Баннер ФЗ-54
10 марта 2009, 00:00 4186 просмотров

Ласковые объятия должника

 

Экономические реалии таковы, что апеллирование к закону в случае неплатежей контрагента по договору не всегда приносит желаемые плоды. Как ни странно, страдают от этого не только доб-росовестные предприниматели, но и государство.

Борьба с должниками актуальна для любого бизнеса. Особенно сегодня, когда экономический кризис заставляет считать каждую копейку. Казалось бы, механизм прост — неисполнение обязательств по договору однозначно приводит должника в суд, который взыскивает подтвержденную договором, но неоплаченную сумму в пользу кредитора.

Но порой есть нюансы, которые часто вносят в эту схему дополнительные штрихи, усложняющие процесс взыскания задолженности. То, как он будет идти, зависит от открытости и готовности неплательщика к конструктивному диалогу. Если это условие не соблюдается, добросовестному предпринимателю придется приготовиться к потере времени в судах и средств на доказательство собственной правоты.

Экономический митинг

24 февраля в полдень внимание многочисленных прохожих возле здания одного из ресторанов быстрого питания торговой марки New York Pizza привлек пикет бывших сотрудников и поставщиков этой компании. Плакаты, которые держали митингующие (их число составляло около полусотни), объясняли суть требований собравшихся: «Нью-Йорк Пицца — хватит обманывать людей», «Нью-Йорк Пицца, верни нам наши деньги», «Законы президента России Шогрену не указ». Лозунги на ту же тему, но переложенные на рифмованный лад, собравшиеся кричали хором: «Эрик, беспредел прекрати, деньги людям заплати», «Шогрен, пришло время платить, нам нечем детей кормить», «Шогрен, хочешь спать спокойно, верни деньги добровольно».

Многочисленные журналисты — а их было едва ли не столько же, сколько митингующих — нацелили на пикет диктофоны и объективы камер. И по прошествии некоторого времени, когда красивая картинка для телевидения была снята и вроде бы наступило самое время для записи комментариев, инициативу перехватил неожиданно появившийсявладелец холдинга New York Pizza Эрик Шогрен. Было видно, что собравшиеся вряд ли ожидали его прибытия на акцию, направленную против него же, и оттого в их рядах наметилось некоторое смятение. Противоборствующие стороны некоторое время стояли друг напротив друга — американец смотрел на плакаты, на лица своих бывших сотрудников, те молчали. Пауза грозила затянуться. «Ваш комментарий» — спасла акцию от ступора тележурналистка, и все вновь пришло в движение.

«У нас много хороших партнеров, клиентов и друзей, — начал Шогрен. — К сожалению, есть люди, с которыми в сего­дняшней ситуации есть разногласия, но мы рады их обсудить и сделать все возможное, чтобы закрыть долги нашей компании, это абсолютно нормальный рабочий процесс. Мы готовы к диалогу. New York Pizza — это хорошая компания, мы создали очень много рабочих мест и на протяжении долгого времени давали работу этим людям, потому я и пришел сюда».

Эрик Шогрен, несмотря на хорошее владение русским, говорил по-английски через переводчицу. Митингующие тем временем встрепенулись и продолжили скандировать рифмованные лозунги. Владелец компании присутствия духа не терял. «Есть небольшая группа людей, которые организовали сегодняшний митинг — это те, с которыми нам не удалось найти общий язык. Значительное количество бывших сотрудников уже получили расчет. Мы постепенно закрываем задолженность, но для всех сейчас тяжелые времена, и нужно работать, сотрудничать вместе. Другого выхода нет», — отметил он, и подчеркнул особо: «Немногие могут сказать, что New York Pizza себя нечестно вела на рынке в течение 12 лет. Сейчас проблемы не только у нашей компании, такая ситуация складывается по всему миру. Мы продолжаем обслуживать около пяти тысяч клиентов в день и предоставляем работу сотням человек».

