Retail
Бизнес мнения
Коммерческая недвижимость, street retail, ТЦ, склады,
24 августа 2019, 13:27 225 просмотров

Распределенная энергетика и сетевой ритейл. Часть 2.

АЭА – Агентство энергетического анализа

Итак, как мы уже рассказывали в первой части наших публикаций, стабильный рост стоимости электроэнергии на обозримую перспективу, превышающий естественный рост цен по инфляции, да еще и в условиях многолетней стагнации доходов в российских реалиях, уже нельзя воспринимать как плохую погоду, которая рано или поздно сменится хорошей. И крупные промышленные предприятия, особенно энергоемкие, уже довольно давно озаботились этой проблемой. Основное решение – строительство собственных электростанций и существенное снижение потребления из общей энергосистемы. За последние 10 лет построено около 8-10 ГВт таких мощностей.

Понятно, что у промышленности для этого есть ресурсы, а главное, есть условия: собственная генерация строится рядом с их компактно расположенными объектами и работает она в едином производственном комплексе, часто помимо электроэнергии производя и необходимое тепло. Или же наоборот – тепло, вырабатываемое в процессе технологического цикла используется для выработки электроэнергии. Основной экономический эффект в таких решения создается за счет неоплаты электросетевого тарифа – транспортной составляющей в конечной цене, которая у таких предприятий, обычно, хоть и не так велика, как в ритейле, но все же составляет от 20 до 40 % минимум. Примерно так же снижают свои затраты на электроэнергию в последние 5-7 лет и крупные сельскохозяйственные комплексы. Сама генерация строится сегодня, как правило, на основе газотурбинных и газопоршневых технологий, получивших широкое развитие в мире в последние 15-20 лет и достигших существенной эффективности в части кпд, часто превышающим кпд традиционных электростанций предыдущих поколений. Однако в целом себестоимость производства электроэнергии на новых  собственных источниках генерации, с учетом того, что в централизованной энергосистеме около 85% электростанций давно амортизированы в плане окупаемости, пока примерно равна стоимости электроэнергии из сети, то есть эффекты могут получены в основном за счет неоплаты тарифа на передачу. Да, в последние годы наше Правительство, вводя все новые и новые надбавки и обременения в стоимости мощности из энергосистемы, о которых мы говорили, делает все, чтобы изменить это соотношение в пользу собственной генерации, и поэтому энергоемкая промышленность все более активно строит свои мощности и уходит из зоны централизованного энергоснабжения. В результате та расчетная финансовая нагрузка для обеспечения планов и программ правительства, которая должна была бы распределяться на всех потребителей, все в большей степени ложится на средний и малый бизнес и прочие массовые предприятия городской инфраструктуры, к которым относится и ритейл. 

Не стоит забывать также, что в России в отношении тарифов на электроэнергию населения применяется принцип перекрестного субсидирования, означающий повышенные платежи юридических лиц для обеспечения заниженных относительно себестоимости тарифов населения. Реализуется это кросс субсидирование через часть стоимости генерации и тарифы на передачу электроэнергии. Таким образом нагрузка на массовый бизнес, включая ритейл, возрастает еще больше. Но в отличие от отдельно стоящих промышленных комплексов у сетевого ритейла имеется  множество относительно небольших по потреблению электроэнергии объектов, рядом с которыми, (за исключением крупных распределительных складских центров, а также больших ТРЦ где-нибудь на окраинах), собственную генерацию не поставишь по множеству причин, и в первую очередь по экономической целесообразности – снабжать отдельно магазин мощностью менее одного МВт вообще не имеет смысла, окупаемости нет даже за счет полной неоплаты тарифа на передачу. Но и для относительно крупных торговых или складских центров преимущественное отключение от энергосистемы и переход на собственные источники (и соответственная неоплата тарифа на передачу в качестве выигрыша) также не является оптимальным решением, поскольку такой подход (когда собственные источники загружены по максимуму) снижает срок службы собственной генерации как до капитального ремонта, так и в целом (а он существенно ниже, чем у крупных электростанций в энергосистеме, особенно паросиловых).

