25.04.2007 10:30:00 25 апреля 2007, 10:30 7625 просмотров

Первыми из вещевых рынков Москвы закроются Черкизовский и Измайловский

Столичные вещевые рынки приговорены, им осталось существовать не больше трех лет. Первыми жертвами станут Черкизовский и Измайловский, которые закроются в ближайшие месяцы. Однако цели, которые при этом декларируют столичные власти, – повышение собираемости налогов, борьба с криминалом и контрафактом, по мнению специалистов, вряд ли будут достигнуты. В крупных торговых комплексах, куда правительство мегаполиса мечтает перенести всю вещевую торговлю, будут продаваться все та же одежда и обувь, только цены на них заметно вырастут.

Приговор, который вынес Юрий Лужков этому виду торговли, суров. «Вещевые рынки для нас, кроме негатива, ничего не дают. Бюджет – ноль, товары неизвестного происхождения, и при этом они выигрывают в конкуренции с нормальными товаропроизводителями». Кроме того, отметил он, вокруг них «формируется криминальная среда». Идею градоначальника подхватил руководитель департамента потребительского рынка и услуг города Владимир Малышков, пообещавший, что в ближайшие три года в Москве закроют все 13 вещевых рынков. Высказанные чиновником претензии к ним – те же, что озвучил г-н Лужков. Примечательно, что оба взяли под защиту рынки продуктовые. Мэр отметил, что не стоит «нарушать сложившуюся за многие годы традицию». Г-н Малышков – что там «можно всегда купить свежие овощи, фрукты, мясо».

«НИ» попытались выяснить, насколько продуктовые рынки «чище» для чиновников, чем вещевые. Получилось, что тезис этот, мягко говоря, спорный. По итогам проводившихся в последнее время управлением Роспотребнадзора по Москве проверок главными нарушителями всех возможных норм стали именно продовольственные рынки. На их долю приходится подавляющее большинство – до 80% всех выявленных административных правонарушений. Пожалуй, единственной серьезной претензией у надзорного органа к «вещевикам» стало отсутствие у некоторых продавцов медицинских книжек. Однако то же самое, только еще в гораздо больших масштабах, присутствует и у «пищевиков».

Собираемость налогов – это, конечно, проблема, но опять-таки касающаяся не только и не столько вещевых рынков. «Говорить о том, что налоговые поступления в бюджет с какого-то продуктового рынка выше, чем с подобного вещевого, абсолютно некорректно, – рассказал «НИ» начальник отдела оперативного контроля одной из столичных налоговых инспекций. – Дело в том, что подобной статистики вообще не ведется». По словам чиновника, это объясняется тем, что на рынках работают как ПБОЮЛы (предприниматели без образования юридического лица), которые платят налог как физлица, так и юрлица – малые предприятия. Они платят единый налог. Присутствуют здесь и обычные компании, которые должны платить все установленные законом налоги. «Все они зарегистрированы в разных налоговых органах. Кроме того, многие из этих налогоплательщиков работают далеко не на одном рынке, а на нескольких. Потому, когда говорят о величине налоговых поступлений как о причине закрытия вещевых рынков, это – большое лукавство».

По части криминала, как рассказали «НИ» стражи порядка, работающие в рыночном торговом комплексе, где есть и продуктовая, и вещевая часть, разницы между ними вообще нет никакой. Мелкие правонарушения случаются и тут, и там. Что же до серьезных (например, торговля наркотиками), то в равной степени могут «отличиться» и «вещевики», и «пищевики».

Теперь о ценах. Как рассказала «НИ» хозяйка одного из ларьков в Черкизове по имени Лариса, ее бывшая соседка по прилавку, не дожидаясь, когда рынок закроют, уже перебралась в соседний торговый центр, где открыла «бутик». Вещи там те же самые, сшитые «видимо, в Китае», но если раньше мужская куртка стоила 3 тыс. руб., то сегодня – уже 5 тыс. Ведь за аренду теперь нужно платить намного больше.

Вообще, настроение у торговцев на этом уже окончательно приговоренном рынке нервозное. По данным столичного правительства, сюда ежедневно приходят 1,8 тыс. автобусов из 2,5 тыс. ежедневно прибывающих в мегаполис. По оценочным подсчетам, здесь закупают товары более 154 тыс. челноков из российской провинции. Демонтаж рынка планируют начать уже 1 июля. Кто-то еще надеется, что и на этот раз «дальше слухов дело не пойдет». Однако большинство признались корреспонденту «НИ», что в случае закрытия рынка заняться им будет просто нечем, поскольку платить за аренду помещения в торговом комплексе они не смогут физически. На вопрос, куда вы пойдете после того, как Черкизово закроют, часто отвечают коротко: «Домой».

