Баннер ФЗ-54
19 октября 2009, 00:00 10548 просмотров

Лев Хасис: Розницу подводят под закон

Лев Хасис, главный исполнительный директор X5 Retail Group, анализирует обсуждаемый в Госдуме правительственный проект закона «О торговле» (выступление на XIII ежегодном саммите «Торговля в России»):

Российская сетевая современная торговля по разным оценкам занимает около 6% рынка. Все остальное – несетевая розница, неорганизованная торговля – рынки, натуральное потребление. Миф, что сетевые ритейлеры все заполонили, доминируют и диктуют свои правила, культивируется только в воспаленных мозгах некоторых популистски настроенных политиков, которые пытаются найти врага и на него свалить все трудности современной экономической жизни.

Х5 Retail Group возглавляет десятку крупнейших компаний отрасли. Я считаю, что именно они и есть те лидеры индустрии, которых государство должно всячески поддерживать. Потому что они, не побоюсь этого слова, являются локомотивом и ритейла, и экономики в целом. Потому что главный тезис: способствовать развитию платежеспособного спроса, – российские власти должны взять на вооружение. Мне кажется, создавать стимулы, чтобы люди больше покупали, более важно, чем создавать дополнительные сложности и издержки для бизнеса на ровном месте, где их никогда не было. Беспрецедентная практика. Законопроект, который внесен правительством в Госдуму, являясь политическим компромиссом в сложной дискуссии, содержит целый ряд ограничений для сетей в работе с поставщиками. Это ограничения отсрочки платежей, запрета на выплату листинг-fee (вознаграждений – «Ф.»), маркетинговых fee, чтобы полностью разделить договор поставки с любыми другими видами услуг, которые сети оказывают поставщикам. В проекте закона содержатся дискриминирующие торговлю моменты, например статья 16, создающая инфраструктурные ограничения для развития современных форматов торговли. Такая практика беспрецедентна в мире. Говоря о положительных аспектах закона: в целом он сохраняет рыночные принципы взаимоотношения участников рынка. Не вводит никаких госрегулирований цен, наценок, связанных с объемом бонусов. Создает жесткие, но равные антимонопольные правила относительно поставщиков товаров и сетей. А с учетом того, что именно поставщики, как правило, занимают большие доли и немалую рыночную власть, думаю, что ФАС в большинстве случаев будет занята разборками в отношении производителей. Главное – это дополнительные нормы, которые закрепляют предусмотренное конституцией право на свободное перемещение товаров и услуг в стране. Идет ограничение действий региональных и муниципальных властей, которые в той или иной форме препятствуют деятельности компаний по продаже товаров. Недалекое будущее. Представим себе, что законопроект уже стал законом. Как ритейл в этих условиях будет существовать? Наиболее шумно обсуждаемая статья № 16 «Об ограничении действий по приобретению торговыми сетями новых торговых объектов, если товарооборот сети более 1 млрд руб­лей, а доля превышает 25% рынка». Это, безусловно, немотивированный запрет на ведение хозяйственной деятельности. Нигде в мире такого нет. Главная проблема – полное отсутствие корректных методик оценки размеров рынка. Пострадают не только российские сети, но и средние компании. В законе речь идет о доминировании и в муниципальных округах. Очень много компаний, имеющих на территории своих муниципалитетов около 25%. Они будут вынуждены ходить к чиновникам и доказывать, что не верблюды, что у них еще не 25, а 18% рынка. И, соответственно, еще могут открывать новые магазины. Это подтверждает ощущение: когда общаешься с некоторыми чиновниками, по их глазам видно, что они чувствуют: еще чуть-чуть, закон примут – и жизнь начнется. Даже если не брать в расчет коррупционные составляющие, то для них это дополнительные бюджеты, штаты, влияние. Совсем неплохо для действующих районных монополистов, у кого уже большие доли. Они окажутся в пределах недосягаемости. И совсем неплохо для операторов крупных форматов. Возьмем абстрактный муниципальный район, рынок которого составляет $100 млн в год. Местные сети занимают здесь по 25% рынка, достигнут баланс: по новому закону никто из них расширяться уже не может. Тут приходит крупный оператор, открывает гипермаркет площадью 15 тыс. кв. метров с выручкой $80 млн. Он это может сделать, поскольку его в этом муниципальном районе до сих пор не было. И сразу захватывает долю в 80%. Остальные отдыхают. Такой сценарий может реализовываться в будущем. Следующий болезненный для ритейлеров вопрос, предусмотренный законом, – ограничение сроков платежей по ряду товаров. Данная мера приведет к росту издержек сетей: придется платить больше процентов по кредитам из-за вынужденного увеличения сроков. Затраты будут компенсироваться либо увеличением давления на поставщиков и снижением ими отпускных цен, либо приводить к росту отсрочки платежей по тем категориям товаров, которые не попали под регулирование. А сети, которые не смогут ввиду своего масштаба выполнять подобные требования, будут вынуждены поднимать цены.