Другая сторона конфликта, вылившегося в акцию протеста, также с готовностью дает собственные комментарии сложившейся ситуации. «99 физических и 15 юридических лиц объединились и подали жалобу в правоохранительные органы — в прокуратуру города и области, в следственный комитет при прокуратуре и в управление по налоговым преступлениям УВД города Новосибирска. Надеясь, что она возымеет действие и призовет руководство холдинга New York Pizza к тому, чтобы нам вернули долги. Общая задолженность по этой жалобе по юридическим лицам составляет порядка 18 миллионов рублей, по физическим — порядка 7 миллионов рублей, — отмечает одна из бывших сотрудниц компании Елена Войтенко. — Есть люди, которые не получали денег с апреля прошлого года. Нам даются обещания, что нужно подождать, что сейчас финансовый кризис у всех. Но, с другой стороны, у нас есть четкие данные, что ежемесячная выручка сети New York Pizza за последний квартал составляла 28 миллионов рублей. Где эти деньги — непонятно».

По ее словам, проблемы в компании начались еще с января 2008 года, когда начались двух-трехмесячные задержки зарплаты сотрудникам. Постепенно задолженность накапливалась, начались увольнения по собственному желанию, ушедшие стали обращаться в суды. Также потеряли терпение и юридические лица, поставщики сырья компании. Кроме того, в числе кредиторов оказался Пенсионный фонд, в который, как оказалось, не переводились отчисления с зарплаты сотрудников. Дело дошло до того, что в сентябре начались рейды новосибирских судебных приставов по заведениям сети New York Pizza, которые изымали денежные средства из касс на погашение долгов холдинга. «В результате руководство New York Pizza приняло решение вывести средства со счетов юридических лиц, чтобы судебным приставам нечего было снимать. Далее они организовали новые юрлица, которые работают сейчас», — рассказывает Елена Войтенко. В совместной жалобе в правоохранительные органы, о которой говорилось выше, этот процесс описывается следующим образом: «В сентябре 2008 года было создано ООО «Топ-шеф», и все договоры аренды и субаренды, договоры аренды оборудования точек общественного питания под торговой маркой «Нью-Йорк Пицца» и «Кузина» были перезаключены с ООО «Нью-Йорк Пицца Фуд Сервис» и ООО «Фуд сервис» на ООО «Топ-шеф». В авральном порядке были сняты с учета кассовые аппараты с ООО «Нью-Йорк Пицца Фуд Сервис» и «Фуд Сервис» для исключения возможности взыскания судебными приставами денежных средств с данных ООО на покрытие задолженности по налогам в бюджет, задолженности по зарплате и перед поставщиками.Все кассы были поставлены на учет в ИФНС по Центральному району Новосибирска и закреплены за ООО «Топ-шеф». Таким образом, долги перед поставщиками за продукцию юридически остались на ООО «Нью-Йорк Пицца Фуд Сервис» (в октябре 2008−го оно сменило наименование на «Прод­Сервис», изменено было также и местонахождение компании) и «Фуд Сервис», а текущую деятельность на полученном сырье продолжило уже ООО „Топ-шеф“».

Схемы и их интерпретация

Бывшие поставщики и сотрудники, написавшие данную жалобу, уверены, что действия руководства холдинга New York Pizza подпадают под статьи ст. 159 (мошен­ничество), 145.1 (невыплата по вине работодателя свыше двух месяцев работнику заработной платы), 199 (уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации), 199.1 (неисполнение обязанностей по исчислению, удержанию и перечислению налогов) УК РФ.

«Решение суда по нашему иску против компании «Нью-Йорк Пицца Фуд Сервис» — задолженность перед нами составляет около 800 тысяч рублей — вступило в силу, но долг до сих пор не закрыт, и я как предприниматель терплю убытки. За полтора года ни одного платежа, — утверждает директор компании «Кэмэл», поставщика муки и бакалеи, Вадим Мальцев. — Все обещания расплатиться, которые Эрик давал весной прошлого года, абсолютно не выполняются. Было возбуждено исполнительное производство, но выяснилось, что организация, на которую мы осуществляли поставки, была перерегистрирована в Иркутске. Я думаю, руководство холдинга это делает сознательно. Это фактически фиктивное банкротство, потому что его сеть работает, поставки сырья осуществляются на другую организацию — это выглядит как мошенничество».

