12 апреля 2007, 12:01 4373 просмотра

"Русский текстиль" решил вместо произоводства тканей продавать китайскую одежду

Альянс “Русский текстиль”, крупнейший текстильный холдинг в России, круто поменял свою стратегию. Он превратится из производителя тканей в продавца домашнего текстиля и одежды. Ему не дают покоя успехи одежных сетей, растущих на 20% в год, в то время как выручка АРТ от продажи тканей почти не увеличивается. Основной бенефициар АРТ Зеин Ахабаев в начале 90-х продавал аккумуляторные батареи, сырье для которых поставлялось из Таджикистана. Он решил, что его компания “Пауэр Интернешнл” может торговать и другим местным сырьем — хлопком. Заработанные на белом золоте деньги пошли на покупку советских текстильных гигантов — Тейковского, Камышинского и Муромского хлопчатобумажных комбинатов, “Тверской мануфактуры” и швейной фабрики “Элегант”, которые были объединены в холдинг. Новая структура в 2003 г. заняла 20% российского рынка хлопчатобумажных тканей, получив оборот $260 млн, тогда как у ближайшего конкурента — ивановского объединения ТДЛ доля рынка была в два раза меньше.

Затем АРТ притормозил. С 2003 г. оборот холдинга увеличился менее чем на 35% — до $350 млн в 2006 г. При этом годовая выручка от продажи тканей уже пять лет стоит на отметке $120 млн. АРТ в основном растет за счет реализации готовой продукции — постельного белья и другого текстиля. Два года назад в топ-менеджменте компании назрел раскол: президент холдинга и миноритарий Константин Волков ратовал за развитие торгового направления, а несколько членов совета директоров — за инвестиции в производство. В 2005 г. Волков покинул компанию, уйдя, по собственным словам, заниматься дистрибуцией.

Торговый переворот

Уже в начале 2006 г. в холдинге произошла очередная рокировка: Волков вернулся на пост президента и затеял перестройку. “Мы [с владельцами компании] договорились, что я могу заняться развитием дистрибуции и одежным бизнесом внутри компании”, — объясняет он. Теперь АРТ размещает заказы на чужих фабриках в России и Юго-Восточной Азии. В этом году они произведут 50% продукции, которую холдинг продаст под своими марками, тогда как три года назад 80% в его обороте составляла продукция собственных фабрик.

АРТ уже закрыл часть производств, например прядильную фабрику в Тейкове.

Перемены усугубили конфликт внутри компании. Члены совета директоров Эрнест Коскин и Ольга Смирнова и еще несколько менеджеров в середине 2006 г. покинули компанию. Причем Коскин утверждает, что его незаконно лишили долей в АРТ. Предприниматель говорит, что до прошлого года был одним из акционеров АРТ и когда пожелал выйти из бизнеса, то обнаружил, что его активы переведены с доверенного лица на других людей. В информационном меморандуме облигационного займа АРТ в 2005 г. указывалось, что Эрнест Коскин контролирует “Русский текстиль” наряду с Ахабаевым и Волковым. Однако теперь Волков утверждает, что Коскин только должен был получить опцион, однако этого так и не произошло. Коскин объясняет, что решил уйти из “Русского текстиля” из-за рискованной политики, связанной с переходом от производства к импорту, и утверждает, что будет возвращать свои средства с помощью суда.

30% недостаточно

Но Волков уверен в правильности выбранного курса. “За эти два года мы научились лучше считать”, — объясняет он перемены. Производство приносит компании 30% годовых, а коммерческий отдел, размещающий заказы на других производствах, и сбыт — по 70-90%. При этом доходность сбыта каждый год растет, а производства — снижается из-за повышения тарифов и заработной платы, добавляет Волков. А ведь в 2000 г. производство приносило порядка 150-200% годовых. “У нас в стране сейчас выгоднее удовлетворять растущий спрос, чем производить, поэтому мы пытаемся основной объем производства разместить на стороне”, — добавляет топ-менеджер.

Считать умеют все текстильщики, но выводы они делают разные. Другие крупные холдинги активно развивают производство готовой продукции и дистрибуцию. Но стратегию АРТ они считают слишком рискованной. О намерении увеличить продажи домашнего текстиля и трикотажа в прошлом году объявила ВТК, у которой объем готовой продукции в обороте и так уже составляет 82%. Той же тактики придерживается и корпорация “Нордтекс”, рассказывает ее PR-директор Нина Щетинина. Но в отличие от АРТ конкуренты редко продают через свою оптовую сеть чужую продукцию, тем более произведенную в Азии. “У нас очень хорошие производственные возможности, кроме того, в этом случае мы сохраняем полный контроль за качеством”, — объясняет Щетинина. “Нордтекс”, по собственным данным, уже занял 7% российского рынка постельного белья (у АРТ — около 4%), а до 2010 г. собирается увеличить долю до 20%.

Дальше — больше

АРТ намерен увеличивать выручку и за счет расширения ассортимента. Холдинг готов продавать через свои филиалы продукцию других компаний, получая комиссию с продаж. В августе 2006 г. в филиалах АРТ появилось женское и детское белье, а также колготки российских марок “Силайн”, Atlantic, Yax, Vis-a-vis, Ovi, In Canto и домашний текстиль турецкого холдинга Zorlu. Также АРТ покупает в Юго-Восточной Азии и Ростовской области махровые полотенца, на фабрике “Владимирский текстиль” — брезент, а у объединения ТДЛ — ситец и марлю. Реформы принесли первый результат: оборот филиалов АРТ увеличился почти на 50% по сравнению с теми же месяцами прошлого года. До этого таких скачков продаж не было, утверждает Волков.