Во всем мире торговые сети берут с части товаров бонусы за их размещение и различные маркетинговые услуги. Исключение – Wal-Mart. Он настолько большой, что нет необходимости брать бонусы. Мировой лидер торговли продавливает все свои интересы через цену поставщика. Во всех остальных случаях листинг fee – инструмент, который используют поставщики, чтобы ввести в сеть новые товары. Не очень понятно, как работать, когда этот бонус будет запрещен. Видимо, через возрождение «серых» схем – будут носить чемоданы с деньгами. А любая коррупционная схема плоха тем, что в половине случаев взятка приносится от поставщика к сотрудникам сетей. А во второй половине – сотрудники поставщика говорят своему владельцу, что вынуждены отнести взятку, и присваивают ее себе. Реально от этого проиграют и сети, и поставщики, и бюджет, потому что сейчас с таких fee платятся налоги. Как следствие, будет оказываться дополнительное ценовое давление на поставщиков, чтобы убывающие из статей дохода бонусы компенсировались движением инвойсных цен, увеличением ретро-бонусов. Кроме того, вряд ли можно было придумать лучшую предпосылку, чтобы сфокусировать сети на развитии собственных торговых марок (СТМ). Грядет бум развития СТМ сетями. С одной стороны, это хорошая возможность для поставщиков торговых марок, с другой – очень неприятное явление для производителей брэндов. Они пожнут то, что посеяли. Горе-поправки. Сейчас также поступают предложения поправок в разработанный законопроект. Например, группа депутатов внесла предложение установить торговую наценку на продовольствие не более 25% от оптовой цены. Все знают, что торговые сети работают с неравной торговой наценкой по разным товарам. Если все уравнять, то самые востребованные товары подорожают – сейчас они продаются с очень маленькой, а иногда и вовсе без наценки, – а товары из back basket подешевеют. А какие-то товары вовсе исчезнут с полок. Вообще, рекомендовал бы всем посмотреть, как было в Белоруссии, когда вводилось какое-то правило, и через неделю нужно было его отменять, потому что товары исчезали с полок. Приказать ценам понизиться или насильно формировать ассортимент можно только в условиях фондирования, Госплана. В современном мире такой вариант ведения хозяйственной деятельности характерен только для Северной Кореи. Не думаю, что нам следует к этому переходить. Также предлагают усилить власть региональных чиновников, наделить их инструментами для регулирования розницы. Законопроект о торговле в том виде, в котором правительство Владимира Путина внесло Госдуму, конечно, неидеальный (и лучше бы его не было вообще). Тем не менее с ним торговле можно жить. Если же многочисленные поправки все-таки будут имплементированы… Предсказать ситуацию не берусь, но, думаю, будет очень грустно.