Еще одной проблемой в решениях, основанных на неоплате электросетевого тарифа являются регуляторные риски. В настоящее время Правительство, в поисках методов противодействия промышленным предприятиям, строящим собственную генерацию и использующим эффект неоплаты сетевого тарифа, (но при этом остающихся подключенными к энергосистеме для резервирования и т.п.), внедряет отдельную плату за так называемый «сетевой резерв» – оплату услуг электросетей независимо от факта потребления электроэнергии, по разрешенной мощности, зафиксированной в актах на технологическое присоединение к сети. Пока окончательно этот проект постановления Правительства не принят, но вероятность его принятия в недалеком будущем очень высока. Если он будет принят, то крупные предприятия, из тех, которые смогут себе это позволить, продолжат ускоренный дрейф в полностью автономное энергоснабжение, а вот средним компактным предприятиям, в т.ч. и ТРЦ, уже вложившимся в рядом стоящую собственную генерацию, придется перестраиваться и искать новые решения. Но есть ли эффективное решение для сетевого ритейла, в т.ч. ТРЦ с несколькими локациями?  Отвечаем – есть. Современные технологии в так называемой распределенной генерации (то есть той, которая располагается непосредственно у потребителей), информационные технологии, лежащие в основе популярных сегодня платформенных решений, а также, как ни странно, сформированный, хотя и во многом антирыночный, но определенный и понятный на годы вперед курс Правительства в этой сфере позволяют выработать эффективные решения по радикальному снижению затрат на электроэнергию для предприятий с множественными локациями в пределах одного региона. Это не очевидные решения, они требуют квалификации и глубокого понимания нюансов работы энергорынков в России, их реализация сопряжена с преодолением множества не видных на первый взгляд проблем. Но они есть, и они реальны. 

Если мы посмотрим на график изменения цены электроэнергии из сети в суточном разрезе (первый рисунок) на бирже электроэнергии, куда подают заявки оптовые потребители и генерирующие компании – так называемом сегменте РСВ-БР ( рынок на сутки вперед – балансирующий рынок) , то  увидим, что она изменяется в пределах от одного рубля до 1,6-1,7 рубля и разнится по трем основным макрорегионам в Первой ценовой зоне (Европа и Урал) – Центр, Урал, Юг. Каждый день в каждом регионе имеются максимальные почасовые значения цены, соответствующие максимальному спросу в данный день. Теперь, если мы посмотрим на график структуры цены в суточном разрезе, то мы увидим, что в часы максимума в регионе по рабочим дням к цене электроэнергии на ежедневной бирже прибавляется стоимость мощности, в которую входят все вышеупомянутые расходы (постоянные операционные затраты электростанций на поддержание готовности к работе (около 20% стоимости), инвестиционные надбавки, перекрестное субсидирование важных строек, капремонты и модернизация, ВИЭ, мусоросжигательные заводы и т.д. и т.п. – чего там только нет!!!) Эти пики в 39-40 рублей за  один кВтч в текущих ценах транслируются на потребителей каждый рабочий день месяца, затем усредняются по месяцу, и в зависимости от того, сколько потреблял, скажем, ваш тот или иной магазин или холодильный склад в данные пиковые часы, вам приходят счета за составляющую мощности, доля которой в стоимости электроэнергии, как мы уже упоминали, без учета тарифа на передачу, близка к 50%. 

Если у вас стоят почасовые приборы учета ( это обязательно для объектов мощностью свыше 670кВт, к которым относятся все крупные магазины, склады с холодильниками, ТРЦ и т.д.), то вы можете контролировать потребление каждый час и, прогнозируя при помощи специалистов такие часы максимума, снижать в это время собственное потребление тем или иным способом, используя, например, механизмы IoT – интернета вещей. Собственно, в этом, наряду с организационными мерами по выбору оптимального тарифа с учетом тех или иных особенностей, и состоят мероприятия по энергоэффективности, которые можно внедрить в ритейле не обременяя себя значительными инвестициями. Но эффект от таких мер, конечно, существенно ограничен и составляет не более 10% стоимости, поскольку понятно, что ритейл не может полностью прекратить потребление электроэнергии в пиковые часы. Более мелкие объекты, у которых нет почасового учета, а стоят обычные интегральные счетчики (которые, впрочем, подлежат плановой замене на почасовые счетчики за счет тарифа электросетевой организации, к сетям которой присоединены такие потребители начиная с 2020 -21 года) вообще получают усредненный по месяцу тариф, где стоимость мощности включена в стоимость каждого кВтч (оранжевая прямая на графике). 

Вот исходя из этих двух кривых стоимости электроэнергии из энергосистемы во временном разрезе, а также показателей стоимости собственной распределенной генерации и способов ее умной интеграции в текущий рынок и может быть решена задача существенного снижения затрат на электроэнергию в сетевом ритейле.

Об этом мы и поговорим в следующий раз.

