Баннер ФЗ-54
15 апреля 2015, 11:23 1375 просмотров

Рынок факторинга ищет клиентов

Факторы осваивают новые ниши и конкурируют в торговом сегменте

Объем рынка факторинга в 2015 году сократится на 10-15% – таков базовый прогноз RAEX («Эксперт РА»), представленный на XI ежегодной конференции «Факторинг в России – 2015». Такой сценарий предполагает среднегодовую цену на нефть 50 долл. за баррель и инфляцию 14-15%. В случае реализации оптимистичного сценария (65 долл. за баррель, инфляция 10-12%) рынок по итогам 2015 года покажет динамику, близкую к нулю. Пессимистичный сценарий (35 долл. за баррель, инфляция свыше 17%) предполагает, что рынок может упасть на 40%.

Развитие рынка, как считают эксперты, в этом году будут определять повышенная стоимость заемных средств и финансовые проблемы бизнеса (в особенности компаний в сфере строительства, торговли электроникой и бытовой техникой, автомобилями). Приоритетом для факторов станет сохранение приемлемого качества портфеля. «Платежная дисциплина снижается, что не дает особых оснований для роста рынка факторинга, – отметил председатель правления НФК Роман Огоньков. – Однако многие клиенты не теряют оптимизма, но не исключено, что они еще не до конца ощутили все риски на своем бизнесе. Это дает надежду на то, что базовый прогноз сместится в лучшую сторону, а пессимистический не сбудется. Но для этого нужны реальные действия по поддержанию активности финансовой системы и заморозка неактуальных требований к достаточности капитала. Эти требования в принципе верные, но их внедрение сейчас кажется неуместным».

По словам Огонькова, важным остается вопрос формирования аппетита к риску в новых условиях. «Ситуация нетривиальная по сравнению с предыдущим опытом, потому что если взять показатели четвертого квартала прошлого года, то долговая нагрузка выросла только у 5% клиентов, и в основном это клиенты, которые имели в своем портфеле ощутимую долю валютных кредитов. В первом квартале 2015 года (по статистике НФК) у 30% клиентов возросла долговая нагрузка при том, что общий объем кредиторки перед банками у них снизился или остался на прежнем уровне. Таким образом, основной драйвер роста долговой нагрузки – сокращение выручки». Вопрос – что будет дальше. По мнению Огонькова, показатель отношения долговой нагрузки к ежемесячной выручке будет ухудшаться и в течение второго квартала может достичь 50%: «Сейчас не время верить в принцип too big to fall. Никакой бренд, никакой уровень долговой нагрузки не является гарантией финансовой устойчивости в среднесрочной перспективе. Мы более внимательно смотрим на cash flow, потому что даже компания с приемлемой текущей долговой нагрузкой может столкнуться с риском дальнейшего падения выручки из-за снижения платежеспособного спроса».

Как считают в RAEX, факторы с невысокими риск-аппетитами в этом году будут бороться за клиентов, работающих в сфере торговли продукцией повседневного спроса, – они меньше всего подвержены влиянию кризиса. Конкуренция факторов в этом сегменте усилится, и те из них, кто не сможет предложить контрагентам пониженные цены на свои услуги, будут вынуждены уходить в более рискованные сегменты рынка либо сокращать объемы бизнеса.

Сейчас для факторов настало время искать новые ниши, уверен член совета директоров IFG, президент «ОмниГрейд» Михаил Трейвиш. Это связано не только с кризисом (стагнация продаж у клиентов сокращает спрос, а рост потерь стоимости сокращает маржу факторов), но и с возрастом российского факторингового рынка, который превращает его в «алый океан» (жесткая конкуренция и высокие издержки). Среди потенциальных ниш эксперт выделил, в частности, рефакторинг (рефинансирование всех существующих факторинговых компаний в России) и конфиденциальный («закрытый») факторинг (покупатель не уведомляется о том, что требования к нему переуступаются фактору, т.е. факторинговой компании или банку). Еще одна возможная стратегия – поход «медвежьи углы», т.е. развитие бизнеса в крупных городах и областных центрах, куда факторинг как инструмент еще не дошел. Возможна и иностранная экспансия, считает Трейвиш, причем в качестве возможных рынков могут выступать довольно экзотические страны вроде Камбоджи, Лаоса и Мьянмы (последняя открывается иностранному влиянию в связи с недавним снятием со страны санкций США и Евросоюза).

