Баннер ФЗ-54
26.03.2010 26 марта 2010, 00:00 1503 просмотра

Зараза на десерт

Следственная часть ГСУ при ГУВД по Нижегородской области направила в суд уголовное дело в отношении заведующей производством ООО «НиКо-НН» (торты под маркой «Аркис») Марины Гульневой. По данным следствия, кондитерская фирма в июне 2008 года выпустила партию тортов, инфицированных сальмонеллой, в результате чего отравились более 50 человек. Некоторые из пострадавших не стали требовать возмещения материального и морального вреда, однако большая часть пожелала заявить моральные иски к организации на общую сумму свыше 5 млн руб., однако юристы сомневаются, что их удастся взыскать полностью. Следственная часть ГСУ при ГУВД по Нижегородской области направила в суд уголовное дело против завпроизводством кондитерской компании «НиКо-НН» Марины Гульневой. Ее обвиняют по ст. 236 УК РФ «Нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей». Как установило следствие, летом в Нижнем Новгороде, Бору, Арзамасе и Кстовском районе случилась локальная вспышка сальмонеллеза — в течение двух июньских дней 2008 года около полусотни человек обратились за медицинской помощью в больницы, некоторые были госпитализированы в тяжелом состоянии. По информации следствия, все они накануне ели торты «Аркис» и «Царская охота» производства «НиКо-НН». В итоге в кондитерские цехи компании на проспекте Ленина приехала комиссия Роспотребнадзора и проверяющие обнаружили в помещении многочисленные нарушения санитарных норм по части условий хранения продуктов питания. Во взятых пробах кондитерских изделий были обнаружены бактерии сальмонеллы и стафилококк. На основании материалов проверки Роспотребнадзора было возбуждено уголовное дело, потерпевшими по которому были признаны 57 человек, в том числе и несколько кондитеров и работников «НиКо-НН». После визита комиссии работа торговых точек «Аркиса» в июне 2008 года была приостановлена на два месяца в административном порядке, а санитарные службы в ходе проверок розничной сети забраковали свыше 3 т кондитерской продукции. Сама обвиняемая Марина Гульнева, по словам следователей ГСУ, с предъявленным обвинением согласилась, пояснив, что вполне допускает, что инфекция могла распространиться из-за неудовлетворительных условий хранения продуктов и приготовления тортов. Ответственность по инкриминируемому ей преступлению предусматривает наложение штрафа до 80 тыс руб., либо, в самом крайнем случае, ограничение свободы на срок до одного года. Большинство из переболевших сальмонеллезом нижегородцев, которые проходят потерпевшими по делу, намерены в суде заявить гражданские иски к самой организации на общую сумму свыше 5 млн руб. «На предварительном следствии многие потерпевшие заявляли о своем желании предъявить иски за моральный ущерб к кондитерской фирме, размер требований колебался от 50 тыс. до 1 млн руб. Наиболее решительно были настроены те граждане, которым эти торты серьезно испортили жизнь. Например, молодожены, которых вскоре после ЗАГСа отвезли в больницу, и свадьба была безнадежно испорчена. Или муж, беременной супруге которого пришлось делать кесарево сечение из-за опасения за жизнь ребенка, так как состояние матери было очень тяжелое», — отметили в следственной части при ГУВД области. Впрочем, по мнению юристов, вряд ли бывшим пациентам удастся взыскать такие суммы. «Практика такова, что в уголовном судопроизводстве суд взыскивает только прямые материальные убытки, в данном случае это затраты на лекарства, лечебные процедуры и т. д. (у потерпевших по делу они составляли 2–3 тыс. руб.). Некий моральный вред можно затем взыскать в гражданском суде, и только в том случае, если вина этой женщины будет доказана, как и факт причинения вреда здоровью именно ее действиями. И то в последующем гражданском процессе придется доказывать степень своих морально-нравственных страданий, а это очень сложная задача. Суды, как правило, взыскивают копейки», — сообщил адвокат Сергей Остроумов. С ним согласен и адвокат Андрей Наумов. «Желание взыскать моральный вред в рамках уголовного дела вполне понятно, так как в данном случае потерпевшим не нужно платить госпошлину, которая в гражданском судопроизводстве зависит от суммы заявленного иска. Однако моральные страдания необходимо обосновывать. Миллион рублей компенсации у нас, дай Бог, присудят родственникам убитого с особой жестокостью человека. А в данном случае, я думаю, суд снизит исковые требования до 10–20 тыс. руб.», — заключил господин Наумов. Ъ
Теги: торты суд
Статья относится к тематикам: Маркетинг и экономика торговли
Поделиться публикацией:
От особенностей поведения до особенностей потребле...
