа работы с каждой партией зависит от того, каково ее происхождение, каковы причины ее порождения, и, наконец, какова структура этой партии. Помимо уже перечисленных причин, возникающих в результате системного кризиса, в условиях относительной экономической стабильности появление неликвидных остатков может породить ошибка модельера, ошибка технолога. Один неверный росчерк, неправильно построенное лекало — и в результате у крупного производителя может возникнуть огромное количество (вплоть до десятков тысяч единиц) «стокового» товара. Или, скажем, стоки возникают в тех случаях, когда нарушаются определенные законы, — например, тот, что вещи очень крупных размеров нельзя шить из тканей с крупным геометрическим рисунком или однотонных тканей очень светлых тонов. Торговля ими обречена на неудачу, так как они заведомо являются «не проходными».

Ошибки могут возникать и на этапе торговли, — к примеру, когда не правильно рассчитывается размерная линия. Предположим, бутик формирует коллекцию, ориентируясь на свою постоянную клиентуру. Известно, что в числе его клиентов имеется 5 толстяков, которые раз в сезон покупают себе в этом магазине по светлому костюму. Соответственно магазин заказывает 50 черных костюмов темных цветов и 5 светлых костюмов в расчете на этих конкретных клиентов. Но если при таких же условиях заказать 55 черных и столько же белых костюмов, то это непременно породит возникновение неликвидных остатков.

p>Мы устанавливаем минимальные наценки на поступающие товары с учетом поддержания минимальной рентабельности нашей деятельности, позволяющей развивать структуру и дальше, но не более того.

Идея состоит в том, что как можно более активной должна быть ротация средств, при этом деньги зарабатываются «на обороте», что, собственно, является наиболее здоровым видом бизнеса во всем мире.

По ту сторону прилавка

Другая часть нашей клиентуры — это розничные покупатели. Категория эта, разумеется, намного больше, чем поставщики. В нее входят как представители малообеспеченных слоев населения (пенсионеры, матери-одиночки, многодетные матери, студенты), так и люди с достатком. Последние, к примеру, охотно покупают у нас одежду своим детям, которые интенсивно растут и которым приходится менять одежду каждые 3-4 месяца. Кроме того, многие покупают здесь одежду для своих родителей, для всей родственников «до седьмого колена», проживающих где-нибудь в провинции, или для подарков. Низкая цена и хорошее качество, — это то, что привлекает все эти категории потребителей.

Идея нашего бизнеса по отношению к розничным покупателям состояла в том, чтобы дать людям возможность покупать новые вещи по доступной цене, поскольку идея торговли «second-hand», на наш взгляд, потерпела в России фиаско. Те, кто этим занимался, в какой-то момент смогли заработать хорошие деньги, но конечный потребитель большой пользы от этого начинания не получил.

Когда мы только начинали продвигать идею стоковой торговли, нам пришлось основательно «покопаться» в менталитете русского человека и понять, чем его можно будет привлечь. Слово «распродажа» уже потеряло свою «волшебную» силу, потому что в большинстве случаев это была всего лишь «вывеска». Просто перед распродажей торговцы повышали цены, меняя ценники, а затем через некоторое время зачеркивали ее, написав новую цену и дополнив ее словами «скидка 50%». В комиссионной торговле и «second-hand» люди также разочаровались, к тому же ношеную одежду, даже по низким ценам, хотели покупать далеко не все.

Было понятно, что обедневший русский народ любит «халяву», то есть, говоря иначе, хочет покупать новые вещи нормального качества за небольшие деньги. Нам надо было «затащить» к себе покупателей хотя бы раз, чтобы они поняли, что обозначает «сток», что цены в наших магазинах действительно реальные и что они соответствуют тому, что мы рекламируем.

Важным моментом было и то, как назвать и как обустроить наши магазины. Наш народ не любит, когда с ним заигрывают, поэтому названия типа «авоська» или «перекресток» мы отвергли сразу. Полностью англоязычные названия тоже не хотелось использовать, так как нам хотелось подчеркнуть, что мы ориентированы на российский рынок и российских покупателей. С другой стороны мы должны были называться так, чтобы нас понимали профессионалы, — наши поставщики. Для одежников и обувщиков, успевших еще до кризиса поработать на западных рынках, слово «сток» было нормальным понятным термином, в котором сконцентрирован весь смысл подобной деятельности. При этом аналогов ему в русском языке подобрать практически невозможно. Товарные остатки — это, по большому счету, не совсем то. Поэтому в результате мы остановились на названии «Сток-центр».

Что касается обустройства магазинов, то мы учитывали, что нашими покупателями будут простые люди, которые в большинстве своем стесняются посещать шикарные места, поэтому было решено сделать что-нибудь «попроще».