По словам председателя правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП) Дмитрия Янина, причины отказа от рынков, которые выдвигает город, выглядят неубедительно. «Федеральный закон предусматривает ликвидацию открытых площадок только к 2010 году, и куда Москва торопится – совершенно не понятно. Наверное, все же следовало дать рынкам время на эволюцию, как это происходит в других регионах», – сказал он «НИ». Пока точный график ликвидации нам затруднились дать даже в московском департаменте потребительского рынка, но жителям столицы сомнений не оставили: вопрос решен окончательно и бесповоротно. Жизнь «без базара», между тем, ударит по многим. Как бы ни была богата Москва, но, по данным исследовательской компании ROMIR Monitoring, 47% горожан одеваются и обуваются на вещевых рынках и ярмарках.

«Я не исключаю того, что цены в магазинах после всех этих событий существенно вырастут. Подъем может составить 30%, а то и больше, – прогнозирует Дмитрий Янин. – Сетевая торговля у нас слишком избалована, там привыкли, что им приплачивают только за то, чтобы поставить товар на полку. А у мелких производителей дешевой одежды и обуви таких рекламных бюджетов нет. Поэтому эксперты прогнозируют, что на китайский ширпотреб будут пришиваться западные лейблы, и те же товары станут продаваться в так называемых бутиках под видом известных европейских брендов по куда более высоким ценам».

По словам г-на Янина, по всей вероятности, рыночная торговля переедет за пределы МКАД. «По крайней мере, это точно коснется опта, – сказал он. – Москва была и остается крупнейшим распределительным звеном, откуда товар идет дальше по России. Оптовикам-челнокам все равно нужно будет где-то затовариваться, так что крупные рынки могут быть организованы в ближнем Подмосковье», – подчеркнул собеседник «НИ». Словом, совсем «без базара» москвичи вряд ли останутся.

КУПИ МАРКУ И ТОРГУЙ, ЧЕМ ХОЧЕШЬ

Продажа разного рода вещей на немецких рынках имеет давние корни и считается весьма престижным занятием. Самый распространенный вид досуга для экономных и рачительных – это походы на субботние «блошиные» рынки, занимающие порой площадь до нескольких футбольных полей. Желающим продать что-либо достаточно приобрести у государства специальную марку по цене от 8 до 14 евро. Единственное ограничение – возраст: торговец должен быть не моложе 14 лет.

Продавцы, как правило, с самого раннего утра раскладывают на переносных прилавках, а то и прямо на заасфальтированной площадке любой разрешенный законом товар. Он может быть самым разнообразным: от пузырьков из-под бабушкиных духов до новенького музыкального центра, пылесоса или велосипеда. Администрация каждого фломаркта бдительно следит за чистотой, порядком и уплатой пошлины. Прибыль от такой торговли небольшая, но удовольствие от приветливого, неторопливого и уважительного общения получают и продавцы, и покупатели.

На стационарной и круглогодичной основе действуют так называемые тредльмаркты. В таких капитально оборудованных помещениях непритязательный ассортимент тех же фломарктов реализуется уже по куда более высокой цене. Примечательно, что и такие знаменитые, обладающие высоким престижем рынки, как «Рыбный» в Гамбурге или «Виктуаленмаркт» в Мюнхене, охотно совмещают реализацию разнообразнейшего продовольствия со всевозможнейшим ширпотребом. И запрещать сбывать его «с рук» в определенных местах и по строго определенным правилам никто в Германии не собирается.

ТОРГОВЛЮ ПРЕКРАТЯТ ФУТБОЛИСТЫ

Польша, в самом начале 90-х годов прошлого столетия бывшая своего рода Меккой для начинающих бизнесменов из распавшегося СССР, статус «челночного рая» утратила уже давно. Торговавшие тогда с «восточными соседями» поляки с ностальгией вспоминают, как «приезжали русские и загружали джинсами, кроссовками, пуховиками полные автобусы». С тех пор польские власти всерьез озаботились тем, как упорядочить мелкорозничную торговлю на базарах и стадионах. Большинство из них были либо закрыты, либо взяты под жесткий контроль местной администрацией.