Юрисконсульт Юрий Корх раскрывает подробностипроизведенного переименования и переезда юридического лица холдинга New York Pizza, которое осуществляло закупки сырья для производства: «У меня есть выписка из реестра, из нее следует, что сначала компания была зарегистрирована в Новосибирске, в Октябрьском районе. Затем осенью 2008 года вносятся изменения — она перерегистрируется из Октябрьского в Заельцовский район и меняет наименование с «Нью-Йорк Пицца Фуд Сервис» на «ПродСервис». Это законом не воспрещается, точно так же, как и смена местонахождения. Через месяц местонахождение компании меняется еще раз — на город Иркутск, что тоже не возбраняется. Но вообще такие технологии, связанные со сменой местонахождения и наименования, используются компаниями для ухода от своих обязательств.

В этой схеме нет ничего незаконного, если подходить с чисто юридической точки зрения. Но зададимся вопросом: а для чего компании прибегают к таким схемам? Компания «Нью-Йорк Пицца Фуд Сервис» занималась закупкой сырья для основного производства холдинга. И теперь вдруг она меняет название и перерегистрируется в ином субъекте РФ. Всю основную документацию вести там и обеспечивать деятельность здесь — очень странное решение».

Схема со сменой названия и место­нахождения компании (подчеркнем еще раз — вполне законная) дает очевидные плюсы должникам. В результате судебные приставы просто не находят организацию по старому адресу, по запросам в госструктуры выясняется, что транспорта и недвижимости у нее тоже нет, запросы в банки по счетам дают тоже неутешительную картину — как правило, у предприятия-должника на счетах даже не ноль рублей, а висят долги — и таким образом у них есть все основания для прекращения производства. Кредитор получает на руки постановление об окончании исполнительного производства, обычно с формулировкой «Исполнительный документ возвращается взыскателю в связи с отсутствием должника по такому-то адресу. По сведениям контрольно-регистрирующих органов имущество за должником не зарегистрировано». Опять же, с точки зрения исполнительного производства здесь нет ничего незаконного — розыск должника осуществляется за счет взыскателя (за исключением случаев, когда затрагиваются интересы государства).

«Это технология ухода от долгов и налогов, — поясняет Юрий Корх. — Она не дает полного освобождения, конечно, но сложность взаимодействия между органами судебно-исполнительной системы, находящимися в разных субъектах РФ, затрудняет взыскание задолженности».

Впрочем, Эрик Шогрен подчеркивает, что не отказывается от долгов, он просит вникнуть в ситуацию: «У нас есть несколько незакрытых долгов по поставщикам, с большинством из них мы работаем, с кем-то пришлось расстаться, это рабочий процесс, — говорит он. — Общую задолженность по поставщикам не могу сказать точно, но мы поддерживаем с ними контакты, с большинством из них мы работаем уже пять лет. Прежде всего нам важен прямой диалог, это самое главное сегодня».

Реакция правоохранительных органов, последовавшая на жалобу бывших сотрудников и поставщиков холдинга New York Pizza, оказалась неоднозначной. Некоторые структуры продлили срок ознакомления с ней, составляющий по закону 10 дней, из-за большого объема (к ней прилагается более 600 страниц подтверждающих документов). В управлении по налоговым преступлениям УВД города Новосибирска сообщили, что по претензиям юридических лиц возбуждены уголовные дела.