Журнал Финанс

Статья относится к тематикам: Общеотраслевое
Поделиться публикацией:
Куда уходит покупатель и во что играют современные...
1038
Концепции настоящего и будущего
3547
Андрей Бударин, начальник Управления оперативного ...
1983
Михаил Иванцов, генеральный директор розничной се...
1194
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
3282
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
7042

Лев Хасис, главный исполнительный директор X5 Retail Group, анализирует обсуждаемый в Госдуме правительственный проект закона «О торговле» (выступление на XIII ежегодном саммите «Торговля в России»):

Российская сетевая современная торговля по разным оценкам занимает около 6% рынка. Все остальное – несетевая розница, неорганизованная торговля – рынки, натуральное потребление. Миф, что сетевые ритейлеры все заполонили, доминируют и диктуют свои правила, культивируется только в воспаленных мозгах некоторых популистски настроенных политиков, которые пытаются найти врага и на него свалить все трудности современной экономической жизни.

Х5 Retail Group возглавляет десятку крупнейших компаний отрасли. Я считаю, что именно они и есть те лидеры индустрии, которых государство должно всячески поддерживать. Потому что они, не побоюсь этого слова, являются локомотивом и ритейла, и экономики в целом. Потому что главный тезис: способствовать развитию платежеспособного спроса, – российские власти должны взять на вооружение. Мне кажется, создавать стимулы, чтобы люди больше покупали, более важно, чем создавать дополнительные сложности и издержки для бизнеса на ровном месте, где их никогда не было. Беспрецедентная практика. Законопроект, который внесен правительством в Госдуму, являясь политическим компромиссом в сложной дискуссии, содержит целый ряд ограничений для сетей в работе с поставщиками. Это ограничения отсрочки платежей, запрета на выплату листинг-fee (вознаграждений – «Ф.»), маркетинговых fee, чтобы полностью разделить договор поставки с любыми другими видами услуг, которые сети оказывают поставщикам. В проекте закона содержатся дискриминирующие торговлю моменты, например статья 16, создающая инфраструктурные ограничения для развития современных форматов торговли. Такая практика беспрецедентна в мире. Говоря о положительных аспектах закона: в целом он сохраняет рыночные принципы взаимоотношения участников рынка. Не вводит никаких госрегулирований цен, наценок, связанных с объемом бонусов. Создает жесткие, но равные антимонопольные правила относительно поставщиков товаров и сетей. А с учетом того, что именно поставщики, как правило, занимают большие доли и немалую рыночную власть, думаю, что ФАС в большинстве случаев будет занята разборками в отношении производителей. Главное – это дополнительные нормы, которые закрепляют предусмотренное конституцией право на свободное перемещение товаров и услуг в стране. Идет ограничение действий региональных и муниципальных властей, которые в той или иной форме препятствуют деятельности компаний по продаже товаров. Недалекое будущее. Представим себе, что законопроект уже стал законом. Как ритейл в этих условиях будет существовать? Наиболее шумно обсуждаемая статья № 16 «Об ограничении действий по приобретению торговыми сетями новых торговых объектов, если товарооборот сети более 1 млрд руб­лей, а доля превышает 25% рынка». Это, безусловно, немотивированный запрет на ведение хозяйственной деятельности. Нигде в мире такого нет. Главная проблема – полное отсутствие корректных методик оценки размеров рынка. Пострадают не только российские сети, но и средние компании. В законе речь идет о доминировании и в муниципальных округах. Очень много компаний, имеющих на территории своих муниципалитетов около 25%. Они будут вынуждены ходить к чиновникам и доказывать, что не верблюды, что у них еще не 25, а 18% рынка. И, соответственно, еще могут открывать новые магазины. Это подтверждает ощущение: когда общаешься с некоторыми чиновниками, по их глазам видно, что они чувствуют: еще чуть-чуть, закон примут – и жизнь начнется. Даже если не брать в расчет коррупционные составляющие, то для них это дополнительные бюджеты, штаты, влияние. Совсем неплохо для действующих районных монополистов, у кого уже большие доли. Они окажутся в пределах недосягаемости. И совсем неплохо для операторов крупных форматов. Возьмем абстрактный муниципальный район, рынок которого составляет $100 млн в год. Местные сети занимают здесь по 25% рынка, достигнут баланс: по новому закону никто из них расширяться уже не может. Тут приходит крупный оператор, открывает гипермаркет площадью 15 тыс. кв. метров с выручкой $80 млн. Он это может сделать, поскольку его в этом муниципальном районе до сих пор не было. И сразу захватывает долю в 80%. Остальные отдыхают. Такой сценарий может реализовываться в будущем. Следующий болезненный для ритейлеров вопрос, предусмотренный законом, – ограничение сроков платежей по ряду товаров. Данная мера приведет к росту издержек сетей: придется платить больше процентов по кредитам из-за вынужденного увеличения сроков. Затраты будут компенсироваться либо увеличением давления на поставщиков и снижением ими отпускных цен, либо приводить к росту отсрочки платежей по тем категориям товаров, которые не попали под регулирование. А сети, которые не смогут ввиду своего масштаба выполнять подобные требования, будут вынуждены поднимать цены.