1226
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
1173
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
819
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1851
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
642
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
640
Следственная часть ГСУ при ГУВД по Нижегородской области направила в суд уголовное дело в отношении заведующей производством ООО «НиКо-НН» (торты под маркой «Аркис») Марины Гульневой. По данным следствия, кондитерская фирма в июне 2008 года выпустила партию тортов, инфицированных сальмонеллой, в результате чего отравились более 50 человек. Некоторые из пострадавших не стали требовать возмещения материального и морального вреда, однако большая часть пожелала заявить моральные иски к организации на общую сумму свыше 5 млн руб., однако юристы сомневаются, что их удастся взыскать полностью. Следственная часть ГСУ при ГУВД по Нижегородской области направила в суд уголовное дело против завпроизводством кондитерской компании «НиКо-НН» Марины Гульневой. Ее обвиняют по ст. 236 УК РФ «Нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей». Как установило следствие, летом в Нижнем Новгороде, Бору, Арзамасе и Кстовском районе случилась локальная вспышка сальмонеллеза — в течение двух июньских дней 2008 года около полусотни человек обратились за медицинской помощью в больницы, некоторые были госпитализированы в тяжелом состоянии. По информации следствия, все они накануне ели торты «Аркис» и «Царская охота» производства «НиКо-НН». В итоге в кондитерские цехи компании на проспекте Ленина приехала комиссия Роспотребнадзора и проверяющие обнаружили в помещении многочисленные нарушения санитарных норм по части условий хранения продуктов питания. Во взятых пробах кондитерских изделий были обнаружены бактерии сальмонеллы и стафилококк. На основании материалов проверки Роспотребнадзора было возбуждено уголовное дело, потерпевшими по которому были признаны 57 человек, в том числе и несколько кондитеров и работников «НиКо-НН». После визита комиссии работа торговых точек «Аркиса» в июне 2008 года была приостановлена на два месяца в административном порядке, а санитарные службы в ходе проверок розничной сети забраковали свыше 3 т кондитерской продукции. Сама обвиняемая Марина Гульнева, по словам следователей ГСУ, с предъявленным обвинением согласилась, пояснив, что вполне допускает, что инфекция могла распространиться из-за неудовлетворительных условий хранения продуктов и приготовления тортов. Ответственность по инкриминируемому ей преступлению предусматривает наложение штрафа до 80 тыс руб., либо, в самом крайнем случае, ограничение свободы на срок до одного года. Большинство из переболевших сальмонеллезом нижегородцев, которые проходят потерпевшими по делу, намерены в суде заявить гражданские иски к самой организации на общую сумму свыше 5 млн руб. «На предварительном следствии многие потерпевшие заявляли о своем желании предъявить иски за моральный ущерб к кондитерской фирме, размер требований колебался от 50 тыс. до 1 млн руб. Наиболее решительно были настроены те граждане, которым эти торты серьезно испортили жизнь. Например, молодожены, которых вскоре после ЗАГСа отвезли в больницу, и свадьба была безнадежно испорчена. Или муж, беременной супруге которого пришлось делать кесарево сечение из-за опасения за жизнь ребенка, так как состояние матери было очень тяжелое», — отметили в следственной части при ГУВД области. Впрочем, по мнению юристов, вряд ли бывшим пациентам удастся взыскать такие суммы. «Практика такова, что в уголовном судопроизводстве суд взыскивает только прямые материальные убытки, в данном случае это затраты на лекарства, лечебные процедуры и т. д. (у потерпевших по делу они составляли 2–3 тыс. руб.). Некий моральный вред можно затем взыскать в гражданском суде, и только в том случае, если вина этой женщины будет доказана, как и факт причинения вреда здоровью именно ее действиями. И то в последующем гражданском процессе придется доказывать степень своих морально-нравственных страданий, а это очень сложная задача. Суды, как правило, взыскивают копейки», — сообщил адвокат Сергей Остроумов. С ним согласен и адвокат Андрей Наумов. «Желание взыскать моральный вред в рамках уголовного дела вполне понятно, так как в данном случае потерпевшим не нужно платить госпошлину, которая в гражданском судопроизводстве зависит от суммы заявленного иска. Однако моральные страдания необходимо обосновывать. Миллион рублей компенсации у нас, дай Бог, присудят родственникам убитого с особой жестокостью человека. А в данном случае, я думаю, суд снизит исковые требования до 10–20 тыс. руб.», — заключил господин Наумов. ЪЗараза на десертторты, суд
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Зараза на десерт
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/news/43006/2017-05-29