Баннер ФЗ-54
12 февраля 2016, 11:43 722 просмотра

Легенда об импровизирующем солдате

Консалтинг-Центр "ШАГ"
Интуитивно понятно, что метафора организации как машины слишком груба для того, чтобы руководствоваться исключительно ею при решении задач управления или при проведении организационных изменений. Груба, убога, недостаточна. Но что можно противопоставить этой метафоре? Задумываешься — и поневоле соглашаешься: все-таки образ машины — исключительно мощная, убедительная, последовательная и практичная идея. На ее основе строятся такие единицы как организационная структура, функции сотрудников и подразделений, бизнес-процессы, планы, проекты. И все это худо-бедно работает. А что взамен? Как еще возможно объединение и координация усилий большого количества людей? Целостного образа пока нет. Остается собирать осколки и фрагменты, несущие иные смыслы — в надежде, что со временем из них может сложиться иное, «немашинное» понимание.Возьмем, например, продвигаемую рядом авторов идею живой организации, организации как организма. Что это означает, скажем, применительно к такой теме, как планирование? Предельно машинизированное представление: план — это то, что закладывается в станок с программным управлением. Согласно этой программе, считывая ее, станок точит, пилит и сверлит нужную деталь до тех пор, пока не завершит свою работу. В действительности планы в организациях часто составляются на некий период времени, но корректируются еще до завершения этого периода. Однако, этот штришок не отвергает, а лишь дополняет и развивает идею плана.А как насчет планирования в живой природе? Скажем, хищник преследует жертву. Мыслима ли здесь программа преследования, сформированная еще до начала действия? Уже на уровне здравого смысла возникают большие сомнения в том, что животное могло бы заранее учесть все будущие реакции жертвы, предугадать траекторию ее бега, просчитать все особенности рельефа местности, появление препятствий на пути. Гораздо естественнее полагать, что в каждый момент времени хищник, равно как и его жертва, импровизируют, действуют по ситуации. Более того, исследования по биомеханике говорят о том, что двигательный аппарат млекопитающего или человека сам является источником постоянной непредсказуемости и не в состоянии надолго вперед запрограммировать даже сам себя. Корректировка начавшегося движения происходит постоянно, непрерывно, в крайнем случае — по нескольку раз в секунду. Вот это уже вряд ли совместимо с классическим представлением о плане. Итак, первая заготовка в копилку альтернатив машине: идея импровизации.Двигаясь ближе к организационной реальности, наталкиваемся на импровизацию в игровых видах спорта: баскетбол, волейбол, футбол. Конечно, на тренировках спортсмены заранее разучивают огромное число комбинации. И тренер дает перед игрой много разных наставлений. Но в реальной игре ситуация постоянно выплескивается за пределы предусмотренного. Хорошо сыгранная команда действует как единое живое существо, причем существо импровизирующее. Вероятно, именно из игровых видов перекочевало в бизнес словечко «команда», смысл которого — в стремлении перенять этот сложившийся в спорте и непостижимо эффективный способ организации совместного действия. Двинемся еще дальше — в область военных конфликтов. Кочевые армии появились раньше оседлых государств. И, по всей видимости, армейский опыт был первоисточником принципов и идей построения «оседлых» организаций и управления ими. Может ли эффективно и осмысленно импровизировать не команда нескольких хоккеистов, а подразделение из сотен, тысяч, десятков тысяч солдат? На первый взгляд, это полностью исключено. Люди рассеянны по территории, разобщены пространством. Никто не видит целостной картины происходящего, каждый может наблюдать лишь крохотный фрагмент театра военных действий. Выручает иерархический принцип: на всю армию — тысячи исполнителей и одни мозги. Информация собирается с мест на стол главнокомандующего, тот планирует действия армии, затем план дробиться и передается частями вниз по иерархии. План операции, корректировка плана, отдельное указание — все это информационные единицы, существующие в иерархической организации внутри цикла: сбор информации, анализ, принятие решения, передача вниз новых указаний. А если оперативная обстановка начинает меняться в разы быстрее, чем проходит цикл планирования и принятия решений? Тогда все классические принципы управления войсками становятся неэффективными. В наши дни проскакивает информация, что