Во всем мире торговые сети берут с части товаров бонусы за их размещение и различные маркетинговые услуги. Исключение – Wal-Mart. Он настолько большой, что нет необходимости брать бонусы. Мировой лидер торговли продавливает все свои интересы через цену поставщика. Во всех остальных случаях листинг fee – инструмент, который используют поставщики, чтобы ввести в сеть новые товары. Не очень понятно, как работать, когда этот бонус будет запрещен. Видимо, через возрождение «серых» схем – будут носить чемоданы с деньгами. А любая коррупционная схема плоха тем, что в половине случаев взятка приносится от поставщика к сотрудникам сетей. А во второй половине – сотрудники поставщика говорят своему владельцу, что вынуждены отнести взятку, и присваивают ее себе. Реально от этого проиграют и сети, и поставщики, и бюджет, потому что сейчас с таких fee платятся налоги. Как следствие, будет оказываться дополнительное ценовое давление на поставщиков, чтобы убывающие из статей дохода бонусы компенсировались движением инвойсных цен, увеличением ретро-бонусов. Кроме того, вряд ли можно было придумать лучшую предпосылку, чтобы сфокусировать сети на развитии собственных торговых марок (СТМ). Грядет бум развития СТМ сетями. С одной стороны, это хорошая возможность для поставщиков торговых марок, с другой – очень неприятное явление для производителей брэндов. Они пожнут то, что посеяли. Горе-поправки. Сейчас также поступают предложения поправок в разработанный законопроект. Например, группа депутатов внесла предложение установить торговую наценку на продовольствие не более 25% от оптовой цены. Все знают, что торговые сети работают с неравной торговой наценкой по разным товарам. Если все уравнять, то самые востребованные товары подорожают – сейчас они продаются с очень маленькой, а иногда и вовсе без наценки, – а товары из back basket подешевеют. А какие-то товары вовсе исчезнут с полок. Вообще, рекомендовал бы всем посмотреть, как было в Белоруссии, когда вводилось какое-то правило, и через неделю нужно было его отменять, потому что товары исчезали с полок. Приказать ценам понизиться или насильно формировать ассортимент можно только в условиях фондирования, Госплана. В современном мире такой вариант ведения хозяйственной деятельности характерен только для Северной Кореи. Не думаю, что нам следует к этому переходить. Также предлагают усилить власть региональных чиновников, наделить их инструментами для регулирования розницы. Законопроект о торговле в том виде, в котором правительство Владимира Путина внесло Госдуму, конечно, неидеальный (и лучше бы его не было вообще). Тем не менее с ним торговле можно жить. Если же многочисленные поправки все-таки будут имплементированы… Предсказать ситуацию не берусь, но, думаю, будет очень грустно.

Журнал Финанс

Лев Хасис: Розницу подводят под законлев хасис, ритейл, закон о торговле, торговля, Х5 Retail Group, законопроект о торговле 2009, сети
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Лев Хасис: Розницу подводят под закон
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/news/40403/2017-10-21