25 января 2010, 00:00 3412 просмотров

Лобби под соусом

— Видишь полку с соками? Сколько там наименований, можешь сказать?

— Двадцать-тридцать…

— А скоро будет меньше. Если мне бонусы не будут платить, зачем выставлять тех, кто малоизвестен. Останутся уже раскрученные бренды, кто на сто процентов продается.

— А ассортимент?

— А продажи? Привезет мне компания N продукцию. По новому закону мне придется расплатиться в сжатые сроки, а товар мы вряд ли продадим быстро, тем более что производитель в его продвижение вкладываться не будет. Лучше не связываться…

Диалог с управляющим одной из крупных уральских торговых сетей отражает общую точку зрения ритейлеров на закон — вмешательство государства в рыночные отношения чревато негативными последствиями.

Мимо кассы

— Должен быть свободный рынок. При регулируемой торговле я уже работал и хорошо помню пустые склады и прилавки. Нас ждет увеличение препирательств и поиск виновных, — считает президент сети магазинов «Кировский» (Екатеринбург) Игорь Ковпак. — Главный минус закона в том, что он ограничивает развитие цивилизованного ритейла в регионах и может повлечь дефицит и рост цен на продукты.

По мнению и.о. начальника Управления по развитию потребительского рынка администрации Перми Александра Логачева, закон принят в интересах аграрного лобби, деятельность торговых компаний существенно ограничена.

Точка зрения ритейлеров такова. Отмена платы за «вход на полку» не только не приведет к снижению розничной цены, а скорее всего повысит ее. Торговцы руководствуются предпочтениями покупателей и отводят приоритетные места наиболее востребованным наименованиям. А вот если поставщик желал как-то выделить свой товар, то за это платил. Причем добровольно, сознавая, какие выгоды в виде возросшего оборота он с этого получит. Плата за расширение ассортимента экономически обоснована. Внесение изменений в ассортиментный ряд требует увеличения временных и человеческих затрат со стороны ритейлера. Убытки сети компенсировали производители, желавшие реализовать больше товара. При отмене выплат с их стороны бремя компенсации затрат ляжет на плечи покупателя.

По мнению производителей, закон устанавливает барьеры для применения разнообразных негативных практик во взаимоотношениях между торговлей и поставщиками. Навязывание услуг маркетинга и рекламы, требования эксклюзивности договора, предоставления информации обо всех договорах с другими торговыми предприятиями, плата за изменение ассортимента товара, занижение цены — все это должно уйти в прошлое.

В любом случае принятие закона — один из первых, очень мучительных шагов к установлению правил игры на рынке. Впервые определено понятие «торговой сети», споры о сути которого велись на протяжении последних лет. Согласно документу, торговой сетью считается «совокупность двух и более торговых объектов, принадлежащих одному хозяйствующему субъекту, на которых под одним средством индивидуализации (фирменным наименованием, товарным знаком, знаком обслуживания, коммерческим обозначением) осуществляется торговля одинаковыми группами товаров».

При этом, увы, очевидно: на общем фоне заявленной борьбы за интересы потребителя и снижение конечной стоимости товаров закон стал площадкой для битвы двух ключевых игроков — торговых сетей и производителей. Кто в итоге одержал победу и как теперь будут складываться отношения рыночных игроков?

Кто за кого

Считается, что за лоббированием интересов ритейлеров стоит министр промышленности и торговли РФ Виктор Христенко (сфера ритейла относится к компетенции Мин­промторга). Ему оппонировали министр сельского хозяйства РФ Елена Скрынник и «аграрный» вице-премьер Виктор Зубков. По мнению вице-президента группы компаний «Дикси» Валерия Бубнова, Минпром­торг акцентировал внимание на развитии собственно отрасли и ее инфраструктуры, устранении дефицита торговых площадей, усилении конкуренции. Это дало почву для обвинений министерства в лоббировании интересов сетей. Также Минпромторг выступил в роли лоббиста малых и средних предпринимателей, введя в закон ряд норм, гарантирующих им не менее 50% мест под размещение нестационарных торговых объектов и устанавливающих единый порядок такого размещения.