Пентагон активно экспериментирует с принципом «армия без главнокомандующего». Значительные силы и на больших территориях действуют без централизованного управления. Каждый отдельный солдат или малое подразделение полностью автономны и принимают решения самостоятельно, по ситуации, без указаний с высших управленческих уровней. Если верить источникам, новый принцип ведения военных действий показал свою неожиданную эффективность и на учениях, и в реальных боевых столкновениях. Как такое возможно? «Пока мы сидели вчетвером в одной комнате, у нас не было проблем с ведением бизнеса, — рассказывал один из наших клиентов, — Но бизнес пошел в гору, мы стали нанимать людей, расселись по кабинетом — вот тут-то т началась неразбериха.» Классические организационные механизмы необходимы в тех случаях, когда действия коллег, действия конкурентов, события во внешней среде — перестают быть непосредственно обозримыми. Чтобы действовать по ситуации, ситуацию необходимо как минимум видеть. А когда она разрастается в масштабах и перестает быть видимой, для поддержания информационного поля необходимы обмены письмами, докладами, телефонными звонками. Но если все разворачивается в одной комнате, на одном игровом поле, если все видят происходящее целиком и полностью — можно обходиться без организационной классики, можно импровизировать и даже импровизировать коллективно. То же и в военном деле. Вся территория мониторится с беспилотных аппаратов и спутников, а автоматическая обработка и визуальное отображение собранной информации происходят мгновенно. Система информационной поддержки сжимает плацдарм военных действий со всеми его участниками до масштабов «комнаты», и каждая автономная боевая единица видит все происходящее целиком и в реальном времени. Это позволяет каждому действовать подобно игроку на баскетбольном поле. Трудно сказать, насколько эта информация достоверна. Но легенда слишком красивая, чтобы быть неправдой.
http://stepconsulting.ru/blogs/legenda-ob-improviziruyushchem-soldate
Поделиться публикацией:
Куда уходит покупатель и во что играют современные...
832
Концепции настоящего и будущего
3226
Андрей Бударин, начальник Управления оперативного ...
1599
Михаил Иванцов, генеральный директор розничной се...
1146
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
3252
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
6994
Интуитивно понятно, что метафора организации как машины слишком груба для того, чтобы руководствоваться исключительно ею при решении задач управления или при проведении организационных изменений. Груба, убога, недостаточна. Но что можно противопоставить этой метафоре? Задумываешься — и поневоле соглашаешься: все-таки образ машины — исключительно мощная, убедительная, последовательная и практичная идея. На ее основе строятся такие единицы как организационная структура, функции сотрудников и подразделений, бизнес-процессы, планы, проекты. И все это худо-бедно работает. А что взамен? Как еще возможно объединение и координация усилий большого количества людей? Целостного образа пока нет. Остается собирать осколки и фрагменты, несущие иные смыслы — в надежде, что со временем из них может сложиться иное, «немашинное» понимание.Возьмем, например, продвигаемую рядом авторов идею живой организации, организации как организма. Что это означает, скажем, применительно к такой теме, как планирование? Предельно машинизированное представление: план — это то, что закладывается в станок с программным управлением. Согласно этой программе, считывая ее, станок точит, пилит и сверлит нужную деталь до тех пор, пока не завершит свою работу. В действительности планы в организациях часто составляются на некий период времени, но корректируются еще до завершения этого периода. Однако, этот штришок не отвергает, а лишь дополняет и развивает идею плана.А как насчет планирования в живой природе? Скажем, хищник преследует жертву. Мыслима ли здесь программа преследования, сформированная еще до начала действия? Уже на уровне здравого смысла возникают большие сомнения в том, что животное могло бы заранее учесть все будущие реакции жертвы, предугадать траекторию ее бега, просчитать все особенности рельефа местности, появление препятствий на пути. Гораздо естественнее полагать, что в каждый момент времени хищник, равно как и его жертва, импровизируют, действуют по ситуации. Более того, исследования по биомеханике говорят о том, что двигательный аппарат млекопитающего или человека сам является источником постоянной непредсказуемости и не в состоянии надолго вперед запрограммировать даже сам себя. Корректировка начавшегося движения происходит постоянно, непрерывно, в крайнем случае — по нескольку раз в секунду. Вот это уже вряд ли совместимо с классическим представлением о плане. Итак, первая заготовка в копилку альтернатив машине: идея импровизации.