Поделиться публикацией:
Подписывайтесь на наш канал в Telegram и Яндекс.Дзен , чтобы первым быть в курсе главных новостей Retail.ru.
Инструмент, который экономит время сотрудников, де...
104
За какие нарушения действительно нужно наказывать?...
743
Бизнес «белеет», налоги растут, рестораторы все ме...
1968
Как иркутская сеть модернизирует супермаркеты, рас...
3124
...И управлять бизнесом из любой точки мира.
521
Как адаптировать к маркировке складское оборудован...
1373

Итак, как мы уже рассказывали в первой части наших публикаций, стабильный рост стоимости электроэнергии на обозримую перспективу, превышающий естественный рост цен по инфляции, да еще и в условиях многолетней стагнации доходов в российских реалиях, уже нельзя воспринимать как плохую погоду, которая рано или поздно сменится хорошей. И крупные промышленные предприятия, особенно энергоемкие, уже довольно давно озаботились этой проблемой. Основное решение – строительство собственных электростанций и существенное снижение потребления из общей энергосистемы. За последние 10 лет построено около 8-10 ГВт таких мощностей.

Понятно, что у промышленности для этого есть ресурсы, а главное, есть условия: собственная генерация строится рядом с их компактно расположенными объектами и работает она в едином производственном комплексе, часто помимо электроэнергии производя и необходимое тепло. Или же наоборот – тепло, вырабатываемое в процессе технологического цикла используется для выработки электроэнергии. Основной экономический эффект в таких решения создается за счет неоплаты электросетевого тарифа – транспортной составляющей в конечной цене, которая у таких предприятий, обычно, хоть и не так велика, как в ритейле, но все же составляет от 20 до 40 % минимум. Примерно так же снижают свои затраты на электроэнергию в последние 5-7 лет и крупные сельскохозяйственные комплексы. Сама генерация строится сегодня, как правило, на основе газотурбинных и газопоршневых технологий, получивших широкое развитие в мире в последние 15-20 лет и достигших существенной эффективности в части кпд, часто превышающим кпд традиционных электростанций предыдущих поколений. Однако в целом себестоимость производства электроэнергии на новых  собственных источниках генерации, с учетом того, что в централизованной энергосистеме около 85% электростанций давно амортизированы в плане окупаемости, пока примерно равна стоимости электроэнергии из сети, то есть эффекты могут получены в основном за счет неоплаты тарифа на передачу. Да, в последние годы наше Правительство, вводя все новые и новые надбавки и обременения в стоимости мощности из энергосистемы, о которых мы говорили, делает все, чтобы изменить это соотношение в пользу собственной генерации, и поэтому энергоемкая промышленность все более активно строит свои мощности и уходит из зоны централизованного энергоснабжения. В результате та расчетная финансовая нагрузка для обеспечения планов и программ правительства, которая должна была бы распределяться на всех потребителей, все в большей степени ложится на средний и малый бизнес и прочие массовые предприятия городской инфраструктуры, к которым относится и ритейл. 

Не стоит забывать также, что в России в отношении тарифов на электроэнергию населения применяется принцип перекрестного субсидирования, означающий повышенные платежи юридических лиц для обеспечения заниженных относительно себестоимости тарифов населения. Реализуется это кросс субсидирование через часть стоимости генерации и тарифы на передачу электроэнергии. Таким образом нагрузка на массовый бизнес, включая ритейл, возрастает еще больше. Но в отличие от отдельно стоящих промышленных комплексов у сетевого ритейла имеется  множество относительно небольших по потреблению электроэнергии объектов, рядом с которыми, (за исключением крупных распределительных складских центров, а также больших ТРЦ где-нибудь на окраинах), собственную генерацию не поставишь по множеству причин, и в первую очередь по экономической целесообразности – снабжать отдельно магазин мощностью менее одного МВт вообще не имеет смысла, окупаемости нет даже за счет полной неоплаты тарифа на передачу. Но и для относительно крупных торговых или складских центров преимущественное отключение от энергосистемы и переход на собственные источники (и соответственная неоплата тарифа на передачу в качестве выигрыша) также не является оптимальным решением, поскольку такой подход (когда собственные источники загружены по максимуму) снижает срок службы собственной генерации как до капитального ремонта, так и в целом (а он существенно ниже, чем у крупных электростанций в энергосистеме, особенно паросиловых).