Никому не выгодно

По большому счету, сейчас определенные трудности наступили у всех. И когда становится актуален вопрос взыскания долгов с контрагента, предпринимателю важно придерживаться четкой тактики и не принимать скоропалительных решений. Например, действий по признанию должника банкротом. «Сейчас, по моему личному мнению, количество дел о неисполнении договорных обязательств и взыскании долгов будет расти. Поэтому лучше не ждать денег от должника и не кормиться его обещаниями, — комментирует Юрий Корх. — Надо сразу идти в суд, ведь чем быстрее ты получишь исполнительный лист, тем больше шансов на то, что ты получишь свой долг. И тем меньше вероятность, что компания-должник перейдет, например, в состояние банкротства и ты вернешь в лучшем случае мало, в худшем — вообще ничего. Банкротство с точки зрения кредитора выгодно лишь тогда, когда должник располагает имуществом, которое можно изъять, продать. Банкротство в этом случае выравнивает права кредиторов и тем самым исключает ситуацию, когда долг гасится кому-то одному — все получат в равных пропорциях. В иных условиях банкротство на руку должнику. А через год–полтора его вообще освободят от обязанности выплаты долга в связи с прекращением деятельности юрлица».

В связи с этим не нужно забывать, что еще один подводный камень отношений с должником — банкротство преднамеренное, то есть такое, на которое компанию фактически подталкивают ее учредители или руководство. Но факт такого банкротства трудно доказуем. «Если руководителем должника или ответственным лицом, выполняющим управленческие функции в отношении должника, совершались сделки или действия, не соответствующие существовавшим на момент их совершения рыночным условиям и обычаям делового оборота, ставшие причиной возникновения или увеличения неплатежеспособности должника — можно говорить о преднамеренном банкротстве, — поясняет управляющий партнер консалтинговой группы «Де-Конс» (Барнаул) Юрий Холоденко. — В качестве традиционного способа, подтверждающего намерение органов управления должника довести компанию до банкротства, используется отчуждение имущества вновь созданному юридическому лицу по заниженной цене. Либо если имели место ситуации искусственного создания кредиторской задолженности подконтрольному лицу с целью проведения различного вида зачетов. Как правило, указанная задолженность основывается на мнимых договорах подряда, возмездного оказания услуг, купли-продажи быстро потребляемых товаров. Признаки преднамеренного банкротства достаточно сложны. Для того чтобы квалифицировать преднамеренное банкротство, нужно доказать наличие нескольких признаков в совокупности».

В то же время сомнительно, что число таких дел будет увеличиваться — время массовых преднамеренных банкротств прошло. «Действия по доведению до банкротства многих «интересных» хозяйствующих субъектов были произведены значительно раньше. Сегодня большинство процедур банкротства обусловлено действительно тяжелым финансовым положением, возникшим вследствие экономической ситуации в стране, — отмечает Юрий Холоденко. — Предпринимателям следует помнить, что поскольку увеличивается количество случаев неисполнения обязательств, вряд ли стоит ждать и верить обещаниям контрагента расплатиться по долгам в ближайшем будущем. Целесообразно сразу обращаться с заявлениями о взыскании задолженности в арбитражный или третейский суд при наличии третейской оговорки».

В заключение хотелось бы отметить, что неповоротливость государственной машины в отношении разрешения долговых споров бизнеса вредит не только самим предпринимателям. И здесь дело даже не в том, что тем самым создается не очень благоприятная деловая атмосфера, при которой добросовестный участник деловых отношений оказывается даже как бы и в проигрыше, если не в материальном (свои долги при принятии всех необходимых мер по взысканию задолженности через суд компания вправе через три года поставить на убытки), то моральном. Государство само своей нерасторопностью вредит себе — свои убытки предприниматель потом погасит тем, что на их сумму вправе будет уменьшить прибыль, а значит, фактически за счет сокращения налогооблагаемой базы государства. Так что вопрос «кому выгодно» приобретает в этих обстоятельствах совершенно новое звучание.   

