Баннер ФЗ-54
23 февраля 2014, 00:00 4082 просмотра

Когда, что, сколько?.. Прогнозы экспертов

Весь прошлый год в российском правительстве искали способ стимулировать экономику, которая в 2013 году стала резко тормозить.

#photo1#Правительственные чиновники обещали: предпринятые меры непременно дадут рост минимум в 3%. Увы, ничего не получилось. При высоких ценах на нефть ВВП страны вырос всего на 1,3%, инвестиции же и вовсе сократились на 0,3%.

Но надежд на то, что 2014 год станет временем ускорения роста, мало, считают участники Международной экономической конференции, состоявшейся в минувшие выходные в Горном Алтае.

Рост ВВП: на уровне 2013 года

Экономику не может взбодрить ни рост потребительского кредитования, ни рука помощи со стороны Центрального банка. Хотя с середины прошлого года ЦБ «закачал» в банковскую систему порядка 1,4 трлн. «длинных» кредитов под залог нерыночных активов (поручительства, векселей, корпоративных кредитов).

Евгений Гавриленков, главный экономист Sberbank CIB:

Все усилия ЦБ по стимулированию экономики привели к тому, что выиграл только финансовый сектор.

В самом деле, при росте экономики в 1,3% банковский сектор вырос на 12%.

В ЦБ, полагает Гавриленков, карикатурно скопировали денежную политику западных стран, забыв, что рубль не резервная валюта. А между тем у банков появилось желание конвертировать его в резервную. И они это сделали. «Увеличение объемов рефинансирования на 60% привело к тому, что резко возросли мотивы для получения спекулятивной прибыли на валютном рынке, это совпало с глобальной тенденцией ослабления валют ряда стран», – продолжает экономист.

Рост потребкредитования, который еще недавно стимулировал развитие, тоже уже не работает: процентные ставки настолько высоки (в среднем 24–25%), что большую часть доходов заемщики направляют на обслуживание кредитов, а не на внутреннее потребление – к примеру, покупку автомобилей.

Итоги печальны: промышленность стагнирует, инвестиции падают. «Доля прибыли в ВВП резко снизилась, что означает рост издержек и неэффективность экономики», – пояснил Алексей Ведев, директор Центра структурных исследований Института экономической политики.

Общее резюме: в ближайшие три года надежды на ускорение нет, в 2014 году рост составит менее 2%. «Но для граждан это скорее всего означает: все останется как есть. Ухудшения не будет, но не будет и улучшений. Цены вырастут на 5–6%, на те же самые 5–6% вырастут доходы», – говорит один из экспертов.

Курс рубля: зависит от ЦБ

Доллар к концу года может стоить 37 рублей – такой прогноз тоже называет ряд специалистов. Но, по мнению Гавриленкова, все может измениться – если только в ЦБ осознают свои ошибки: «Я бы ожидал от ЦБ политики постепенного уменьшения рефинансирования длинных денег под залог нерыночных активов».

Гавриленков полагает, надо в течение двух-трех кварталов свести к нулю объем «длинного» рефинансирования, заместить его обычными рыночными инструментами и полностью прекратить поддерживать рубль. «И я уверен, что в этих условиях доллар не будет ни 37, ни 39, курс рубля пойдет в обратном направлении», – говорит он. Пока же при таких рублевых вбросах рассчитывать на укрепление рубля не приходится.

К слову, само по себе ожидание девальвации – один из факторов, влияющих на рост. «При ожидании девальвации деньги перестают обращаться, долгосрочные решения не принимаются», – говорит Гавриленков. Он полагает, как только устранится возможность для банков получать легкую прибыль на валютном рынке, а ЦБ перестанет давать длинные деньги и поддерживать курс, финансовые рынки стабилизируются и начнется рост экономики. Причем исправить ситуацию можно в течение нескольких месяцев.

Налог на доходы: введут прогрессивный

Еще один прогноз озвучил Евгений Гонтмахер, замдиректора Института международных отношений: в России будет введен прогрессивный налог на доходы физических лиц – то есть более высокие ставки на более высокие доходы. Но случится это не завтра, а где-то в 2016 году.