Единственным в стране местом, напоминающим о старых добрых временах, остался стадион «10-летия Победы» в Варшаве – постоянная головная боль столичных властей. На нем находится самый крупный на западной стороне Буга базар «Ярмарка Европа». Именно здесь реализуется большинство контрабанды, основным источником которой является Украина. Сменился и этнический состав лоточников. Главной действующей силой здесь стали вьетнамцы. Хотя немало армян и украинцев. Значительно прибавилось лоточников африканского происхождения.

По приблизительным данным польской полицейской статистики, бюджет страны ежегодно не досчитывается десятков миллионов долларов из-за спирто-сигаретной контрабанды. С ней на базарах и стадионах ведется непримиримая борьба. Хотя все зависит от «последнего слова» задержанного на торговле безакцизным товаром. Если это слово отвечает требованиям контролеров, то на провинность мелкорозничного контрабандиста можно прикрыть глаза.

Катастрофически упавшие финансовые обороты рынков Польши отвадили от них и рэкет, чьи функции добровольно приняли на себя местные служители многочисленных охранных служб. Торгующие «русские» (так поляки называют всех без исключения выходцев из бывшего СССР) безропотно платят и им, поскольку угроза депортации за контрабанду ставит крест на этом рискованном и без того хлипком бизнесе.

Слухи о закрытии стадиона «10-летия Победы» уже по меньшей мере три года будоражат сердца продавцов и покупателей. Но до сих пор как-то обходилось. Сегодня угрозы уже не миновать. Как только Польша получила право на проведение чемпионата Европы по футболу в 2012 году, премьер-министр Ярослав Качинский категорично заявил, что к 2008 году на самой крупной футбольной арене страны закончится и торговля. Власти Варшавы сообщили, что торговые ряды будут перенесены за город, где под их строительство уже присмотрены площади. Но, уверены торговцы, это будет уже совсем не то.

БАРАХОЛКИ В ШВЕЦИИ ОЧЕНЬ ПОПУЛЯРНЫ

Блошиные рынки – обычная форма торговли в Швеции. Самый большой из них, в стокгольмском пригороде Варберг, расположен в гигантском ангаре, где умещается до 500 прилавков. Однако наиболее типичны крошечные «лопписы» (блошки), умещающиеся в частном гараже или под брезентовым тентом два на два метра. «Мы не отвечаем за товары, которые здесь продаются и покупаются», – так выглядит типичное объявление на крупных рынках, действующих на постоянной основе. Причина предупреждения в том, что тут можно нарваться и на ворованное, и на некачественное изделие. Превращение одной из крупных стокгольмских барахолок в пригороде Шерхольмен в базу сбыта краденого заставило местные власти несколько лет назад закрыть это «гнездо барыг». Однако вскоре рынок переехал в Варберг.

Полностью запретить «лопписы» – любимое народное развлечение – политики не отваживаются. Продажа всякой всячины на собственных блошиных рынках – один из источников доходов некоммерческих организаций, которые не обязаны платить налог с этой деятельности. Индивидуальный торговец тоже освобождается от налога, если его прибыль не превышает 50 тыс. крон (около 5 тыс. евро). С более крупных сумм следует платить 30-процентный налог, даже если у вас нет зарегистрированной компании. В остальных случаях нужно платить лишь за место в ангаре. Суммы, как правило, небольшие, в пределах 20 евро за день. Временную торговлю можно организовать и рядом со своим домом. Объявления «Мы переезжаем. Добро пожаловать к нам во двор для приобретения домашней электроники, мебели, а также вещей для детей и взрослых» можно увидеть повсюду – от уличных столбов до специальных досок в магазинах.

Некоторые шведские мультимиллионеры, кстати, заработали свой первоначальный капитал на «лопписах». Например, один ливанец, владеющий сегодня сетью часовых магазинов по всей Европе, почти 10 лет торговал на рынке в Шерхольмене, продавая с ящика часы. Шведы – люди экономные и не тщеславные, поэтому среди покупателей на таких рынках можно встретить представителей всех слоев общества – от получателей социального пособия до владельцев гигантских состояний. Например, один из самых богатых людей в мире Ингвар Кампрад, хозяин сети магазинов «Икеа», не раз отоваривался на барахолках.

