Баннер ФЗ-54
06.06.2013 00:14:00 6 июня 2013, 00:14 1231 просмотр

Эксперты: Четыре взгляда на M&A

Государство должно запретить слияния и поглощения в розничной торговле. Чтобы остудить рост цен, государство должно переписать Закон о торговле. Федеральным сетям нужно запретить скупку региональных конкурентов, ограничения на органический рост местных компаний должны быть сняты

Цены на потребительском рынке растут быстрее, чем хотелось бы, из-за недостатков госрегулирования крупного ритейла, уверены эксперты, выступившие во вторник на круглом столе в РИА Новости «Рост цен: перспективы закона о торговле».

Монополизация торговых сетей связана с неспособностью локальных ритейлеров конкурировать с федеральными брендами, а также с высокой концентрацией производства продуктов питания на крупных предприятиях. В Законе о торговле нужно снять ограничения на органический рост сетей и ввести запрет на слияния и поглощения в отрасли.

Нужно запретить федеральным торговым сетям поглощать региональных конкурентов и снять ограничения на рост последних. Еще надо обязать продуктовый ритейл выделять места на полках для социальных товаров, снизить налог на прибыль на эту деятельность, ограничить рост цен на услуги естественных монополий.

Эмиль Мартиросян, доцент кафедры бизнеса и управленческой стратегии Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте

«Наши сети продают не товар, а полку. У нас сеть – это не клиент производителей, а поставщик для них услуг ритейла. Пока такая ситуация сохраняется, сети будут иметь возможность навязывать свои условия производителям. Распределение маржи происходит в пользу ритейлера.

У нас на организованную торговлю приходится всего 20% продуктового товарооборота. В Германии – 85%. У нас сети пока малы и их мало: десять крупнейших сетей – это пятая часть сетевого товарооборота. В Германии – двести сетей. Когда у нас их тоже будет сотни, силы сбалансируются. Это вопрос эволюции.

Развитие сетей в России сдерживается их силой. Она максимальна. Этому способствуют два фактора:

  • Сегодня любой крупный производитель заинтересован в сотрудничестве именно с крупными сетями, отправляя им весь свой товар разом. Оборотный капитал, который берут в кредит, нужно отдавать через год-полтора. Надо быстро обеспечить полную загрузку оборудования. Гарантировать это может только сотрудничество с сетями. В сотрудничестве с локальными продавцами н заинтересован никто;
  • Основной рост ритейла пока происходит за счет крупных федеральных сетей, которые осваивают новые непокрытые ими города. И растут федеральные сети сейчас не за счет органики (увеличения товарооборота на своих площадях, либо строительства новых – «Финмаркет»), а за счет приобретения существующих магазинов, локальных сетей.
  • Акционеры сетей требуют от менеджмента обеспечить 30-40% роста товарооборота. В этой задаче только 5-6% органики. На столько растет рынок в целом. Чтобы соответствовать ожиданиям акционеров – надо покупать новые объекты. Создавать новые объекты – долго и требуются особые компетенции. Поэтому рост происходит через поглощение.
  • Количество сетей растет, но незаметно по отношении к рынку ритейла в целом. Локальные сети создаются не для выроста, а для перепродажи федеральным сетям. Конкурировать с ними регионалы боятся: если рядом «упадет» крупная сеть – для вас возникают большие риски.
  • Ограничительная мера закона о торговле, запрещающая сетям приобретать новые торговые объекты после того, как их доля в обороте продуктов питания на территории муниципального образования достигает 25%, сдерживает развитие прежде всего новых региональных игроков. Если этот барьер снять, то у региональных производителей появится возможность выйти в местный сетевой ритейл.
Ограничение поглотительных мероприятий может быть одной из политик государства. Надо ввести ограничение на поглощение региональных сетей. Иначе Х5 и «Ашан» будут покупать. Есть пример Башкортостана, где нет Х5 напрямую, есть только франшизы. Это результат принципиальной позиции местных властей.

Что еще нужно было бы поменять в законе:

    • Выделять социально-значимые товары не в категории, а в местах, где основой для получения лицензии на торговлю будет работа с товарами по социальным ценам. Кроме того, товары по социальным ценам у нас ассоциируются не только с низкой ценой, но и низким качеством. Низкая цена достигается не за счет снижения маржи, как на Западе, а за счет снижения издержек в ущерб качеству. Выход может быть в снижении для торговли налога на прибыль при достижении определенной доли в обороте социальных товаров;
    • Введение ограничений на долю локальных и импортных продуктов.

