4 июня 2015, 08:00 5529 просмотров

Дело на колион

В Егорьевском городском суде начался беспрецедентный судебный процесс. Местная прокуратура требует запретить использование альтернативной валюты – колиона. Ее изобрел местный фермер Михаил Шляпников для расчета с соседями и односельчанами. Представители власти сочли, что она «представляет угрозу для единства платежной системы РФ» и «дезориентируют население в условиях экономического кризиса».

Прокуратура потребовала, чтобы суд запретил подмосковному фермеру использовать свою собственную валюту – колион. Михаил Шляпников не унывает. «Ну, запретят колионы, я сделаю «путинки», – заявил он

Сам Михаил Шляпников считает, что это вовсе не так. В среду в суде он пытался защитить свое детище, которое называет не денежной единицей, а просто «формой долговой расписки». Шляпников признался – если суд запретит колионы, горевать не будет. «Ну, запретят колионы, я сделаю «путинки», – говорит он. – Чего горевать? Наша главная задача – молотьба и хлебосдача. Я не финансист, а крестьянин».

Разрушитель единой платежной системы

#photo1#Разрушитель единой платежной системы страны Михаил Шляпников на пенсии по инвалидности уже почти 20 лет. Из Москвы в деревню Колионово Егорьевского муниципального района Подмосковья перебрался восемь лет назад. Дети давно живут за границей, супруга бывает у мужа из столицы наездами. Когда-то, еще до того, как стать сельским жителем, Шляпников работал ревизором, трудился в одном крупном московском магазине, успел, если верить самому Михаилу, поработать даже в ЦК КПСС. После распада СССР Шляпников занялся мелким бизнесом. Теперь в Подмосковье у него свое небольшое фермерское хозяйство – питомник, в котором около 400 наименований различных растений, он выращивает картошку, зерновые, корма, держит кур и гусей.

В деревне взять денег негде. Банковские кредиты – неподъёмны. Вот и решил крестьянин: раз государство денег не дает, нужно придумать их самому. Для расчета с соседями изобрел свою собственную денежную единицу – колион, по названию деревни, в которой живет, Колионово. Идею поддержал сосед – Валерий Середа (скончался на Пасху в этом году – BFM.ru). Сказано – сделано. Новую валюту партнеры заказали в типографии, придумали дизайн банкнот номиналом 1,3,5,10, 25, 50 и 100 колионов. Написали забавные фразы на бумажках, гласящие, что «билет является собственностью казны Колионово. Не подлежит инфляции, девальвации, стагнации и прочей фальсификации. Не является средством обогащения и спекуляции. Обеспечен собственными ресурсами Колионово. За подделку можно и того…». На купюре даже увековечили фразу из стихотворения Пушкина: «Ведь мы играем не из денег, а только б вечность проводить». Всего напечатали 20 тысяч «купюр», которые запустили в оборот прошлым летом.

Надо сказать, что односельчане Шляпникова (всего четверо человек), жители окрестных деревень и его друзья восприняли происходящее с энтузиазмом. По курсу подмосковные колионы уступают лишь евро и фунту: обмениваются один к 50 рублям. «Это честные деньги, на них нельзя ни заработать, ни накопить, начать войну или дать ими взятку. Они обмениваются на товары, которые мы сами же производим», – говорит пенсионер. По его оценкам, сейчас колионы использует примерно сотня человек, 7 тысяч находятся на руках.

Специфика крестьянского труда

Необходимость появления этой «валюты» Шляпников объясняет спецификой крестьянского труда. Картошка поспеет к августу, гусь – к Рождеству, елка – к Новому году, а деньги нужны уже сейчас. Сельский «экономист» приводит пример.