Теги:
Поделиться публикацией:
Фоторепортаж с тверского склада онлайн-ритейлера
630
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
483
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1576
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
445
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
532

Столичные вещевые рынки приговорены, им осталось существовать не больше трех лет. Первыми жертвами станут Черкизовский и Измайловский, которые закроются в ближайшие месяцы. Однако цели, которые при этом декларируют столичные власти, – повышение собираемости налогов, борьба с криминалом и контрафактом, по мнению специалистов, вряд ли будут достигнуты. В крупных торговых комплексах, куда правительство мегаполиса мечтает перенести всю вещевую торговлю, будут продаваться все та же одежда и обувь, только цены на них заметно вырастут.

Приговор, который вынес Юрий Лужков этому виду торговли, суров. «Вещевые рынки для нас, кроме негатива, ничего не дают. Бюджет – ноль, товары неизвестного происхождения, и при этом они выигрывают в конкуренции с нормальными товаропроизводителями». Кроме того, отметил он, вокруг них «формируется криминальная среда». Идею градоначальника подхватил руководитель департамента потребительского рынка и услуг города Владимир Малышков, пообещавший, что в ближайшие три года в Москве закроют все 13 вещевых рынков. Высказанные чиновником претензии к ним – те же, что озвучил г-н Лужков. Примечательно, что оба взяли под защиту рынки продуктовые. Мэр отметил, что не стоит «нарушать сложившуюся за многие годы традицию». Г-н Малышков – что там «можно всегда купить свежие овощи, фрукты, мясо».

«НИ» попытались выяснить, насколько продуктовые рынки «чище» для чиновников, чем вещевые. Получилось, что тезис этот, мягко говоря, спорный. По итогам проводившихся в последнее время управлением Роспотребнадзора по Москве проверок главными нарушителями всех возможных норм стали именно продовольственные рынки. На их долю приходится подавляющее большинство – до 80% всех выявленных административных правонарушений. Пожалуй, единственной серьезной претензией у надзорного органа к «вещевикам» стало отсутствие у некоторых продавцов медицинских книжек. Однако то же самое, только еще в гораздо больших масштабах, присутствует и у «пищевиков».

Собираемость налогов – это, конечно, проблема, но опять-таки касающаяся не только и не столько вещевых рынков. «Говорить о том, что налоговые поступления в бюджет с какого-то продуктового рынка выше, чем с подобного вещевого, абсолютно некорректно, – рассказал «НИ» начальник отдела оперативного контроля одной из столичных налоговых инспекций. – Дело в том, что подобной статистики вообще не ведется». По словам чиновника, это объясняется тем, что на рынках работают как ПБОЮЛы (предприниматели без образования юридического лица), которые платят налог как физлица, так и юрлица – малые предприятия. Они платят единый налог. Присутствуют здесь и обычные компании, которые должны платить все установленные законом налоги. «Все они зарегистрированы в разных налоговых органах. Кроме того, многие из этих налогоплательщиков работают далеко не на одном рынке, а на нескольких. Потому, когда говорят о величине налоговых поступлений как о причине закрытия вещевых рынков, это – большое лукавство».

По части криминала, как рассказали «НИ» стражи порядка, работающие в рыночном торговом комплексе, где есть и продуктовая, и вещевая часть, разницы между ними вообще нет никакой. Мелкие правонарушения случаются и тут, и там. Что же до серьезных (например, торговля наркотиками), то в равной степени могут «отличиться» и «вещевики», и «пищевики».

Теперь о ценах. Как рассказала «НИ» хозяйка одного из ларьков в Черкизове по имени Лариса, ее бывшая соседка по прилавку, не дожидаясь, когда рынок закроют, уже перебралась в соседний торговый центр, где открыла «бутик». Вещи там те же самые, сшитые «видимо, в Китае», но если раньше мужская куртка стоила 3 тыс. руб., то сегодня – уже 5 тыс. Ведь за аренду теперь нужно платить намного больше.

Вообще, настроение у торговцев на этом уже окончательно приговоренном рынке нервозное. По данным столичного правительства, сюда ежедневно приходят 1,8 тыс. автобусов из 2,5 тыс. ежедневно прибывающих в мегаполис. По оценочным подсчетам, здесь закупают товары более 154 тыс. челноков из российской провинции. Демонтаж рынка планируют начать уже 1 июля. Кто-то еще надеется, что и на этот раз «дальше слухов дело не пойдет». Однако большинство признались корреспонденту «НИ», что в случае закрытия рынка заняться им будет просто нечем, поскольку платить за аренду помещения в торговом комплексе они не смогут физически. На вопрос, куда вы пойдете после того, как Черкизово закроют, часто отвечают коротко: «Домой».

