Баннер ФЗ-54
19 апреля 2010, 00:00 2292 просмотра

Рыба клюет с головы

В минувшие выходные премьер Владимир Путин провел в Мурманске совещание по вопросам рыбной отрасли. В жарких и долгих дискуссиях решалось, что делать, чтобы рыба в магазинах была российская, а не импортная, как избавить отрасль от многочисленных проверок и поборов и на чем рыбакам ходить в море, когда российские суда окончательно доржавеют и утонут. Рыбные киоски на улицах Мурманска — почти такое же явление, как в Москве хот-доги у метро, рыба в торговых центрах продается рядом с мобильными телефонами, а рыбное хозяйство есть даже при Кольской АЭС. Местная администрация дарила гостям копченую рыбу и угощала ухой. Два дня, пока журналисты ждали Владимира Путина, запах рыбы преследовал почти повсюду и, казалось, впитался в одежду. Кризис подкосил местную металлургию, судоремонт и другие отрасли, но только не рыбохозяйство. Однако и в целом по стране прошлый год выдался для рыбаков успешным, констатировал Владимир Путин, открывая совещание. Улов вырос на 11,6%, до 3,7 млн т. «В общем неплохо», — отметил премьер, да только в торговых сетях рыба как была импортная, так и осталась. Причина — неразвитая инфраструктуры хранения, переработки и транспортировки. «В 2009 году мы зарезервировали более миллиарда рублей на субсидирование ставок по кредитам на строительство и модернизацию судов, объектов переработки и хранения. Как ни странно, эти деньги оказались невостребованными, — удивлялся Путин. — Мы дали, а вы не берете». Белый дом готов расширять субсидии и льготное кредитование, дал понять премьер, но только «если это будет востребовано». Главным докладчиком на заседании, длившемся почти два часа, выступал глава Росрыболовства Андрей Крайний. Он подтвердил, что вылов все время растет, но если в России на промысле работает более 400 судов, то в Норвегии с теми же объемами справляется 62. У древних российских пароходов ресурса осталось на пять—семь лет, а «дальше они начнут тонуть». «Модернизировать их бесконечно нельзя, надо строить новые», — категорично заявил Андрей Крайний, предложив, чтобы Объединенная судостроительная корпорация купила в Норвегии технологии судостроения. «Мы тут с Игорем Ивановичем (вице-премьером Игорем Сечиным) посовещались и решили в лизинг начинать строить пароходы, — сообщил он Владимиру Путину. — Но у рыбаков денег немного, хотелось бы попросить субсидирования ставок по платежам». Кстати, г-н Крайний объяснил, почему в прошлом году отрасль не воспользовалась госпомощью: рыбаки запрашивали кредиты перед путиной (где-то в ноябре), а в февральском постановлении правительства оказалась формулировка, по которой банки не выдавали займы. «И что, не могли с февраля до ноября разобраться?» — злился Владимир Путин. Андрей Крайний оправдывался разногласиями с Минфином, на что Путин сказал: «Не надо Кудрина превращать в какого-то монстра! Ждали, когда жареный петух клюнул, тогда и начали убеждать». Довольно долго Андрей Крайний и зам­главы Федеральной таможенной службы (ФТС) Татьяна Голендеева заочно спорили, объясняя Владимиру Путину, почему рыбу, выловленную в российской экономической зоне («Нашу рыбу?!»), оформляют на таможне как импорт. «Да это просто слово такое — «декларирование», — уверяла г-жа Голендеева, добавляя, что ФТС и вовсе отменила бы платежи за таможенное оформление, если бы не Минфин. «Большие там сборы? — спросил премьер (оказалось, 122 млн руб. в год). — Если это трудность для рыбаков, так давайте отменим!» Андрей Крайний на протяжении всего выступления педалировал идею о том, чтобы вдоль Транссиба строить холодильные мощности, и особенно жаловался на терзающую рыбаков бюрократию — «десяток ведомств со всякого рода бумажками», которые навязывают свои платные услуги контроля. «Самое страшное, — говорил он после примеров из жизни, — что нарушения закона нет». «Если нет, надо сделать так, чтоб было! — резко ответил премьер. — Это жулики, которые выколачивают мзду! Надо прекратить их существование как класса!» Но главная идея г-на Крайнего касалась его собственного ведомства: он предложил передать в введение Росрыболовства не только вылов, но и транспортировку, и хранение, и контроль за качеством. Владимир Путин, в свою очередь, рекомендовал устанавливать на судах Росрыболовства систему ГЛОНАСС, чтобы корабли не «сифонили» с российской рыбой в иностранные порты. Г-н Крайний долго убеждал, что похожая система у них есть, но Владимир Путин был неумолим. «На ГЛОНАСС переходите!» — отрезал премьер, и разговор был окончен. RBC daily
Статья относится к тематикам: Маркетинг и экономика торговли, Общеотраслевое
Поделиться публикацией:
Куда уходит покупатель и во что играют современные...