Андрей Чернобылец, руководитель направления промышленности «Эксперт Сибирь»

Статья относится к тематикам: Актуально, Точка бифуркации
Поделиться публикацией:
Микробизнес не готов к работе по новым правилам
164
Каждый пятый покупатель нашей планеты - китаец
1629
Генеральный директор Tom Tailor о переменах на рын...
309
За 5 месяцев 2017 года финансовые показатели «Сити...
4575
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
3662
KIKO MILANO: мастер-класс во флагманском магазине ...
5723
Кейс агропромышленной компании «Лето»
1541
Новая разработка - собственное мобильное приложени...
4936
 

Экономические реалии таковы, что апеллирование к закону в случае неплатежей контрагента по договору не всегда приносит желаемые плоды. Как ни странно, страдают от этого не только доб-росовестные предприниматели, но и государство.

Борьба с должниками актуальна для любого бизнеса. Особенно сегодня, когда экономический кризис заставляет считать каждую копейку. Казалось бы, механизм прост — неисполнение обязательств по договору однозначно приводит должника в суд, который взыскивает подтвержденную договором, но неоплаченную сумму в пользу кредитора.

Но порой есть нюансы, которые часто вносят в эту схему дополнительные штрихи, усложняющие процесс взыскания задолженности. То, как он будет идти, зависит от открытости и готовности неплательщика к конструктивному диалогу. Если это условие не соблюдается, добросовестному предпринимателю придется приготовиться к потере времени в судах и средств на доказательство собственной правоты.

Экономический митинг

24 февраля в полдень внимание многочисленных прохожих возле здания одного из ресторанов быстрого питания торговой марки New York Pizza привлек пикет бывших сотрудников и поставщиков этой компании. Плакаты, которые держали митингующие (их число составляло около полусотни), объясняли суть требований собравшихся: «Нью-Йорк Пицца — хватит обманывать людей», «Нью-Йорк Пицца, верни нам наши деньги», «Законы президента России Шогрену не указ». Лозунги на ту же тему, но переложенные на рифмованный лад, собравшиеся кричали хором: «Эрик, беспредел прекрати, деньги людям заплати», «Шогрен, пришло время платить, нам нечем детей кормить», «Шогрен, хочешь спать спокойно, верни деньги добровольно».

Многочисленные журналисты — а их было едва ли не столько же, сколько митингующих — нацелили на пикет диктофоны и объективы камер. И по прошествии некоторого времени, когда красивая картинка для телевидения была снята и вроде бы наступило самое время для записи комментариев, инициативу перехватил неожиданно появившийсявладелец холдинга New York Pizza Эрик Шогрен. Было видно, что собравшиеся вряд ли ожидали его прибытия на акцию, направленную против него же, и оттого в их рядах наметилось некоторое смятение. Противоборствующие стороны некоторое время стояли друг напротив друга — американец смотрел на плакаты, на лица своих бывших сотрудников, те молчали. Пауза грозила затянуться. «Ваш комментарий» — спасла акцию от ступора тележурналистка, и все вновь пришло в движение.

«У нас много хороших партнеров, клиентов и друзей, — начал Шогрен. — К сожалению, есть люди, с которыми в сего­дняшней ситуации есть разногласия, но мы рады их обсудить и сделать все возможное, чтобы закрыть долги нашей компании, это абсолютно нормальный рабочий процесс. Мы готовы к диалогу. New York Pizza — это хорошая компания, мы создали очень много рабочих мест и на протяжении долгого времени давали работу этим людям, потому я и пришел сюда».

Эрик Шогрен, несмотря на хорошее владение русским, говорил по-английски через переводчицу. Митингующие тем временем встрепенулись и продолжили скандировать рифмованные лозунги. Владелец компании присутствия духа не терял. «Есть небольшая группа людей, которые организовали сегодняшний митинг — это те, с которыми нам не удалось найти общий язык. Значительное количество бывших сотрудников уже получили расчет. Мы постепенно закрываем задолженность, но для всех сейчас тяжелые времена, и нужно работать, сотрудничать вместе. Другого выхода нет», — отметил он, и подчеркнул особо: «Немногие могут сказать, что New York Pizza себя нечестно вела на рынке в течение 12 лет. Сейчас проблемы не только у нашей компании, такая ситуация складывается по всему миру. Мы продолжаем обслуживать около пяти тысяч клиентов в день и предоставляем работу сотням человек».