По словам председателя правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП) Дмитрия Янина, причины отказа от рынков, которые выдвигает город, выглядят неубедительно. «Федеральный закон предусматривает ликвидацию открытых площадок только к 2010 году, и куда Москва торопится – совершенно не понятно. Наверное, все же следовало дать рынкам время на эволюцию, как это происходит в других регионах», – сказал он «НИ». Пока точный график ликвидации нам затруднились дать даже в московском департаменте потребительского рынка, но жителям столицы сомнений не оставили: вопрос решен окончательно и бесповоротно. Жизнь «без базара», между тем, ударит по многим. Как бы ни была богата Москва, но, по данным исследовательской компании ROMIR Monitoring, 47% горожан одеваются и обуваются на вещевых рынках и ярмарках.

«Я не исключаю того, что цены в магазинах после всех этих событий существенно вырастут. Подъем может составить 30%, а то и больше, – прогнозирует Дмитрий Янин. – Сетевая торговля у нас слишком избалована, там привыкли, что им приплачивают только за то, чтобы поставить товар на полку. А у мелких производителей дешевой одежды и обуви таких рекламных бюджетов нет. Поэтому эксперты прогнозируют, что на китайский ширпотреб будут пришиваться западные лейблы, и те же товары станут продаваться в так называемых бутиках под видом известных европейских брендов по куда более высоким ценам».

По словам г-на Янина, по всей вероятности, рыночная торговля переедет за пределы МКАД. «По крайней мере, это точно коснется опта, – сказал он. – Москва была и остается крупнейшим распределительным звеном, откуда товар идет дальше по России. Оптовикам-челнокам все равно нужно будет где-то затовариваться, так что крупные рынки могут быть организованы в ближнем Подмосковье», – подчеркнул собеседник «НИ». Словом, совсем «без базара» москвичи вряд ли останутся.

КУПИ МАРКУ И ТОРГУЙ, ЧЕМ ХОЧЕШЬ

Продажа разного рода вещей на немецких рынках имеет давние корни и считается весьма престижным занятием. Самый распространенный вид досуга для экономных и рачительных – это походы на субботние «блошиные» рынки, занимающие порой площадь до нескольких футбольных полей. Желающим продать что-либо достаточно приобрести у государства специальную марку по цене от 8 до 14 евро. Единственное ограничение – возраст: торговец должен быть не моложе 14 лет.

Продавцы, как правило, с самого раннего утра раскладывают на переносных прилавках, а то и прямо на заасфальтированной площадке любой разрешенный законом товар. Он может быть самым разнообразным: от пузырьков из-под бабушкиных духов до новенького музыкального центра, пылесоса или велосипеда. Администрация каждого фломаркта бдительно следит за чистотой, порядком и уплатой пошлины. Прибыль от такой торговли небольшая, но удовольствие от приветливого, неторопливого и уважительного общения получают и продавцы, и покупатели.

На стационарной и круглогодичной основе действуют так называемые тредльмаркты. В таких капитально оборудованных помещениях непритязательный ассортимент тех же фломарктов реализуется уже по куда более высокой цене. Примечательно, что и такие знаменитые, обладающие высоким престижем рынки, как «Рыбный» в Гамбурге или «Виктуаленмаркт» в Мюнхене, охотно совмещают реализацию разнообразнейшего продовольствия со всевозможнейшим ширпотребом. И запрещать сбывать его «с рук» в определенных местах и по строго определенным правилам никто в Германии не собирается.

ТОРГОВЛЮ ПРЕКРАТЯТ ФУТБОЛИСТЫ

Польша, в самом начале 90-х годов прошлого столетия бывшая своего рода Меккой для начинающих бизнесменов из распавшегося СССР, статус «челночного рая» утратила уже давно. Торговавшие тогда с «восточными соседями» поляки с ностальгией вспоминают, как «приезжали русские и загружали джинсами, кроссовками, пуховиками полные автобусы». С тех пор польские власти всерьез озаботились тем, как упорядочить мелкорозничную торговлю на базарах и стадионах. Большинство из них были либо закрыты, либо взяты под жесткий контроль местной администрацией.