1144
Концепции настоящего и будущего
3690
Андрей Бударин, начальник Управления оперативного ...
2112
Михаил Иванцов, генеральный директор розничной се...
1238
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
3316
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
7084
В минувшие выходные премьер Владимир Путин провел в Мурманске совещание по вопросам рыбной отрасли. В жарких и долгих дискуссиях решалось, что делать, чтобы рыба в магазинах была российская, а не импортная, как избавить отрасль от многочисленных проверок и поборов и на чем рыбакам ходить в море, когда российские суда окончательно доржавеют и утонут. Рыбные киоски на улицах Мурманска — почти такое же явление, как в Москве хот-доги у метро, рыба в торговых центрах продается рядом с мобильными телефонами, а рыбное хозяйство есть даже при Кольской АЭС. Местная администрация дарила гостям копченую рыбу и угощала ухой. Два дня, пока журналисты ждали Владимира Путина, запах рыбы преследовал почти повсюду и, казалось, впитался в одежду. Кризис подкосил местную металлургию, судоремонт и другие отрасли, но только не рыбохозяйство. Однако и в целом по стране прошлый год выдался для рыбаков успешным, констатировал Владимир Путин, открывая совещание. Улов вырос на 11,6%, до 3,7 млн т. «В общем неплохо», — отметил премьер, да только в торговых сетях рыба как была импортная, так и осталась. Причина — неразвитая инфраструктуры хранения, переработки и транспортировки. «В 2009 году мы зарезервировали более миллиарда рублей на субсидирование ставок по кредитам на строительство и модернизацию судов, объектов переработки и хранения. Как ни странно, эти деньги оказались невостребованными, — удивлялся Путин. — Мы дали, а вы не берете». Белый дом готов расширять субсидии и льготное кредитование, дал понять премьер, но только «если это будет востребовано». Главным докладчиком на заседании, длившемся почти два часа, выступал глава Росрыболовства Андрей Крайний. Он подтвердил, что вылов все время растет, но если в России на промысле работает более 400 судов, то в Норвегии с теми же объемами справляется 62. У древних российских пароходов ресурса осталось на пять—семь лет, а «дальше они начнут тонуть». «Модернизировать их бесконечно нельзя, надо строить новые», — категорично заявил Андрей Крайний, предложив, чтобы Объединенная судостроительная корпорация купила в Норвегии технологии судостроения. «Мы тут с Игорем Ивановичем (вице-премьером Игорем Сечиным) посовещались и решили в лизинг начинать строить пароходы, — сообщил он Владимиру Путину. — Но у рыбаков денег немного, хотелось бы попросить субсидирования ставок по платежам». Кстати, г-н Крайний объяснил, почему в прошлом году отрасль не воспользовалась госпомощью: рыбаки запрашивали кредиты перед путиной (где-то в ноябре), а в февральском постановлении правительства оказалась формулировка, по которой банки не выдавали займы. «И что, не могли с февраля до ноября разобраться?» — злился Владимир Путин. Андрей Крайний оправдывался разногласиями с Минфином, на что Путин сказал: «Не надо Кудрина превращать в какого-то монстра! Ждали, когда жареный петух клюнул, тогда и начали убеждать». Довольно долго Андрей Крайний и зам­главы Федеральной таможенной службы (ФТС) Татьяна Голендеева заочно спорили, объясняя Владимиру Путину, почему рыбу, выловленную в российской экономической зоне («Нашу рыбу?!»), оформляют на таможне как импорт. «Да это просто слово такое — «декларирование», — уверяла г-жа Голендеева, добавляя, что ФТС и вовсе отменила бы платежи за таможенное оформление, если бы не Минфин. «Большие там сборы? — спросил премьер (оказалось, 122 млн руб. в год). — Если это трудность для рыбаков, так давайте отменим!» Андрей Крайний на протяжении всего выступления педалировал идею о том, чтобы вдоль Транссиба строить холодильные мощности, и особенно жаловался на терзающую рыбаков бюрократию — «десяток ведомств со всякого рода бумажками», которые навязывают свои платные услуги контроля. «Самое страшное, — говорил он после примеров из жизни, — что нарушения закона нет». «Если нет, надо сделать так, чтоб было! — резко ответил премьер. — Это жулики, которые выколачивают мзду! Надо прекратить их существование как класса!» Но главная идея г-на Крайнего касалась его собственного ведомства: он предложил передать в введение Росрыболовства не только вылов, но и транспортировку, и хранение, и контроль за качеством. Владимир Путин, в свою очередь, рекомендовал устанавливать на судах Росрыболовства систему ГЛОНАСС, чтобы корабли не «сифонили» с российской рыбой в иностранные порты. Г-н Крайний долго убеждал, что похожая система у них есть, но Владимир Путин был неумолим. «На ГЛОНАСС переходите!» — отрезал премьер, и разговор был окончен. RBC dailyРыба клюет с головырыба, торговля
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Рыба клюет с головы
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/news/43309/2017-10-22