Еще один инструмент, который в этом году получит «зеленый свет», это факторинг без финансирования – управление дебиторской задолженностью и страхование рисков неплатежа без финансирования. По словам вице-президента, управляющего директора по факторингу Промсвязьбанка Виктора Носова, пока этот продукт не продается как отдельный. «Не получалось прийти к клиенту и сказать «мы тебя не будем финансировать, но будем управлять твоей дебиторской задолженностью, плати нам за это», – отметил он. Однако и до непростой экономической ситуации у факторинговых компаний были совместные проекты, когда одна из них предоставляла финансирование, а другая принимала на себя риски.

Начальник управления факторинга «Московского кредитного банка» Владимир Колодяжный отметил, что факторинг без финансирования можно использовать в качестве дополнительного обеспечения, хотя могут возникнуть законодательные коллизии, так как по закону факторинг – это финансирование под уступку дебиторской задолженности. По мнению эксперта, в нынешней ситуации, когда качество заемщиков резко ухудшается, такой вид обеспечения, как дебиторская задолженность, имеет право на жизнь. Однако все-таки какое-то финансирование должно быть, считает Колодяжный, так как это повышает шансы взыскать средства с дебитора.

«Как потенциальный клиент, я полагаю, что все-таки это какой-то отдельный продукт, и для того чтобы не смущать разум клиента, не называйте это факторингом», – отметил директор департамента казначейства и управления рисками ГК «РОЛЬФ» Владимир Козинец. По его словам, управление дебиторской задолженностью без финансирования может быть интересно корпоратам, особенно сейчас, когда во многих крупных и не очень компаниях идет существенное сокращение издержек. «Все смотрят, где бы сэкономить, начиная от бухгалтерии и заканчивая бумагой. Если факторы за счет эффекта объема смогут предложить комиссии, которые ниже затрат на содержание отделов по работе с дебиторской задолженностью в корпорациях, это будет очень востребовано», – считает Козинец. Он также добавил, что у факторинговых компаний есть существенное преимущество – они являются центрами экспертизы по управлению дебиторской задолженностью, и это можно продавать.

Инфографика: Евгения Носкова/РГ

Фото: Depositphotos.com

  Леонид Кулешов, «Российская Бизнес-газета»

Теги: факторинг
Статья относится к тематикам: Retail, Факторинг
Поделиться публикацией:
Куда уходит покупатель и во что играют современные...
1179
Концепции настоящего и будущего
3749
Андрей Бударин, начальник Управления оперативного ...
2167
Михаил Иванцов, генеральный директор розничной се...
1255
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
3336
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
7105

Факторы осваивают новые ниши и конкурируют в торговом сегменте

Объем рынка факторинга в 2015 году сократится на 10-15% – таков базовый прогноз RAEX («Эксперт РА»), представленный на XI ежегодной конференции «Факторинг в России – 2015». Такой сценарий предполагает среднегодовую цену на нефть 50 долл. за баррель и инфляцию 14-15%. В случае реализации оптимистичного сценария (65 долл. за баррель, инфляция 10-12%) рынок по итогам 2015 года покажет динамику, близкую к нулю. Пессимистичный сценарий (35 долл. за баррель, инфляция свыше 17%) предполагает, что рынок может упасть на 40%.

Развитие рынка, как считают эксперты, в этом году будут определять повышенная стоимость заемных средств и финансовые проблемы бизнеса (в особенности компаний в сфере строительства, торговли электроникой и бытовой техникой, автомобилями). Приоритетом для факторов станет сохранение приемлемого качества портфеля. «Платежная дисциплина снижается, что не дает особых оснований для роста рынка факторинга, – отметил председатель правления НФК Роман Огоньков. – Однако многие клиенты не теряют оптимизма, но не исключено, что они еще не до конца ощутили все риски на своем бизнесе. Это дает надежду на то, что базовый прогноз сместится в лучшую сторону, а пессимистический не сбудется. Но для этого нужны реальные действия по поддержанию активности финансовой системы и заморозка неактуальных требований к достаточности капитала. Эти требования в принципе верные, но их внедрение сейчас кажется неуместным».

