20 января 2014, 00:44 1859 просмотров

Третейским будешь

Минюст решил вопрос о частном судопроизводстве

Белый дом исполнил поручение Владимира Путина срочно разработать законопроект о «кардинальном совершенствовании третейского судопроизводства». Из опубликованного Минюстом пакета проектов, в том числе нового федерального закона «О третейских судах и арбитраже», следует, что Минюст согласился с базовыми идеями Минэкономики – «чисткой» существующих третейских судов, их регистрацией в реестрах и запретом на аффилированность арбитража и участников разбирательства,– но и намерен резко ужесточить режим работы всего института. Юристы полагают, что избыточная жесткость Минюста вызовет лишь возвращение правительства к вопросу о том, как регулировать вопрос о третейских судах без ущерба для бизнеса.

Минюст в пятницу представил на общественное обсуждение проект нового федерального закона «О третейских судах и арбитраже» плюс поправки к Арбитражному процессуальному, Уголовному (УК) и Налоговому кодексам, законам «Об арбитражных судах», «О международном коммерческом арбитраже» и ряду других. Они разработаны в рекордный срок после того, как Владимир Путин заявил в декабрьском послании Федеральному собранию, что «нужно серьезно повысить авторитет третейских судов». Правительству совместно с Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП) и Торгово-промышленной палатой поручено внести в Госдуму до 15 июля законопроект «о кардинальном совершенствовании третейского судопроизводства».

Напомним, аналогичное поручение президента было дано и по итогам предыдущего послания, однако исполнить его помешал внутриведомственный конфликт в правительстве вокруг третейских судов. Минюст и Минэкономики еще к концу 2012 г. подготовили взаимоисключающие концепции реформы, причем Минюст вопреки традиции выступал за более либеральный подход, а Минэкономики требовало введения жесткого регулирования третейских судов. При этом все единодушно признают, что третейские суды, существующие в России уже с 1992 года, сейчас активно используются для мошенничества – от откровенно преступной деятельности (вывод активов, навешивание долгов на госпредприятия, создание фиктивной задолженности в банкротстве) до организации сомнительных схем регистрации самовольно построенной недвижимости или рассмотрения споров в аффилированных с одним из участников «карманных» судах. В результате крупные споры уплывают в коммерческие арбитражи других стран, что вредно и для бизнеса, и для интересов государства. К таким актуальным делам относят заграничные процессы по спорам акционеров «Русала», ТНК-ВР и «Вымпелкома». Проблему обостряет предстоящее упразднение Высшего арбитражного суда (ВАС), неоднократно выступавшего за сокращение круга споров, которые могут рассматривать третейские суды, и их «чрезмерного» количества. Глава ВАС Антон Иванов заявлял в интервью “Ъ”: «Государство рискует лишиться крупных активов по решению такого третейского суда, который настоящим судом не является».

Камнем преткновения в реформе коммерческого арбитража является вопрос о госрегистрации постоянно действующих третейских судов с целью «зачистить» мошеннические суды, а заодно и демпингующих на низком качестве проведения разбирательства конкурентов. Против введения реестра третейских судов активно выступал Минюст – в отличие от Минэкономики, МКАС и РСПП. В итоге Минюст согласился на регистрацию, но при условии, что третейские суды будут создаваться только при некоммерческих организациях. Минюст при этом ссылается на международную практику. К тому же, по мнению Минюста, это позволит не повторить опыт Украины, где система регистрации с легкостью обходится созданием за границей судов для рассмотрения внутриукраинских споров.

Частный суд призывают к порядку

Создавать такие суды, по проекту Минюста, не могут ни компании, ни физические лица. Фактически эта норма ставит крест на возможности существования третейских судов, созданных «Газпромом» и Сбербанком. Это соответствует и позиции ВАС, который еще осенью отменил решение третейского суда «Газпрома» по спору его «дочки» «Ямалгазинвест» с институтом «Нефтегазпроект», признав, что такой суд не может быть беспристрастным.

Сокращенный ВАС круг споров, «арбитрабельных» для третейских судов (ВАС сначала исключил корпоративные споры, а сейчас пытается делать то же со спорами по госконтрактам и любым договорам с госорганами), Минюст в новом законе возвращает обратно. На этом, впрочем, собственно либерализация заканчивается. Разрешая рассмотрение третейскими судами «корпоративных споров», законопроект крайне жестко регулирует порядок их рассмотрения, одновременно ужесточая правила разбирательства и отвода арбитров, фактически вводя разрешительную систему деятельности третейских судов.

Согласился Минюст и с другим предложением Минэкономики – для аппаратов третейских судов введена имущественная ответственность за злоупотребления, а для самих судей – уточнена уголовная: соответствующие поправки Минюст просит внести в УК. Ранее зампред комитета по конституционному законодательству Совета федерации Константин Добрынин заявлял, что «если будет ужесточена ответственность судей, то это может убить третейское разбирательство и международный коммерческий арбитраж», а зампред высшей квалифколлегии судей и член совета директоров «Газпрома» Валерий Мусин пояснял “Ъ”, что «третейские судьи не защищены гарантиями, предусмотренными для судей государственных судов, и в случае введения таких мер будут бояться участвовать в разрешении коммерческих споров». Наконец, решения третейских судов, как и раньше, по планам Минюста не будут публиковаться (одним из важнейших преимуществ третейского арбитража с точки зрения компаний в России является его конфиденциальность), но впервые вводится требование хранить все дела 10 лет (раньше они могли уничтожаться) и публиковать сведения о факте подаче исков по корпоративным спорам в конкретный третейский суд.

«Главное в законопроекте то, что Минюст хочет все под свой контроль поставить, всех и вся. Если это реализуют в таком виде, то в России останется десяток-два третейских судов, хотя, может, это и к лучшему. Сейчас система третейского разбирательства характеризуется чрезмерным размахом либерализма, а теперь спохватились и решили гайки закрутить»,– считает управляющий партнер коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Александр Муранов. По его мнению, множество спорных инициатив в документе затормозит реформу, на что, по его мнению, Минюст и рассчитывает. Наконец, он обращает внимание на то, что разработчики просто не стыкуют поправки с упразднением ВАС. В целом юристы довольно критически относятся к идеям Минюста, полагая, что они неизбежно встретят сопротивление в правительстве и вызовут лишь новый виток дискуссий о третейском судопроизводстве.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург; Анна Занина, ИД «Коммерсантъ» 

Статья относится к тематикам: Актуально, Нормативные документы, Законы
Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Третейским будешьаобитраж, третейский суд, спор, конфликт интересов, бизнес