Вся история с принятием закона о торговле больше напоминала схватку между Минпромторгом и Минсельхозом. Оно пробуксовывало и в кабинете министров, и в Федеральном собрании: проект долго кочевал по рукам, дорабатывался в министерствах, в конечном итоге подвергся изменениям со стороны депутатов.

В 2007 году, когда цены на продовольствие росли во всем мире, но в России — особенно быстро, правительство впервые с начала реформ попыталось регулировать розничную торговлю. Виктор Зубков подписал с торговцами соглашение о «добровольном» замораживании цен на социально значимые продукты. Потом тема торговли перешла к министерству промышленности Виктора Христенко. Ему поручили разработать законопроект, который бы регламентировал отношения госорганов с предприятиями торговли. В министерстве даже появился специальный департамент. Подготовленный им документ привел поставщиков в недоумение: он защищал интересы торговых сетей.

Поставщики восстали цивилизованно — инициировали работу над законопроектом. В особенности над теми его положениями, которые касались раздела прибылей от продажи продовольствия. На кону стояли большие деньги, поэтому задействовали все — «высадку агентов» в лагерь противника, хитроумные операции, психологические атаки.

За перетягиванием каната между лоббистами от поставщиков и представителей сетей разработчики практически забыли и о потребителе, и о рядовом сельхозпроизводителе. Виктор Христенко прямо заявил, что документ ориентирован на урегулирование отношений между торговлей и переработчиками сельскохозяйственного сырья. Остальные участники процесса остались за бортом. Действительно, в законе об основах государственного регулирования торговой деятельности о покупателе прямо не говорится. Нет там и фермера: целый блок вопросов об отношениях крестьянина и поставщика (закупщика продовольствия) отсутствует. По сути, закон в той части, которая вызвала наиболее острые споры, стал правилами раздела доходов между этими «соседствующими» видами бизнеса.

Как бы там ни было, в итоге победили лоббисты-поставщики: у них очень сильные связи в Федеральном собрании, признают в Минпромторге. Ритейл потерпел крупное поражение. Парламент оказался силой, и для сетей это стало неожиданностью. Система принятия решений на высшем уровне постоянно меняется, и успешным лоббистом окажется тот, кто вовремя поймет, как именно. Когда ритейлеры, привыкшие к тому, что решать вопросы надо в ведомствах, но не в Госдуме, поняли, что ошибались, было уже поздно.

Кому как…

Как рынок будет развиваться в условиях требований нового закона и как повлияет на игроков? С крупными поставщиками картина вроде бы понятна. Для них больше плюсов, чем минусов. Бонусы фактически отменили, сроки оплаты товара сжали. Теперь производитель почувствовал себя полноценным партнером ритейлера, заговорил о взаимовыгодном сотрудничестве. По словам управляющего ОАО «Свердловский хлебомакаронный комбинат» (СМАК, Екатеринбург) Владилена Фуфарова, принятие закона подтолкнет производителей и ритейлеров на выстраивание качественных отношений, основанных на взаимоуважении, а это позитивно отразится на потребителе. Нормативный акт поможет сгладить болевые точки и построить цивилизованный рынок. При этом государство не встало на чью-либо сторону, оно должно ограждать потребителя от недобросовестности поставщиков и сетей.

PR-менеджер ОАО «Вимм Билль Данн» (крупнейший производитель напитков и молочных продуктов в России и СНГ, объединяет 37 предприятий) Александра Королева считает, что закон о торговле упростит переговоры участников рынка, поскольку некоторые дискуссионные моменты устранены. Компромисс между сетями и производителями будет достигаться с упором на заданные установки.

 При всех ограничениях ритейл считает, что в ближайшее время для него вряд ли что-то изменится. По мнению исполняющего обязанности директора Уральского филиала X5 Retail Group Андрея Абрамова, решение конкретных вопросов достигалось и будет достигаться на переговорах между непосредственными участниками процесса: на социально значимые товары первой необходимости давно используются отрицательные наценки, сроки расчетов с поставщиками короче или сопоставимы с установленными законом.