По словам Огонькова, важным остается вопрос формирования аппетита к риску в новых условиях. «Ситуация нетривиальная по сравнению с предыдущим опытом, потому что если взять показатели четвертого квартала прошлого года, то долговая нагрузка выросла только у 5% клиентов, и в основном это клиенты, которые имели в своем портфеле ощутимую долю валютных кредитов. В первом квартале 2015 года (по статистике НФК) у 30% клиентов возросла долговая нагрузка при том, что общий объем кредиторки перед банками у них снизился или остался на прежнем уровне. Таким образом, основной драйвер роста долговой нагрузки – сокращение выручки». Вопрос – что будет дальше. По мнению Огонькова, показатель отношения долговой нагрузки к ежемесячной выручке будет ухудшаться и в течение второго квартала может достичь 50%: «Сейчас не время верить в принцип too big to fall. Никакой бренд, никакой уровень долговой нагрузки не является гарантией финансовой устойчивости в среднесрочной перспективе. Мы более внимательно смотрим на cash flow, потому что даже компания с приемлемой текущей долговой нагрузкой может столкнуться с риском дальнейшего падения выручки из-за снижения платежеспособного спроса».

Как считают в RAEX, факторы с невысокими риск-аппетитами в этом году будут бороться за клиентов, работающих в сфере торговли продукцией повседневного спроса, – они меньше всего подвержены влиянию кризиса. Конкуренция факторов в этом сегменте усилится, и те из них, кто не сможет предложить контрагентам пониженные цены на свои услуги, будут вынуждены уходить в более рискованные сегменты рынка либо сокращать объемы бизнеса.

Сейчас для факторов настало время искать новые ниши, уверен член совета директоров IFG, президент «ОмниГрейд» Михаил Трейвиш. Это связано не только с кризисом (стагнация продаж у клиентов сокращает спрос, а рост потерь стоимости сокращает маржу факторов), но и с возрастом российского факторингового рынка, который превращает его в «алый океан» (жесткая конкуренция и высокие издержки). Среди потенциальных ниш эксперт выделил, в частности, рефакторинг (рефинансирование всех существующих факторинговых компаний в России) и конфиденциальный («закрытый») факторинг (покупатель не уведомляется о том, что требования к нему переуступаются фактору, т.е. факторинговой компании или банку). Еще одна возможная стратегия – поход «медвежьи углы», т.е. развитие бизнеса в крупных городах и областных центрах, куда факторинг как инструмент еще не дошел. Возможна и иностранная экспансия, считает Трейвиш, причем в качестве возможных рынков могут выступать довольно экзотические страны вроде Камбоджи, Лаоса и Мьянмы (последняя открывается иностранному влиянию в связи с недавним снятием со страны санкций США и Евросоюза).

Еще один инструмент, который в этом году получит «зеленый свет», это факторинг без финансирования – управление дебиторской задолженностью и страхование рисков неплатежа без финансирования. По словам вице-президента, управляющего директора по факторингу Промсвязьбанка Виктора Носова, пока этот продукт не продается как отдельный. «Не получалось прийти к клиенту и сказать «мы тебя не будем финансировать, но будем управлять твоей дебиторской задолженностью, плати нам за это», – отметил он. Однако и до непростой экономической ситуации у факторинговых компаний были совместные проекты, когда одна из них предоставляла финансирование, а другая принимала на себя риски.

Начальник управления факторинга «Московского кредитного банка» Владимир Колодяжный отметил, что факторинг без финансирования можно использовать в качестве дополнительного обеспечения, хотя могут возникнуть законодательные коллизии, так как по закону факторинг – это финансирование под уступку дебиторской задолженности. По мнению эксперта, в нынешней ситуации, когда качество заемщиков резко ухудшается, такой вид обеспечения, как дебиторская задолженность, имеет право на жизнь. Однако все-таки какое-то финансирование должно быть, считает Колодяжный, так как это повышает шансы взыскать средства с дебитора.

«Как потенциальный клиент, я полагаю, что все-таки это какой-то отдельный продукт, и для того чтобы не смущать разум клиента, не называйте это факторингом», – отметил директор департамента казначейства и управления рисками ГК «РОЛЬФ» Владимир Козинец. По его словам, управление дебиторской задолженностью без финансирования может быть интересно корпоратам, особенно сейчас, когда во многих крупных и не очень компаниях идет существенное сокращение издержек. «Все смотрят, где бы сэкономить, начиная от бухгалтерии и заканчивая бумагой. Если факторы за счет эффекта объема смогут предложить комиссии, которые ниже затрат на содержание отделов по работе с дебиторской задолженностью в корпорациях, это будет очень востребовано», – считает Козинец. Он также добавил, что у факторинговых компаний есть существенное преимущество – они являются центрами экспертизы по управлению дебиторской задолженностью, и это можно продавать.

Инфографика: Евгения Носкова/РГ

Фото: Depositphotos.com

  Леонид Кулешов, «Российская Бизнес-газета»

Рынок факторинга ищет клиентовфакторинг
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Рынок факторинга ищет клиентов
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/news/88737/2017-10-22