Единственным в стране местом, напоминающим о старых добрых временах, остался стадион «10-летия Победы» в Варшаве – постоянная головная боль столичных властей. На нем находится самый крупный на западной стороне Буга базар «Ярмарка Европа». Именно здесь реализуется большинство контрабанды, основным источником которой является Украина. Сменился и этнический состав лоточников. Главной действующей силой здесь стали вьетнамцы. Хотя немало армян и украинцев. Значительно прибавилось лоточников африканского происхождения.

По приблизительным данным польской полицейской статистики, бюджет страны ежегодно не досчитывается десятков миллионов долларов из-за спирто-сигаретной контрабанды. С ней на базарах и стадионах ведется непримиримая борьба. Хотя все зависит от «последнего слова» задержанного на торговле безакцизным товаром. Если это слово отвечает требованиям контролеров, то на провинность мелкорозничного контрабандиста можно прикрыть глаза.

Катастрофически упавшие финансовые обороты рынков Польши отвадили от них и рэкет, чьи функции добровольно приняли на себя местные служители многочисленных охранных служб. Торгующие «русские» (так поляки называют всех без исключения выходцев из бывшего СССР) безропотно платят и им, поскольку угроза депортации за контрабанду ставит крест на этом рискованном и без того хлипком бизнесе.

Слухи о закрытии стадиона «10-летия Победы» уже по меньшей мере три года будоражат сердца продавцов и покупателей. Но до сих пор как-то обходилось. Сегодня угрозы уже не миновать. Как только Польша получила право на проведение чемпионата Европы по футболу в 2012 году, премьер-министр Ярослав Качинский категорично заявил, что к 2008 году на самой крупной футбольной арене страны закончится и торговля. Власти Варшавы сообщили, что торговые ряды будут перенесены за город, где под их строительство уже присмотрены площади. Но, уверены торговцы, это будет уже совсем не то.

БАРАХОЛКИ В ШВЕЦИИ ОЧЕНЬ ПОПУЛЯРНЫ

Блошиные рынки – обычная форма торговли в Швеции. Самый большой из них, в стокгольмском пригороде Варберг, расположен в гигантском ангаре, где умещается до 500 прилавков. Однако наиболее типичны крошечные «лопписы» (блошки), умещающиеся в частном гараже или под брезентовым тентом два на два метра. «Мы не отвечаем за товары, которые здесь продаются и покупаются», – так выглядит типичное объявление на крупных рынках, действующих на постоянной основе. Причина предупреждения в том, что тут можно нарваться и на ворованное, и на некачественное изделие. Превращение одной из крупных стокгольмских барахолок в пригороде Шерхольмен в базу сбыта краденого заставило местные власти несколько лет назад закрыть это «гнездо барыг». Однако вскоре рынок переехал в Варберг.

Полностью запретить «лопписы» – любимое народное развлечение – политики не отваживаются. Продажа всякой всячины на собственных блошиных рынках – один из источников доходов некоммерческих организаций, которые не обязаны платить налог с этой деятельности. Индивидуальный торговец тоже освобождается от налога, если его прибыль не превышает 50 тыс. крон (около 5 тыс. евро). С более крупных сумм следует платить 30-процентный налог, даже если у вас нет зарегистрированной компании. В остальных случаях нужно платить лишь за место в ангаре. Суммы, как правило, небольшие, в пределах 20 евро за день. Временную торговлю можно организовать и рядом со своим домом. Объявления «Мы переезжаем. Добро пожаловать к нам во двор для приобретения домашней электроники, мебели, а также вещей для детей и взрослых» можно увидеть повсюду – от уличных столбов до специальных досок в магазинах.

Некоторые шведские мультимиллионеры, кстати, заработали свой первоначальный капитал на «лопписах». Например, один ливанец, владеющий сегодня сетью часовых магазинов по всей Европе, почти 10 лет торговал на рынке в Шерхольмене, продавая с ящика часы. Шведы – люди экономные и не тщеславные, поэтому среди покупателей на таких рынках можно встретить представителей всех слоев общества – от получателей социального пособия до владельцев гигантских состояний. Например, один из самых богатых людей в мире Ингвар Кампрад, хозяин сети магазинов «Икеа», не раз отоваривался на барахолках.

Первыми из вещевых рынков Москвы закроются Черкизовский и Измайловский
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Первыми из вещевых рынков Москвы закроются Черкизовский и Измайловский
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/news/20978/2017-05-23