Председатель комитета по товарному рынку администрации Екатеринбурга Елена Чернышева убеждена, что закон лишь прописал те параметры, которые в жизни уже работают:

— Те же пресловутые бонусы не исчезли целиком, а всего лишь ограничены 10%. Но у кого-то они и так не превышали 3 — 5%. Сроки оплаты товара ограничивать действительно необходимо, это нормальная практика. Не дело, когда хлеб реализуется за два-три дня, а расплачиваются за него через месяц. В принципе торговые сети не пугают даже санкции к тем, кто достиг 25−процентной доли на рынке. Ритейл уже шутит: если к названиям магазинов добавить «+» или «–», то доказать, что это одна сеть, будет уже невозможно.

По словам генерального директора торговой сети «Звездный» (Екатеринбург) Александра Райсиха, если кто-то что-то и выиграл от принятия закона, то это иностранные производители. И действительно, торговым сетям становится невыгодно покупать товар в России, ведь больше 10% бонуса они все равно не получат. Этим смогут воспользоваться иностранцы и предложить сетям свой товар на более выгодных условиях.

А кому хуже всех …

В ответе за игры в лобби опять остались малые предприниматели. Когда речь идет о крупных торговых объектах, их владельцам предписывается лишь известить о своем открытии. Если же вы малый предприниматель и хотите вести нестационарную торговлю, вашу судьбу будут решать чиновники. Часть 1 статьи 12 закона гласит: торговая деятельность посредством создания, размещения и использования стационарных торговых объектов может быть организована юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями, зарегистрированными в порядке, установленном законодательством РФ. Указанные хозяйствующие субъекты обязаны лишь задекларировать сведения об осуществлении торговой деятельности. Однако как только дело доходит до мелкой розницы, закон связывает предпринимателей по рукам и ногам, отдавая их судьбу на откуп представителям власти. Согласно статье 15, торговая деятельность посредством создания, размещения и использования нестационарных торговых объектов может быть организована только в местах, предусмотренных схемой размещения подобных объектов. Схема же подлежит многочисленным согласованиям контрольных ведомств. Более того, за право размещения торгового объекта в том или ином месте малым предпринимателям еще придется побороться на открытом аукционе. Победителем признается тот, кто предложит больше денег.

По словам Елены Чернышевой, вопрос о разработке схемы размещения нестационарных торговых объектов находится в подвешенном состоянии. В законе сказано, что схема формируется в соответствии с уставом муниципалитета и утверждается органами власти субъекта РФ. Как схема составляется и каков порядок ее утверждения, пока не понятно.

Малый бизнес рассчитывал и на послабления в работе с сетями. Не дождался. «Маленькие предприятия не могут долго ждать оплаты товара, им нужны оборотные средства, — считает Александра Королева. — Закон эту задачу решает, устанавливая предельные сроки. Но закон не может заставить сети во что бы то ни стало работать с небольшими поставщиками. Ритейл предъявляет жесткие требования к качеству товара, срокам доставки, ассортименту. Это не прихоть сетей: они зарабатывают с оборота, несут высокие риски и поэтому им нужна логистика, точная как швейцарские часы. Далеко не каждое небольшое предприятие может ее обеспечить».

И все же закон при всей его спорности, ориентации только на ключевых игроков рынка, нельзя оценивать как явление отрицательное или положительное. Он — необходимость. Регламентировать деятельность торговли нужно. А как иначе? Вы только посмотрите, сколько спорных моментов: производитель заинтересован, чтобы торговля работала с полным ассортиментом, а для магазина это не всегда удобно, интерес в основном представляют самые раскрученные, продаваемые позиции. Производителю выгодны максимальная цена и предоплата, а ритейлеру — минимальная цена и отсрочка платежа на большой срок. Производителю важно получить заказ на поставку заблаговременно, чтобы успеть сделать, сформировать и доставить принятый заказ. Ритейлер же, стремясь дать оптимальный на данный момент для магазина заказ, зачастую делает заявку день в день. Кто-то должен регулировать эти процессы. А малому бизнесу нужно обзаводиться лоббистами, иначе его интересы, как и рядового потребителя (здесь и лобби не поможет), никогда не будут учтены.

В подготовке материала принимала участие Дарья Ужегова.

Артем Коваленко, заместитель главного редактора журнала «Эксперт Урал»

Статья относится к тематикам: Актуально, Законы
Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Лобби под соусомзакон о торговле, производители, плата за вход, ритейлеры, листинг, плата за листинг, входные бонусы