И, разумеется, одним из важнейших моментов нашей работы с розничными покупателями, являлось и является грамотное ценообразование. Для того чтобы наша ценовая политика была эффективной, отдел маркетинга постоянно проводит анкетирование покупателей, а также мониторинги рынка, изучая и анализируя цены, существующие на рынке, уровень зарплат населения, и динамику изменения этих показателей. Так, если после кризиса люди находились в состоянии покупательского ажиотажа, скупая абсолютно все, что продавалось по низким ценам, то теперь они обращают внимание не только на цену, но и на качество товаров.

Для лучшего восприятия все цены у нас установлены в «круглых» цифрах, то есть у нас нет цен с копейками или «битыми» рублями. При этом в магазинах постоянно проходит уценка непроданных вещей по специально разработанной схеме. Если вещь стоит до 150 рублей, то один шаг уценки составляет 10 рублей, а после 150 рублей — уже 50 рублей. То есть если вещь стоит 250 рублей, то она уценяется, как минимум, на 50 рублей, далее на 100, затем на 150. Такой подход, по нашему мнению, является залогом правильной распродажи.

«Передай другому»

В первое время мы активно вкладывали деньги в рекламу. Сегодня же такой необходимости уже практически нет. Дело в том, что в среде тех, кто является нашими покупателями, очень развиты так называемые «кухонные разговоры». Другими словами — потребители сами делают нам рекламу, передавая информацию «из уст в уста». Было время, когда к нам приходили большие партии стоковых товаров от производителей, и через какое-то время в этой одежде ходили целые районы. Каждый, купивший у нас какую-нибудь маечку за 12 рублей, спешил поделиться этой новостью с друзьями и близкими. Услышав, что где-то можно купить качественную футболку из натуральную хлопка за такие деньги, люди бросали свои дела и ехали сюда.

Тем не менее, на сегодняшний день наш рекламный бюджет достаточно велик, хотя мы не размещаем свою рекламу на телевидении и в дорогих глянцевых журналах. Во-первых, обычные люди, как правило, читают дешевые газеты, а не дорогие журналы. Во-вторых, наши потребители — простые работяги, или те же многодетные матери, которые «встают как жаворонок, ложатся как сова, а работают как лошадь», практически не успевают смотреть телевизор. Разве что в выходные дни. К тому же те деньги, за которые можно сделать хороший рекламный ролик и разместить его на телевидении, можно потратить более эффективно — на то, что будет действительно полезно людям, и что они реально оценят.

Например, мы активно используем метод «напоминающей» рекламы. Зачастую ведь бывает и так, что человек случайно заходит к нам, а потом забывает, скажем, где мы находимся. Если же у него останется что-то «на память» шансов, что он вернется снова, становится гораздо больше.

А перед новым годом у нас была проведена интересная акция под условным названием «подари другу». Человек, сделавший покупку, получал одну общую дисконтную карту и пять визиток «для друзей». Дисконтная карта давала ему право получить четырехпроцентную скидку с каждой одноразовой покупки на протяжении последующих пяти посещений. Кроме того, право на такую же скидку получали его друзья, которым он дарил полученные визитки.

Если же покупатель в последующем набирал некий лимит результативных посещений, то он получал уже другую карту, дающую право на 10-процентную скидку плюс к тем 4-м процентам, — себе и своим друзьям. Каждое посещение «отмечалось» дыркой в дисконтной карте, поэтому в результате общее их количество посещений было нетрудно посчитать. Распространение этих карточек происходило непосредственно в наших магазинах в декабре, когда поток покупателей был наибольшим.

Подобная организация дисконтной системы позволяла нам быть уверенными в том, что покупатель не выбросит карту, как если бы он получил ее при другом способе раздачи, и, скорее всего, посоветует придти к нам в магазин своим друзьям. Причем он скажет другу не «если хочешь сходи», а скажет — «сходи обязательно, я сейчас дам тебе карточку скидку в четыре (или четырнадцать) процентов». Потом этот друг приходит и говорит: «я там был: накупил всего и для жены, и для детей, и для родителей, и мне дали такую же карточку — пойду отдам ее ребятам на работе».

Такая система в корне отличается от того, когда рекламные материалы или дисконтные карты раздаются всем подряд. Русский человек по характеру итак не доверчив, а те, у кого мало денег, недоверчивы еще больше. Поэтому люди и шарахаются так от «листовочников» в метро.

Если говорить о рекламной поддержке другой стороны нашей деятельности — продаже услуг для поставщиков, то с этой целью мы постоянно участвуем в различных выставках, конференциях, показах одежды, а также предоставляем информацию о нас новым лицам, появляющимся на рынке. Впрочем, многие производители сами находят к нам путь.

В целом же сейчас работать в этом направлении стало гораздо проще, потому что людям уже не надо объяснять, что такое стоки.

Статья относится к тематикам: Магазиностроение
Поделиться публикацией:
Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

EuroShop-2017: ритейлеры на чемоданах

 До крупнейшей отраслевой выставки осталось меньше месяца

Деньги на уценке:Сценарии и технологии стоковой торговлинам, товаров, люди, результате, клиентов, наших, рублей