12 ноября 2014, 08:25 1986 просмотров

Рыба из Норвегии живой не доплывет

Запрет на ее ввоз признан законным

Верховный суд отказался отменить запрет на ввоз живой рыбы из Норвегии, Австралии, Канады, США и ЕС, введенный 7 августа правительством в рамках встречных санкций. Разрешения поставок рыбы из Норвегии добивался Мурманский рыбокомбинат, остановленный из-за отсутствия сырья для переработки. Теперь комбинат готов перепрофилироваться в центр по приемке и отгрузке рыбопродукции.

Вчера административная коллегия Верховного суда (ВС) рассмотрела иск ОАО «Мурманский рыбокомбинат» к правительству о признании недействующим постановления №778 от 7 августа в части запрета на импорт живой рыбы (коды ТН ВЭД ТС 0301**) из стран, которые ввели санкции в отношении России. Комбинат в суде представлял его гендиректор Михаил Зуб. На стороне ответчика в деле также участвовали Федеральная таможенная служба и Генпрокуратура.

Михаил Зуб заявил, что введенный правительством запрет привел к остановке комбината из-за отсутствия сырья. Предприятие может принимать для переработки только живую рыбу с наливных судов, которые есть у Норвегии, но отсутствуют в российском рыболовецком флоте. По мнению господина Зуба, «в России происходит очень мощная дезинформация» об объемах импорта рыбного сырья и состоянии отечественного рыболовного промысла. Белый дом должен был сначала проанализировать, нужно ли вводить такие жесткие ограничения и какие последствия это повлечет в первую очередь для России, отметил он.

Судья поинтересовалась, что именно нарушает постановление правительства. «Ущемляются наши права на ведение предпринимательской деятельности, нарушены права работников, которые могут вообще потерять работу»,– пояснил директор. Он добавил, что нарушается ч. 2 ст. 34 Конституции РФ о недопущении недобросовестной конкуренции – запрет создал преимущества для чилийских и белорусских поставщиков, что привело к значительному росту цен на сырье и конечную продукцию. Так, уверяет Михаил Зуб, с 20 августа 1 кг семги подорожал с $6 до $10, а Белоруссия, реэкспортирующая норвежское рыбное сырье в РФ, десятикратно увеличила выпуск продукции. Можно было бы сделать исключение для живой рыбы, как это было сделано 20 августа для мальков атлантического лосося и форели, полагает истец, но на обращения комбината правительство не ответило.

Представитель ответчика лишь подчеркнула, что постановление принято в рамках его полномочий на основании указа президента от 6 августа и опубликовано в надлежащем порядке, а вопросы противоречия Конституции не подведомственны ВС. «Вы считаете допустимым ограничение внешнеэкономической деятельности?» – уточнил у нее прокурор Евгений Коробков. Ответ был утвердительным.

В итоге ВС иск отклонил. «Истец должен был сослаться на конкретные статьи законов, которые нарушены постановлением,– это формальный критерий, необходимый для оспаривания нормативно-правового акта»,– говорит глава коллегии адвокатов «Вашъ юридический поверенный» Константин Трапаидзе, а также комбинат мог «рассчитать сумму своего ущерба от антисанкций и требовать от правительства компенсации убытков».

Но истец уже настроен более мирно. «Теперь мы будем искать пути работы – надо кормить людей. Также мы продолжим сотрудничать с правительством»,– заявил “Ъ” Михаил Зуб, отметив, что комбинат рассматривает возможность диверсификации производства. В середине октября на совещании в комитете рыбохозяйственного комплекса Мурманской области топ-менеджер предлагал переориентировать комбинат на «единый центр по приемке и отгрузке рыбопродукции, мяса и другой продукции».

Большинство российских рыбопереработчиков уже к сентябрю адаптировалось к изменившимся условиям и перепрофилировалось на поставки из Чили и с Фарерских островов. Поставщики тоже приспособились к новой ситуации: стоимость атлантического лосося из Чили теперь составляет около $6 за 1 кг, рассказал “Ъ” руководитель Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка Виталий Корнев. Для сравнения: 1 кг норвежской семги стоит $5,5, фарерской – $7,5. Однако у переработчиков возникла новая проблема, связанная с падением курса рубля. Все сырье для переработки закупается в долларах, объясняет Виталий Корнев, скачки курса приводят к тому, что переработчик теряет прибыльность – стоимость сырья в цене продукта составляет около 80%, а увеличение отпускных цен приведет к падению спроса.

Член совета директоров компании «Меридиан» Светлана Федосеева подтверждает, что положение в отрасли после введения эмбарго значительно ухудшилось. «Летом компания планировала в 2015 году увеличить объем производства на 15–16%, сейчас остаться на том же уровне производства, что и годом ранее,– уже хороший результат»,– считает она. Запрет на ввоз европейского и американского сырья привел к удорожанию и российского. В портфеле компании есть продукция из российской дальневосточной рыбы – но после введения эмбарго цена на российскую горбушу поднялась с 87 руб. до 120 руб. за 1 кг. Та же ситуация с дальневосточной сельдью, которой компания планировала заместить норвежскую. «Рост цен на сырье произошел по всем позициям в среднем на 10–25%»,– уточняют в «Меридиане», а российские рыбопереработчики, работавшие с норвежской красной рыбой, попали в зависимость от Белоруссии. Так, «Меридиан» был вынужден организовать производство на базе одной из белорусских компаний. Еще часть уже соленого сырья (филе) он закупает в Белоруссии, лишь упаковывая его в РФ.

Анна Занина, Анна Зиброва, ИД «Коммерсантъ»

Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Рыба из Норвегии живой не доплыветрыба, Норвегия, эмбарго, санкции