Реформы продолжаются

Расширение ассортимента АРТ только началось. Осенью компания рассчитывает начать на Тейковской фабрике пошив мужских сорочек. А затем добавить к ним другие швейные изделия. Холдинг уже заказал первую партию джинсов и верхнего трикотажа на фабриках Юго-Восточной Азии и этой осенью начнет продавать ее мелким оптом через свои филиалы. Это поможет набраться опыта и понять, что нравится потребителю, объясняет Волков. Вопрос дизайна был решен очень просто: одежду для АРТ китайские портные шьют по тем же лекалам, что и для крупных иностранных компаний, размещающих свои заказы на их фабриках. “Эти компании не возражают, если не использовать их бренд. Такая практика является общепринятой в Китае”, — замечает Волков, правда, названия компаний, поделившихся лекалами, он не называет. Если новое направление будет хорошо развиваться и оптовые продажи одежды достигнут $7 млн в месяц, года через два АРТ создаст собственный дизайн-центр, обещает топ-менеджер.

Вперед, к рознице

Пока у АРТ в собственности только оптовая сеть — 64 филиала во всех регионах России. Продавать через них выгоднее, чем через сторонних дистрибуторов: филиалы обходятся в 5% с продаж, а чужим компаниям пришлось бы платить как минимум втрое больше, говорит Волков. От собственной бельевой розницы АРТ решил отказаться — девять магазинов по продаже постельного белья в Москве и Санкт-Петербурге были закрыты. Они не приносили прибыли, признается Волков и добавляет: “Только Versace может продавать постельное белье через бутики, а пододеяльники, полотенца и халаты других брендов народ предпочитает покупать в супермаркетах”.

Зато АРТ собирается, набравшись опыта на оптовых продажах, создать собственную марку одежды и открывать магазины — собственные или франчайзинговые. По мнению Волкова, сейчас одежная розница приносит более 100% годовых, при том что конкуренции между сетями почти нет. Например, крупнейшая российская сеть Sela продает одежды на $300 млн в год, а на рынке поместится еще не менее десятка таких компаний, уверен Волков.

Отечественный рынок одежды, емкостью $2 млрд, увеличивается ежегодно, по расчетам Fashion Consulting Group, на 12-18%. Геерт Ян тен Хоонте, генеральный директор одежной сети Modis, создаваемой на паритетной основе Игорем Сосиным и фондом Troika Capital Partners, оценивает годовой рост выше — в 25-30%. Конкуренция на рынке уже высока и с каждым годом ужесточается, подчеркивает он. Владельцы Modis собираются вложить в проект $250 млн. Еще один крупный инвестор — совладелец “Вимм-Билль-Данна” Сергей Пластинин купил в прошлом году магазины одежды “Модный базар” и Fresco и обещает, потратив $100 млн, создать на их базе новую молодежную сеть.

Развиться и продаться

В идеале АРТ должен вообще отойти от продажи тканей, занимаясь исключительно готовой продукцией, рисует картины будущего Волков. Впрочем, полностью закрывать свое производство холдинг не намерен — часть текстильных предприятий будет преобразована в швейные. Из Китая выгоднее везти сырье для производства постельного белья и уже в России превращать его в пододеяльники и наволочки. Экспортные пошлины в этом случае будут ниже, чем на ввоз готовых изделий, объясняет Волков. Оставшиеся ткацкие фабрики будут страховать от перебоев с сырьем швейные предприятия АРТ.

Новая стратегия поможет увеличить оборот АРТ к 2009 г. до $700 млн, надеется Волков. Тогда можно будет заработать на продаже компании. АРТ уже заключил с Транскредитбанком договор о подготовке к IPO в 2009 г. Инвесторам может быть предложено до 30% компании, говорит Волков. Он надеется, что капитализация АРТ к тому времени достигнет $600-700 млн.

Альянс “Русский текстиль” (АРТ) занимает, по собственным данным, 25% рынка хлопчатобумажных тканей России. Оборот компании в 2006 г. с учетом поставок хлопка, текстильной химии и красителей составил $350 млн. Компании принадлежат торговые марки “Унисон”, Persona, “Романтика”, “Постелькин” и “Непоседа”. В четверку крупнейших текстильных холдингов России входят корпорация “Нордтекс”, Волжская текстильная компания (ВТК) и ТДЛ (Ивановская обл.).

ТЕ ЖЕ МЫСЛИ

Корпорация “Нордтекс” также присматривается к рынку одежды. Но она начала его освоение со специфического сегмента. Из собственных тканей компания шьет униформу для корпоративных клиентов, среди которых, например, МВД России, “Лукойл”, ТНК-BP и “Русал”. Продажа спецодежды уже составляет около 13% в общем обороте компании, и этот процент активно растет. Сейчас холдинг завершает строительство новой ткацкой фабрики в Ивановской области с инвестициями $22 млн. “Там будут уникальные станки, которые могут делать любую ткань даже самой сложной фактуры. Естественно, с такими возможностями мы задумаемся и о производстве модной одежды”, — говорит Щетинина. Однако такой проект требует очень длительной подготовки, поэтому комментировать его рано, добавляет она.

Теги:
Поделиться публикацией:
Электронные ценники: есть ли перспективы у технологии?

Почему ритейлеры тестируют, но не внедряют?

Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

"Русский текстиль" решил вместо произоводства тканей продавать китайскую одежду