Баннер ФЗ-54
16 января 2012, 02:16 2032 просмотра

Потребитель и Росстат по-разному ощущают инфляцию

Счет опять не в нашу пользу: за 2011 год продуктовая корзина подорожала на 26,1% против официальных данных Росстата – 6,1%

Декабрь, как и ожидалось, не пощадил наших кошельков. Стоимость редакционного продовольственного набора повысилась за месяц на 7,1% – главным образом из-за резко подорожавших свежих огурцов и моркови. В итоге годовая прибавка к средней цене нашей корзины составила 26,1%. Это меньше, чем в предыдущие годы наших наблюдений. Росстат тоже фиксирует замедление продовольственной инфляции, однако в цифрах наши оценки сильно разнятся.

Росстат бодро отрапортовал на днях, что инфляция в 2011 году, составив 6,1%, стала рекордно низкой с 1991 года. При этом рост цен на продукты питания уложился в 3,9%, а минимальная продовольственная корзина и вовсе умудрилась подешеветь на 6,1%. «НИ» готовы разделить радость официального статистического ведомства лишь отчасти. Рост цен на продукты, входящие в нашу редакционную корзину, тоже оказался небывало низким за последние пять лет. Однако по нашим ощущениям, данным нам в магазинных ценниках на 23 наименования продовольствия, которые журналисты редакции ежемесячно отслеживают в пяти торговых точках столицы, продукты за год стали дороже в среднем на четверть, а точнее – на 26,1%. Откуда мы это взяли?

Начнем по порядку. До апреля цены росли, хотя и не так быстро, как в предыдущие годы. В результате к 1мая мы подошли с накопленным результатом в 6,6% подорожания нашей условной корзины. Нечто подобное было только в 2009-м (6,7%), во все остальные годы наших наблюдений, которые мы ведем уже без малого пять лет, ко Дню солидарности трудящихся цены с 1 января успевали подскочить выше, иногда – намного выше. Так, в прошлом году к весенним праздникам (то есть когда о надвигавшемся неурожае еще никто не подозревал) наш продовольственный набор по отношению к 1 января подорожал уже на 16,3%.

А потом начался плавный ценовой спуск, продолжавшийся до конца августа. И осень мы встретили с небывалым до той поры результатом: корзина «НИ» по отношению к декабрю прошлого года подешевела на 2,9%. Однако аналитики предупреждали: когда сезонный фактор прекратит действовать, эффект «низкой базы» может сыграть злую шутку. То есть, чем ниже цены летом, тем заметнее будет их подъем в оставшиеся до конца года месяцы. Увы, они не ошиблись, что стало вполне очевидно уже в сентябре: за месяц стоимость нашей корзины увеличилась более чем на 6%.

Затем последовал октябрьский 11-процентный ценовой выстрел, на фоне которого ноябрьская «прибавка» величиной в 4,6% выглядела пустячной. Декабрь – году венец – не удивил: корзина «НИ» подорожала на 7,1%. Бывало и хуже: последний месяц 2009-го подарил столичным потребителям увеличение стоимости набора в среднем на 14%, 2010-го – на 13,7%. Лишь в щадящем декабре-2008 повышение цены редакционного набора уложилось в 5%. Так что нынешний результат скорее из лучших.

Если же говорить о годовых итогах, то они, повторим, в 2011-м были самыми лучшими уже без всяких сомнений. Судите сами: 2008 год увеличил стоимость набора на 36,6%, 2009-й – на 30,5%, 2010-й – на 49,9%. Так что 26,1% – можно сказать, подарок судьбы. Он, конечно, не так эффектен, как росстатовские 3,9%, но на фоне предыдущих лет вполне себе ничего.