В ближайшие годы денежного изобилия в социальной сфере не будет, пояснил он. А между тем проблемы нарастают. Да, зарплаты врачей и учителей увеличиваются – по крайней мере, формально (каким путем, второй вопрос). Но больницам, в которых работают эти врачи, не хватает денег на ремонт зданий. При этом закупленное по нацпроекту дорогое оборудование через два-три года тоже потребует средств на ремонт. Денег нет на переобучение врачей и учителей, вся социальная политика свелась к росту зарплат.

Еще один тренд гос­политики – переход на платность услуг. «Впрямую об этом не говорится – у нас по-прежнему декларируется бесплатное образование и здравоохранение. Но Счетная палата недавно провела анализ и показала, что в здравоохранении платные услуги вымещают бесплатные. Ровно то же самое происходит и в образовании», – продолжил Гонтмахер.

Он полагает, в государстве внимательно наблюдают за тем, насколько у населения хватит терпения. И как только почувствуют, что оно исчерпано, предпримут нестандартные меры. Среди них – прогрессивный налог и повышение страховых взносов в социальные фонды.

Политика: гайки не закрутят

А вот каких-либо политических изменений в ближайшие годы опрошенные эксперты не ожидают. По их мнению, даже события на Украине не приведут к тому, что репрессии по отношению к инакомыслящим будут усилены:

– Потому что Украина – государство, которое находится в глубочайшем социально-экономическом кризисе с высокой безработицей, там закрываются предприятия, и народ там бунтует не столько из-за вхождения в Евросоюз, сколько из-за того, что все очень плохо. Нельзя сказать, что в России все хорошо, но все стабильно. Что касается реакции наших властей – нет, закручивать гайки они не будут. Наши власти испугались первого Майдана 10 лет назад, а сейчас поняли, что это не страшно.

Самочувствие общества: зависит от нефти

Ну и, как обычно на подобных мероприятиях, эксперты обсудили и прогноз цен на нефть. Сегодня они высокие – на уровне $100 за баррель. При таких ценах социальная система будет, по мнению Гонтмахера, медленно деградировать, люди же – постепенно приспосабливаться. «Больших социальных протестов не произойдет, проблемы будут точечно закрываться за счет резервов», – говорит эксперт.

Проблемы начнутся, если нефть подешевеет до $ 70–80. Ведев предрекает в этом случае системный кризис, Гонтмахер же опасается серьезных социальных протестов. Другое дело, насколько вероятно падение цен на нефтяном рынке? В этом традиционно не сомневается оппозиционный политик и директор Института энергетической политики Владимир Милов.

«В США, крупнейшем импортере нефти, в последние семь-восемь лет начался резкий рост ее добычи. В итоге импорт нефти в эту страну сократился с 14 до 8,5 млн. баррелей в день. Это объем добычи двух Ираков. Кроме того, ее потребление сокращается – люди пересаживаются на экономные машины, используют другой вид топлива. А добыча сланцевого газа и его избыток на рынке стимулирует перевод машин на газомоторное топливо», – говорит он.

На этот и альтернативные виды топлива переходят и Китай, и Европа – в общем, процессы запущены и вряд ли остановятся. Правда, время, когда случится падение цен, Милов назвать затруднился.

Владимир Милов, директор Института энергетической политики:

В головах чиновников, руководителей «Газпрома» и государственных энергокомпаний до сих пор есть представление, что ресурсы будут становиться все более дефицитными, а мы будем вести себя как советская буфетчица, которая говорила: «Вас много, а я одна». И цены на наши ресурсы будут расти. Это не так.

Экономическая политика-2013 в цифрах

55% средств предприятий находилось на срочных депозитах на 1 января 2014 года, эти деньги исключены из финансирования хозяйственной деятельности.

16% На столько сократилась совокупная прибыль предприятий. В России финансирование инвестиций идет за счет собственных средств предприятий. А этих средств становится все меньше. По данным Алексея Ведева, снижение инвестиций происходит начиная с третьего квартала 2012 года.

$499 млрд. составляют международные валютные резервы России. За 13 месяцев они снизились примерно на $ 40 млрд.

1,5 трлн. рублей получил бюджет Пенсионного фонда РФ из федерального бюджета. В Минфине шутят: «Федеральный бюджет превратился в придаток Пенсионного фонда».