Другая сторона конфликта, вылившегося в акцию протеста, также с готовностью дает собственные комментарии сложившейся ситуации. «99 физических и 15 юридических лиц объединились и подали жалобу в правоохранительные органы — в прокуратуру города и области, в следственный комитет при прокуратуре и в управление по налоговым преступлениям УВД города Новосибирска. Надеясь, что она возымеет действие и призовет руководство холдинга New York Pizza к тому, чтобы нам вернули долги. Общая задолженность по этой жалобе по юридическим лицам составляет порядка 18 миллионов рублей, по физическим — порядка 7 миллионов рублей, — отмечает одна из бывших сотрудниц компании Елена Войтенко. — Есть люди, которые не получали денег с апреля прошлого года. Нам даются обещания, что нужно подождать, что сейчас финансовый кризис у всех. Но, с другой стороны, у нас есть четкие данные, что ежемесячная выручка сети New York Pizza за последний квартал составляла 28 миллионов рублей. Где эти деньги — непонятно».

По ее словам, проблемы в компании начались еще с января 2008 года, когда начались двух-трехмесячные задержки зарплаты сотрудникам. Постепенно задолженность накапливалась, начались увольнения по собственному желанию, ушедшие стали обращаться в суды. Также потеряли терпение и юридические лица, поставщики сырья компании. Кроме того, в числе кредиторов оказался Пенсионный фонд, в который, как оказалось, не переводились отчисления с зарплаты сотрудников. Дело дошло до того, что в сентябре начались рейды новосибирских судебных приставов по заведениям сети New York Pizza, которые изымали денежные средства из касс на погашение долгов холдинга. «В результате руководство New York Pizza приняло решение вывести средства со счетов юридических лиц, чтобы судебным приставам нечего было снимать. Далее они организовали новые юрлица, которые работают сейчас», — рассказывает Елена Войтенко. В совместной жалобе в правоохранительные органы, о которой говорилось выше, этот процесс описывается следующим образом: «В сентябре 2008 года было создано ООО «Топ-шеф», и все договоры аренды и субаренды, договоры аренды оборудования точек общественного питания под торговой маркой «Нью-Йорк Пицца» и «Кузина» были перезаключены с ООО «Нью-Йорк Пицца Фуд Сервис» и ООО «Фуд сервис» на ООО «Топ-шеф». В авральном порядке были сняты с учета кассовые аппараты с ООО «Нью-Йорк Пицца Фуд Сервис» и «Фуд Сервис» для исключения возможности взыскания судебными приставами денежных средств с данных ООО на покрытие задолженности по налогам в бюджет, задолженности по зарплате и перед поставщиками.Все кассы были поставлены на учет в ИФНС по Центральному району Новосибирска и закреплены за ООО «Топ-шеф». Таким образом, долги перед поставщиками за продукцию юридически остались на ООО «Нью-Йорк Пицца Фуд Сервис» (в октябре 2008−го оно сменило наименование на «Прод­Сервис», изменено было также и местонахождение компании) и «Фуд Сервис», а текущую деятельность на полученном сырье продолжило уже ООО „Топ-шеф“».

Схемы и их интерпретация

Бывшие поставщики и сотрудники, написавшие данную жалобу, уверены, что действия руководства холдинга New York Pizza подпадают под статьи ст. 159 (мошен­ничество), 145.1 (невыплата по вине работодателя свыше двух месяцев работнику заработной платы), 199 (уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации), 199.1 (неисполнение обязанностей по исчислению, удержанию и перечислению налогов) УК РФ.

«Решение суда по нашему иску против компании «Нью-Йорк Пицца Фуд Сервис» — задолженность перед нами составляет около 800 тысяч рублей — вступило в силу, но долг до сих пор не закрыт, и я как предприниматель терплю убытки. За полтора года ни одного платежа, — утверждает директор компании «Кэмэл», поставщика муки и бакалеи, Вадим Мальцев. — Все обещания расплатиться, которые Эрик давал весной прошлого года, абсолютно не выполняются. Было возбуждено исполнительное производство, но выяснилось, что организация, на которую мы осуществляли поставки, была перерегистрирована в Иркутске. Я думаю, руководство холдинга это делает сознательно. Это фактически фиктивное банкротство, потому что его сеть работает, поставки сырья осуществляются на другую организацию — это выглядит как мошенничество».