Двигаясь ближе к организационной реальности, наталкиваемся на импровизацию в игровых видах спорта: баскетбол, волейбол, футбол. Конечно, на тренировках спортсмены заранее разучивают огромное число комбинации. И тренер дает перед игрой много разных наставлений. Но в реальной игре ситуация постоянно выплескивается за пределы предусмотренного. Хорошо сыгранная команда действует как единое живое существо, причем существо импровизирующее. Вероятно, именно из игровых видов перекочевало в бизнес словечко «команда», смысл которого — в стремлении перенять этот сложившийся в спорте и непостижимо эффективный способ организации совместного действия. Двинемся еще дальше — в область военных конфликтов. Кочевые армии появились раньше оседлых государств. И, по всей видимости, армейский опыт был первоисточником принципов и идей построения «оседлых» организаций и управления ими. Может ли эффективно и осмысленно импровизировать не команда нескольких хоккеистов, а подразделение из сотен, тысяч, десятков тысяч солдат? На первый взгляд, это полностью исключено. Люди рассеянны по территории, разобщены пространством. Никто не видит целостной картины происходящего, каждый может наблюдать лишь крохотный фрагмент театра военных действий. Выручает иерархический принцип: на всю армию — тысячи исполнителей и одни мозги. Информация собирается с мест на стол главнокомандующего, тот планирует действия армии, затем план дробиться и передается частями вниз по иерархии. План операции, корректировка плана, отдельное указание — все это информационные единицы, существующие в иерархической организации внутри цикла: сбор информации, анализ, принятие решения, передача вниз новых указаний. А если оперативная обстановка начинает меняться в разы быстрее, чем проходит цикл планирования и принятия решений? Тогда все классические принципы управления войсками становятся неэффективными. В наши дни проскакивает информация, что Пентагон активно экспериментирует с принципом «армия без главнокомандующего». Значительные силы и на больших территориях действуют без централизованного управления. Каждый отдельный солдат или малое подразделение полностью автономны и принимают решения самостоятельно, по ситуации, без указаний с высших управленческих уровней. Если верить источникам, новый принцип ведения военных действий показал свою неожиданную эффективность и на учениях, и в реальных боевых столкновениях. Как такое возможно? «Пока мы сидели вчетвером в одной комнате, у нас не было проблем с ведением бизнеса, — рассказывал один из наших клиентов, — Но бизнес пошел в гору, мы стали нанимать людей, расселись по кабинетом — вот тут-то т началась неразбериха.» Классические организационные механизмы необходимы в тех случаях, когда действия коллег, действия конкурентов, события во внешней среде — перестают быть непосредственно обозримыми. Чтобы действовать по ситуации, ситуацию необходимо как минимум видеть. А когда она разрастается в масштабах и перестает быть видимой, для поддержания информационного поля необходимы обмены письмами, докладами, телефонными звонками. Но если все разворачивается в одной комнате, на одном игровом поле, если все видят происходящее целиком и полностью — можно обходиться без организационной классики, можно импровизировать и даже импровизировать коллективно. То же и в военном деле. Вся территория мониторится с беспилотных аппаратов и спутников, а автоматическая обработка и визуальное отображение собранной информации происходят мгновенно. Система информационной поддержки сжимает плацдарм военных действий со всеми его участниками до масштабов «комнаты», и каждая автономная боевая единица видит все происходящее целиком и в реальном времени. Это позволяет каждому действовать подобно игроку на баскетбольном поле. Трудно сказать, насколько эта информация достоверна. Но легенда слишком красивая, чтобы быть неправдой.
http://stepconsulting.ru/blogs/legenda-ob-improviziruyushchem-soldate
Легенда об импровизирующем солдатеконсалтинг
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Легенда об импровизирующем солдате
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/rbc/pressreleases/107117/2017-10-20