 

Надежда Скалон, Свободный курс, ИД «Алтапресс»

Поделиться публикацией:
Что пришлось изменить в сети, чтобы она продолжала...
5253
Как обмен информацией принес выгоду ритейлеру и по...
1319
О запуске нового розничного проекта HomeMarket
1719
Андрей Филимонов, ГК «Лето», о том, от чего зависи...
2397
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
2403
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
5844
Опыт использования системы Jungheinrich ISM Online...
575
Как запускался новый офлайн-магазин и как тестиров...
760

#photo1#Правительственные чиновники обещали: предпринятые меры непременно дадут рост минимум в 3%. Увы, ничего не получилось. При высоких ценах на нефть ВВП страны вырос всего на 1,3%, инвестиции же и вовсе сократились на 0,3%.

Но надежд на то, что 2014 год станет временем ускорения роста, мало, считают участники Международной экономической конференции, состоявшейся в минувшие выходные в Горном Алтае.

Рост ВВП: на уровне 2013 года

Экономику не может взбодрить ни рост потребительского кредитования, ни рука помощи со стороны Центрального банка. Хотя с середины прошлого года ЦБ «закачал» в банковскую систему порядка 1,4 трлн. «длинных» кредитов под залог нерыночных активов (поручительства, векселей, корпоративных кредитов).

Евгений Гавриленков, главный экономист Sberbank CIB:

Все усилия ЦБ по стимулированию экономики привели к тому, что выиграл только финансовый сектор.

В самом деле, при росте экономики в 1,3% банковский сектор вырос на 12%.

В ЦБ, полагает Гавриленков, карикатурно скопировали денежную политику западных стран, забыв, что рубль не резервная валюта. А между тем у банков появилось желание конвертировать его в резервную. И они это сделали. «Увеличение объемов рефинансирования на 60% привело к тому, что резко возросли мотивы для получения спекулятивной прибыли на валютном рынке, это совпало с глобальной тенденцией ослабления валют ряда стран», – продолжает экономист.

Рост потребкредитования, который еще недавно стимулировал развитие, тоже уже не работает: процентные ставки настолько высоки (в среднем 24–25%), что большую часть доходов заемщики направляют на обслуживание кредитов, а не на внутреннее потребление – к примеру, покупку автомобилей.

Итоги печальны: промышленность стагнирует, инвестиции падают. «Доля прибыли в ВВП резко снизилась, что означает рост издержек и неэффективность экономики», – пояснил Алексей Ведев, директор Центра структурных исследований Института экономической политики.

Общее резюме: в ближайшие три года надежды на ускорение нет, в 2014 году рост составит менее 2%. «Но для граждан это скорее всего означает: все останется как есть. Ухудшения не будет, но не будет и улучшений. Цены вырастут на 5–6%, на те же самые 5–6% вырастут доходы», – говорит один из экспертов.

Курс рубля: зависит от ЦБ

Доллар к концу года может стоить 37 рублей – такой прогноз тоже называет ряд специалистов. Но, по мнению Гавриленкова, все может измениться – если только в ЦБ осознают свои ошибки: «Я бы ожидал от ЦБ политики постепенного уменьшения рефинансирования длинных денег под залог нерыночных активов».

Гавриленков полагает, надо в течение двух-трех кварталов свести к нулю объем «длинного» рефинансирования, заместить его обычными рыночными инструментами и полностью прекратить поддерживать рубль. «И я уверен, что в этих условиях доллар не будет ни 37, ни 39, курс рубля пойдет в обратном направлении», – говорит он. Пока же при таких рублевых вбросах рассчитывать на укрепление рубля не приходится.

К слову, само по себе ожидание девальвации – один из факторов, влияющих на рост. «При ожидании девальвации деньги перестают обращаться, долгосрочные решения не принимаются», – говорит Гавриленков. Он полагает, как только устранится возможность для банков получать легкую прибыль на валютном рынке, а ЦБ перестанет давать длинные деньги и поддерживать курс, финансовые рынки стабилизируются и начнется рост экономики. Причем исправить ситуацию можно в течение нескольких месяцев.

Налог на доходы: введут прогрессивный

Еще один прогноз озвучил Евгений Гонтмахер, замдиректора Института международных отношений: в России будет введен прогрессивный налог на доходы физических лиц – то есть более высокие ставки на более высокие доходы. Но случится это не завтра, а где-то в 2016 году.

