06.04.2011 6 апреля 2011, 00:00 1613 просмотров

Вино могло бы стоить 50 рублей

Глобальное регулирование алкогольного рынка в сегодняшней России устроено так, что на прилавках мы видим дешевую водку и дорогое вино. Подобное положение вещей и формирует преобладающий тип потребления: если у семьи есть деньги, она может позволить себе покупать вино, но если денег нет, то выбора особого не остается.

Учитывая то, как приходится жить огромному числу россиян, особенно в провинции, разговоры о приоритете того или иного типа потребления спиртных напитков кажутся во многом надуманными. Люди пьют не в  рамках какого-то типа потребления, а покупают те напитки, на которые у них просто хватает денег. В провинции тип питания не слишком изменился с 80-х годов: пища тяжелая, жирная, калорийная, несовременная. Для жителей таких городов вопроса о том, пить водку или что-то еще, просто не существует. На такую пищу ничто, кроме водки, не ложится.

Другую ситуацию мы видим в городах: люди питаются совершенно по-другому, хотят жить современной нормальной жизнью, быть здоровыми. Соответ­ственно, в мегаполисах сложился несколько иной тип потребления спиртных напитков. Причем он сформировался совершенно естественным образом без какого-то государственного вмешательства.

Существенных перемен в целом по России ждать не стоит, даже если, к примеру, поднять водочные цены до 300 руб. От этого будет только хуже, потому что люди не начнут покупать сопоставимое по цене вино, а перейдут на самогоноварение и суррогаты. Для того чтобы ситуация кардинально изменилась, надо, с одной стороны, подтягивать уровень жизни населения, с другой — сделать дешевым вино.

В России государство не дотирует отечественное виноделие в отличие от практики ведущих западных стран. А если бы были дотации, если бы крестьянин мог получать прибыль не только за счет высокой цены продажи, но и за счет госсубсидий в производство, вино могло бы оказаться дешевле водки — оно могло бы стоить в районе 50 руб. за бутылку. И это было бы правильное решение — такая бутылка могла бы оказаться на столах значительного числа людей, и они бы поняли, что можно получить удовольствие, не будучи пьяными в традиционном российском понимании этого слова.

Я уверен, что ставка государ­ства должна быть сделана именно на вино. Мы видели, чем обернулась ситуация, когда самым доступным напитком стало пиво. Основным потребителем пива является молодежь, зачастую с школьного возраста. Со временем они переходят с пива на крепкий алкоголь, чтобы быстрее и дешевле получить эффект опьянения. Вино — продукт, который не подходит для нынешних молодых потребителей пива. Для того чтобы получить эффект опьянения, необходимо выпить довольно много вина, а оно в отличие от пива не так легко пьется. Вино требует неспешности, еды, разговора.

Наша проблема в том, что государство в целом неправильно воспринимает алкогольную отрасль. Оно рассматривает ее как нечто единое и неделимое — что пиво, что вино, что водку. Такой подход можно было бы сравнить с ситуацией, как если бы сущест­вовал закон о топливе, предполагающий одинаковое регулирование для атомной энергетики и производителей дров и батареек. С формальной точки зрения это все источники энергии. Но при этом все понимают, что это разные вещи, которые должны регулироваться совершенно разным образом. Сегодня настали времена, когда каждую отрасль надо регулировать более тщательно, учитывая все имеющиеся нюансы, особую специфику производства каждого продукта. По-другому наладить регулирование, в частности, алкогольной отрасли просто не получится.

Генеральный директор компании Simple, член президиума «ОПОРА России» Максим Каширин www.rbcdaily.ru

Поделиться публикацией:
Фоторепортаж с тверского склада онлайн-ритейлера
232
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
466
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1562
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
430
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
528

Глобальное регулирование алкогольного рынка в сегодняшней России устроено так, что на прилавках мы видим дешевую водку и дорогое вино. Подобное положение вещей и формирует преобладающий тип потребления: если у семьи есть деньги, она может позволить себе покупать вино, но если денег нет, то выбора особого не остается.

Учитывая то, как приходится жить огромному числу россиян, особенно в провинции, разговоры о приоритете того или иного типа потребления спиртных напитков кажутся во многом надуманными. Люди пьют не в  рамках какого-то типа потребления, а покупают те напитки, на которые у них просто хватает денег. В провинции тип питания не слишком изменился с 80-х годов: пища тяжелая, жирная, калорийная, несовременная. Для жителей таких городов вопроса о том, пить водку или что-то еще, просто не существует. На такую пищу ничто, кроме водки, не ложится.

Другую ситуацию мы видим в городах: люди питаются совершенно по-другому, хотят жить современной нормальной жизнью, быть здоровыми. Соответ­ственно, в мегаполисах сложился несколько иной тип потребления спиртных напитков. Причем он сформировался совершенно естественным образом без какого-то государственного вмешательства.

Существенных перемен в целом по России ждать не стоит, даже если, к примеру, поднять водочные цены до 300 руб. От этого будет только хуже, потому что люди не начнут покупать сопоставимое по цене вино, а перейдут на самогоноварение и суррогаты. Для того чтобы ситуация кардинально изменилась, надо, с одной стороны, подтягивать уровень жизни населения, с другой — сделать дешевым вино.

В России государство не дотирует отечественное виноделие в отличие от практики ведущих западных стран. А если бы были дотации, если бы крестьянин мог получать прибыль не только за счет высокой цены продажи, но и за счет госсубсидий в производство, вино могло бы оказаться дешевле водки — оно могло бы стоить в районе 50 руб. за бутылку. И это было бы правильное решение — такая бутылка могла бы оказаться на столах значительного числа людей, и они бы поняли, что можно получить удовольствие, не будучи пьяными в традиционном российском понимании этого слова.

Я уверен, что ставка государ­ства должна быть сделана именно на вино. Мы видели, чем обернулась ситуация, когда самым доступным напитком стало пиво. Основным потребителем пива является молодежь, зачастую с школьного возраста. Со временем они переходят с пива на крепкий алкоголь, чтобы быстрее и дешевле получить эффект опьянения. Вино — продукт, который не подходит для нынешних молодых потребителей пива. Для того чтобы получить эффект опьянения, необходимо выпить довольно много вина, а оно в отличие от пива не так легко пьется. Вино требует неспешности, еды, разговора.

Наша проблема в том, что государство в целом неправильно воспринимает алкогольную отрасль. Оно рассматривает ее как нечто единое и неделимое — что пиво, что вино, что водку. Такой подход можно было бы сравнить с ситуацией, как если бы сущест­вовал закон о топливе, предполагающий одинаковое регулирование для атомной энергетики и производителей дров и батареек. С формальной точки зрения это все источники энергии. Но при этом все понимают, что это разные вещи, которые должны регулироваться совершенно разным образом. Сегодня настали времена, когда каждую отрасль надо регулировать более тщательно, учитывая все имеющиеся нюансы, особую специфику производства каждого продукта. По-другому наладить регулирование, в частности, алкогольной отрасли просто не получится.

Генеральный директор компании Simple, член президиума «ОПОРА России» Максим Каширин www.rbcdaily.ru

Вино могло бы стоить 50 рублейдорогое вино, вино, алкоголь, дешевая водка, водка, потребление вина, дешевое вино
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Вино могло бы стоить 50 рублей
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/news/48646/2017-05-22