28 августа 2013, 00:07 1331 просмотр

Почему государство хочет «приручить» малый бизнес

Вместо того, чтобы дать предпринимателям возможность заработать самим, чиновники решили одолжить им денег. Дмитрий Мирошниченко из Центра развития Высшей школы экономики считает, что повышенное внимание государства к судьбе предпринимателей имеет не столько экономические, сколько политические цели

«В последнее время российское правительство всерьез обсуждает такие «эффективные» идеи, как финансирование малого и среднего бизнеса за счет средств Фонда национального благосостояния (по правительственной линии) или перевод кредитов малому и среднему бизнесу, гарантированных региональными фондами поддержки, в первую группу качества (по линии Цетробанка).

Если верить статистике, в настоящее время в стране действует под два миллиона малых и средних предприятий. Для их кредитования из ФНБ предлагается выделить 100 млрд рублей. Учитывая, что общий объем портфеля банковских кредитов малому и среднему бизнесу по итогам первого полугодия составил 4,9 трлн рублей, становится смешно. При этом финансироваться должны проекты стоимостью от 1 млрд рублей. Принимая во внимание, что по общему правилу бизнес должен вложить в проект не менее 30% собственных средств, получается, что минимальная величина кредита составит 0,7 млрд рублей.

Нехитрые математические вычисления показывают, что на выделенные народные средства может быть прокредитовано аж 142,9 предприятий из наличествующих пары миллионов. То есть 0,007%. Даже если предположить, что правительство, не привыкнув мелочиться, думает о финансовой опеке только среднего бизнеса, то и тут доля «осчастливленных» предприятий составит около 0,9%. И это мы скромно умолчали о том, что компании, реализующие подобные масштабные проекты, уже с очень большой натяжкой могут быть отнесены и в категорию «средних».

Недалеко ушел, с точки зрения потенциальной эффективности обсуждаемых мер, и Банк России. Даже если не принимать во внимание то, что любое искусственное стимулирование банковской активности через «игру» с коэффициентами резервов на возможные потери по ссудам для ответственного регулятора должно находиться под безусловным табу, перевод вышеупомянутых кредитов в первую категорию качества (то есть фактически с нулевой вероятностью дефолта), позволит высвободить банкам ни много ни мало 70 млн рублей. капитала. А это, страшно сказать, целых 0,01% от нынешнего объема собственных средств банковской системы.

Но эффективность деятельности российских властей является отдельной проблемой, а вот причина, по которой их недюжинная энергия была с недавнего времени направлена на долговое закабаление МСБ, так и остается загадкой.

Разгадок тут может быть две, и обе они из области политэкономии.

Если вдруг предположить, что представители малого и среднего бизнеса вдруг начнут богатеть трудом своим праведным, то чего от них можно ждать в перспективе? Правильно, набравшись финансовой силы, они способны почувствовать и силу гражданско-политическую, да потребовать какого-нибудь «социального контракта» с властями. Нет уж, пусть, вон, для начала попробуют контракты с банками выполнить, а мы сверху посмотрим-посмеемся. Ну и, на всякий случай, налогами поддушим.

Впрочем, даже в этом случае такая правительственная активность выглядит странно. Для удержания «низового» предпринимательства в России в полудохлом состоянии вполне довольно и действующих административных механизмов – как формальных, так и «понятийных». Так чего же огород городить, совещания собирать?

Наш нынешний общественно-политический строй можно определить как «нео- феодализм». Одним из ярчайших проявлений феодальных порядков в стране является система «кормления» вертикали власти. Верхушка так называемой «правящей элиты» кормится непосредственно из нефтегазовых закромов родины, оставляя региональным «элитам» рыбешку помельче. Ну а тем планктоном, которым питаются люди государевы на местах, как раз и является малый бизнес.

Такая система покупки лояльности за чужой счет весьма устойчива при постоянном, пусть и умеренном росте. Но как только экономика начинает стагнировать, вдруг оказывается, что начинают стагнировать и даже падать доходы (естественно, их неофициальная часть) сначала низового чиновничества, а по мере ухудшения ситуации – и представителей власти на региональном уровне. В таких условиях управляемость системы резко снижается, что чревато негативными последствиями, в том числе и для стабильности доходов верхушки.

Надо что-то делать. Но что? Увеличивать муниципальные бюджеты, отдавая их «на поток и разграбление» местному чиновничеству? Нереально. Во-первых, не для того последние 13 лет федеральный центр концентрировал финансовые ресурсы в своих руках, чтобы сейчас повернуть историю вспять, дав чувство относительной независимости людям на местах. Во-вторых, удержание электоральной базы требует постоянно растущего финансирования ее уровня жизни, а денег в бюджете, мягко говоря, негусто. Вот и получается, что самым простым и легким способом поддержать доходы нижних этажей властной вертикали является поддержание уровня финансовых потоков у предприятий малого и среднего бизнеса.

Но, как мы уже упомянули, вариант «дать заработать» невозможен с политической точки зрения. Остается единственный вариант, а именно, долговое финансирование. Ну а то, что в условиях постоянных поборов у предпринимателей будет не так уж много шансов вернуть деньги банкам, что ж с того. Стабильность, стабильность превыше всего».

Дмитрий Мирошниченко, экономист Центра развития ГУ ВШЭ, для «Финмаркет»

Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Почему государство хочет «приручить» малый бизнесмалый бизнес, кредитование бизнеса, кредиты