Александр Борисов, председатель комитета ТПП по развитию потребительского рынка

«Принятый в 2010 году закон о торговле был призван обуздать развитие сетевой торговли. В этом смысле он свою функцию выполнил. Доля сетевой торговли в общем товарообороте продуктами питания росла темпами всего 1% в год. Сейчас в общем объеме торговли сетевой ритейл составляет 19,5%.

Сети – это последний оплот сдерживания цен. Это фильтр проверки товаров на качество. Х5 отбраковывает на предварительной стадии до 50% партий товаров. Помимо сетей нигде нет такой тщательной проверки.

Рынок мяса наполовину поделен среди пяти переработчиков. То же самое на молочном рынке. Там, где консолидированные рынки, складываются вполне нормальные, уважительные отношения между поставщиками и сетями.

Меня поражает демагогический подход, когда маленький производитель, который не может обеспечить ни постоянное качество, ни стабильность поставок, ни объемы, говорит об уничтожении сетями отечественных производителей.

Даже во власти нет единого мнения по поводу эффективности закона: премьер назвал закон пустышкой, президент – сбалансированным, не требующим существенных изменений».

Александр Чернов, рабочая группа Общественной палаты по АПК и продовольственным рынкам

«Несмотря на то, что сети стараются не закладывать высокую маржинальность в цену хлеба, как социального продукта, все равно 35% его цены образуется на полках. Это происходит за счет того, что не учитывается плата за рекламные акции, возврат товара и т.п.

Государство должно выполнить функцию строгого контролера. Надо изменить КоАП. Сейчас если сеть вынуждает кого-то заключать допдоговоры, то ФАС имеет право отреагировать на это только в течение месяца. Надо либо увеличить срок реакции государства на нарушение, либо определить отсчет месяца не с момента заключения договора, а начала проведения промоакции. Мы должны разработать механизм, чтобы таких навязанных договоров не было. Маркетинг не может занимать столько в цене продукта, как сейчас.

Навязанные договоры тщательно скрываются. За одну и ту же рекламную акцию сеть может выставить разные цены разным поставщикам. Нужно обязательство сделать эти договоры публичными. Тогда огромное количество серых схем уйдет, так как никто не любит выставлять их напоказ.

Есть социальные продукты, рост цен на которые опасен. Например, из «борщевого набора»: картофель стал дороже на 45%, гостовский хлеб на 16%, овощи 55%, яйца 19% в год. Сильно выросли цены на крупы. На самые востребованные товары для бедного населения произошел сильный рост. Мы этим обеспокоены.

Мы не призываем снижать цены. Нужна адресная социальная поддержка определенных слоев населения, порядка 15-20% населения, которые внимательно присматриваются к ценам на эти товары».

Никита Масленников, руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития

«Не удивительно, что с принятием закона о торговле мы получили рост цен. В условиях нашего неразвитого рынка наценка за объем стала одинаковой для всех – 10%. Это максимально допустимый законом размер. Хотя раньше наценка могла быть и 5-6% (закон запрещает от сетей требовать за объем поставки скидку более 10%, это сказывается на общем росте цен – «Финмаркет»).

Общее количество различных выплат в пользу сетей увеличилось в 2-3 раза. Все это закладывается в цену товара.

Поставщики – тоже не ангелы, они навязывают свои условия поставщикам сельхозсырья. В итоге мы получаем угнетенное состояние аграрного сектора.

ЦБ влияет на половину факторов влияющих на темпы роста цен. По нашим оценкам, примерно 44% темпов роста цен от него не зависит. Это тарифы монополий и урожай. Здесь возможны сюрпризы. Заявления ЦБ, что рост инфляции проходит пик, вызывает сомнения.

В мае инфляция оказалась выше, чем в прошлом году и в апреле этого года. Нам надо пережить еще июльское повышение цен на услуги естественных монополий.

Когда инфляция высока, наиболее пострадавшими оказываются бедные слои населения. Инфляция – это налог на бедных».