Юрисконсульт Юрий Корх раскрывает подробностипроизведенного переименования и переезда юридического лица холдинга New York Pizza, которое осуществляло закупки сырья для производства: «У меня есть выписка из реестра, из нее следует, что сначала компания была зарегистрирована в Новосибирске, в Октябрьском районе. Затем осенью 2008 года вносятся изменения — она перерегистрируется из Октябрьского в Заельцовский район и меняет наименование с «Нью-Йорк Пицца Фуд Сервис» на «ПродСервис». Это законом не воспрещается, точно так же, как и смена местонахождения. Через месяц местонахождение компании меняется еще раз — на город Иркутск, что тоже не возбраняется. Но вообще такие технологии, связанные со сменой местонахождения и наименования, используются компаниями для ухода от своих обязательств.

В этой схеме нет ничего незаконного, если подходить с чисто юридической точки зрения. Но зададимся вопросом: а для чего компании прибегают к таким схемам? Компания «Нью-Йорк Пицца Фуд Сервис» занималась закупкой сырья для основного производства холдинга. И теперь вдруг она меняет название и перерегистрируется в ином субъекте РФ. Всю основную документацию вести там и обеспечивать деятельность здесь — очень странное решение».

Схема со сменой названия и место­нахождения компании (подчеркнем еще раз — вполне законная) дает очевидные плюсы должникам. В результате судебные приставы просто не находят организацию по старому адресу, по запросам в госструктуры выясняется, что транспорта и недвижимости у нее тоже нет, запросы в банки по счетам дают тоже неутешительную картину — как правило, у предприятия-должника на счетах даже не ноль рублей, а висят долги — и таким образом у них есть все основания для прекращения производства. Кредитор получает на руки постановление об окончании исполнительного производства, обычно с формулировкой «Исполнительный документ возвращается взыскателю в связи с отсутствием должника по такому-то адресу. По сведениям контрольно-регистрирующих органов имущество за должником не зарегистрировано». Опять же, с точки зрения исполнительного производства здесь нет ничего незаконного — розыск должника осуществляется за счет взыскателя (за исключением случаев, когда затрагиваются интересы государства).

«Это технология ухода от долгов и налогов, — поясняет Юрий Корх. — Она не дает полного освобождения, конечно, но сложность взаимодействия между органами судебно-исполнительной системы, находящимися в разных субъектах РФ, затрудняет взыскание задолженности».

Впрочем, Эрик Шогрен подчеркивает, что не отказывается от долгов, он просит вникнуть в ситуацию: «У нас есть несколько незакрытых долгов по поставщикам, с большинством из них мы работаем, с кем-то пришлось расстаться, это рабочий процесс, — говорит он. — Общую задолженность по поставщикам не могу сказать точно, но мы поддерживаем с ними контакты, с большинством из них мы работаем уже пять лет. Прежде всего нам важен прямой диалог, это самое главное сегодня».

Реакция правоохранительных органов, последовавшая на жалобу бывших сотрудников и поставщиков холдинга New York Pizza, оказалась неоднозначной. Некоторые структуры продлили срок ознакомления с ней, составляющий по закону 10 дней, из-за большого объема (к ней прилагается более 600 страниц подтверждающих документов). В управлении по налоговым преступлениям УВД города Новосибирска сообщили, что по претензиям юридических лиц возбуждены уголовные дела.