Откуда берется такая разница в цифрах? Во-первых, ее определяет масштаб измерений, их география. Официальная статистика оперирует данными, получаемыми из 271 населенного пункта России. Наши журналисты ежемесячно фиксируют цены лишь в пяти торговых точках Москвы. Во-вторых, на итог влияет количество продуктов, на которые обращается внимание. В списке Росстата их 62, в нашей таблице – лишь 23. К тому же мы исходим из того, что даже рядовой потребитель вправе позволить себе некоторые излишества в виде рюмки водки, кружки пива, килограмма экзотических бананов или бескостной говядины, и потому включаем в наш перечень эти продукты явно не первой необходимости. Ну и в-третьих, Росстат находится в ведении Минэкономразвития РФ и так или иначе отвечает за свои подсчеты перед государством, а мы – только перед читателями, большинство которых регулярно ходят в магазины и на рынки.

Расхождения с официальной статистикой есть, кстати, не только у нас. Общественная палата (ОП), например, «обсчитав» в конце прошлого года Москву по социально значимым продуктам, пришла к выводу, что в декабре они в столице подорожали в среднем на 10,1%. У Росстата по их списку и в целом по стране получилось за тот же месяц 0,9%. У нас, напомним, 7,1%. «Общественники» утверждают, что цена сливочного масла выросла на 43%, нарезного батона и яиц – на 25%, молока – на 23%. В официальных данных – тоже рост, но на десятые доли процента (кроме яиц, которые, по версии Росстата, подорожали на 5%). В корзине «НИ» яиц нет, а «прибавка» по остальным продуктам из этого короткого списка составляет от 2 до 9%. У нас чемпионы – свежие огурцы и морковь (плюс 42 и 40% соответственно).

При всем различии методик и используемого инструментария оценки, отличающиеся друг от друга в десятки раз, не могут не удивлять. Ведь если допустить, что правы все, получится нечто вовсе невероятное. Молоко за месяц подорожало в целом по стране на 0,6% (так у Росстата), а в Москве – на 23% (версия ОП). Это значит, что в «остальной России» этот продукт стал на 21,8% дешевле. В подсчетах «НИ» – некая золотая середина. Хотите верьте, хотите – нет.

Михаил Крючков, Новые Известия

Поделиться публикацией:
Куда уходит покупатель и во что играют современные...
542
Концепции настоящего и будущего
2883
Андрей Бударин, начальник Управления оперативного ...
814
Михаил Иванцов, генеральный директор розничной се...
1107
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
3207
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
6928

Счет опять не в нашу пользу: за 2011 год продуктовая корзина подорожала на 26,1% против официальных данных Росстата – 6,1%

Декабрь, как и ожидалось, не пощадил наших кошельков. Стоимость редакционного продовольственного набора повысилась за месяц на 7,1% – главным образом из-за резко подорожавших свежих огурцов и моркови. В итоге годовая прибавка к средней цене нашей корзины составила 26,1%. Это меньше, чем в предыдущие годы наших наблюдений. Росстат тоже фиксирует замедление продовольственной инфляции, однако в цифрах наши оценки сильно разнятся.

Росстат бодро отрапортовал на днях, что инфляция в 2011 году, составив 6,1%, стала рекордно низкой с 1991 года. При этом рост цен на продукты питания уложился в 3,9%, а минимальная продовольственная корзина и вовсе умудрилась подешеветь на 6,1%. «НИ» готовы разделить радость официального статистического ведомства лишь отчасти. Рост цен на продукты, входящие в нашу редакционную корзину, тоже оказался небывало низким за последние пять лет. Однако по нашим ощущениям, данным нам в магазинных ценниках на 23 наименования продовольствия, которые журналисты редакции ежемесячно отслеживают в пяти торговых точках столицы, продукты за год стали дороже в среднем на четверть, а точнее – на 26,1%. Откуда мы это взяли?

Начнем по порядку. До апреля цены росли, хотя и не так быстро, как в предыдущие годы. В результате к 1мая мы подошли с накопленным результатом в 6,6% подорожания нашей условной корзины. Нечто подобное было только в 2009-м (6,7%), во все остальные годы наших наблюдений, которые мы ведем уже без малого пять лет, ко Дню солидарности трудящихся цены с 1 января успевали подскочить выше, иногда – намного выше. Так, в прошлом году к весенним праздникам (то есть когда о надвигавшемся неурожае еще никто не подозревал) наш продовольственный набор по отношению к 1 января подорожал уже на 16,3%.