/Финмаркет/

 

Поделиться публикацией:
От особенностей поведения до особенностей потребле...
1281
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
1214
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
845
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1879
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
665
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
654

Государство должно запретить слияния и поглощения в розничной торговле. Чтобы остудить рост цен, государство должно переписать Закон о торговле. Федеральным сетям нужно запретить скупку региональных конкурентов, ограничения на органический рост местных компаний должны быть сняты

Цены на потребительском рынке растут быстрее, чем хотелось бы, из-за недостатков госрегулирования крупного ритейла, уверены эксперты, выступившие во вторник на круглом столе в РИА Новости «Рост цен: перспективы закона о торговле».

Монополизация торговых сетей связана с неспособностью локальных ритейлеров конкурировать с федеральными брендами, а также с высокой концентрацией производства продуктов питания на крупных предприятиях. В Законе о торговле нужно снять ограничения на органический рост сетей и ввести запрет на слияния и поглощения в отрасли.

Нужно запретить федеральным торговым сетям поглощать региональных конкурентов и снять ограничения на рост последних. Еще надо обязать продуктовый ритейл выделять места на полках для социальных товаров, снизить налог на прибыль на эту деятельность, ограничить рост цен на услуги естественных монополий.

Эмиль Мартиросян, доцент кафедры бизнеса и управленческой стратегии Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте

«Наши сети продают не товар, а полку. У нас сеть – это не клиент производителей, а поставщик для них услуг ритейла. Пока такая ситуация сохраняется, сети будут иметь возможность навязывать свои условия производителям. Распределение маржи происходит в пользу ритейлера.

У нас на организованную торговлю приходится всего 20% продуктового товарооборота. В Германии – 85%. У нас сети пока малы и их мало: десять крупнейших сетей – это пятая часть сетевого товарооборота. В Германии – двести сетей. Когда у нас их тоже будет сотни, силы сбалансируются. Это вопрос эволюции.

Развитие сетей в России сдерживается их силой. Она максимальна. Этому способствуют два фактора:

  • Сегодня любой крупный производитель заинтересован в сотрудничестве именно с крупными сетями, отправляя им весь свой товар разом. Оборотный капитал, который берут в кредит, нужно отдавать через год-полтора. Надо быстро обеспечить полную загрузку оборудования. Гарантировать это может только сотрудничество с сетями. В сотрудничестве с локальными продавцами н заинтересован никто;
  • Основной рост ритейла пока происходит за счет крупных федеральных сетей, которые осваивают новые непокрытые ими города. И растут федеральные сети сейчас не за счет органики (увеличения товарооборота на своих площадях, либо строительства новых – «Финмаркет»), а за счет приобретения существующих магазинов, локальных сетей.
  • Акционеры сетей требуют от менеджмента обеспечить 30-40% роста товарооборота. В этой задаче только 5-6% органики. На столько растет рынок в целом. Чтобы соответствовать ожиданиям акционеров – надо покупать новые объекты. Создавать новые объекты – долго и требуются особые компетенции. Поэтому рост происходит через поглощение.
  • Количество сетей растет, но незаметно по отношении к рынку ритейла в целом. Локальные сети создаются не для выроста, а для перепродажи федеральным сетям. Конкурировать с ними регионалы боятся: если рядом «упадет» крупная сеть – для вас возникают большие риски.
  • Ограничительная мера закона о торговле, запрещающая сетям приобретать новые торговые объекты после того, как их доля в обороте продуктов питания на территории муниципального образования достигает 25%, сдерживает развитие прежде всего новых региональных игроков. Если этот барьер снять, то у региональных производителей появится возможность выйти в местный сетевой ритейл.
Ограничение поглотительных мероприятий может быть одной из политик государства. Надо ввести ограничение на поглощение региональных сетей. Иначе Х5 и «Ашан» будут покупать. Есть пример Башкортостана, где нет Х5 напрямую, есть только франшизы. Это результат принципиальной позиции местных властей.

Что еще нужно было бы поменять в законе:

    • Выделять социально-значимые товары не в категории, а в местах, где основой для получения лицензии на торговлю будет работа с товарами по социальным ценам. Кроме того, товары по социальным ценам у нас ассоциируются не только с низкой ценой, но и низким качеством. Низкая цена достигается не за счет снижения маржи, как на Западе, а за счет снижения издержек в ущерб качеству. Выход может быть в снижении для торговли налога на прибыль при достижении определенной доли в обороте социальных товаров;
    • Введение ограничений на долю локальных и импортных продуктов.