Еще одной проблемой в решениях, основанных на неоплате электросетевого тарифа являются регуляторные риски. В настоящее время Правительство, в поисках методов противодействия промышленным предприятиям, строящим собственную генерацию и использующим эффект неоплаты сетевого тарифа, (но при этом остающихся подключенными к энергосистеме для резервирования и т.п.), внедряет отдельную плату за так называемый «сетевой резерв» – оплату услуг электросетей независимо от факта потребления электроэнергии, по разрешенной мощности, зафиксированной в актах на технологическое присоединение к сети. Пока окончательно этот проект постановления Правительства не принят, но вероятность его принятия в недалеком будущем очень высока. Если он будет принят, то крупные предприятия, из тех, которые смогут себе это позволить, продолжат ускоренный дрейф в полностью автономное энергоснабжение, а вот средним компактным предприятиям, в т.ч. и ТРЦ, уже вложившимся в рядом стоящую собственную генерацию, придется перестраиваться и искать новые решения. Но есть ли эффективное решение для сетевого ритейла, в т.ч. ТРЦ с несколькими локациями?  Отвечаем – есть. Современные технологии в так называемой распределенной генерации (то есть той, которая располагается непосредственно у потребителей), информационные технологии, лежащие в основе популярных сегодня платформенных решений, а также, как ни странно, сформированный, хотя и во многом антирыночный, но определенный и понятный на годы вперед курс Правительства в этой сфере позволяют выработать эффективные решения по радикальному снижению затрат на электроэнергию для предприятий с множественными локациями в пределах одного региона. Это не очевидные решения, они требуют квалификации и глубокого понимания нюансов работы энергорынков в России, их реализация сопряжена с преодолением множества не видных на первый взгляд проблем. Но они есть, и они реальны. 

Если мы посмотрим на график изменения цены электроэнергии из сети в суточном разрезе (первый рисунок) на бирже электроэнергии, куда подают заявки оптовые потребители и генерирующие компании – так называемом сегменте РСВ-БР ( рынок на сутки вперед – балансирующий рынок) , то  увидим, что она изменяется в пределах от одного рубля до 1,6-1,7 рубля и разнится по трем основным макрорегионам в Первой ценовой зоне (Европа и Урал) – Центр, Урал, Юг. Каждый день в каждом регионе имеются максимальные почасовые значения цены, соответствующие максимальному спросу в данный день. Теперь, если мы посмотрим на график структуры цены в суточном разрезе, то мы увидим, что в часы максимума в регионе по рабочим дням к цене электроэнергии на ежедневной бирже прибавляется стоимость мощности, в которую входят все вышеупомянутые расходы (постоянные операционные затраты электростанций на поддержание готовности к работе (около 20% стоимости), инвестиционные надбавки, перекрестное субсидирование важных строек, капремонты и модернизация, ВИЭ, мусоросжигательные заводы и т.д. и т.п. – чего там только нет!!!) Эти пики в 39-40 рублей за  один кВтч в текущих ценах транслируются на потребителей каждый рабочий день месяца, затем усредняются по месяцу, и в зависимости от того, сколько потреблял, скажем, ваш тот или иной магазин или холодильный склад в данные пиковые часы, вам приходят счета за составляющую мощности, доля которой в стоимости электроэнергии, как мы уже упоминали, без учета тарифа на передачу, близка к 50%. 

Если у вас стоят почасовые приборы учета ( это обязательно для объектов мощностью свыше 670кВт, к которым относятся все крупные магазины, склады с холодильниками, ТРЦ и т.д.), то вы можете контролировать потребление каждый час и, прогнозируя при помощи специалистов такие часы максимума, снижать в это время собственное потребление тем или иным способом, используя, например, механизмы IoT – интернета вещей. Собственно, в этом, наряду с организационными мерами по выбору оптимального тарифа с учетом тех или иных особенностей, и состоят мероприятия по энергоэффективности, которые можно внедрить в ритейле не обременяя себя значительными инвестициями. Но эффект от таких мер, конечно, существенно ограничен и составляет не более 10% стоимости, поскольку понятно, что ритейл не может полностью прекратить потребление электроэнергии в пиковые часы. Более мелкие объекты, у которых нет почасового учета, а стоят обычные интегральные счетчики (которые, впрочем, подлежат плановой замене на почасовые счетчики за счет тарифа электросетевой организации, к сетям которой присоединены такие потребители начиная с 2020 -21 года) вообще получают усредненный по месяцу тариф, где стоимость мощности включена в стоимость каждого кВтч (оранжевая прямая на графике). 

Вот исходя из этих двух кривых стоимости электроэнергии из энергосистемы во временном разрезе, а также показателей стоимости собственной распределенной генерации и способов ее умной интеграции в текущий рынок и может быть решена задача существенного снижения затрат на электроэнергию в сетевом ритейле.

Об этом мы и поговорим в следующий раз.

Распределенная энергетика и сетевой ритейл. Часть 2.эффективность, энергоэффективность, потребление, потребители, электроэнергетики
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Распределенная энергетика и сетевой ритейл. Часть 2.
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/rbc/pressreleases/raspredelennaya-energetika-i-setevoy-riteyl-chast-2/2019-09-20

  1. Как изменились ваши покупательские привычки за год?


public-4028a98f6b2d809a016b646957040052