Никому не выгодно

По большому счету, сейчас определенные трудности наступили у всех. И когда становится актуален вопрос взыскания долгов с контрагента, предпринимателю важно придерживаться четкой тактики и не принимать скоропалительных решений. Например, действий по признанию должника банкротом. «Сейчас, по моему личному мнению, количество дел о неисполнении договорных обязательств и взыскании долгов будет расти. Поэтому лучше не ждать денег от должника и не кормиться его обещаниями, — комментирует Юрий Корх. — Надо сразу идти в суд, ведь чем быстрее ты получишь исполнительный лист, тем больше шансов на то, что ты получишь свой долг. И тем меньше вероятность, что компания-должник перейдет, например, в состояние банкротства и ты вернешь в лучшем случае мало, в худшем — вообще ничего. Банкротство с точки зрения кредитора выгодно лишь тогда, когда должник располагает имуществом, которое можно изъять, продать. Банкротство в этом случае выравнивает права кредиторов и тем самым исключает ситуацию, когда долг гасится кому-то одному — все получат в равных пропорциях. В иных условиях банкротство на руку должнику. А через год–полтора его вообще освободят от обязанности выплаты долга в связи с прекращением деятельности юрлица».

В связи с этим не нужно забывать, что еще один подводный камень отношений с должником — банкротство преднамеренное, то есть такое, на которое компанию фактически подталкивают ее учредители или руководство. Но факт такого банкротства трудно доказуем. «Если руководителем должника или ответственным лицом, выполняющим управленческие функции в отношении должника, совершались сделки или действия, не соответствующие существовавшим на момент их совершения рыночным условиям и обычаям делового оборота, ставшие причиной возникновения или увеличения неплатежеспособности должника — можно говорить о преднамеренном банкротстве, — поясняет управляющий партнер консалтинговой группы «Де-Конс» (Барнаул) Юрий Холоденко. — В качестве традиционного способа, подтверждающего намерение органов управления должника довести компанию до банкротства, используется отчуждение имущества вновь созданному юридическому лицу по заниженной цене. Либо если имели место ситуации искусственного создания кредиторской задолженности подконтрольному лицу с целью проведения различного вида зачетов. Как правило, указанная задолженность основывается на мнимых договорах подряда, возмездного оказания услуг, купли-продажи быстро потребляемых товаров. Признаки преднамеренного банкротства достаточно сложны. Для того чтобы квалифицировать преднамеренное банкротство, нужно доказать наличие нескольких признаков в совокупности».

В то же время сомнительно, что число таких дел будет увеличиваться — время массовых преднамеренных банкротств прошло. «Действия по доведению до банкротства многих «интересных» хозяйствующих субъектов были произведены значительно раньше. Сегодня большинство процедур банкротства обусловлено действительно тяжелым финансовым положением, возникшим вследствие экономической ситуации в стране, — отмечает Юрий Холоденко. — Предпринимателям следует помнить, что поскольку увеличивается количество случаев неисполнения обязательств, вряд ли стоит ждать и верить обещаниям контрагента расплатиться по долгам в ближайшем будущем. Целесообразно сразу обращаться с заявлениями о взыскании задолженности в арбитражный или третейский суд при наличии третейской оговорки».

В заключение хотелось бы отметить, что неповоротливость государственной машины в отношении разрешения долговых споров бизнеса вредит не только самим предпринимателям. И здесь дело даже не в том, что тем самым создается не очень благоприятная деловая атмосфера, при которой добросовестный участник деловых отношений оказывается даже как бы и в проигрыше, если не в материальном (свои долги при принятии всех необходимых мер по взысканию задолженности через суд компания вправе через три года поставить на убытки), то моральном. Государство само своей нерасторопностью вредит себе — свои убытки предприниматель потом погасит тем, что на их сумму вправе будет уменьшить прибыль, а значит, фактически за счет сокращения налогооблагаемой базы государства. Так что вопрос «кому выгодно» приобретает в этих обстоятельствах совершенно новое звучание.   

Андрей Чернобылец, руководитель направления промышленности «Эксперт Сибирь»

Ласковые объятия должникакризис, поставщики, поставки в сеть, сеть магазинов, долги, ритейл, ритейл.ру
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Ласковые объятия должника
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/36414/2017-07-24