А потом начался плавный ценовой спуск, продолжавшийся до конца августа. И осень мы встретили с небывалым до той поры результатом: корзина «НИ» по отношению к декабрю прошлого года подешевела на 2,9%. Однако аналитики предупреждали: когда сезонный фактор прекратит действовать, эффект «низкой базы» может сыграть злую шутку. То есть, чем ниже цены летом, тем заметнее будет их подъем в оставшиеся до конца года месяцы. Увы, они не ошиблись, что стало вполне очевидно уже в сентябре: за месяц стоимость нашей корзины увеличилась более чем на 6%.

Затем последовал октябрьский 11-процентный ценовой выстрел, на фоне которого ноябрьская «прибавка» величиной в 4,6% выглядела пустячной. Декабрь – году венец – не удивил: корзина «НИ» подорожала на 7,1%. Бывало и хуже: последний месяц 2009-го подарил столичным потребителям увеличение стоимости набора в среднем на 14%, 2010-го – на 13,7%. Лишь в щадящем декабре-2008 повышение цены редакционного набора уложилось в 5%. Так что нынешний результат скорее из лучших.

Если же говорить о годовых итогах, то они, повторим, в 2011-м были самыми лучшими уже без всяких сомнений. Судите сами: 2008 год увеличил стоимость набора на 36,6%, 2009-й – на 30,5%, 2010-й – на 49,9%. Так что 26,1% – можно сказать, подарок судьбы. Он, конечно, не так эффектен, как росстатовские 3,9%, но на фоне предыдущих лет вполне себе ничего.

Откуда берется такая разница в цифрах? Во-первых, ее определяет масштаб измерений, их география. Официальная статистика оперирует данными, получаемыми из 271 населенного пункта России. Наши журналисты ежемесячно фиксируют цены лишь в пяти торговых точках Москвы. Во-вторых, на итог влияет количество продуктов, на которые обращается внимание. В списке Росстата их 62, в нашей таблице – лишь 23. К тому же мы исходим из того, что даже рядовой потребитель вправе позволить себе некоторые излишества в виде рюмки водки, кружки пива, килограмма экзотических бананов или бескостной говядины, и потому включаем в наш перечень эти продукты явно не первой необходимости. Ну и в-третьих, Росстат находится в ведении Минэкономразвития РФ и так или иначе отвечает за свои подсчеты перед государством, а мы – только перед читателями, большинство которых регулярно ходят в магазины и на рынки.

Расхождения с официальной статистикой есть, кстати, не только у нас. Общественная палата (ОП), например, «обсчитав» в конце прошлого года Москву по социально значимым продуктам, пришла к выводу, что в декабре они в столице подорожали в среднем на 10,1%. У Росстата по их списку и в целом по стране получилось за тот же месяц 0,9%. У нас, напомним, 7,1%. «Общественники» утверждают, что цена сливочного масла выросла на 43%, нарезного батона и яиц – на 25%, молока – на 23%. В официальных данных – тоже рост, но на десятые доли процента (кроме яиц, которые, по версии Росстата, подорожали на 5%). В корзине «НИ» яиц нет, а «прибавка» по остальным продуктам из этого короткого списка составляет от 2 до 9%. У нас чемпионы – свежие огурцы и морковь (плюс 42 и 40% соответственно).

При всем различии методик и используемого инструментария оценки, отличающиеся друг от друга в десятки раз, не могут не удивлять. Ведь если допустить, что правы все, получится нечто вовсе невероятное. Молоко за месяц подорожало в целом по стране на 0,6% (так у Росстата), а в Москве – на 23% (версия ОП). Это значит, что в «остальной России» этот продукт стал на 21,8% дешевле. В подсчетах «НИ» – некая золотая середина. Хотите верьте, хотите – нет.

Михаил Крючков, Новые Известия

Потребитель и Росстат по-разному ощущают инфляциюРосстат, инфляция, Потребительская корзина, Потребительские цены
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Потребитель и Росстат по-разному ощущают инфляцию
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/news/60547/2017-10-19