Александр Борисов, председатель комитета ТПП по развитию потребительского рынка

«Принятый в 2010 году закон о торговле был призван обуздать развитие сетевой торговли. В этом смысле он свою функцию выполнил. Доля сетевой торговли в общем товарообороте продуктами питания росла темпами всего 1% в год. Сейчас в общем объеме торговли сетевой ритейл составляет 19,5%.

Сети – это последний оплот сдерживания цен. Это фильтр проверки товаров на качество. Х5 отбраковывает на предварительной стадии до 50% партий товаров. Помимо сетей нигде нет такой тщательной проверки.

Рынок мяса наполовину поделен среди пяти переработчиков. То же самое на молочном рынке. Там, где консолидированные рынки, складываются вполне нормальные, уважительные отношения между поставщиками и сетями.

Меня поражает демагогический подход, когда маленький производитель, который не может обеспечить ни постоянное качество, ни стабильность поставок, ни объемы, говорит об уничтожении сетями отечественных производителей.

Даже во власти нет единого мнения по поводу эффективности закона: премьер назвал закон пустышкой, президент – сбалансированным, не требующим существенных изменений».

Александр Чернов, рабочая группа Общественной палаты по АПК и продовольственным рынкам

«Несмотря на то, что сети стараются не закладывать высокую маржинальность в цену хлеба, как социального продукта, все равно 35% его цены образуется на полках. Это происходит за счет того, что не учитывается плата за рекламные акции, возврат товара и т.п.

Государство должно выполнить функцию строгого контролера. Надо изменить КоАП. Сейчас если сеть вынуждает кого-то заключать допдоговоры, то ФАС имеет право отреагировать на это только в течение месяца. Надо либо увеличить срок реакции государства на нарушение, либо определить отсчет месяца не с момента заключения договора, а начала проведения промоакции. Мы должны разработать механизм, чтобы таких навязанных договоров не было. Маркетинг не может занимать столько в цене продукта, как сейчас.

Навязанные договоры тщательно скрываются. За одну и ту же рекламную акцию сеть может выставить разные цены разным поставщикам. Нужно обязательство сделать эти договоры публичными. Тогда огромное количество серых схем уйдет, так как никто не любит выставлять их напоказ.

Есть социальные продукты, рост цен на которые опасен. Например, из «борщевого набора»: картофель стал дороже на 45%, гостовский хлеб на 16%, овощи 55%, яйца 19% в год. Сильно выросли цены на крупы. На самые востребованные товары для бедного населения произошел сильный рост. Мы этим обеспокоены.

Мы не призываем снижать цены. Нужна адресная социальная поддержка определенных слоев населения, порядка 15-20% населения, которые внимательно присматриваются к ценам на эти товары».

Никита Масленников, руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития

«Не удивительно, что с принятием закона о торговле мы получили рост цен. В условиях нашего неразвитого рынка наценка за объем стала одинаковой для всех – 10%. Это максимально допустимый законом размер. Хотя раньше наценка могла быть и 5-6% (закон запрещает от сетей требовать за объем поставки скидку более 10%, это сказывается на общем росте цен – «Финмаркет»).

Общее количество различных выплат в пользу сетей увеличилось в 2-3 раза. Все это закладывается в цену товара.

Поставщики – тоже не ангелы, они навязывают свои условия поставщикам сельхозсырья. В итоге мы получаем угнетенное состояние аграрного сектора.

ЦБ влияет на половину факторов влияющих на темпы роста цен. По нашим оценкам, примерно 44% темпов роста цен от него не зависит. Это тарифы монополий и урожай. Здесь возможны сюрпризы. Заявления ЦБ, что рост инфляции проходит пик, вызывает сомнения.

В мае инфляция оказалась выше, чем в прошлом году и в апреле этого года. Нам надо пережить еще июльское повышение цен на услуги естественных монополий.

Когда инфляция высока, наиболее пострадавшими оказываются бедные слои населения. Инфляция – это налог на бедных».

/Финмаркет/

 

Эксперты: Четыре взгляда на M&Aэкспертное мнение, слияния и поглощения, M&A
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Эксперты: Четыре взгляда на M&A
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/news/72807/2017-05-29