Михаил Шляпников, создатель колиона, фермер, поясняет:

«Вы меня финансируете, даете 2-3 тысячи рублей, а я вам обещаю через полгода вернуть вложенное своей продукцией. Например, гусем. Гусь стоит у нас 60 колионов – примерно 3 тысячи рублей, как на рынке. Вы 3 тысячи рублей дали мне сегодня, а я вам взамен – 60 колионов. Я на ваши деньги покупаю яйцо, комбикорма, оплачиваю свет, материалы, ремонтирую гусятник, а на Рождество даю вам гуся. Вы довольны, и мне приятно. Вы подтолкнули меня к развитию гусеводства: на ваши деньги я купил не одно яйцо, а два десятка. Для вас же плюс в том, что цена фиксирована. На Рождество гусь может стоить уже 6-7 тысяч рублей, а вам он достается за 3 тысячи».

Шляпников сравнивает созданную им «валюту» с ракушками, камушками, шкурками и золотом, которые были в ходу в стародавние времена, еще до того, как появились бумажные деньги.

«Мы сами для себя нашли механизм поддержки и развития мелкого товарного сельхозпроизводства. Этот инструмент позволит деревню поднять. Любая старушка сможет завести и курей и коров. Сейчас же в деревне даже ни одной коровы нет! – сокрушается Михаил. – А деревня должна кукарекать, мычать и мяукать».

Прокуратура не оценила креатив

В Егорьевской прокуратуре мужицкую смекалку, юмор и креатив не оценили. Там сочли, что условные единицы угрожают финансовой системе страны.

В ведомстве провели проверку, в ходе которой установили, что некий Павел Бабарыкин помог Шляпникову построить баню. За это фермер расплатился с работником 100 колионами (эквивалент 5 тысяч рублей). На них мужчина в дальнейшем планировал получить от фермера яйца и картошку и никаких претензий не имел.

Однако прокуратура пришла к выводу, что колионы (цитата из иска) «представляют угрозу для единства платежной системы РФ, также создают угрозу для осуществления монополии РФ на эмиссию денежных средств» и дезориентируют население в условиях экономического кризиса». Егорьевский городской прокурор потребовал суд пресечь использование денежных суррогатов, запретить их изготовление и оборот.

На заседании суда в среду представитель прокуратуры апеллировал к тому, что денежная единица России – это рубль (состоящий, по заключению ЦБ из 100 копеек) и никто, кроме Центробанка не вправе осуществлять эмиссию денег.

В ответ фермер убеждал, что колион – это не деньги, а долговая расписка, некое подтверждение отсроченного бартера на заранее оговоренный товар. Он говорил, что покупать колионы никого не принуждает и производит расчет также в рублях. По словам Шляпникова, он принимает все, что сгодится в хозяйстве: рассаду, солярку, мебель. В защиту крестьянина выступили двое свидетелей. Сам создатель колионов потребовал, чтобы в суд явились «потерпевшие», которыми, по его логике, должны быть признаны либо правительство России, либо Центробанк. Его мнение совпало с ходатайствои прокурора, который попросил вызвать в суд специалиста из Центробанка.

Центробанк скажет слово

Как сообщила BFM.ru заместитель руководителя пресс-службы Мособлсуда Екатерина Игумнова, суд удовлетворил просьбу прокуратуры. Слушания прервали до 18 июня. Ожидается, что в тот же день суд допросит эксперта из Санкт-Петербурга со стороны Шляпникова и вынесет решение.

Кстати, показания в защиту идеи Егорьевского фермера порывался дать экономист Рустам Давлетбаев. Несколько лет назад он поставил аналогичный эксперимент, который позволил поднять с колен башкирское село Шаймуратово. Там тоже напечатали собственные деньги (cами предприниматели утверждали, что это были товарные талоны). Ими выдавали зарплату. Однако и тогда вмешалась прокуратура, которая пресекла самодеятельность.

Мария Локотецкая, Бизнес FM

 

Статья относится к тематикам: Нормативные документы, Законы, Школа поставщика
Поделиться публикацией:
Открытия ноября-2016

Время подводить итоги

Как сэкономить деньги на деньгах?

Рассмотрим разные ситуации и узнаем в итоге как можно сэкономить деньги предприятия

Покупатели снова идут в дискаунтеры

Исследование компании Nielsen

Дело на колионфермер, прокуратура, маразм