В ближайшие годы денежного изобилия в социальной сфере не будет, пояснил он. А между тем проблемы нарастают. Да, зарплаты врачей и учителей увеличиваются – по крайней мере, формально (каким путем, второй вопрос). Но больницам, в которых работают эти врачи, не хватает денег на ремонт зданий. При этом закупленное по нацпроекту дорогое оборудование через два-три года тоже потребует средств на ремонт. Денег нет на переобучение врачей и учителей, вся социальная политика свелась к росту зарплат.

Еще один тренд гос­политики – переход на платность услуг. «Впрямую об этом не говорится – у нас по-прежнему декларируется бесплатное образование и здравоохранение. Но Счетная палата недавно провела анализ и показала, что в здравоохранении платные услуги вымещают бесплатные. Ровно то же самое происходит и в образовании», – продолжил Гонтмахер.

Он полагает, в государстве внимательно наблюдают за тем, насколько у населения хватит терпения. И как только почувствуют, что оно исчерпано, предпримут нестандартные меры. Среди них – прогрессивный налог и повышение страховых взносов в социальные фонды.

Политика: гайки не закрутят

А вот каких-либо политических изменений в ближайшие годы опрошенные эксперты не ожидают. По их мнению, даже события на Украине не приведут к тому, что репрессии по отношению к инакомыслящим будут усилены:

– Потому что Украина – государство, которое находится в глубочайшем социально-экономическом кризисе с высокой безработицей, там закрываются предприятия, и народ там бунтует не столько из-за вхождения в Евросоюз, сколько из-за того, что все очень плохо. Нельзя сказать, что в России все хорошо, но все стабильно. Что касается реакции наших властей – нет, закручивать гайки они не будут. Наши власти испугались первого Майдана 10 лет назад, а сейчас поняли, что это не страшно.

Самочувствие общества: зависит от нефти

Ну и, как обычно на подобных мероприятиях, эксперты обсудили и прогноз цен на нефть. Сегодня они высокие – на уровне $100 за баррель. При таких ценах социальная система будет, по мнению Гонтмахера, медленно деградировать, люди же – постепенно приспосабливаться. «Больших социальных протестов не произойдет, проблемы будут точечно закрываться за счет резервов», – говорит эксперт.

Проблемы начнутся, если нефть подешевеет до $ 70–80. Ведев предрекает в этом случае системный кризис, Гонтмахер же опасается серьезных социальных протестов. Другое дело, насколько вероятно падение цен на нефтяном рынке? В этом традиционно не сомневается оппозиционный политик и директор Института энергетической политики Владимир Милов.

«В США, крупнейшем импортере нефти, в последние семь-восемь лет начался резкий рост ее добычи. В итоге импорт нефти в эту страну сократился с 14 до 8,5 млн. баррелей в день. Это объем добычи двух Ираков. Кроме того, ее потребление сокращается – люди пересаживаются на экономные машины, используют другой вид топлива. А добыча сланцевого газа и его избыток на рынке стимулирует перевод машин на газомоторное топливо», – говорит он.

На этот и альтернативные виды топлива переходят и Китай, и Европа – в общем, процессы запущены и вряд ли остановятся. Правда, время, когда случится падение цен, Милов назвать затруднился.

Владимир Милов, директор Института энергетической политики:

В головах чиновников, руководителей «Газпрома» и государственных энергокомпаний до сих пор есть представление, что ресурсы будут становиться все более дефицитными, а мы будем вести себя как советская буфетчица, которая говорила: «Вас много, а я одна». И цены на наши ресурсы будут расти. Это не так.

Экономическая политика-2013 в цифрах

55% средств предприятий находилось на срочных депозитах на 1 января 2014 года, эти деньги исключены из финансирования хозяйственной деятельности.

16% На столько сократилась совокупная прибыль предприятий. В России финансирование инвестиций идет за счет собственных средств предприятий. А этих средств становится все меньше. По данным Алексея Ведева, снижение инвестиций происходит начиная с третьего квартала 2012 года.

$499 млрд. составляют международные валютные резервы России. За 13 месяцев они снизились примерно на $ 40 млрд.

1,5 трлн. рублей получил бюджет Пенсионного фонда РФ из федерального бюджета. В Минфине шутят: «Федеральный бюджет превратился в придаток Пенсионного фонда».

 

Надежда Скалон, Свободный курс, ИД «Алтапресс»

Когда, что, сколько?.. Прогнозы экспертовналоги, ВВП, экономика, политикаа
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Когда, что, сколько?.. Прогнозы экспертов
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/78699/2017-09-24